Светлана Ледовская №1

Темный охотник

Темный охотник
Работа №55

1

Зеленые абажуры люстр, подвешенных под невысоким потолком, щедро разливали по коридору электрический свет. На нескольких портретах в деревянных рамах фотографы и художники запечатлели людей в военной форме с характерными для воздушного флота атрибутами: голубой полоской на воротнике и расправленными крыльями на кокарде и пуговицах.

Ганниль прежде не бывал в этой части штаба. Если бы не та срочность, с которой его сюда вызвали, он бы точно остановился у окна на несколько минут. Даже беглый взгляд немного поднял настроение капитану. Размытые контуры и мягкие цвета горы контрастировали с четкими линиями и яркими красками знамен Альянса, чьи административные постройки очень компактно лепились к горному склону.

Наконец капитан подошел к высоким дверям покрытым, как ему показалось, несколько вычурной резьбой. Войдя в кабинет, Ганниль выпрямил спину, сомкнул каблуки и бодро отчеканил:

– Товарищ полковник! Капитан Ганнильзар Вершер прибыл по приказу командира гарнизона.

Пожилой мужчина, сидевший за широким столом в центре комнаты, привстали и ответил:

– Вольно, капитан, садитесь.

Ганниль кивнул и быстро подошел к светло-красному креслу с высокой спинкой. Сесть он не успел, поскольку его внимание привлек еще один человек, расположившийся в таком же кресле по правую руку. Высокий мужчина, одетый в темный жилет поверх белой рубашки, черные брюки и изящные туфли, посмотрел на капитана каким-то отрешенным взглядом. Около правого уха из-под приглаженных черных волос виднелся след старого шрама. Тонкие губы, вытянутый нос и впалые щеки только подчеркивали неестественную, при таком росте, худобу.

– Позвольте вас представить, – сказал полковник, указывая раскрытой ладонью на незнакомца, – Ганнильзар Вершер, это господин Наррад. Он ученый. Представляет профессуру одного университета при канцелярии кайзера.

Мужчина встал и пожал протянутую ему руку.

– Очень приятно, – сказал Ганниль, удивляясь крепости рукопожатия.

– Взаимно, – холодно ответил ученый.

Наконец они оба сели и приготовились слушать полковника.

– Как добрались капитан? – спросил он, протягивая Ганнилю открытую пачку сигарет.

Капитан только уклончиво покачал головой.

– Спасибо, не курю. Добрался хорошо, жаловаться не на что, – ответил он.

Полковник только пожал плечами.

– Тогда перейдем сразу к делу.

С этими словами, офицер открыл один из многочисленных ящиков своего стола, и через секунду перед Ганнилем лежала аккуратно подшитая папка. На обложке крупными буквами было напечатано: «Номер 75466. Эвельзар Корик».

– Этот Эвельзар один из бандитов нейтрального сектора. Нашего сектора, как вы наверно догадались, – сказал полковник, выдохнув густой сизый дым.

Ганниль принялся внимательно читать содержимое папки, попутно слушая замечания хозяина кабинета.

– К нам поступила информация, что вскоре этот человек собирается пересечь границу Сорока Городов южнее нашего гарнизона. У нас есть основания полагать, что он был замешан в организации теракта на нейтральной станции на границе с Республикой.

При упоминании теракта и Республики в одном предложении капитан напрягся.

– В этом как-то замешаны республиканские радикалы или Сорок Городов? – тут же поинтересовался Ганниль.

– Это мы и хотим выяснить, – коротко ответил полковник, посмотрев на молчащего Наррада. – я продолжу. Если он пересечет границу, у нас уйдут недели на переговоры с Городами. Этот недавний теракт расшатал и без того ненадежные соглашения с Республикой. Их консул требует немедленного ответа со стороны Альянса и пограничных войск в частности. Мы и так промешкали слишком долго, поэтому нам необходимо арестовать Эвельзара. Это и будет вашим заданием.

Внимательно выслушав полковника, Ганниль начал осторожно задавать вопросы.

– Разрешите спросить?

– Разрешаю.

– Почему для выполнения задания был выбран я?

– Спроси господина Наррада, когда будешь отправляться, он уполномочен командовать операцией. Вообще со всеми вопросами лучше обращайся к нему

Ганниль едва удержался от удивленного возгласа. Ученый из столичного университета будет управлять операцией по поимке опасного преступника?

– Скорее осуществлять консультирование, – наконец нарушил свое молчание Наррад.

– И как же в этом заинтересован ваш университет? – спросил капитан, повернув голову к ученому.

– Я не смогу ответить на этот вопрос. Меня приписали к вашему гарнизону только на время проведения операции.

Наррад произносил слова очень ровно, без малейшей паузы, с одной и той же интонацией. От этого отрешенного холодного голоса Ганнилю сделалось немного не по себе, но он быстро взял себя в руки.

– Еще раз, пожалуйста, объясните мне суть и цель моего задания.

– Необходимо поймать Эвельзара Корика прежде чем он успеет пересечь границу Сорока Городов. При этом необходимо избегать возможных свидетелей операции в нейтральном секторе. Эвельзара необходимо захватить живым и доставить в штаб гарнизона как можно быстрее. Вам все понятно?

– Так точно! – ответил Ганниль, протягивая полковнику папку.

– Возьмите с собой, почитайте перед отлетом. Полетите на своем патрульном корабле. Команду мы менять не стали. Мы уже уведомили командира арсенала выдать вам все необходимое. Ты готов приступить к выполнению задания?

