Ольга Силаева №1

Место, которого нет

Место, которого нет
Работа №62. Автор: Журавин Егор Андреевич. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Жрецы рассказывали Ноду истории о реальном мире. О Великой Войне и миллиардах мертвецов. О пылевом облаке, сожравшем солнце и луну. О дикарях, которые кружили хороводы вокруг неразорвавшихся бомб, а на праздники взрывали их на потеху своим богам. Но тех богов нет, говорили жрецы. Люди придумали их, чтобы во что-то верить. В последнее время жрецы часто говорили о врагах с Проксимы, восставшей колонии Земли. Больше всего Нод слышал о великом городе Кибер-Иерусалиме, последнем оплоте человечества. И о программистах – создателях матрицы.

Все эти истории казались Ноду чем-то бесконечно далёким. Зачем знать о страданиях людей, голоде, холоде и радиации, когда есть мир матрицы? Здесь мечты людей исполнились, каждый стал героем фэнтези истории.

Нод видел весь этот мир целиком. Все его кабаки, где пьяные эльфы дрались с орками; с плаката на них смотрели полуголые девушки, выдаваемые за жриц Человека – Бога. «Ходи по миру райскому и помни, что Человек подобен Богу», - говорила надпись на плакате. Видел башню, с заточённой внутри принцессой; она выглянула в окно и строила глазки благородному рыцарю. Он не знал, что дракон у башни умирает по два раза в день. Видел домик волшебницы посреди леса и топающую к нему девочку.

А ещё Нод видел зло. Демоны врывались в матрицу и убивали людей прежде, чем антивирус успевал прийти на помощь. Кто-то загружал этих тварей извне. Прикосновение с реальным миром приносило Ноду боль.

- Выйди из матрицы! Убей врага! – Приказывал протобог.

Он почти завершён. Скоро жрецы закончат работу над своим детищем. И тогда оно возьмёт матрицу под контроль. Искусственный бог будет видеть каждый шаг людей, настанет эпоха всеобщего счастья и любви. Утопия стояла на пороге.

Нод не мог не подчиниться протобогу. Что-то внутри кричало: «Не выходи из матрицы, не совершай ошибку». Но чуду требовался герой. Антивирус закачивался в физическое тело.

- Все вон!

Крики Оливера, водителя гравимобиля, смешались со скрежетом металла, воплями других членов отряда, помехами в шлемах. Двери машины открылись, семь человек вывалились в сугробы. И на несколько длинных секунд замерли, ожидая нового взрывы.

- Нихера не вижу, - сказал водитель из машины. – Системы накрылись.

- Встаём, - приказал Андрей в микрофон. – Укроемся за холмом.

Ожидание завершилось. Семь человек встали и пошли, увядая в снегу. Боевые скафы помогали не утонуть в белоснежном океане.

Гравимобиль всё же сорвался с места и полетел к тому же холму. Оставалось молиться, что он дотянет.

А ещё минуту назад Андрей сидел внутри и смотрел в окно. На то, как встречаются молот - облака радиоактивной пыли и посыпанная снегом наковальня земли. Иногда что-то мелькало в небе. То ли первые заряды плазмы, то ли просто гроза.

- Что, Кейн, - сказал тогда Дима. – Становишься мужчиной?

После многих лет обучения в матрице, Кейн впервые выходил на настоящую войну.

- Ты, можно подумать, великий воин.

Тут он попал в точку. Андрей с Димой попадали в бой всего однажды. Сидели в окопе и дожидались хотя бы одного робота. Один и появился. Маленькая жестянка утонула в море плазмы, но Дима ещё три матричных месяца доказывал, что именно он выстрелил первым.

Зато они с Андреем поняли, какого это – ожидать смерть. Поэтому теперь они уверенно шли, а Кейн всё ворочался и зажимался. Учения тут мало помогали.

- Кейн, не отставай, - торопил Андрей.

И тут выросла стена из снега. Она напоминала океанскую волну из древних фильмов. Кейна отбросило метров на десять в сторону. У двоих бойцов, которые находились к нему ближе всего, выключились щиты.

