Эрато Нуар №1

Белый танец

Белый танец
Работа № 69

- Холодно, черт возьми.

- Зато, какой вид…

- Угу, - раздраженно буркнул прохожий. – Для слепого в самый раз.

По правде говоря, зимой Москва становится отнюдь не красавицей, скорее гулящей девкой. Отвратное зрелище, смею заметить – вместо пушистого снега лежат серые куски облезлого льда. В низинах плещется грязная жижа. А по улицам мегаполиса пестрят неубранные кучи мусора.

- Ты чем-то недоволен? – Поинтересовался компаньон.

- Ну как сказать…

- Да говори уж как есть.

Довольно-таки странная пара, если присмотреться. Седой старик в длиннополом пальто и аляповато одетый франт.

И все-таки они были партнерами.

Первый одет был с иголочки, пусть и на стародавний манер. Чисто выбритые щеки. На глазах темные очки. Судя по глубоким морщинам, он разменял уже седьмой десяток. Однако остался крепко собран и подтянут.

По сравнению с напарником второй выглядел желторотым юнцом. Потертые джинсы, тонкий свитер, модный пиджак с заплатками на локтях. Светлые волосы он аккуратно зачесал назад и щедро залил лаком. На узком подбородке топорщилась аккуратная бородка в испанском стиле.

- «Унылая пора – очей очарование…», - продекламировал молодой отпрыск золотой молодежи.

- Он писал это про осень, бестолочь, - возразил старик. – Ты плохо знаком с творчеством Александра Сергеевича. Рекомендую озадачиться на досуге.

- Я знаю, да только: «…буря небо мглою кроет, вихри снежные крутя…» сюда мало подходит.

- Хм, - улыбнулся напарник и, вынув трубку изо рта, выдохнул облако табачного дыма. – Пожалуй ты прав.

- Ну, надо же, в кой-то веки раз ты согласился.

- Особо не обольщайся, а то привыкнешь чего доброго.

Ехидная колкость достигла своей цели. Молодой человек на секунду остановился и, заглянув в черные стекла очков компаньона, двинулся дальше. Разобрать, что за ними оказалось невозможно.

- Тебе никто не говорил, что самомнение у тебя чересчур раздуто?

- Каждый второй.

- Так вот, они правы!

Погрузившись в себя, франт не заметил, как напарник слегка отстал и занял место подальше от проезжей части. С губ старика не сходила довольная улыбка нашкодившего юнца. При этом он слегка небрежно постукивал по плитке своей изысканной тростью.

Очнувшись, молодой человек остановился и мысленно выругался. День не задался с самого утра, а теперь еще и старший ведет себя странно.

- Ну чего ты встал?

- Красивый город.

- Ты ничего не видишь, - подколол партнер.

- Я чувствую. Он жив, и это главное.

Столица сверкала сотнями огней – переливались светом гирлянды, призывно мерцали вывески ночных баров, привычно вгрызались в ночь высокие фонарные столбы. Москва никогда не спит. Бывает, дремлет лишь порою, да и то одним глазом, наблюдая за своими детьми.

- Три двойки.

- Что «три двойки»?

- Случайность и ничего более.

- Давай ребусы оставим на потом? Сегодня у меня нет настроения их разгадывать.

Хмыкнув, старик вынул изо рта трубку и выпустил колечки дыма.

- Ты только не нервничай - он хороший человек. Вот только воды отошли раньше положенного срока.

Шлифуя колесами мокрый асфальт, из подворотни выскочила темно-синяя бэха. Хищный прищур ее фар окатил пустую улицу блеском ксенона и уставился вдаль.

- Он очень испугался за нее.

Трешку занесло, но водитель с электроникой вовремя справились с управлением, успев выровнять траекторию. Втопив по полной, дитя немецкого концерна унеслось в направлении ближайшей больницы, напоследок окатив франта грязной жижей.

На белом номерном знаке топорщились три двойки.

- Ты знал, - выдавил из себя молодой человек, утирая лицо. – И…

- В отличие от тебя я люблю разгадывать загадки, - старик откровенно потешался над своим неудачливым партнером, - и ребусы.

- С такой манерой езды, он не доедет.

- Доедет.

- Ты помог ему, - догадался франт.

- Совсем чуть-чуть. Занятный экземпляр.

- Думаешь использовать его в своих интригах?

- Интриги – плохое слово.

- Суть дела не меняют.

- Пока не знаю, но почему бы и нет.

- Костюм на выброс…

- Там ему самое место. Где вообще ты откопал его?

- Так сейчас модно, - раздраженно шикнул блондин и попробовал отряхнуться. – Ты специально это подстроил?

- Случайность, и ничего более, - миролюбиво поднял руки старик.

- Верится с трудом.

- Сколько раз я твердил тебе: учись читать диаграмму вероятностей. Ну а на нет и суда нет. Остается корить лишь самого себя.

Стиснув в бессилии зубы, франт все же промолчал. Безрассудная ярость не лучший советчик в подобных делах. Сделав несколько глубоких вздохов, чтобы успокоиться, он направился вслед за партнером.

- Может, остановимся, наконец, в каком-нибудь кафе?

- А тебе не кажется, что ни в одно приличное заведение тебя сейчас не пустят? – Продолжил подкалывать его старик. – Вам должно быть стыдно, молодой человек.

- Так куда мы идем? – Проглотив ругательство, поинтересовался франт.

- Никуда. Мы уже пришли.

Одно из культовых мест Москвы. Почти в центре площади стоял задумчивый монумент гениальному поэту прошлого.