– Так точно!

– Отлично. Загляни сперва на первый этаж в приемный стол, там уже подготовили срочный приказ.

Ганниль поднялся, встал по стойке смирно и быстрым шагом направился к выходу из кабинета. Наррад последовал за ним, прихватив свои пальто и шляпу.

Они оба в молчании прошли по узкому коридору, спустились по лестнице и оказались в просторном холле. Сквозь несколько высоких окон из укрепленного стекла в помещение лился приглушенный свет полуденного солнца. В центре стоял круглый стол, за которым сидели офицеры и не спеша перебирали многочисленные кипы документов. Ганниль и Наррад подошли к приемному столу, к которому протянулась небольшая очередь.

– Ганниль, я здесь! – радостно окликнул капитана откуда–то сзади светловолосый кудрявый офицер.

Халик с характерной легкой улыбкой весело зашагал к ожидавшей своей очереди паре.

– Дружище, все-таки добрался до нас, – радостно сказал Халик, хлопая капитана по плечу. – На что они тебя там вообще подписали?

Ганниль наконец немного расслабился и позволил себе отойти от уставного поведения.

– Немного странное поручение полковника, – произнес он, покосившись на Наррада.

Он как будто и не заметил появления нового человека и повернулся к Халику только после кашля капитана.

– Познакомься, это господин Наррад. Он ученый из столицы.

Ученый из столицы учтиво кивнул, выказывая минимальную заинтересованность в своей персоне. А вот Халик явно загорелся интересом. В его глазах блеснул огонек, присущий тем бандитам из нейтральных секторов, которых в командовании снисходительно называют пиратами.

– Ого! – воскликнул Халик. – Каким ветром вас занесло на отшиб Альянса?

Ученый посмотрел на кудрявого офицера своим холодным, Ганнилю даже показалось немигающим, взглядом.

– Консультирование, – коротко ответил Наррад.

Наступила пауза. Халик ожидал хоть сколько-нибудь развернутого ответа. Поняв, что ученый крайне немногословен и тем более явно не расположен к общению, офицер снова заговорил:

– Консультирование это, безусловно, важно.

Он сделал серьезное лицо.

– Слушай, так что там за дело? И чего они тебя нарядили это исполнять?

– Надо поймать одного бандита.

Приятель капитана округлил глаза и упер руки в бока.

– Так, а ты-то тут причем? Мало что ли на нашем посту кораблей?

– Я и сам пока мало что понимаю, очень уж все быстро происходит.

Халик нахмурил лоб и посмотрел на ученого. Тот стоял почти неподвижно и даже вблизи мог бы легко сойти за манекен или вешалку, особенно рядом со стройным невысоким и очень энергичным офицером. Затем он снова посмотрел на капитана.

– Как Мира, ты с ней давно общался?

При упоминании своей невесты, Ганниль совершенно забыл и об очереди, и о молчаливом ученом, и даже о предстоящем важном задании.

– Угадал, – мягко улыбнувшись, сказал он, – только вчера говорили. Уже обрадовал ее, что скоро вернусь.

– Вы меня главное дождитесь, и будь поосторожнее с предложениями из штаба. Офицеры вроде нас сейчас нарасхват, а уж тем более в свете последних событий на границе.

Халик посмотрел на потемневшие окна. Похоже, один из гигантских флагов снаружи заслонил весь солнечный свет.

– Слушай, а ты сам-то знаешь, что там произошло на границе? – понизив голос, спросил Ганниль.

– Только то, что все и так знают. На транзитной станции заложили внушительную бомбу. Ну, а после взрыва станция чуть не рухнула в бездонные ущелья. И все это в каких-то ста километрах от границы Республики. Чего они нас-то трогают? Это у них, значит, не доглядели.

Только Халик закончил пересказ, как светловолосый служащий объявил:

– Следующий.

Друг Ганниля только покачал головой.

– Ладно, капитан, удачи с этим бандитом, потом все расскажешь.

– Обязательно.

Кудрявый офицер на прощание хлопнул капитана по спине, вежливо кивнул Нарраду и поспешил прочь от приемного стола.

Ганниль наклонился и как можно четче произнес:

–Добрый день! Срочный приказ на вылет от…

Капитан не успел договорить.

– Да–да, от полковника Фориса, – прервал его блондин, сидевший по ту сторону мутного стекла с прорезью.

Он начал что-то активно искать среди множества листков и картотечных папок.

– Вот, покажете капитану порта.

Он протянул Ганнилю несколько сшитых страниц в светло–зеленой обложке.

– Благодарю, – коротко ответил капитан.

Они с Наррадом направились к массивным деревянным дверям, отделявшим холл от фуникулерного шлюза.

Усыпленный неторопливым покачиванием тесной металлической коробки, Ганниль очнулся, когда Наррад осторожно потрогал его за плечо.

– Мы почти доехали, – все тем же холодным голосом произнес он.

Капитан взбодрившись качнул головой.

– Слушайте, Наррад, а как мне к вам обращаться? – поинтересовался Ганниль. – Все-таки вы не последний человек тут, пусть и не военный.

– Как вам будет удобно, – не поворачивая головы, ответил ученый.

Ганниль, разумеется, и раньше встречал холодных и просто спокойных людей, но что-то в его новом спутнике было странным. До этого момента они пересеклись взглядами лишь один раз: в кабинете полковника. Отрешенный, почти не мигающий, ровный взгляд. Ганнилю сначала показалось, что ученый просто рассеян, но теперь он мог бы поклясться, что этот человек на что-то смотрит. На что-то, что больше никому другому не видно. Или же, что показалось более вероятным, о чем–то очень усердно размышляет.

