Валентина Савенко №1

Луна-2

Луна-2
Работа №45. Автор: Уткин Иван Олегович. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

1

- «Луна-2»… «Луна-2», Я боевой орбитальный самолет сопровождения «Бор-1-М», прошу разрешения на посадку на международной планетарной станции «Луна-2».

- «Бор-1-М» вижу вас на радаре. Идентифицируйте личный номер.

- «Луна-2», личный номер A-243-64М, лейтенант Евгений Мурашкин.

- «Бор-1-М», принял. Следуйте по курсу 5.1.0. На высоте 14000 возможны небольшие скопления космического мусора… Метеоритных дождей не предвидится.

- «Луна-2», вас понял. Ложусь на курс 5.1.0…

Маленький одноместный самолет космического сопровождения транспортных межпланетных кораблей типа «Энергия-Протон-18» перешел на низкую орбиту и начал заход на посадку. С виду данный аппарат напоминал «летающий лапоть» и на первый взгляд не представлял из себя боевого орбитального самолета, но как не странно именно благодаря такой конструкции, позволяющей входить в плотные слои атмосферы земли, а в последствии и других планет солнечной системы, он и получил широкое распространение в ВКС СССР(З) с середины 21 века. Вскоре после введения аппарата «Бор-1-М» в массовый обиход появились его всевозможные модификации, как для военных так и для гражданских нужд. А уже к 2061 году после постановления ЦК КПСС «Об усилении Космического прогресса» вышел и ранее упомянутый «Энергия-Протон-18», использующийся как для доставки грузов со станций Солнечной системы, так и базирования орбитальных самолетов вблизи колонизированных человечеством планет. Но прервем наш курс истории и вернемся к нашему снижающемуся орбитальному самолету.

…«Бор-1-М» начал сближение с поверхностью Луны. Стали различимы ориентиры взлетно-посадочной полосы МПС «Луна-2», противометеоритные купола, шахты добычи лунной руды, в которой так нуждается космическая промышленность, а также части оборонительных систем «КРС-70». Внизу произошло какое-то движение, и на поверхность Луны начали выдвигаться плиты посадочной полосы. Ближе к концу полосы выдвинулись два высоких столба и в какой-то момент даже промелькнула фигура техника-инженера. Снова раздались сообщение из радиостанции:

- «Бор-1-М», ловушка готова. Приготовьтесь к посадке;

- «Луна-2», вас понял. Шасси выпущены;

- «Бор-1-М», сбросьте скорость до 10;

- Вас понял. Скорость 10….

Нажав пару кнопок на приборной доске орбитального самолета, Евгений направил свой аппарат в сторону посадочной полосы и начал снижать скорость. Тут послышались неуверенные и несвязные голоса с радио передатчика и рев противометиоритной системы оповещения станции:

- Тревога! Разгерметизация в шахте №7... Направить службу…

- Убрать посадочную полосу… Метеориты!…

- Вышка св..зи повреж-ж-ж-на. (И дальше послышалось шипение)

Сразу же после этих слов, что-то с силой врезалось в космический аппарат Мурашкина. Послышался скрежет металла. Орбитальный самолет стал крениться в сторону правого борта. Замигала Лампочка индикатор «Разгерметизация».

Видя, что дальнейшая плановая посадка не возможна, Евгений направил свой кренящийся и начинающий медленно гореть аппарат в противоположную сторону от взлетной полосы, дабы уйти от метеоритного потока. Но тут случился второй критический удар, и часть хвоста вместе с левым коррекционным двигателем отвалилась. Орбитальный самолет начал крутиться и с высокой скоростью приближаться к поверхности спутника Земли. Надеясь хоть как-то снизить скорость, пилот рванул ручку управления на себя, включил реверсионные двигатели и нажал спусковой крючок катапульты, но было уже поздно…. Космический аппарат правым бортом впился в Лунный грунт, произошел небольшой взрыв полупустых контейнеров с топливом и сжатым кислородом. Куски термостойкой обшивки полетели во все стороны. Из-за удара пилот потерял сознание…

Очнулся Евгений спустя час или два после крушения. Гул в ушах и легкое головокружение мешали ему трезво оценить сложившуюся обстановку. Корабль был перевернут днищем вверх, приборная доска и оптический визир были разбиты в дребезги. Лишь только лампочка «Разгерметизация» продолжала мигать также ярко, как и до аварии.