- «Я памятник себе воздвиг нерукотворный, к нему не зарастет народная тропа…»

- У нас вечер поэзии? Предупредил бы заранее, может чего бы я и выучил наизусть.

- Хм, а это идея.

- Издеваешься?

- Немного.

Ночной морозец задорно покусывал лица редких прохожих, и пара дежурных не стала исключением. Нос франта покраснел. Пытаясь согреться, он потер его пальцами.

- Скоро бал, - невпопад произнес старик.

- Бал? – Протянул компаньон, не совсем понимая о чем речь.

- М-да, учить тебя еще и учить. Ты ничего не слышал о нем?

- Эээ…скорее нет, чем да.

- Невежа. Традиции нужно чтить.

- Согласен. Правда, сборник обычаев так ни разу и не попался мне на глаза в библиотеке. Ах, пардон, - он всплеснул руками, - я и запамятовал – у нас и самой библиотеки нема.

В ответ старик лишь сокрушенно покачал головой.

- Шут.

Франт нахмурился, но решил не обращать внимание.

Пока…

- Зачем ты привел меня сюда?

- Так принято.

- Принято что? Тащить напарника не пойми куда среди ночи? Или вести запутанные беседы?

- Ты не в духе сегодня…

- Конечно…«случайность и ничего более».

- Тебя настолько удручает твой внешний вид?

- Не без этого, - буркнул франт, успокаиваясь.

- Потерпи немного и самые дорогие бутики будут к твоим услугам.

- Твои бы слова…ааа…может ты, наконец, объяснишь мне какого лешего мы сюда приперлись? И что за бал нас ожидает?

- Всему свое время.

Не оставив компаньону выбора, старик направился к памятнику. Тот послушно поплелся вслед за ним.

- Давняя традиция. Довольно-таки странно, что ты не слышал о ней раньше, хотя о «пари» обмолвился на первом же дежурстве. – Седой присел на скамейку рядом с монументом. – В ногах правды нет…

- Я постою.

- Что ж, дело твое. Настаивать не буду. – Достав трубку, он неспешно забил ее табаком и раскурил. – В позапрошлом веке одна весьма экзальтированная особа решила придать остроты своему светскому рауту, пригласив среди прочих гостей двух необычных персон. И помог ей в этом загадочный граф Сен-Жермен.

- Уже интересно, - хмыкнул франт, но на краешек скамейки все-таки присел. – И кем же оказались эти вип-персоны?

- Жизнь и смерть.

- Ты смеешься?

- Нисколько.

- Не могу поверить…

- Занятно, не правда ли? Людям оказалось по силам то, что недоступно нам.

- И что было дальше?

- Была подарена одна жизнь.

- И все?

- Нет, конечно. В противовес была забрана одна жизнь. Все честно.

- Равновесие…

- В точку.

- О’кей, а при чем здесь мы?

- Идея пришлась по душе не только скучающему бомонду, но и нам. Ведь во время бала выбирается фаворит.

- И неудачник.

- А как же, - не стал отрицать старик. - Нам остается лишь оставить заявку на игру и найти подопечного. Вопросы?

- Почему именно здесь?

- В свое время Пушкин оказался среди приглашенных на светский раут, однако приглянулся он отнюдь не той девице.

- Так дуэль…

- Была неслучайна. После бала у несчастного остается всего лишь несколько дней для того, чтобы решить все свои вопросы.

- А затем?

- Смерть.

- И никаких шансов?

- Мой мальчик, я плохо учил тебя, раз ты задаешь подобные вопросы. Шанс есть всегда.

Пока они разговаривали, к памятнику парами подходили размытые тени и касались ладонями каменного основания. В этот момент давно ушедший поэт вздрагивал и произносил одну из двух заготовленных фраз.

- Мы можем отказаться?

- Можем, - улыбнулся старик и приложил свою руку к монументу.

Ожидая решение, Александр Сергеевич вопросительно уставился на франта. Чертыхнувшись, блондин протянул свою ладонь и замер, слушая беспристрастный голос голема.

- Заявка принята, риск – дело благородное.

- Что дальше?

- Дальше? Хм, думаю, тебе все же стоит сменить свой наряд на…более опрятный. Кроме того у нас есть неделя на поиск игрока. Забыл тебе сказать о маленьком нюансе…

- Я весь во внимании, - скривился франт.

- Он должен добровольно пойти на бал. Без понуканий, посулов и вранья. Он должен захотеть находиться там.

- Джентльмен или леди?

- Как будет угодно судьбе.

- Что ж, кругозор поиска расширен вдвое. И то хорошо.

- «Бояться не позор, позор смириться с этим», - раздался голос поэта за спиной.

- А это обязательно?

- Что именно?

- Весь этот наигранный пафос. Век высоких технологий как-никак. Люди рассылают друг другу электронные письма. Ну, или на крайний случай в рукописном варианте. Зачем этот спектакль?

- Дань традиции, - усмехнулся старик. – Чтобы не забыть проигравших.

- Эээ…

- «Бояться не позор, позор смириться с этим».

- Почему многие отказываются от развлечения?

- Вероятность того, что подопечный вытянет черную соломинку хоть и не велика, но все же присутствует. А за этим, как я сказал, последует смерть.

- Ну и что? В конечном итоге все из них смертны.

- Ты не понял меня, жребий тянет не только подопечный, но и мы. Вот и расплачиваться за это приходится не ему одному.

Франт остановился как вкопанный.

- То есть вместе с куклой рискуем и мы?

- Не называй их так. То, что изредка мы дергаем нити их судеб, не делает нас кукловодами.

- Не перескакивай с темы на тему.

- Я и не думал.

- Почему ты не сказал об этом раньше?