Впрочем, молодой и ответственный офицер тут же отогнал эти мысли. Мало ли о чем могут так усердно думать труженики науки. В конце концов, именно таким как он Альянс, да и весь мир обязан изобретением эрлинового двигателя, который хоть и принес немало бед, но в итоге стал настоящим символом новой эпохи прогресса.

– А какую именно область знаний вы изучаете?

Фуникулер ехал по закрытой шахте, поэтому насладиться видами все равно не получилось бы. Кроме того, Ганнилю стало и вправду интересно. Может рядом с ним сейчас сидит создатель антибиотиков или первооткрыватель невиданного доселе закона мироздания.

– Это довольно сложный вопрос.

Так много слов в одном предложении Наррад еще не использовал.

– Если в общем, я изучаю фундаментальные законы мира, – продолжил он после небольшой паузы.

– Вы физик? – спросил Ганниль.

Он обрадовался уже тому, что им удалось завязать хоть какой-то диалог.

– Можно и так сказать.

Похоже, интерес Наррада, если таковой вообще появлялся, снова пошел на убыль.

– Извините, но я не понимаю, зачем ученому, тем более физику быть здесь. А уж тем более участвовать в военной операции.

– Это тайная информация, я не уполномочен раскрывать ее.

– Я понимаю, но и вы поймите меня. Операция в нейтральном секторе довольно опасна. Там не действуют никакие законы. Кроме, тех, что вы изучаете.

Наррад наконец повернул голову к Ганнилю и, как ни в чем ни бывало, ответил.

– Именно поэтому я полностью полагаюсь на ваш опыт, капитан.

– Благодарю, конечно.

Он не стал и дальше расспрашивать ученого, сочтя это бесполезной тратой времени.

Фуникулер, наконец, дрогнул и остановился. Вместе с ними из кабины вышли еще несколько солдат.

Ганниль и Наррад вошли в узкое помещение декомпрессии и через несколько минут вошли в основное здание воздушного порта. Гудение и вибрации исходили со всех сторон. Капитан уже не первый раз про себя поблагодарил инженеров и строителей за то, что такие постройки вообще могут стоять на горном склоне.

Миновав еще несколько коридоров и лестниц, они вошли в кабинет капитана порта.

Он поприветствовал их с легкой улыбкой и довольно вялой отдачей чести.

– Капитан Вершер, если не ошибаюсь.

– Да, все верно.

– Пришлось похлопотать, но ваш корабль полностью готов к боевому вылету. На борт погружена дополнительная амуниция в количестве двадцати разрывных и бронебойных снарядов для основного орудия, тысяча патронов общего назначения для периферийных орудий и тысяча патронов для стрелкового оружия. Можете ознакомиться с полным перечнем в отчете командира арсенала.

– Благодарю.

Ганниль протянул хозяину кабинета бумаги, полученные в штабе. Тот быстро просмотрел их и, удовлетворенно кивнув, продолжил:

– Удачного полета, капитан.

Ганниль и Наррад покинули помещение и, с чувством некоторого облегчения, направились к ангарам.

Они оказались единственным пассажирами в лифте, и ученый вдруг обратился к капитану:

– Тот человек в штабе ваш друг?

– Как вы догадались? – усмехнулся офицер. – Да, это был Халик. Мы с ним знакомы еще с академии.

Наррад продолжал смотреть перед собой.

– А Мира?

– Мира? Ох, она моя невеста. У меня же скоро увольнительное, собираюсь сделать ей предложение. Если вам интересно, конечно.

– Удачи вам.

– Спасибо.

Лифт дрогнул и внезапно как-то замедлился. Ганниль на мгновение напрягся, но сразу понял, что беспокоиться не о чем. Небольшая заминка, впрочем, дала ему возможность попытаться продолжить разговор.

– А у вас есть семья?

– Нет.

Даже родителей? – попытался пошутить Ганниль.

– Нет, – спокойно ответил ученый.

Ганниль понял, что допустил бестактность и тут же замолчал.

Неловкое молчание длилось, пока лифт, наконец, не остановился. Оба вышли из него вышли и вошли в огромную полость, выкопанную прямо в горном склоне. Они оказались на мосту, подвешенном почти под самым сводом искусственной пещеры. Внизу же на массивных плитах покоились воздушные корабли – гордость и главная ударная сила Альянса. В основном относительно небольшие патрульные катера, вмещавшие от трех до пятнадцати человек. Но был среди них и настоящий гигант: защитный фрегат. Несколько крупнокалиберных пушек, широкая основная палуба, высокие рубки и колоссальные пропеллеры. Такой корабль мог оборонять горные перевалы или просто важные стратегические участки против целого роя быстроходных пиратских судов.

Ганниль, впрочем, был даже рад тому, что он пока еще не дослужился до звания капитана–защитника. Руководство командой в полторы сотни требует большого таланта и выдержки. Капитан ободрился, когда увидел свое судно. Специальный абордажный катер с семью людьми на борту, не считая его самого и нового гостя.

Подойдя к очередному лифту, который представлял собой обычную металлическую платформу Ганниль и Наррад довольно быстро спустились к нужному причалу.

Легкий горный ветер и система шахт отлично вентилировали большое пространство. И даже так, у отдельных кораблей клубились облака пара и дыма, извещая о готовности к вылету.