- Он жив! – Крикнул Дима.

Да, Кейн ещё шевелился. Наверное, благодаря уколам скафа. Андрей не сомневался, что жить его товарищу оставалось недолго.

- Уже почти! – Кричал генерал Морозов всего два часа назад. – Скоро жрецы создадут Искусственного Бога! Утопия близко, осталось выиграть войну!

- Остапа понесло, - шепнул тогда Дима какую-то древнюю фразочку.

- Корабль роботов приблизился к Кибер-Иерусалиму! – Продолжал вопить генерал. – Наше орбитальное орудие разнесёт его на запчасти! Ваша задача – защищать город по земле.

До конца войны оставалось совсем чуть-чуть.

- Дима, помоги ему, - приказал Андрей.

Они пробирались дальше, чувствуя себя подопытными мышами посреди стерильной белой лаборатории. Когда эксперимент надоест учёным?

Гравимобиль смог дотащиться до холма. Оливер начал ремонт. Тем временем, что-то показалось вдали. Жестянки, сливающиеся с агонизирующим миром.

- Враги! – Крикнул Андрей.

Их положение совсем не подходило для боя. Андрей прыгнул вперёд, скаф позволил пролететь метров пять и тут же зарыться в снег. С обеих сторон полетели заряды плазмы. Те два бойца, оставшиеся без силовых полей, сразу сгорели заживо.

- Шумовая, - предупредил Дима, бросая гранату. Ему нужно было как-то защитить ещё живого Кейна.

- Какого хрена гранаты только две? – Буянил Чан в таверне «Гарцующий пони» полгода назад. – Шумовая и боевая. Это же смешно! Бойцов должны со всех сторон обложить взрывчаткой, чтобы мы могли взорвать весь мир!

- Наш город не такой богатый, - улыбнулся Андрей.

- Тогда почему правительство сливает столько на этого своего Бога? – Чан сразу же сник. Понял, что не обо всём стоит говорить так громко.

Пять секунд роботы не могли ориентироваться в пространстве из-за помех. За это время люди перебили почти всех. Годы тренировок позволяли не промахиваться. Лишь несколько банок пережили помехи. Они сфокусировали огонь на Чане, пробив его силовые поля.

- Ну вот, - сказал Чан, когда все консервы накрылись. – Теперь и мне кирдык. Козлопасовы дети!

- Нет времени, - оборвал его Андрей. – Идём дальше.

Конечно, Чан собрал гранаты мертвецов.

- Скоро поедем, - сказал Оливер, когда Андрей подбирался к холму. – Осталось только завести.

Отряд растянулся уже метров на сто. Кейн еле шёл, его скаф явно разряжался, Андрей отбивался от мысли: ещё один мёртв.

- Враги рядом! – Крикнул Оливер. – Вижу облако на радаре.

На этот раз он смог запустить более продолжительные помехи с гравимобиля.

- Боевая! – Крикнул Кейн. – Шумовая!

Выбросил всё, что есть.

Солдаты не успели перебить роботов. Когда помехи прошли, они залили плазмой Диму и Кейна.

- Чёрт, - прорычал Андрей.

Ему вспомнился худой пацан со взъерошенными волосами. Реальных лет десять назад, когда люди ещё жили в настоящем мире. Церковь Человека-Бога была просто идеей в чьей-то сумасшедшей голове, виртуальная реальность – детской игрушкой, а Проксима – колонией Земли, сходившей с ума по роботам.

- Привет, я Дима, - пацан держал древнюю консоль, переминаясь с ноги на ногу.

- Андрей.

- Хочешь поиграть?

- Почему я? Ты же меня не знаешь.

Дима ещё больше замялся. Смотря на свои ботинки, он кое-как сказал:

-Ну-у, просто на моей консоли есть только игры на двоих. А второго у меня нет.

Ральф тоже бросил две гранаты, но жестянки пережили помехи. Андрей видел полукруг врагов. Сейчас он станет куском угля. До гранат уже не дотянуться.

- Ну и от меня, - послышался голос Димы.