- А ты бы отказался? – Задав вопрос, старик развернулся и зашагал к ближайшему ресторану. – Я замерз, так что чашка горячего чая придется как нельзя кстати.

- Нет! – Бросил франт вдогонку. – Но, тем не менее, хотелось бы знать, чем я рискую.

- Теперь знаешь. Не ворчи. Из нас двоих старым дедом являюсь я, а не ты. Так что прерогатива нытья остается за мной. Идем, я угощаю.

- Угощает он…

- Не дрейфь, вероятность проигрыша ничтожно мала, зато впечатлений через край.

- Угу, тебе ли не знать, что фортуна любит выкидывать еще и не такие фортели.

- Пари?

***

- Нарушаем, Зуев Степан Геннадьевич?

Сотрудник ДПС внимательно изучал предоставленные документы.

- Да Вы что, товарищ инспектор, - водитель супры скорчил как можно более невинную мину. – Как можно?

- Нарушаем! – Не согласился гаишник. – Андрюх, пробей по базе.

- Черт! – Вполголоса выругался Степан. Ждать чуда было глупо, и он выбрался из машины.

Спортивное телосложение скрадывал теплый пуховик. На макушке клок темных волос был собран в пучок наподобие японских самураев. Катаны под рукой не оказалось, но это и к лучшему. Холодное оружие – статья…

- Ого! Не хило.

- Товарищ инспектор…

- А Вы говорите, что законопослушный водитель. Права я забираю, выпишу временные.

- Товарищ…

В подобных случаях манера поведения у всех разная – кто-то опускает руки и послушно бредет на убой, кто-то спорит с пеной у рта, иные даже грозятся. Степан же привык вести переговоры. Спокойно и обстоятельно.

Удавалось, правда, не всегда.

- Прошу, - гаишник протянул временное разрешение. – Ждите повестку в суд.

- Благодарю, - проскрипел зубами Степан.

Лихо вывернув руль, он подрезал зазевавшийся ситроен и скрылся в городском потоке.

- Этот? – Удивленно спросил франт. – Да ты никак шутишь?

- А чем он плох?

В тени автобусной остановки пыхтел трубкой старик. Вопрос озадачил молодого.

- Да он…

- Ну.

- Он…

- Язык проглотил, что ли?

- Не, ну какой из него фаворит. Неудачник он по жизни. Даже тут не смог отбрехаться. Я против.

- М-да, - седой сокрушенно покачал головой. – Когда ж ты начнешь считать дисперсию? Морока с тобой одна.

- Я против, - упрямо повторил франт и сплюнул в сторону.

- Хорошо. Твои предложения?

- Например…

- Завтра вечером сломает ногу. Вальсировать на костылях, знаешь ли, не очень удобно.

- Мм…тогда…

- Узнает, что парень изменял ей с лучшей подругой, и на неделю выпадет из жизни.

- Чтоб ей пусто было! А если…

- Острый приступ гастрита. Больничная койка на несколько дней. Ты решил перебрать всех подряд?

- Я не хочу проиграть.

- Никто не хочет, - усмехнулся старик. – У нас осталось всего три дня, чтобы выбрать.

- А если мы так и не найдем никого?

- Фиаско, друг мой.

- Проклятие! – Внезапно глаза у франта сверкнули. – Мы можем подправить…

- Запрещено правилами, - покачал головой компаньон.

- Тогда…

- Нам пора, - старик резко вскочил и замер. – Мясницкая. Там обрыв. Прошляпили, ядрена вошь.

- Пешком не успеем.

- Сам вижу…

Странная парочка растаяла в воздухе.

***

Чудны дела твои, Господи…

На толстых перинах ворочалась княжна и никак не могла заснуть. Под глазами залегли темные круги. Измученное тело просило отдыха. Однако ничего не помогало ей.

Ни дохтура, выписанные из самого столичного Петербурга. Ни ворожеи со своими пучками душистых трав. Ни молебны, заказанные по всей златоглавой.

Ничего…

Изнутри точила еще крепкое женское тело загадочная болезнь. Не хотела отпускать на волю Безносая.

И поторговаться бы с ней, да только кто…

Княжна вспомнила и, чуть было, не подскочила на кровати. Как же она забыла…

С помощью сонной служанки доплелась княжна до левого флигеля и принялась рыться в личных вещах отца. Незадолго перед смертью папенька обмолвился, что оказал весьма ценную услугу графу Сен-Жермену, посетившему в прошлом веке Россию.

Долг платежом красен. Вот граф и поклялся – дескать, нужна будет помощь, позови только. Голубиная там почта или письмо с сургучной печатью – то не для него, зря, что ли, граф чародеем слыл. Оставил он брошь в виде мака.

Княжна достала украшение из шкатулки и вгляделась в ее рубиновые лепестки.

- А почему папенька тобою не воспользовался?

***

- Привет, мам. Срочно?

- А у тебя опять нет времени на меня?

Степан тоскливо оглядел стол, заваленный расчетами, и тяжело вздохнул.

- Есть.

- Тогда слушай. Я купила тебе абонемент…

- Мам, у меня есть действующий.

- Что есть? – На том конце провода повисла пауза. - Так, не путай меня. Твоя качалка волнует меня в последнюю очередь. Помешался совсем на ней.

- Мам…

- Не перебивай мать! Итак, на чем я остановилась? Ах, да, в общем, с сегодняшнего вечера ты занимаешься танцами.

- Час от часу не легче. Чего это ты удумала?

- Может, познакомишься там с кем приличным. Пора уже…

Очередная тирада завершилась диктовкой адреса, куда следовало явиться к восьми часам. Без опоздания.