«Похоже включилось резервное питание систем. Хм… Хоть что-то работает теперь в этой посудине» - подумал Мурашкин – «Первым делом надо бы выбраться отсюда, да побыстрее».

Он медленно потянулся к ремням безопасности и нажал на кнопку расцепления, но механизм не поддался.

«Что за оказия – сказал Евгений – вечно, все делают уж слишком качественно. Так, где-то тут должен быть мой резервный вещмешок, который я подготовил для подобных ситуаций».

Пилот начал оглядывать остатки своего судна, но резервного мешка не было.

«Хм… Вот тебе и космические черти из 37 орбитально-патрульного полка, все тащат, что увидят. А еще Новым Светом называли себя когда-то. Ладно, придётся по старинке действовать»

Евгений заметил небольшой торчащий кусок обшивки, оторванный при падении. Потянул его к себе, он поддался.

«Так-с, теперь легким движением руки снесем зацепитель» - И с этими словами он поддел замок, ремни ослабли и космонавт стал медленно опускаться вниз. Шлем и скафандр его тихонечко коснулись лунного грунта и фрагментов обшивки. Но Евгений не спешил встать на ноги:

- Фух. Теперь я свободен!.. Так-с, руки-ноги целы, голова вроде тоже, только до сих пор шум в ушах не прошел. Изоляция гермошлема не нарушена, рация и прочие показатели, как указано в инструкции для терпящих бедствие, вроде бы в норме. Ну, что ж все по уставу, все хорошо обошлось! – усмехнулся Мурашкин, удивительно, что даже находясь на волосок от смерти он не утратил чувство позитивного мышления.

- Так-с, что дальше? В.И.К.А, идентификация: лейтенант Евгений Мурашкин, личный номер A-243-64М.

В ответ ему послышалось тихое шипение из рации, короткий гудок, загружающегося ядра памяти процессора, и синтетический, программный голос, чем-то напоминающий женский:

- Личный номер A-243-64М, идентификация подтверждена. Приветствую Вас, лейтенант Евгений Мурашкин. Персональный помощник «В.И.К.А», готов к работе…

Сам по себе персональный помощник «В.И.К.А» или «Всесоюзный Интернациональный Коммуникационный Ассистент» представляет собой компьютерную интерактивную программу, помещенную во внутренние системы скафандра, и служит для перевода одного языка человека или программы в другой. Конечно, изначально данная программа была переводчиком, но с развитием космических программ ее модернизировали в 66-ом и она дополнила свои знания «ИнтерЯза» обширными сведениями из навигации, астрономии, истории и техники. Благодаря этому «В.И.К.А» и стала основным персональным помощником для космонавтов.

- «В.И.К.А» проведи анализ систем и, пожалуйста, определи наше географическое положение.

- Провожу анализ… Вывожу данные на основной экран.

На лицевой части гермошлема Евгения отобразились показатели жизнеобеспечения скафандра, состояние корабля и данные о поверхности Луны:

Биометрические данные: в норме;

Мозговая активность: в норме;

Функциональные показатели: в норме;

Состояние скафандра: в норме;

Запас кислорода: 8 часов;

Заряд батареи скафандра: 84%;

Состояние корабля: критическое - отказ систем пилотирования, навигации, связи, жизнеобеспечения; системы оборонительного комплекса – утеряны.

«Желаете увидеть полный список неисправностей?» - вывела «В.И.К.А» надпись на экране скафандра.