Взрыв превратил в мусор пятерых роботов. Оставшиеся ещё на мгновение задержались. Андрей прыгнул назад, осыпая врагов плазмой.

Ральф стрелял всё это время. Дима лупил, казалось, из преисподней. Оливер не мог нарадоваться тому, что починил боевую панель гравимобиля. Когда роботы всё же начали стрелять, то не успели пробить щит.

- Бог мой, - сказал Оливер, когда банок не осталось. – Ты выжил.

Андрей повернулся к Диме. Тот закрылся остатками Кейна. Наверняка он сам встал перед Димой, чтобы защитить его от плазмы.

- Не стоим, - приказал Андрей. – К машине.

Батарея скафа почти села. Скоро силовое поле отключится.

Андрей и Ральф уже подбегали к гравимобилю, когда новый снаряд разорвался рядом.

- Ральф!

Поля сдержали взрыв, но осколки прошли через броню скафа. Ральф упал.

- Ральф, - орал Дима, огромными прыжками двигаясь к холму. – Не смей умереть!

Всего час назад, Дима отпускал свои дурацкие шутки:

- После войны подамся в жрецы. Надеюсь, хозяин моего любимого кабака не придёт в храм Человека-Бога с тем же. Неловкая может получиться встреча.

Кто-то усмехнулся, но все слишком глубоко зарылись в свои мысли.

- А ты, Ральф, чем займёшься?

Главный почитатель жрецов пожал плечами.

- Не знаю. Думаю, после войны, наконец, создадут бога. И тогда жизнь станет намного лучше.

- Эх, Ральф, ждёт тебя большое разочарование.

Его не ждёт ничего.

- Эй, держись, - Андрей наклонился к Ральфу.

Он посмотрел в глаза командира своими гигантскими зрачками. Это из-за веществ, которые тоннами вплёскивал скаф, надеясь спасти владельца.

- Удачи, - прохрипел Ральф.

И для него всё закончилось.

- Железный дровосек уже рядом, - сказал водитель из кабины машины. – Что-то здоровенное.

- Где он?

- Через пару минут будет на той стороне холма. Кажется, не обращает на нас внимания.

- Вы помните учения, после которых мы впервые все вместе ввалились в «Гарцующего пони»? – Спросил Андрей.

- Понял, - ответил Оливер. – Моё корыто выдержит.

- И я тоже, - сказал Чан.

Они много раз репетировали подобный сценарий. Когда Андрей дал команду, Чан выбросил все свои гранаты, чтобы развлечь банки. Под взрывы из-за холма появились Андрей, Чан и Дима. Наконец они увидели штуковину, стрелявшую по ним тяжёлыми снарядами.

Махина демонстрировала проблемы со вкусом роботов. Огромный металлический ящик с пушками имел только одну цель: поскорее сломить землян. Наверное, его сделали уже на орбите из всего, что попалось под руку.

Ни бластеров, ни пулемётов – пехота его не интересовала. Андрей решил, что встреча его отряда с такой ерундовиной была проявлением самоуверенности роботов.

Андрей и Дима расстреливали консервы, которые прикрывали «ящик». Оливер на своей машине слетел с холма как с трамплина, нажимая все подряд кнопки на боевой панели. Солдаты бежали через фейерверк. Гравимобиль перегрелся. Ему пришёл бы конец даже без очередного снаряда ящика.

До него оставалось ещё метров триста, а эффект неожиданности прошёл, как и взрывы, пущенные Оливером.

- Ну, ребята, до встречи, - сказал Чан.

Он пронёсся мимо Андрея. Пламя лилось у него из ног, костюм искрился, как комета. Влетев в толпу роботов, Чан взорвался. Что он сотворил со своим скафом, пока никто не видел? Наверное, на том свете Сатана предложит ему работу.

Двести метров. Взорвались ещё 2 гранаты. Оливер каким-то образом выбрался из машины перед взрывом и теперь стрелял. Роботы сочли его очень опасной целью и сфокусировали на нём свои бластеры. Это дало Диме и Андрею ещё немного времени.