- Яволь, майн фюрер, - парень вытянулся во фрунт.

И ведь не поспоришь толком. Мама ведь...

Дальше пришлось отчитаться по состоянию здоровья, выслушать упреки на тему редких звонков, ну и так далее по списку.

Слава богу, что в кабинет заглянула секретарша, и можно было безнаказанно завершить разговор.

- Да, Марго?

- Босс вызывает.

- Эээ…

- Настроение не очень. Скорее всего, песочить за что-то будет.

- Понял. Спасибо.

- Всегда, пожалуйста.

Дверь захлопнулась.

- И на кой ляд мне эти танцульки, - выругался вслух Степан. – Без них заботы, что ли, мало.

*

- Думаешь, пойдет?

- А сам не видишь?

Франт призадумался.

- Вероятность высока, но… - Взгляд остекленел. – Семьдесят два процента.

- Старые формулы используешь. О поправке Богарта забыл, небось?

- Хм…девяносто пять.

- Точно, - старик отхлебнул чая. – Правда, для этого еще нужно кое-что сделать.

За стеклянной витриной кафе припарковалась черная супра и оттуда показался Степан. Сверившись с адресом, он перешел улицу и зашел в украшенный лепниной подъезд.

- Неудачник, - фыркнул франт. – Погорим мы с ним, ой погорим.

- С чего ты взял?

- Через полчаса авто эвакуируют.

- Со всяким может случиться,- усмехнулся старик. – Не разводи панику.

Блондин ощутимо напрягся и немного удивленно выдал:

- Странно. Я не могу прочитать результат. Словно гладь озера пошла рябью.

- Никто не может. Иначе, зачем эта игра?

- Резонно, - согласился он и подкинул монетку. – А он неплохо танцует…

***

- Хай, Стэп. У «Метро» в десять. Будут все наши. Ты как?

- Воздержусь.

- Что так?

- Работы полно.

- Не узнаю тебя. Вместо дрифта перекладывать бумажки? С тобой все в порядке?

- Настроения нет.

- Ну, смотри. Если передумаешь, дай знать.

- Ок.

Отложив телефон, Степан уставился в монитор. Он никак не мог собраться с мыслями. То ли дело было в недосыпе – квест «забери авто со штрафстоянки» занял полночи. То ли во вчерашней партнерше для танца.

- Марго, - он попробовал имя на вкус и улыбнулся.

«Все! Пора работать!»

Сквозь фильтр в почте просочилось несколько писем со спамом. Не читая, Степан отправил их в мусор. Странно, но одно продолжило подмигивать в основном разделе.

«Скоро бал? А Вы не знаете в чем пойти?»

- Бред, - реклама отправилась в корзину вслед за товарками.

*

- Мягче. Плавнее, - по залу ходил худосочный мужчина с идеальной осанкой. Недовольно морщась, он раздавал комментарии направо и налево. - Вальс - это благородный танец для избранных. Это...

- ...вам не лезгинка, а твист, - пошутил кто-то из учеников.

Преподаватель скривился. Он явно недолюбливал такого рода подколки.

- Мсье, будьте добры покинуть мое занятие.

- Но...

- Никаких "но", молодой человек. На досуге у Вас будет достаточно времени подумать на тему остроты Вашего языка. Прощайте.

Дверь хлопнула так громко, что задребезжали окна.

- У Вас отлично получается, Степан. Вы раньше занимались танцами?

- Не припомню такого.

- Хм, интересно, - пробормотал учитель под нос. - Очень интересно.

- Что, простите?

- Нет, ничего. Всего-навсего мысли вслух. А Вы не думали попробовать свои силы в старшей лиге?

- В каком смысле?

- Проводятся конкурсы. Порою с неприлично большими грантами. Победить в них, значит доказать, что Вы лучший.

- А я лучший?

Преподаватель на несколько секунд замолчал, прикидывая что-то в уме, и произнес, твердо глядя в глаза.

- У Вас для этого есть все шансы.

- Спасибо, конечно, но я еще нигде не занимал первые места.

- Все когда-нибудь бывает в первый раз. Прошу простить меня.

Учитель откланялся.

- Ровнее спину. Не слышите музыку, считайте такты про себя.

По какой-то причине Марго не пришла сегодня на занятия. И вальсировать Степану пришлось с рыжеватой пигалицей. Та весь вечер строила ему глазки, томно вздыхала и даже пыталась флиртовать, но он был непреклонен.

Когда урок закончился и все потянулись к выходу, его подозвал к себе преподаватель.

- Разрешите дать Вам совет, молодой человек.

- Конечно, с радостью.

- Если Вам выпадет когда-нибудь шанс, не теряйте его понапрасну. Тяните соломинку.

- Но ведь можно и проиграть.

- Можно, - кивнул учитель. – И все же гораздо хуже осознавать, что ты мог стать лучшим, а в результате оказался никем.

- Надо ехать! - В глазах жены искрилось восхищение. - Это подарок судьбы! Он бывает один раз в жизни!

- Мне кажется, я не настолько хорош.

- Но тебя пригласили…

- Не знаю…моя работа…

- Рискни, иначе будешь жалеть об этом всю свою жизнь…

Именно так. Он каждый день вспоминал свою трусость и корил себя за нее.

Иногда фортуна не поворачивается лицом дважды.

***

Маковый цветок стал надеждой. Правда, сколько ни думала княжна, сколько ни рядила, решиться все не могла. Словно кто-то за руку держал. Вернее рот затыкал.

А тут невмоготу стало. Скрутило так, что слезы из глаз потекли.

- Прошу, помоги, - взмолилась она артефакту и тихо заскулила.