Несколько членов экипажа вольготно расположились под импровизированным навесом, ожидая прибытия своего командира. Завидев капитана со спутником старший помощник, статный и крупный блондин, резко встал и прикрикнул на двух других.

– Капитан! – бодро отрапортовал он, отдавая честь. – Корабль укомплектован и готов к отлету.

– Вольно, Налис, – скомандовал капитан, – познакомься, господин Наррад.

Они пожали друг другу руки.

– Он ученый, будет сопровождать нас, если можно так выразиться.

– Рад знакомству, уважаемый.

– Взаимно, – скромно ответил Наррад и повернулся к Ганнилю. – Капитан мне необходимо будет провести небольшие разъяснения с вашим экипажем.

– Можете не сомневаться в нашей компетенции, – вмешался Налис. – Мои парни лучшие абордажники на всем восточном склоне.

– Не сомневаюсь, – сказал ученый.

– Какой–то особый приказ? – забеспокоился капитан.

– Скорее рекомендации. Я настаиваю.

Ганниль только пожал плечами.

– Конечно, разъясняйтесь, только у нас нет подходящего помещения. А, впрочем. Старший помощник, построй-ка всех.

– Есть! – быстро ответил Налис и крикнул. – Эй! Чего вы стоите, стройся на внешней палубе.

Он махнул рукой и два молодых воздухоплавателя, прежде безучастно стоявших по стойке смирно, взбежали по узкому мосту на корабль.

– А что именно вы будете объяснять? – поинтересовался капитан, неторопливо следуя за старшим помощником.

– Простые рекомендации, которые помогут нам выполнить поставленную задачу.

Ганниль развел руками, не зная, что еще тут можно спросить.

Через несколько минут все уже были построены и приготовились внимательно слушать гостя из столицы.

– Меня уполномочили провести короткий инструктаж, – спокойно начал он, – нам необходимо захватить опасного преступника. Однако, помимо типичных для подобной ситуации опасностей, мы можем столкнуться и с некоторыми не совсем обычными трудностями. Если у вас без явной причины начнутся головные боли, слуховые или визуальные галлюцинации, навязчивые мысли, судороги, слабость, рвота, или любые другие симптомы, которых не было в последние несколько недель, немедленно обратитесь ко мне. Кроме того, каждому будет выдан специальный браслет. Ни при каких обстоятельствах не снимайте его, до непосредственной команды с моей стороны. Если вы услышите слова на незнакомом вам языке, испытаете приступ страха и паники, немедленно закройте уши и глаза и произнесите нурл'тай. Попробуйте прямо сейчас.

Растерянный экипаж тут же попытался выполнить указания. Кто-то закрыл глаза и уши, кто-то просто стоял на месте, но все без исключения громко и четко произнесли:

– Нурл'тай!

Со стороны это выглядело чрезвычайно странно, но Наррад удовлетворенно кивнул.

– Капитан, я рассчитываю на ваш опыт и опыт вашей команды.

– Теперь мы готовы к вылету? – с неприкрытым сомнением спросил Ганниль.

– Да.

Все еще пораженный этой речью, командир собрался и выкрикнул:

– По местам!

2

Ганниль теребил необычного вида браслет, который ему и всему экипажу выдал Наррад. В полностью черной и удивительно гладкой поверхности большого кольца отражались электрические лампочки. Капитан всерьез подумал, что когда он его наденет, с ним что-то должно произойти. Ничего не изменилось, разве что на запястье появилось небольшое давление от самого браслета.

Он уже для себя решил, что по возможности расспросит Наррада обо всех этих странных ритуалах. Сейчас же, ему необходимо сконцентрировать на командовании. Тем не менее, он позволил себе небольшое удовольствие, пока они еще не улетели далеко от порта. Он смог в полной мере насладиться открывшимся за прозрачным толстым стеклом видом.

Высокие горные пики гордо тянулись ввысь и постепенно исчезали в светлых облаках. На склонах, крутых и пологих, раскинулись хвойные леса, которые перемежались с темными пятнами ущелий и впадин. Еще ниже прорыли свои русла неутомимые реки и ручьи. И только у самой земли, они объединялись в величественные потоки, гнавшие свои воды на юг. В небе ничуть не менее грандиозные кудрявые облака то и дело норовили сокрыть солнце. Кое-где неторопливо плыли каменные глыбы воздушных островов.

Хоть Ганнилю и часто приходилось видеть подобные пейзажи, каждый раз он с замиранием сердца всматривался в эти прекрасные панорамы.

– Доложи о метеосводке, – наконец сказал капитан, нажав кнопку с надпись «Метеорубка».

После короткой паузы и неприятного шипения из динамика послышался искаженный голос:

– Переменная облачность в течение ближайших десяти часов. Атмосферное давление девять десятых бара. Барическая тенденция соответствует циклону. Радиационный фон в пределах нормы. Относительная влажность семьдесят процентов, увеличивается. Вероятность осадков низкая. Вероятность обледенения корпуса нулевая. Температура десять градусов.

– Продолжай наблюдение.

– Есть.

Капитан обрадовался тому, что погода до ночи будет спокойной. Размышляя о предстоящем сражении, он и не заметил, как в рубку зашел Наррад и встал рядом с ним.

– Ах, господин ученый, – сказал он, поворачивая голову.

– Капитан, – сухо ответил тот.

– Может, объясните, почему для этого всего выбрали меня.