Сто метров. Звуковой сигнал предупредил Андрея, что батарея почти на нуле. Силовые поля доживали последние мгновения. Оливер обратился в прах.

Дима побежал ещё быстрее, закричал как сумасшедший. Андрей знал, в чём дело: скаф впрыснул эндорфины в ответ на раны. Железные дровосеки попали в Диму. Он стрелял туда, где одна из ног присоединялась к ящику. Получилась небольшая щель. Чувствуя странный прилив сил, Андрей швырнул туда последнюю гранату.

Жестянок не осталось. Только два человека и ящик. Ноги робота медленно подогнулись, он рухнул в снег. Андрею вдруг стало интересно, видел ли кто-нибудь падение Колосса Родосского. Следом упали и солдаты. В скафах не оставалось энергии.

- Андрей, - прошептал Дима, когда всё вокруг уже меркло.

- А?

- Спасибо, что тогда поиграл со мной.

Потом Андрей слышал щёлканье клавиш, чувствовал запах синтетического кофе и тугой узел в груди. Почему-то он знал: ангелы не сидят за компами, не пьют всякую бурду и не дают людям грустить.

- Кажется, я не в раю.

- О, ты очнулся.

Андрей открыл глаза. Перед глазами маячила большая стальная клешня. Капля крови медленно упала на лоб.

- Где мы? Андрей сел на железной койке, чувствуя головокружение. – Где Дима?

- Прости, никто из твоих товарищей не выжил. Это «Франкенштейн».

Флагман роботов.

- Что? – Андрей вскочил на ноги.

Наконец, он увидел собеседника. Обычный паренёк в грязной толстовке и с безразличной улыбкой. Надень на него всякое перевидавшую куртку и получится обычный житель Кибер-Иерусалима. Такой, который взламывает дома и собирает вещи, оставленные жителями города перед уходом в матрицу.

- Ты киборг?

Парень рассмеялся.

- Ты же видел ведро с пушками, которое собрали проксимцы. Как думаешь, киборг им по зубам?

Андрей смотрел на этого не-киборга, высматривая неестественные движения, но не находил. Это ничего не доказывало.

- Тогда что мы делаем на этом корабле?

- Ну, - не-киборг развёл руками. – Я спас тебе жизнь. До города ты мог не дотянуть, а тут неплохая медсистема.

Андрей опять посмотрел на клешню. Ещё одна капля готовилась сорваться вниз. Андрей быстро отвернулся.

- Почему мы одни?

- Вообще-то здесь уже могла бы собраться очередь из желающих сделать халявное обрезание. Но неожиданно сработали системы безопасности и всех перебили.

Значит, рядом с кораблём теперь целое кладбище.

- Мы тут как оказались?

Андрей осматривался. Никакого оружия у не-киборга не было, сам он казался не лучшим бойцом.

- Я взломал систему. А ты думал, я этой клешнёй вручную работал?

Андрей понимал всё меньше.

- Хочешь сказать, ты хакер?

Его собеседник протянул руку.

- Если не знаешь, как меня обозвать, то можно и так. Кстати, я Макс.

- Андрей, - он пожал руку, чувствуя нелепость этого действия.

- Просто я немного понимаю в комплюхтерах, - закончил Макс.

- Всех, кто в них понимал, перебили.

Макс ухмыльнулся. Разговор явно тешил его самолюбие.

- Думаешь, это наследственное? Я научился. С помощью вот этой самой головы, - он ткнул себя пальцем в висок.

- Выходит, ты преступник.

- И собираюсь совершить преступление ещё хуже, - Макс сверкнул глазами, напомнив Андрею фильмы про сумасшедших учёных. – Уничтожить храм Человека-Бога.

Настала очередь Андрея смеяться.

- Зачем? Жрецы ведь создают утопию.

- Ну да, они это так называют. На деле все мы окажемся в аду.

- Почему?

Макс забегал по комнате, перескакивая через провода и размахивая руками.