Не смогла больше терпеть.

*

Плескалась за окнами чернильная ночь. Играл ветер с верхушками сосен. Стояла тишина в округе. Все поместье погрузилось в сон.

Из дремы княжну выдернул шорох.

- Кто здесь? – Испуганно сжалась она и приготовилась звать на помощь.

- Вы звали меня…

Сами собой вспыхнули свечи, расставленные по комнате, и озарили ночного гостя. Коренастый мужчина небрежно сидел в кресле и задумчиво вертел в пальцах какую-то безделицу. Беленые кудри парика. Камзол старинного покроя.

Он поднялся на ноги и, слегка склонив голову, представился.

- Граф Сен-Жермен. К Вашим услугам.

Испуганная княжна пролепетала что-то неразборчивое в ответ.

- Видимо, пришло время платить по счетам.

***

- Черт, да он форменный неудачник! - Франт выразительно посмотрел на компаньона. - Разве ты не видишь этого?

- Нет.

- Да его уволят через час.

- И что? - Стоя посередине Крымского моста, старик спокойно посасывал трубку и любовался темной прогалиной в обледеневшей реке.

- Как что? Он притягивает одни несчастья.

- Не драматизируй - не все так плохо.

- Конечно, все еще хуже. Удивлен, как он жив останется после…

*

- Привет, Кир.

- Привет. Там тебе заказное письмо доставили. В кабинете на столе.

- Ага, спасибо.

- И…это…шеф тебя к себе вызывал.

- Зачем?

- Не знаю, - она отвела глаза.

- Ну что ж, все плюшки потом, сперва аудиенция.

Через полчаса "Тоби" был свободен. От слова "абсолютно". Подписанное заявление лежало на столе бывшего руководителя и теперь осталось только собрать свои вещи и попрощаться с бывшими коллегами.

Назвать веских причин босс так и не смог. Косяки, конечно, были…а кто без греха. Но за свою работу Степан отвечал головой, дэдлайнов не нарушал.

И тут на тебе. Прилетело.

Слегка растерянный, он зашел в свой бывший кабинет и присел за стол. На глаза попался серый конверт. Внутри оказался сложенный листок плотной бумаги.

"Приглашение на бал".

Выругавшись, Степан швырнул его в мусорное ведро. Что делать дальше он не знал. Искать работу или не торопиться с этим, а если…

- Да пошло оно все...

Он покинул офис и сел в супру. Из заднего кармана джинсов торчал сложенный втрое листок бумаги.

А чем это не шанс?

***

"…девять автомобилей. По данным ГИБДД водитель не справился с управлением и…"

Ага. Как все просто, когда читаешь статьи подобного рода в новостях. А когда многотонный КАМАЗ несется на тебя и не думает тормозить, то это совсем другой коленкор.

В общем, от супры не осталось и живого места. Одна дорога - в утиль. Так что до дома Степану пришлось добираться уже пешком. В очень отвратном настроении, смею заметить.

Ну что ж. Всякое бывает.

Времени ознакомиться с приглашением у него оказалось в избытке. Если вкратце, то бал должен состояться сегодня ночью. Если развернуто, то нужно еще найти костюм. Дресс-код жесткий - черный фрак, белая сорочка, бабочка и маска. В общем головняк еще тот.

Желание выбираться куда-либо таяло с каждой секундой.

Поднявшись на свой этаж, Степан обнаружил, что у двери мнется странный парнишка.

- Вы из тридцать пятой? - Взял тот быка за рога.

- Да, а что?

- Ничего. Распишитесь.

Он протянул планшет с торчащим листком. Шрифт оказался настолько мелким, что разобрать писанину оказалось делом нереальным.

- Ну? До утра, что ли, с Вами торчать? У меня еще три срочных посылки.

- Посылки? - Удивился Степан.

- Да. Срочная доставка.

Не пойми откуда тот вынул чехол и протянул Степану. Там же была прикреплена бирка интернет-магазина "Все для бала".

- Сколько я должен?

- Ничего. Все оплачено. Подпись только поставьте.

***

Выслушав княжну, граф Сен-Жермен погрузился в долгие раздумья. Бедняжка боялась дышать.

- Я не врач, - наконец изрек он.

- Но Вы…Вы же обещали папеньке…

- Я не врач, - повторил граф. – Я чародей.

Княжна слушала с замиранием сердца.

- Договориться со Смертью можно, правда, придется предложить ей что-то взамен.

- Что?

- Ее не интересует ни золото, ни другие материальные блага, если Вы об этом. В сфере ее интереса жизни смертных.

- Сколько? – Глаза княжны загорелись надеждой. – Одна? Две? Десять? Сто? У меня много крепостных…

Граф покачал головой.

- Она должна выбрать сама.

***

Гостиный двор встретил официозной помпезностью.

При входе лакеи в алых ливреях. Снующие повсюду слуги. Дамы в пышных платьях…словно высокие створки здания стали окном в девятнадцатый век.

Приняв бокал шампанского, Степан отошел в сторону и занял выжидательную позицию на втором этаже. Здесь было удобнее наблюдать за происходящим.

Играла легкая музыка. Для танца, к сожалению, она подходила мало, так что галантным кавалерам не оставалось ничего иного, как развлекать спутниц светским трепом ни о чем. Кто-то откровенно смеялся, кто-то сохранял серьезную мину. Эмоции иных невозможно было разобрать сквозь глухие маски.

Пригубив игристое вино, Степан ощутил, как одиночество захватило его целиком. Из головы не шла Марго. Ее улыбка. Ямочки на щеках. Карие глаза.