– Вы хороший военный, с отличными психологическими характеристиками. Несколько награждений за примерную службу.

– Так у нас таких много, – возразил командир.

– Да, но у вас больше всего опыта успешных абордажных захватов. Вас справедливо назначили выполнять это задание.

– Спасибо, конечно. А что это за ритуал вы устроили на внешней палубе? И для чего эти браслеты?

– Эти простые инструкции помогут в случае опасности, как и браслеты.

– Что же за опасность, от которой нужно прятаться и выкрикивать непонятные заклинания?

– Капитан, не сочтите за грубость, но будет лучше, если каждый из нас будет исполнять свои непосредственные обязанности.

Ганниль совсем на него не обиделся. В конце концов, именно этот странный человек назначен руководить.

Минуты сливались в часы. Чем дальше от территории Альянса, тем напряженней становилась обстановка. То тут, то там дозорные на постах замечали корабли без опознавательных знаков. К счастью патрульное судно надежно скрылось в густой вате облаков. Пусть эти облака, солнце и само небо тут ничем не отличались от любых других, каждый в команде понимал, насколько опасен и непредсказуем этот и вообще всякий нейтральный сектор. Многочисленные банды, наемники, контрабандисты и пираты всех мастей без устали бороздили воздушное пространство. Они вершили свой разбой над любым, кому не посчастливилось попасть в зону действия их эхолотов и шумомеров. Даже хорошо вооруженные боевые корабли не редко становились добычей головорезов, которым зачастую, и терять-то нечего кроме собственных жизней.

Капитану же всегда было что терять. Будь то его друзья, боевые товарищи или просто близкие люди.

Даже если ни один пират не решиться вступать в бой, капитану по-прежнему нужно избегать постороннего внимания. Сорок Городов одно из немногих государств, которые стараются поддерживать теплые отношения с Альянсом. Если на границе обнаружат боевой корабль – разразится скандал.

Начитанный штурман то и дело вносил поправки в выстроенный курс. Было решено как можно скорее добраться до Сухих Перевалов – сети впадин и ущелий. Несмотря на такое название, эта местность была и остается одной из главных контрабандных артерий, по которой между Сорока Городами и Альянсом перевозят ром и вино. Это ближайшее место, в котором можно пересечь границу.

– Я бы рекомендовал вам выспаться, вы выглядите усталым, – сказал Ганниль, обращаясь к ученому.

– Благодярю, капитан, я в порядке. Мне нужно хорошо подумать, перед абордажем, от меня может многое зависеть.

– Вы собираетесь участвовать в битве? – растерялся командир.

– Да.

– Вы тоже не сочтите за грубость, я бы настоятельно рекомендовал оставить это профессиональным военным.

– Не беспокойтесь, я отлично подготовлен.

Ганниль про себя снова удивился.

– Хорошо, но в таком случае я тем более рекомендую вам отдохнуть. Хуже сонного солдата может быть только пьяный.

– Я приму это к сведению.

Командир решил не продолжать этот спор. Вместо этого он подошел столу, заваленному картами и чертежными инструментами, и вновь просмотрел папку, выданную в штабе. Кем бы ни был этот Эвельзар, его арест пойдет на благо всем. Может, он никак не связан с организацией теракта на границе с Республикой. Впрочем, за одни только разбойные нападения и перевозку контрабанды ему светит внушительный тюремный срок.

Информация у штаба свежая и если она верна, то преступник передвигается на старой барже. Значительного вооружения она нести не может. В худшем случае ее могли модифицировать на одной из пиратских станций и добавить несколько пулеметов. Команда состоит из двенадцати человек, в том числе и самого капитана Эвельзара. Как бы то ни было, не стоит недооценивать даже последнего пирата. Эти небесные демоны иногда способны совершить невозможное. Прорыв воздушной блокады в Белых Предгорьях, разгром второй военной эскадра адмиралтейства, выход из окружения недалеко от Вершины Мира. Чего только стоит Черное Восстание, в ходе которого горстка вооруженных террористов сдержала наступление республиканских войск, и дала время на отступление банды братьев Блашко. Конечно, самой известной выходкой стал Маневр Горящих Мертвецов. Большой пиратский корабль, понеся тяжелейшие повреждения, смог протаранить адмиральский крейсер, после чего тот рухнул на землю.

Пока капитан прикидывал потенциальную опасностью, Наррад покинул рубку. Командир, оглянувшись и убедившись, что ученый не притворился вешалкой, прикоснулся к своему браслету.

– Нурл'тай, – тихо произнес он.

Ничего не произошло. Командир уже и не знал чему стоит удивляться больше.

3

Спустя несколько часов солнце скрылось за горной грядой. Небо начало окрашиваться в красный цвет. Прекрасный на земле, такой закат мог бы с легкостью напугать неподготовленного зрителя. Все цвета на минуту угасли, после чего облака озарились всеми оттенками золота и янтаря. Кому-то эти цвета кажутся огнем, готовым сжечь весь мир, кого-то отталкивает схожесть некоторых облаков с ужасными ранами, из которых льется невидимая кровь.

Когда даже эти яркие краски начали понемногу отступать перед грядущей ночной тьмой из динамика с надписью «Носовой пост» раздался треск.

– Обнаружен корабль на триста тридцать градусов и минус двадцать градусов. По очертаниям подходит под описание нашей баржи.

–Сближаемся, – скомандовал капитан.

Мгновенно собравшись рулевой начал энергично поворачивать рулевые колоса, переключать тумблеры и тянуть машинные телеграфы.