- Нет, спасибо. - сказал Евгений – Можешь определить наше место положение? И отправь наконец сигнал «S.O.S»!

- Устанавливаю связь со спутниками…. Связь прервана. Сигнал «S.O.S» не идентифицирован центром управления полетами станции «Луна-2». Запрос на текущее место положение… Выполняю анализ траектории… Обрабатываю данные бортового компьютера… Данные получены. Ориентировочное местоположение: 30 км северо-восточнее станции «Луна-2».

- Угу. Значит, 30 км северо-восточнее станции «Луна-2». Но мне не хватит кислорода, чтобы добраться и до половины этого расстояния! «В.И.К.А», просканируй карты, нет ли поблизости перевалочной станции, шахты или чего-нибудь схожего с ними?

- Сканирование проведено. Объектов действующей космической инфраструктуры не обнаружено. На диапазонах частот имеется слабый радиосигнал, использовавшийся во время лунных войн в 62-ом году.

- Сигнал? Хмм… Странно, обычно данный сигнал не используется в наших ВКС. Сколько до него?

- Ориентировочно 10км. – сказала «В.И.К.А».

«Хмм. Странно, все это. Этот сигнал никто не использует со времен великой войны. Но может там есть кислород. И если я отправлюсь туда, то у меня будет больше шансов выкарабкаться из этой незаурядной ситуации, чем искать на всем обширном пространстве случайный транспортник. Что ж попытаю удачу» - подумал про себя пилот орбитального самолета.

Евгений начал медленно подыматься, осторожно передвигая руки и ноги, чтобы не повредить скафандр о куски поврежденной обшивки аппарата. Он привстал на одно колено и начал оглядывать погибший корабль, в надежде найти путь наружу. Тут он заметил, что справа от него часть обшивки отошла и в образовавшуюся нишу были видны звезды.

«Ага! Вот и мой путь на свободу, так-с погнем-ка мы еще раз обивку»

Он поднял небольшой кусок арматуры, поместил его в образовавшийся проем и потянул на себя. Лист обшивки чуть-чуть изогнулся, а потом поддался и стал медленно падать на лунный грунт. Евгений медленно вылез в образовавшийся проход
- Фух!.. Свобода. «В.И.К.А» проложи маршрут к этому сигналу. У нас остается мало времени. И еще, выведи все показатели связанные с кислородом на экран.

- Маршрут построен. Ориентировочное время прибытия при оптимальной скорости передвижения 6 часов 24 минуты. Запас кислорода на 7 часов 30 минут.

- Что ж в путь! – сказал пилот орбитального самолета – Я похоже буду первым из нашего взвода, кто ступил на Лунный грунт.

И Евгений оттолкнулся и сделал свой первый «прыжок» по своему длинному пути до неизвестного сигнала, доносившегося из глубины времени………

2

- Рядовой, Фочик! Доложить обстановку. Что случилось с радарами? Почему потеряна связь со всей Луной, черт возьми! – громко рявкнул начальник планетарной станции связи майор Василий Белоусов. – Где данные о повреждениях! Да где вообще оновная часть персонала станции! Где капитан Васечкин!!!

- То-о-о-варищ начальник планетарной станции связи, у нас повреждена основная вышка радиопередачи, четыре репитера уничтожено, пробоины в куполах №4 и №6, а также две панели взлетно-посадочной полосы заклинило. По приказу капитана Васечкина весь персонал отправлен на срочное устранение по-о-о-ломок. – неуверенно отвечал рядовой связи Фочик.

- Хорошо, а жертвы среди личного состава есть?

- Никак нет!... – сделав небольшую паузу и посмотрев в электронную записную панель, рядовой добавил – За исключением вновь прибывшего пилота. Мы не можем установить с ним связь.

- Вот тебе раз! За один час умудрились и связь потерять, и пилота упустить с радаров! Что за напасть… Спасательные отряды выслали, надеюсь?