Он отдал бы многое, чтобы оказаться на балу вместе с ней. Но…

- Осторожнее. Искренние желания имеют свойство сбываться.

Из тени колонны вышел старик в темном сюртуке. В его начищенных до зеркального блеска туфлях отражался свет электрических ламп. Против правил на нем не было маски, только непроницаемо-агатовые очки.

- Простите?

- Разве Вы не загадали что-то сейчас?

- Я… - Степан смешался.

- Не бойтесь своих желаний, молодой человек. – Незнакомец робко улыбнулся. – Ведь только Вам дано их постичь.

Музыка смолкла. И сквозь ряды гостей стал протискиваться разодетый в пух и прах распорядитель бала. Пышное жабо лежало поверх объемного пуза. А сам он был преисполнен важности возложенных на него обязанностей.

- Пожалуй, Вам стоит присоединиться ко всем. Совсем скоро первый танец откроет празднество. И кто знает, может Вам повезет.

- Откуда…

- Идите, молодой человек. Не упустите свой шанс.

Спорить Степан не стал. Он принял старика за «блаженного», что, в принципе, немудрено, и отправился вниз по ступенькам.

- Какого черта…

- Успокойся.

- Если бы он остался здесь…

- То что?

- Он не стал бы тянуть жребий. Вот что.

- Он уже вытянул его, когда зашел сюда.

- Проклятие!

- Тихо. Смотри.

Распорядитель как раз закончил свою приветственную речь.

Свет погас, и в кромешной тьме расцвел алыми красками маковый цветок. Лепестки упали на пол. И тут же яркий дождь бенгальских огней окатил зал.

Можно ослепнуть.

Вспыхнули лампы. Однако вместо распорядителя в центре зала стоял уже господин во всем черном и держал за руку даму в белом платье. Лиц не разобрать.

Заиграла мелодия и понесла за собой в царство вальса. Приглашенная пара закружилась в его вихре так изящно, что, казалось, они рождены в этой стихии.

Зрители стояли, широко раскрыв рты.

Дама в черном…нет, в белом…эээ…

Это было поистине странно, и все же наряды этих двоих меняли окраску каждое мгновение. С белого на черный и обратно.

Внезапно пара распалась, и женщина оказалась рядом со Степаном. Ее льдистые глаза сковали его. Холодная рука коснулась ладони. Он сам не заметил, как составил ей компанию в новом вихре танца.

- Черт! – Франт не удержался и сплюнул. – Я же говорил! Неудачник!

- Спокойнее. Нужно уметь проигрывать.

Казалось, старик нисколько не расстроился.

- Пойдем.

- И сколько у нас дней?

- Никто не знает.

- Хм, занятно…

- Как он будет готов, она придет за ним. Обычно не больше недели.

- А мы?

- Следом.

- Черт бы тебя побрал! Всего неделя…

- В лучшем случае.

*

Музыка смолкла, и пары замерли на месте. Слегка прищелкнув каблуками, Степан галантно склонил голову.

- Благодарю за танец.

- И я тебя, мой мальчик, - хриплый голос не вязался с образом партнерши. Хотя, с другой стороны, лица за темной вуалью не было видно. – Мне жаль.

Она поцеловала его в губы и прошептала на ухо.

- Все в твоих силах…

***

Разъехались в разные стороны экипажи. Разлетелись стайки барышень. Ускакали бравые гусары. И вот, наконец, уставшее от хлопот имение отошло ко сну.

Княжна сидела в своей спальне и рассеянно гладила алую брошь.

Бал прошел как нельзя лучше. Ей удалось договориться с костлявой и заложить чужую жизнь. Совсем еще юный драгун стал ее залогом в этой партии. Княжна постаралась вспомнить его лицо, но не смогла.

Да и зачем…ведь главное не это.

Ей хотелось танцевать дальше. От радости. От сладкой эйфории.

- Доброй ночи, княжна.

От страха хозяйка вздрогнула и обернулась. Сложив руки за спиной, у окна стоял Сен-Жермен и глядел в глаза беснующейся стужи.

Совсем как тогда…

- Рада видеть Вас, граф, - дрожащим голосом ответила девушка.

- Смею предположить, сделка удалась.

Кивок головой.

- Тогда мой долг можно считать погашенным.

Ледяные иглы впивались в стекла. Старались дотянуться до него, но тщетно. Вот он, совсем рядом…и одновременно так далеко.

Поглаживая артефакт, княжна задумалась. То, чего она просила у Господа последние полгода, ей принесли на блюдечке с голубой каемочкой. Казалось бы – радуйся, но…эйфория…легкость вальса. Почему-то девушка догадывалась, что без таинственных гостей все будет по-другому.

- Прошу брошь, - граф протянул ладонь. Черные зрачки впились в княжну.

Он знал, что происходит в ее душе, не ведал одного - кто возьмет верх.

- Нет.

- Этого и боялся Ваш отец, - с легкой заминкой произнес Сен-Жермен. – Не хотел стать рабом.

- Вы забываетесь, граф. Я не раба.

- Уже да.

Призрак давно почившего мага растаял в воздухе.

***

- Долгое время она думала, что обвела вокруг пальца всех, да только и граф оказался не пальцем делан.

- То есть?

- То и есть. Вложив силу в артефакт, он прописал определенный алгоритм, который позволил смухлевать всего лишь при первой активации. А далее приглашенные гости выбирали сами. Какого же было удивление княжны, когда во время следующего бала она осталась не у дел.

Подцепив щипцами кусочек сахара, старик опустил его в чашку и помешал ложечкой. Франт молчал, откинувшись в глубоком кресле.