Корабль качнулся и начал плавно снижаться, попутно увеличивая скорость.

– Всему экипажу, общая готовность, – сказал капитан, держа нажатой кнопку внутренней связи. – Нос доложить.

– Подтверждаю. Прямо по курсу баржа без опознавательных знаков. Высокая корма, облегченный корпус, несколько мелкокалиберных орудий.

Описание, полученное из динамика, полностью соответствовало описанию из папки.

– Полный вперед!

Судно дрогнуло и начало ускоряться.

Когда сумерки сменились чернотой ночи, до врага осталось не более нескольких километров. Бледная луна скрылась за облаками, и капитан с трудом мог отличить баржу от бесконечной темноты. К счастью медлительное судно не могло сравниться в скорости и маневренности с патрульным катером.

–Именем Альянса! Немедленно остановитесь! – прозвучал из рупора голос старшего помощника. – Сложите оружие и выйдите на внешнюю палубу!

Семь человек, включая Наррада и самого Ганниля, собрались за массивной броней на носу корабля, готовые в любой момент начать абордаж. Во время боя на патрульном корабле останутся только рулевой и главный механик. Облаченная в длинные шинели, большие дыхательные маски, прочные очки и тяжелые бронежилеты, группа ожидала приказа капитана. Внезапно раздался громкий треск и на носовую броню обрушился град пуль. Никто даже не вздрогнул. Несколько секунд лязг металла перебивал вой ветра. Наконец, командир переключил тумблер переговорного устройства и крикнул:

– Гарпун!

Раздался хлопок, и вперед полетела длинная металлическая стрела. Она с треском пробила тонкий корпус врага и весь катер тряхнуло. Следующие несколько минут прошли в мучительном ожидании. Мотор медленно, но верно притягивал судно к барже. Посмотрев в перископ, капитан различил несколько темных человеческих фигур.

Наконец ожидание завершилось, и Ганниль крикнул:

–На абордаж!

Два больших моста с грохотом обрушились на внешнюю палубу баржи со стороны кормы.

Вбежав по ровной поверхности, вся группа тут же рассредоточилась по мостику, на котором они оказались. Несколько автоматных очередей и серия винтовочных выстрелов заставили группу остановить продвижение.

Ответ не заставил себя ждать. Несколько точных выстрелов прервали жизнь одного из пиратов.

– Первый отряд, рывок!

Двое отделились от основной группы и добежали до стены одной из рубок. Они вбежали по крутой лестнице и забросили в переходное помещение гранату. Прогремел взрыв. Ночь озарилась короткой вспышкой, которая тут же угасла. На головы посыпалась ржавчина и сухая краска.

После короткой паузы в динамиках раздался довольный голос:

– Три противника мертвы.

–Второй отряд захватите носовую надстройку!

– Есть!

Еще два человека начали стремительно продвигаться по узкому мостику в переднюю часть баржи.

– Третья группа за мной!

Ганниль вместе с Наррадом и старшим помощником быстро спустились вниз по ступеням в один из внешних желобов. Новые выстрелы прямо над головой. Несколько пуль просвистели возле ног капитана. Все трое тут же рассредоточились по желобу, насколько это было возможно. Старший помощник, схватившись за пробитое колено, отполз под ближайшую лестницу. Ганниль перехватил винтовку поудобнее и, высунувшись из-за выхлопной трубы, сделал несколько выстрелов. Ему вторил Наррад со своим личным пистолетом, которым в таком узком пространстве пользоваться было намного удобнее.

Ему удалось первым же выстрелом убить засевшего наверху пирата.

– Капитан носовая надстройка захвачена. Два противника убиты.

Теперь враг в меньшинстве. Ганниль подбежал к раненому офицеру.

– Как ты?

– Ублюдок прострелил мне ногу!

Пуля не задела артерию и прошла на вылет. Командир тут же достал перевязочный пакет и покрепче стянул окровавленную ногу.

– Первый отряд, немедленно сюда!

– Есть.

Через минуту двое членов экипажа стояли, готовые к новой команде.

– Кто-то один помогите Налису. Их осталось пятеро, я надеюсь, вы не убили капитана Эвельзара?

– Среди убитых и раненых его нет.

– Значит, он либо попытается сбежать, либо заперся в ходовой. Взрывайте шлюз. Мы с Наррадом пойдем проверим нижние отсеки, а вы со вторым отрядом штурмуйте ходовую рубку. Второй отряд как поняли?

– Приказ понят.

С минуту капитан возился со взрывчаткой. Прогремел взрыв, и массивный металлический люк с грохотом ударился о стену. За ним последовал и второй. Снова раздались выстрелы, но уже со стороны ходовой рубки. Ганниль и Наррад вбежали в слабо освещенный коридор. Добежав до ближайшей схемы баржи, они быстро сориентировались, где именно находятся.

– Капитан! Ходовая взята! Эвельзар и еще три человека без сознания. Отравлены газом.

– Немедленно перенесите всех выживших на корабль. Будьте крайне осторожны. Остерегайтесь засады.

– Остался еще один, – сказал Наррад.

–Я почти уверен, что он попытается сбежать, идем на нижнюю палубу к шлюпкам.

Ганниль уже готов был броситься к ближайшей лестнице, но ученый остановил его, схватив за плечо.

– Капитан, возвращайтесь к своим людям. Позаботьтесь о Налисе и убедитесь, что цель захвачена. Я найду последнего. Я знаю, где он.