- Так то-о-о-чно. Два дрона-разведчика отправлены к предполагаемому месту крушения. Поиск с орбиты затруднен, так как поврежден купол №4, все орбитальные самолеты законсервированы. – отвечал рядовой.

- Хорошо. Держи меня в курсе всего происходящего. Жду полный отчет через семь минут! И помни у космонавта того… как его, что прилетел…

- Евгений Мурашкин…

- Да, у Евгения запаса кислорода, из моего личного опыта, осталось часов на семь. Поэтому докладывать ежечасно… Нет, каждые полчаса о ходе ремонтных работ и спасательной операции! Понятно.

- Есть докладывать каждые по-о-лчаса!

- И еще одно… Чего это Вы, рядовой Фочик, стали заикаться?

- Я… товарищ майор, м-метеоритов ба-а-юсь…

- Метеоритов?! Хм… Странная фобия в космосе. Но ладно, не к чему это сейчас. Приступить к работе! Я пока спущусь к техникам…

- Есть! – сказал без запинки Фочик и стал настраивать приборную доску радара…

3

Пока на планетарной станции «Луна-2» во всю шли ремонтные работы, наш Евгений уверенно продолжал свой путь по лунным просторам. Мимо него проходили глубокие каньоны, метеоритные кратеры, скалы и поеденные тысячелетними космическими бомбардировками равнины. А звезды… Звезды тысячами висели над его головой, неся свой свет из далеких неизведанных галактик, и может быть даже и наша маленькая звезда светила из бесконечного пространства какому-нибудь Евгению из параллельной с нами галактики…

Так и продолжался беззаботный путь космонавта, пока он не заметил очертание какого-то большого механического объекта.

«Хмм. Что это? Может быть еще один разбившийся летающий лапоть?» - подумал про себя Мурашкин.

Он сделал пару больших прыжков и оказался в долине, заваленной уничтоженной космической военной техникой. Здесь были и лунные вездеходы, и артиллерийские установки вакуумного действия и даже пара развороченных орбитальных истребителей класса «МК-40», активно применяющимися силами Альянса во время лунной войны. На противоположной стороне ее располагалась отвесная гора и под ее основанием были герметические ворота, какого-то ангара или даже станции.

- Ничего себе! Давненько я не видел такой исторической техники. Сколько ее тут?..

Евгений хотел сделать еще один шаг к одному из лунных вездеходов, но что-то зацепило его ногу и он полетел на лунный грунт.

- Фух, ты ж… Что за напасть! – воскликнул космический странник.

Мурашкин оглянулся назад и увидел сломанного боевого робота, ноги его были где-то глубоко завалены лунным грунтом и кусками обшивки, и на поверхности оставались лишь верхняя часть тела, слегка покрытая лунной пылью, и рука, за которую как раз и запнулся Евгений. Робот лежал бездвижно и не подавал признаков активности, война и время давно разрушили его внутренний энергоблок, превратив его в бесполезную груду железа и пластика…

- Эй, ты. Отпусти-ка меня!

И с этими словами космонавт поднялся и отряхнул с себя успевший прилипнуть наэлектризовавшийся грунт. Затем он, оперся рукой на основание колеса лунного вездехода, еще раз осмотрелся для надежности и направился к противоположной стороне долины. Сделав пару-тройку длинных шажков, при этом минуя остатки техники «Альянса», Евгений оказался вблизи старых разрушенных ворот транспортного узла заброшенной станции. На поеденных взрывами и космическим мусором механических воротах была надпись «Международная космическая станция Луна-1».

- «Луна-1» неужто ли это она! – воскликнул Евгений – в академии на уроках истории покорения космоса нам много рассказывали про нее, ведь она была центром освоения Луны, на ее базе строились транспортные корабли для межпланетных полетов на Марс и Венеру, и к тому же была неприступной цитаделью. Здесь, именно в этой долине, шла последняя ожесточенная борьба за лунное господство, и именно здесь силы Альянса потерпели сокрушительное поражение… «В.И.К.А», установи источник сигнала.