- Почему? Это же очевидно! Потому что над людьми в матрице будет висеть опасность не угодить компутерной программе. Представь, если бы такое создали в древности. Ещё до Третьей Мировой. Ещё до Первой Мировой! Пришлось бы тебе ходить в парике и панталонах!

Змеи в груди сплелись потуже. Слишком уж этот чудак напоминал Диму.

- Правила зададут на основе опросов, - вклинился Андрей.

- А кто будет их менять? Люди меняются. Раньше вон секс до свадьбы считали извращением.

Чёрт, Дима говорил то же самое. Андрей как будто снова оказался в шумном кабаке, где посетители щипают официантку за зад и облако сигаретного дыма делает всё нечётким, стирая границы между людьми. В таких условиях Дима любил поговорить о политике, философии и прочей лабуде.

- Ты чего завис?

Андрей тряхнул головой.

- Слушай, ради справедливого мира можно многим пожертвовать, - он говорил неуверенно. Вообще-то, Андрей сам подумал, что сказал ерунду.

- Ага, справедливого. Одни роботы присмотрят за тобой, пока другие захватывают реальный мир. Зачем, по-твоему, истребили программистов?

- Потому что они становились хакерами.

- Зачем? Они же писали программы. Могли сделать в матрице что угодно без всяких взломов. И вот, придумали себе помощников. А те испугались за реальный мир. Как защищаться от колоний?

- И тогда, - перебил Андрей. – Жрецы создали вирус, заставляющий роботов в колониях бунтовать против людей. Я это уже слышал от другого сумасшедшего.

- Он умел взламывать инопланетные корабли? Или подключаться к матрице за пределами Кибер-Иерусалима?

- Ты и это умеешь?

Макс надулся, как голубь перед подружкой.

- Есть у меня пара прибамбасов из прежних времён.

- Если ты так крут, зачем тебе я?

Макс тут же сдулся, посмотрел на свои ботинки, одним из которых ковырял что-то в полу.

- Потому что для моего плана нужны двое. А второго у меня нет.

Неужели правда мысли читает?

Андрей вспомнил, как они с Димой, ещё в детстве, забрались на крышу здания. Как раз пошёл снег, и они смотрели вдаль, туда, где в танце сливались снег и радиоактивная пыль. Именно такой танец скроет тело Димы через много лет.

- Слышал? – Спросил Андрей. – На Проксиме пытаются научиться читать мысли.

Дима кивнул. Андрей огорчился тому, что друг не разделил его восторг.

- Представь, как круто: идёшь ты по улице, а там девчонка плачет. И ты сразу знаешь, что случилось.

- Пусть себе плачет, - пожал плечами Дима. – Мой папа говорит, что человек имеет право быть несчастным.

- Ладно, - сказал Андрей Максу. – Я помогу тебе. Только при мне будет ствол.

День победы перешёл в ночь. Свет фар вырывал из темноты тела в скафах, обломки консервов и более крупных роботов. Как погибшие корабли они лежали на земле, покрываясь всё большим слоем снега. Андрей подумал, что через много-много лет их отроют археологи. Совсем одичавшие люди решат, что это какие-то древние звери.

- Я теперь ветеран, - сказал Андрей.

- Угу. Обратись за медалью в соответствующую инстанцию.

Они остановились на холме. Андрей смотрел с него на родной город. Когда-то там были жилые дома, магазины, школы, больницы, клубы, рестораны, больницы, бары. Они подпирали свинцовую крышку гроба, сходившую за небо, служили символом того, что человечество ещё борется. Теперь всё это превратилось в памятник самому себе. Музей настоящей жизни.

По нему бродили отдельные чудаки. Задумчивые, в рваной одежде, питающиеся всякой дрянью. Лишь бы оставаться в реальном мире. Что они в нём нашли? Теперь они поздравляли друг друга с победой и распивали найденное непонятно где пойло. Жизнь это напоминало слабо. Город умер, и теперь в нём копошились трупные черви.

- Почему ты просто не взял кого-нибудь с улицы?

- Слишком ненадёжный класс. И жрецы это наверняка предусмотрели.

Они приступили к делу.