– Что за чушь, один ты туда не пойдешь!

–Идите, капитан, сейчас же! – внезапно воскликнул Наррад.

В этом возгласе было столько силы и власти, что капитан совершенно растерялся. До этого момента ученый ни разу даже голоса не повысил. Почему-то командир не смог воспротивиться этой команде. Он безмолвно развернулся и через несколько секунд вновь оказался под открытым ночным небом.

Не понимая, почему этот возглас так загипнотизировал бывалого солдата, командир сразу вышел на связь с остальной группой.

– Команда, доложите.

– Четверо пленных доставлены на корабль, Налисом сейчас займутся.

Ганниль уже сделал было первый шаг как вдруг все пространство вокруг содрогнулось от ужасного грохота. Ночь на несколько секунд превратилась в день, и капитан почувствовал, как палуба уходит у него из–под ног. В небо вырвался столб синего пламени.

– Обнаружено воспламенение эрлина! Эрлиновый двигатель баржи нестабилен!

Несколько мощных толчков прокатились по всему корпусу старого судна. Командир слышал и чувствовал, как трубы с паром и жидкостями одна за другой начинают лопаться. Вся баржа покосилась, и Ганнилю потребовалось немало сноровки, чтобы не свалиться в бездну.

–Капитан! Срочно вернитесь на катер!

На секунду им овладел страх. Однако, капитан был не из тех людей, которые просто так убегут, когда есть кого спасать.

Не теряя времени он бросил винтовку, выхватил револьвер и шагнул в темное пространство шлюза.

– Налис! Ученый все еще на корабле, я пойду его вытаскивать, если вы не сможете удержаться на барже, командуй отступление!

–Черт, капитан! Вызовите штаб немедленно!

Пробираться по наклоненному коридору оказалось намного труднее, чем на тренировках. Лампочки то и дело гасли, лишь изредка мигая снова. Ганниль включил нагрудный фонарь. То тут, то там раздавались все новые и новые хлопки. Одна из труб разорвалась прямо над головой капитана. Болты, вылетевшие быстрее любой пули, чуть не пронзили командира насквозь.

Стало очень жарко. Он обливался потом под слоем одежды и обмундирования. Ганниль прикрыл глаза, представляя увиденную недавно карту. Пробираясь сквозь темноту и задымленные коридоры, он уже почти отчаялся найти ученого.

Но вот удача улыбнулась несчастному. Он вышел в просторный ангар с несколькими подвесными мостиками. Ступив на один из них, он чуть не упал от очередного толчка. Под его ногами терпеливо покоились две многоместные шлюпки. И тут он увидел на подвижной платформе в центре ангара распластавшееся тело в шинели. Подбежав к ученому, капитан вздрогнул. По зеленоватой ткани расползались несколько красных пятен. Выругавшись про себя, командир выпрямился, и вдруг встал как вкопанный не в силах сделать и шага.

С другого конца моста на него смотрело…что–то. Какое-то существо внешне похожее на человека. Одетое в длинное изодранное пальто оно стояло, как бы пригнувшись, на трех изуродованных, непропорциональных конечностях. А четвертая, выставленная вперед, сжимала, покрытый какой–то черной мерзостью, револьвер.

Капитан машинально вскинул руку и нажал на спуск. Затем еще и еще, пока у него не закончились патроны. Разъяренное чудовище отбросило свое оружие и кинулось на капитана. В мерцающем свете он увидел ужасные сверкающие глаза полные нечеловеческой злобы.

Ганниль закрылся руками, но монстр отбросил его словно перышко. Согнувшись от нахлынувшей боли, капитан потянулся за спину, пытаясь нащупать рукоять ножа. В этот момент сильные длинные руки подняли его над полом, и он смог полностью увидеть то, что изначально показалось ему лицом. Ганниль задрожал. Он и представить не мог, что это когда-то было человеком. Разорванная от нижней челюсти до самой переносицы пасть была усеяна черными иглам прорвавшими разбухшие щеки. Командир трясся как лист в урагане.

Он даже не предпринимал никаких попыток вырваться. В глазах потемнело. По щекам текли слезы боли и полного отчаяния. Перед глазами у него предстал образ рыжеволосой девушки, которую он совсем недавно вспоминал. Чудовище что-то говорило. Не слова, а кошмарный набор звуков. Капитан взмолился про себя и едва слышно произнес:

– Нурл'тай. Помогите.

Внезапно черный браслет обжег ему руку и начал покрываться мелкими трещинами. Чудовище выронило капитана. И тот рухнул на пол, судорожно хватая ртом воздух. Он только сейчас понял, почему решился произнести это. Краем глаза он увидел, как к мечущемуся монстру приближался Наррад. Но даже на этом ужас капитана не закончился. Ведь Наррад не шел, а медленно летел над полом. Приблизившись к чудовищу, тело ученого выставило вперед окровавленную руку.

И тут существо встрепенулось, сжалось, а его искаженные черты превратились в почти привычные человеческие.

– Нет! Уйди! Не приближайся! – выкрикивал незнакомый голос.

Чудовище припало к земле, словно его придавило камнем.

– Возвращайся в Бездну!

Рука Наррада вытянулась, кожа разошлась, и торчащие черные кости превратились в огромное лезвие, которые вырвалось вперед и пригвоздило монстра к полу. Этого разум капитана вынести уже не смог. Все вокруг затянула темная пелена, и он потерял сознание.