- Расстояние до источника 10м. Оставшийся запас кислорода рассчитан на пол часа. – невозмутимо сказала «В.И.К.А» своим механическим голосом.

- Хорошо, попробуем наконец найти этот источник сигнала.

Он еще раз окинул взглядом врата неприступной космической крепости и заметил расщелину в левой нижней части отсека. Евгений подошел ближе и попробовал проникнуть внутрь. Сначала он просунул в расщелину руки, а затем медленно заполз внутрь. Первое, что предстало перед лейтенантом - это кромешная тьма, поглощающая все содержимое станции.

- «В.И.К.А», будь так добра включи фонари – сказал Мурашкин.

В тот же момент на скафандре зажглись осветительные фонари. Стали различимы внутренние очертания станции: пол был завален гильзами от пневматической винтовки «Матильда», кругом валялись остатки механических фрагментов боевых роботов, а чуть далее лежало несколько пробитых скафандров. Все это за долгое время покрылось лунной пылью, просачивающейся через дыры в обшивке, а местами и вовсе исчезло под ее толстым слоем.

- Расстояние до объекта приблизительно 6 метров. Запас кислорода на 13 минут – сказала «В.И.К.А», когда Евгений попытался сделать следующий шаг.

- Фу! Ты…- вздрогнул Мурашкин – не пугай, и так не по себе… - ответил лейтенант.

Он сделал осторожный шаг, чтобы не задеть скрытые под слоем пыли осколки, способные повредить скафандр, затем второй, третий… И такими осторожными шагами, пройдя коридорам станции, космонавт добрался по путеуказателю до предполагаемого места сигнала. Теперь он стоял у полу открытой комнаты резервного командного пункта питания или по крайней мере того, что от него осталось. Он вошел в комнату, вмиг наполненную светом от прожекторов скафандра. Отек питания был заставлен контроллерами, датчиками напряжения, распределителями и другим энергетическим оборудованием, предназначенным для бесперебойного питания космического объекта, а также для резервного управления станцией.

- Хмм. Вроде ничего странного… Хотя постройка…

Евгений заметил маленькую мигающую лампочку сигнала «S.O.S» на одной из панелей управления. Он подошел к ней и попытался разглядеть откуда она питается.

- Похоже, что реактор еще действует, попробую-ка я его запустить. «В.И.К.А», загрузи схемы данной установки. Может мне все-таки удастся его запустить вновь.

Тут же на стекле гермошлема отобразились чертежи и схемы данной панели управления. Мурашкин нажал пару кнопок и рычагов, повернул катушку регулировки напряжения и посмотрел на показатель напряжения. Но ничего не произошло… Тогда пилот орбитального самолета со всего маху ударил по приборной доске, подняв небольшой слой пыли… Тут что-то в панели сверкнуло, загорелись индикаторы питания и напряжения, стрелка вольтметра оторвалась от нуля и в отсеке моргнула, а затем и засветилась лампа внутреннего освещения. Долго дремавшая станция вновь ожила…

- Ура! – вскрикнул Евгений, - Теперь попробуем зачать сюда кислород ели он еще есть на станции.

Он отцепил от своего скафандра переносной модуль от «Виктории» и присоединил его к разъему для входа в систему.

- Хмм. Странно разъем должен быть старым, но он почему-то подходит к современным скафандрам. «В.И.К.А» попробуй разбудить главный компьютер и подать кислород в мой остек – казал Мурашкин.

- Выполняю синхронизацию... Закрываю отек №17. – и с этими словами дверь отсека закрылась – начинаю подачу кислорода. Заполнение 5%.... 17%... 55%... 100% - заполнение выполнено. Атмосфера пригодна для дыхания.

- Отлично! – воскликнул космонавт.

Евгений снял с гермошлем и положил его на приборную панель.

- «В.И.К.А», как вязь с главным компьютером?