- Ну а в третий раз ей и вовсе не повезло. Партия с кавалером в черном и…«Finitalacomedia», в общем. Крест на могилке, да слезы на поминках.

- Кому досталась брошь?

- Молодец - правильный вопрос. – Старик усмехнулся и отхлебнул чая. – Артефакт стал наградой счастливчику, переходящим знаменем другими словами. Четыре года батарейка внутри него заряжается энергией, а после взрыв, бал и новый фаворит. Повторно рисковать, как догадываешься, желающих было мало.

- Отлично. И как все это нам поможет? – Раздраженно пробурчал франт и зыркнул на компаньона. – А?

- Бэ.

- Ты в своем уме? – Вспылил блондин и вскочил на ноги. – Я…

- Сядь.

- Я…

- Сядь! – Рявкнул старик. – Не мельтеши.

Надувшись, франт вернулся обратно в кресло и схватил свою чашку кофе.

- Запомни, пока ты жив, ты не проиграл.

- Вот именно – «пока жив».

- Цыц. У нас в запасе еще куча времени. А пока было бы неплохо вспомнить, что мы с тобой на дежурстве.

- И что?

- Ничего. Стромынку глянь.

- Черт. Один к одному.

- Не так страшен черт, как его малюют. Пошли.

- Кстати, у нашего аутсайдера опять проблемы. Может…

- Не маленький чай, сам разберется.

- Но…

- Некогда. Коэффициент напряженности в верхней зоне и продолжает расти. Бегом!

*

Порою проснувшись, люди ощущают смутную тяжесть, словно что-то должно случиться вскорости. Или уже случилось.

Интуиция. Предчувствие. Третий глаз. Называйте этот феномен, как хотите, но игнорировать его не стоит. Возможно, кто-то хочет предостеречь Вас, сыграв роль ангела-хранителя.

Прислушайтесь к себе.

Степана потряхивало с самого утра. Все рецепторы в один голос кричали: «Беги! Прячься!» И что же он?

Вместо этого, бедолага отправился на поиски Маргариты.

А куда идти, если не туда, где познакомился с ней…

Неглинка. Старинный подъезд. Лепнина царских времен. Он зашел внутрь и постучался в двери студии, где еще позавчера строгий балетмейстер раздавал направо и налево свои ЦУ. Однако теперь наружу выглянул очкарик в строгом костюме. Грозно цыкнув, он проворчал.

- Наконец-то. И года не прошло.

- Я…

- Вы. Вы. С утра ждем. Проходите.

Светлая комната оказалась плотно заставлена компьютерными столами. По углам валялась старая оргтехника. На стенах плакаты, очень похожие на те, что вырвали из центральных разворотов журналов.

- Ну чего встали. Делать что-то будете?

- Простите…

- О господи, - очкарик закатил глаза. – Понаберут по объявлению. Интернет с утра не пашет. Покопайтесь в своем прокси-сервере что ли, или как это там у вас называется. Иначе я разорву контракт с вашей шарашкиной конторой.

- Вы меня с кем-то перепутали, видимо. Я не айтишник.

- Мда, - очкарик смерил его выразительным взглядом с ног до головы и, подозрительно прищурившись, уточнил. – Вы уверены?

- На все сто.

- За каким тогда Вы приперлись и отвлекаете меня от работы?

- Позавчера здесь проводились занятия по танцам, и я…

- Каким еще танцам? – Взорвался очкарик. – Что Вы за чушь городите? Я снимаю это помещение уже пять лет и никакими танцульками не промышляю. Я веду бизнес, а Вы заставляете меня терпеть убытки. Если Вы не айтишник, до свидания.

- Но…

- До свидания, я сказал.

Настойчивый арендатор выпихнул гостя и перед самым носом захлопнул дверь.

«И что делать дальше?» Степан рассеянно присел на лестничную ступеньку. «Это какой-то розыгрыш?»

Он достал из кармана телефон и набрал номер.

- Привет, мам. – Пауза. – Нет, не забыл. – Пауза. – Ну вот, я же звоню. – Пауза. – Все хорошо, мам. Ничего не случилось. Хотел, правда, уточнить у тебя одну вещь – откуда ты узнала об этой школе танцев. – Пауза. – Эээ…приснилось, наверное. Заработался совсем. Наберу чуть позже. – Пауза. – Целую.

Степан оказался в полной прострации. Матушка ничего не слышала об уроках вальса и уж точно не дарила никакого абонемента.

- Бред.

Повертев в руках телефон, он убрал его в карман.

Поиски зашли в тупик.

Куда податься дальше Степан не знал. Оставалось разве что подкинуть монетку и уповать на чудо. Вдобавок ко всему на улице пошел снег.

- Ты случайно не переусердствовал?

Из окна на третьем этаже выглядывал строгий балетмейстер.

- Неа, - отозвался очкарик. – Все четко по плану.

- Смею надеяться.

Услуга за услугу. Старый хореограф, наконец, отдал старинный долг.

- Надеюсь, у него все получится.

*

Переходя через улицу, Степан чуть было не попал под колеса. Иномарка едва успела затормозить.

- Урод! – Донеслось из салона авто. – По сторонам смотри.

Он и смотрел, пытаясь отыскать в сотнях лиц прохожих одно единственное.

То, в которое успел влюбиться.

Степан не заметил, как стемнело. Зажглись уличные фонари. А он все блуждал по витиеватым нервам мегаполиса.

- Слышь, парень, - на пути выросло тело в потертых гриндерсах и косухе, - ты это…мелочишкой не поделишься?

Вдобавок ко всему от него за километр несло перегаром.

- Нет, - Степан попытался обойти препятствие, но то оказалось подвижным.