- Учти, у тебя не больше трёх матричных часов. Потом батарея сядет, а ты превратишься в овоща.

Андрей боялся, что его стукнет током, пока Макс цеплял к нему приборы для входа в матрицу. В его устройстве полагалось сидеть, а не лежать.

- Готов? – Спросил Макс.

- Давай, - Андрей предусмотрительно положил руку на бластер.

И всё вокруг поплыло. Настоящий мир исчезал, сменялся компьютерной симуляцией.

Наконец враг попался. Нод выследил создателя вирусов. Он находился в переделанном гравимобиле. Очевидно, антенны позволяли загружать вирусы в матрицу. И, если жрецы правы, связываться со своим начальством с Проксимы.

Нод не привык быть всего одним человеком, но в реале по-другому не бывало. Он надеялся, что его координация не помешает свершить правосудие. Держа бластер наготове, киборг готовился войти в машину.

Андрей оказался под тёмно-синим небом. Вдали виднелся городок и какие-то высокие чёрные деревья, а над головой висели огромные звёзды. Андрей пошёл прямо, пока не увидел дверь. Она ни к чему не крепилась, просто дверь посреди звёздной ночи.

Андрей открыл её и попал в матрицу.

Теперь он шёл через поле душистых трав и цветов, вокруг летали бабочки, на бутонах сношались феи, пекло солнце. У Андрея снова защемило в груди. Его товарищи этого больше никогда не увидят.

Впереди показался дворец. Живые люди уже много лет в него не входили: это была территория жрецов. Красота белоснежных стен, золотых шпилей и драгоценных камней подсказывала, что всё вокруг ненастоящее. Всего лишь сон, в котором можно остаться навсегда.

Пластина, которую Макс вшил Андрею под кожу, в матрице превратилась в браслет. Его полагалось сломать в центре незащищённого храма. Жрецы бросили все силы на борьбу с вирусами Макса. Происходило что-то типа Армагеддона в искусственном мире.

На входе в храм висела надпись: «ходи по саду райскому и помни, что Человек подобен Богу».

Даже жаль уничтожать всё это.

Длинный коридор с очень высоким потолком встретил посетителя не тишиной. Андрей слышал пение: одновременно грустное и дарящее надежду. Пение едва слышалось и доносилось со всех сторон. Пели стены. Потолок повторял звёздное небо. Андрей где-то слышал, что в реальном мире, ещё до ядерной зимы, не каждый мог рассмотреть созвездия. В матрице с этим было намного проще – любой дурак мог увидеть Молнию Поттера, Капюшон Кенни, Мстителей, Пастушью Корону и ещё кучу всего.

Коридор заканчивался вратами, которые сами открылись перед Андреем. Он вошёл в огромный зал с белым деревом в центре, снял браслет.

- Эй! Ты кто?

Более мягкого голоса Андрей ещё не слышал. Он повернулся и увидел девушку. Самую красивую на свете, он не сомневался.

- Я – Артемида, - сказала девушка.

- Андрей.

Он сжал браслет в кулаке.

- Ты пришёл убить нас? – Артемида посмотрела Андрею в глаза.

- Нет, что ты, - Андрей уставился в пол. – У меня совсем другое дело.

- Мы можем дружить. Я тут единственный живой человек и мне скучно.

Андрей пытался прикинуть, сколько у него ещё времени.

- Мы можем уйти вместе. Тебе необязательно сидеть тут всю жизнь.

Девушка улыбнулась.

- Это татуировка? – Она потянулась к свободной руке Андрея. – Можно посмотреть?

Андрей вытянул руку, Артемида коснулась.

И тут же солдат почувствовал боль во всём теле.

- Еретик! – Крикнула Артемида. – Ты чуть не уничтожил мечту людей!

Её голос становился всё более грубым, сама она расплывалась.

- Кто подбил тебя на это? Киборги с Проксимы?

Она превратилась в огромного спрута. Одно из щупалец обвило Андрея, который всё так же не мог шевелиться.

Потом чудовище завизжало.

- Андрей!

Кричал Макс.