- Выполняю анализ систем… Блок памяти центрального компьютера стерт или утерян. Выявляю содержимое сигнала… Сигнал не опознан…

- Странно, выведи его сигнатуру на экран гермошлема.

Тут же на экране в инверсированном состоянии появилась сигнатура.

- Похоже это код… Но кто мог его оставить здесь? Похоже здесь что-то не так. Надо будет разобраться по поводу всего этого. «В.И.К.А», скопируй сигнал и попытайся подключиться к одной из вышек радио передачи.

- Выполняю… Установлено соединение вышкой №4, провожу настройку диапазона станции «Луна-2», вязь установлена. – сказала невозмутимо «В.И.К.А».

Тут, динамик переговорного устройства затрещал и послышались голоса со станции.

- «Луна-2», «Луна-2»… Я A-243-64М, лейтенант Евгений Мурашкин. Повторяю A-243-64М, лейтенант Евгений Мурашкин.

- Вас понял, лейтенант Мурашкин, говорит начальник планетарной станции связи, майор Василий Белоусов. Как Вы там? Есть запасы кислорода? Где вы находитесь?

- «Луна-2», я на станции «Луна-1», запасы кислорода имеются.

- Вас понял, ждите транспорт, с возвращение конец связи….

- Сеанс радио связи прерван – сказала «В.И.К.А».

- Хммм… Странно, почему майор так быстро оборвал связь? Похоже здесь, что-то происходит. Надо будет по возвращению доложить об неизвестном сигнале и обо всем увиденным… - сказал Мурашкин…

Через два часа Евгений уже летел на международную планетарную станцию «Луна-2» на транспортном корабле для десантирования космической пехоты в сопровождении двух псов-андроидов, приспособленных для передвижения по лунной поверхности и оснащенных мощными биометрическими сканерами. Он был рад тому, что его спасли, но мысль о неизвестном загадочном сигнале, так и не давала ему покоя…

- Надо доложить… Доложить… - говорил про себя Евгений, постепенно удаляясь от загадочной станции «Луна-1». 

0
370
15:06
так боевой или сопровождения?
слои атмосферы земли Земли
солнечной системы Солнечной
в плотные слои атмосферы земли, а в последствии и других планет а что на них разные атмосферы это как?
КРС-70 Крупно-Рогатый Скот?
никого не смущает орбитальный и посадка на поверхность?
начинающий медленно гореть а что там горит?
реверсионные может реверсивные?
Лунный грунт с маленькой буквы
также ярко так же — тут раздельно
быть мой резервный вещмешок, который я подготовил для подобных ситуаций». угу, на космолете
орбитально-патрульного полка так патрулирование или сопровождение?
Всесоюзный Интернациональный так всесоюзный или интернациональный?
Объектов действующей космической инфраструктуры почему космической? они на поверхности
Рядовой, Фочик зачем тут зпт?
оСновная
Где капитан Васечкин!!! а где вопросительный знак?
№4 и №6 числительные и номера в тексте
диалоги неестественные
текст непроработан и недоработан
3 с минусом
Комментарий удален
16:31
Читать было интересно. Такая вполне приключенческая фантастика, в которой земные проблемы двадцатого века заворачивают в обёртку фантастики. Это хорошо видно на примере приборной панели шестидесятых годов двадцать первого века, которая начинает работать от удара кулаком.
Альтернативное будущее с СССР и КПСС или это уже восстановленный СССР? В любом случае забавно, но отрывочно.
Не специалист в передвижении по Луне, но удивила расчётная скорость меньше двух километров в час.
Несколько странных нестыковок, которые смутили Мурашкина, но я мистики не увидел. Странный неожиданный метеоритный поток. Почему-то заброшенная станция с постоянным сигналом SOS.
Странный разговор с базой. Но кончилось всё вполне штатно.
Может, рассказ и сыроват, не хватает немного цельности.
Загрузка...
Константин Кузнецов