4

Легкий долинный ветер трепал волосы веселых парней и девушек. Четверо друзей расположились за круглым столиком рядом с живописным сквером.

– А потом, я оступился и упал вниз кубарем, прямо перед полковником! Можешь представить! – расхохотался Халик.

–Ты радуйся, что тебя после этого вообще не выгнали! – вторил ему Ганниль.

– Хали, дурачок, мы вообще-то тут ради Ганна и Миры.

– Прости милая, но я просто не мог не рассказать эту историю. Без тебя Ганн, там сплошной цирк начался. Но простите-простите!

– Мира вы уже решили куда поедете?

– Пока нет, я хотела съездить в столицу, но Гани не любит большие города, – сказала рыжеволосая девушка, прижавшаяся к Ганнилю.

– Вся эта суета. Я бы лучше на юг поехал. На природу. Чего ты на природу, Мира, не хочешь?

– Но я так хотела посмотреть на выступление леди Полин, – ответила девушка, надув губы. – Хорошо хоть ты, бедняжка, ушел из этих ваших пограничных войск.

– Съездите еще, не переживай! – усмехнулся Халик. – Нели, смотри, давай с тобой закажем…

Он не успел договорить. Порыв ветра сорвал с его спутницы шляпку и понес вниз по улице.

– Ай! – вскрикнула она, вскочив со стула.

– Ловите! – крикнул Халик, бросаясь вслед за шляпой.

Ганниль рассмеялся и посмотрел в сторону сквера. И тут вздрогнул. Ему показалось, что среди прохожих под тенью деревьев стоит…Наррад. Он попытался всмотреться в темную фигуру, но тут между ними проехал высокий грузовик. Ганниль только и успел моргнуть, а призрак уже исчез. На лбу у него проступил пот, сердце забилось чаще. Только прикосновение мягкой ручки Миры, вернуло его в реальность.

– Что ты увидел, ангел?

Ганнилю потребовалось некоторое усилие, чтобы ответить.

– Ничего, показалось просто.

Халик вернулся, расправляя полы бежевой шляпки.

– Ох, не испачкалась почти, – радостно заключил он. – Послушайте, там ведь про Ганна рассказывают. Можно погромче, пожалуйста?

Худощавый официант подошел к радиоприемнику и повернул ручку. Послышался шипящий голос диктора:

– Консул Объединенной Республики сожалеет о своих резких словах. Он выразил одобрение своевременному вмешательству и обрадован тому, что инцидент на границе, наконец, исчерпан. После ареста Эвельзара Корика, капитана пиратской баржи «Старик», был получен выход на опасную террористическую группировку Кривая Луна. После нескольких недель расследования полицией Альянса и Бюро Безопасности, были предприняты решительные меры и более десяти причастных к группировке людей были казнены. Полковник Форис и адмирал Эргейзре выразили благодарность пограничникам седьмого нейтрального сектора, благодаря усилиям которых, это стало возможным.

– Наш герой, – заулыбался Халик.

Впрочем, Ганнилю было не до похвал. Он почувствовал, как его руки начинают дрожать.

– Ангел, ты чего? – спросила Мира, крепче сжав его руку. – Хочешь, домой пойдем?

– Ничего, правда. Извини, солнце, я на минуту.

Ганниль встал и быстро зашагал к тому дереву, под которым, как ему показалось, он увидел тень Наррада. Вокруг ходили и смеялись люди. В небе светило яркое полуденное солнце. И ни следа ученого. Снова налетел ветер.

Ганниль был бы готов поклясться, что услышал знакомый, холодный голос. Ему даже показалось, что он действительно услышал слова: «Я темный охотник».

Слова, которые он, бывший капитан воздушных войск Альянса, услышал, когда загадочный ученый из столицы перебросил его обмякшее тело, через борт патрульного катера.

0
340
18:36
Наконец капитан подошел к высоким дверям зпт
Войдя в кабинет, Ганниль выпрямил спину а тут зпт зачем?
Пожилой мужчина, сидевший за широким столом в центре комнаты, привстали привстали?
Мужчина встал и пожал протянутую ему руку.
много «он» — в диалогах возникает путаница
тысяча патронов общего назначения для периферийных орудий почему патроны, а не снаряды?
Даже родителей? – попытался пошутить Ганниль. ошибки в оформлении прямой речи
Оба вышли из него вышли два «вышли»
– Капитан носовая надстройка захвачена зпт пропущена
Второй отряд как поняли зпт пропущена
капитан потянулся за спину, пытаясь нащупать рукоять ножа. под шинелью?
помесь паропанка и фэнтези? не очень удачно, надо признаться. затянуто и безответно
Войдя в кабинет, Ганниль выпрямил спину а тут зпт зачем?


Тут деепричастный оборот.
деепричастный оборот — это святое
Это как числительные в тексте, только наоборот.
диаметрально противоположно?
Хорошо написанная с интересными персонажами плохая история. И если это часть рассказа, то наверняка не самая удачная.
14:16
Я запутался в географии и политическом устройстве…
Полковник внезапно перешёл на ты. И позже, в пределах одного абзаца есть и «вы» и «ты».
Халик? Для чего нужен? Рассказать сцену по взрыв?
Шутка про родителей понравилась.
Начитанный штурман — это как? В чем проявляется начитанность?

В целом неплохая история, про летающие корабли и контрабандистов. Что за учёный — худо-бедно понятно. А что за зверь был на том корабле? Этого я не понял.
Загрузка...
Лара Шефлер №1