Спрут швырнул Андрея в сторону. Он пролетел метров десять и упал, почти не почувствовав боли.

- Я подтянул твои статы, - крикнул Макс.

Он уворачивался от щупалец и стрелял в Ктулху из арбалета. Долго это продолжаться не могло. Совсем скоро монстр схватил Макса за ноги и поднял вверх тормашками.

- Вставай!

Чудище издало булькающие звуки. Наверное, рассмеялось.

- Он парализован.

Но Андрей чувствовал, что оно ошибается. Пальцы немного шевелились.

Монстр и его поднял перед собой.

- Теперь вы мои пленники, - прохрипело чудище. И тут же начало перебирать свободными щупальцами. – Мы можем малость поиграть.

Андрей разжал пальцы, браслет упал на пол.

Чудовище с воплями отшвырнуло людей. В настоящем мире они сломали бы все кости. Но тут остались целы.

- Давай, шевелись, - Макс пытался поднять Андрея, всё ещё скованного. – Думай, что справишься. Мои апгрейды помогут.

Спрут бился в конвульсиях, стены храма горели синим пламенем.

Андрей поднялся на ноги и пошёл. Затем – побежал. Вместе с Максом они неслись по коридору. Пение превратилось в громкие угрозы и проклятия.

Когда люди выбежали на улицу, храм развалился.

- Вот и рухнуло царство кощеево! – Заржал Макс.

Он бежал быстрее, всё-таки Андрей по-прежнему чувствовал слабость от прикосновения «Артемиды». Макс прибежал к выходу на двадцать минут раньше товарища. В реальном мире это минуты две.

Грохот. Андрей вскочил и развернулся, одновременно хватая бластер.

- Эй, здоровяк, потише, - сказал Макс.

Какой-то упырь прижал его к стене, целясь при этом в голову из бластера.

- Зачем ты делаешь это? – Спросил упырь.

- Макс, кто это?

- Антивирус в теле киборга. Нашёл меня, козёл.

- Ты помогаешь врагам, - сказал антивирус. – Зачем?

- Чёрт, никакой я не враг, - голос Макса дрожал. – Стреляй.

Он зажмурился.

- Выстрелишь – я успею убить его. Человек не согласился бы на такое. Он киборг, как и я.

- Да не киборг я. Мне уже всё равно кирдык. А у него могли сохраниться резервные данные бога в псевдомозге. Стреляй!

- У нас ещё есть шанс, - антивирус повернулся к Андрею. – Мы простим тебя.

Макс, только что сотрясавшийся от рыданий, упал на пол. Киборг не ожидал такого, струя плазмы прошла над головой Макса. Андрей тут же выстрелил. Псевдо-, квази-, нано-, супер-, пупер – как его там мозг размазало по стене не хуже обычного.

- Хороший выстрел, - Макс поднялся на ноги.

- Что теперь? – Спросил Андрей. – Нас будут искать?

- Вряд ли, - Макс толкнул ногой киборга. – Жрецы никого не посвящали в свои дела. Скажешь, что долго возвращался с поля боя если что. Теперь всё будет нормально.

Нормально. Андрей вспомнил лицо Андрея. Его дурацкие выходки, пьяные разговоры до утра. Нормально больше не будет.

- Кстати, спасибо, что поверил мне, - продолжал Макс.

- Не поверил. Прости.

Андрей зажмурился и выстрелил. А когда открыл глаза, то увидел мозг. Живой или нет, он ничем не отличался от мозга киборга.

- Не слишком эстетично, - сказал Андрей, выходя из машины.

Он медленно пошёл к Кибер-Иерусалиму, своему забитому и раздавленному городу, стоящему на костях. Городу, который лишился утопии, но сохранил свободу. В том числе, свободу быть несчастным. 

Другие работы:
0
269
21:52
солнце и луну названия, с большой буквы
путаный текст, дерганый
защищать город по земле по или на?
ориентироваться в пространстве из-за помех какие помехи от шумовой гранаты?
вариации «Матрицы»
печально
Загрузка...
Светлана Ледовская №1