- Зря ты так, - гопник резко выкинул руку и схватил его за куртку. – Отбашлял бы пару сотен и был бы свободен, а так…

Еще в детстве Степан увлекался айкидо. Насмотрелся как Стивен Сигал на раз-два раскидывает противников, вот и решил податься в эту стезю. Запал давно уже прошел, но навыки он не растерял.

Захват запястья. Резкий уход вбок одновременно с ударом ладони по шее. Скручивание и рывок за локоть. Результат не заставил себя ждать – противник полетел на землю.

- Ах, ты… - Из подворотни показалось еще трое любителей халявы.

Один из них вытащил наборную заточку.

- Ну, все, паря. Доигрался ты. Что ж ты Гоблина-то обидел? Подошел к тебе по-человечески. Попросил. А ты его мордой в пол. Нехорошо.

- Во-во, - поддакнул один из подельников.

- Ну-ка скидывай клифт и вали отсюда.

Лихорадочно соображая, Степан стал просчитывать варианты развития событий. Договориться? Так голым уйдешь, и то не факт. Эти отморозки были явно не в себе. И верить им себе дороже.

Бежать? Хм, один позади, еще один в ногах, двое спереди. Явно не лучший выход. На секунду задержат и сзади по голове точно прилетит.

Оставалось только драться.

Болтающий по фене, явно был вожаком. А в любой драке первым-наперво нужно вырубить центрового, тогда шавки помельче могут и не сунуться.

Ну что ж.

- Чего застыл, баклан. Бабки гони.

- Бери… - Степан протянул ладонь с бумажником и приготовился.

- Вот так бы сразу…

- Мае-гири, - прошептал Степан и резко ударил ногой в живот. Развивая успех, тут же заблокировал руку с ножом и скрутил ее так, что заточка упала на асфальт. Бросок.

Ожидая атаки с флангов, он обернулся, но как оказалось зря. Оставшиеся на ногах гопники даже не помышляли о нападении – им хватило мозгов понять, что «беспомощная» жертва таковой не является.

Одернув куртку, Степан отправился к ближайшему метро.

***

- Вас ждут. Извольте следовать за мной.

Немного прихрамывая, пожилой слуга отправился вверх по лестнице. По стенам висели портреты людей.

Слетевший с лошади молодой драгун. Княжна, провалившаяся под лед. Зажимающий рану гениальный поэт. Множество лиц. И у всех из них были тусклые глаза. Глаза обреченных на смерть.

Последняя рамка пустовала.

- На реконструкции? – Спросил Степан.

- Нет. Пока что не написана.

- И скоро?

- Зависит от Вас, - лакей покорно приоткрыл одну из створок дверей и пропустил гостя внутрь. – Прошу.

Внутри оказалось довольно-таки прохладно. Пылал огонь в старинном камине, но тепла почему-то не давал. Степан поежился.

- Вам не по себе?

В углу комнаты за столом сидел хозяин кабинета. Хотя скорее лаборатории – повсюду стояли склянки, колбы, валялись книги. Вовсю работал перегонный куб.

Не поднимая глаз, Сен-Жермен делал пометки на полях старого фолианта.

- Неправильно, черт возьми. На унцию больше…

Он устало потер переносицу.

- Впрочем, Вы здесь не за этим.

Отложив книгу в сторону, граф уставился на Степана.

- Где я?

- Хм. Этот вопрос кажется Вам острым, но он пустой. Не это должно заботить Ваш разум нынче.

- И все же я хотел бы знать.

- Как Вам будет угодно. Нигде.

- Не понял.

- Это все мираж, фикция, - Сен-Жермен обвел руками кабинет. – Хотите более привычную обстановку?

Он щелкнул пальцами и в то же мгновение все поменялось.

- Так лучше?

Граф сидел на директорском месте, а Степан сиротливо ютился у входа.

- Или так?

Пустая зала. Лишь в центре стояло два кресла.

- Хороший фокус. Подрабатываете на досуге фокусником?

В глазах Сен-Жермена сверкнули молнии.

- Я маг, мальчик. Настоящий маг. И не советую тебе злить меня.

- А то что?

- Я вижу - ты боишься, поэтому дерзишь. Рекомендую все же взять себя в руки, иначе на последнем холсте уже сейчас появится твое изображение.

Степан нахмурился.

- Я весь во внимании.

- У тебя есть несколько дней, чтобы привести свои дела в порядок.

- А потом?

- За тобой придет дама в черном.

- Это была Смерть?

- Да.

- И никаких шансов?

- Как знать, - позволил себе улыбку граф. – Впервые за столько лет астрологическая карта имеет положительный прогноз. Все в твоих руках…

*

Сон как наяву.

Степан открыл глаза и никак не мог сообразить – привиделся ему разговор с Сен-Жерменом или нет. Впрочем, последовать его совету в любом случае было не лишним: работа больше тяготила, а текучка сама собой все равно не рассосется.

Сначала в душ, а потом вперед – на баррикады.

***

- …пожару на Стромынке присвоен высший уровень сложности. Только благодаря оперативным действиям сотрудников МЧС удалось избежать человеческих жертв. Однако…

- Тебе обязательно читать новости вслух?

- Нет, - франт послушно скомкал газету и отложил ее в сторону. – Умиляет их вера в свою уникальность.

- Местами она оправданна.

- Думаешь?

- Знаю.

- Вчера…

- Мы лишь слегка сгладили кривую напряженности. Основная работа досталась все же им.

- «Слегка»…да я чуть не сгорел там заживо.

- И?

- Что «и»?

- Чего ты хочешь? Медаль? Признание? Заметку в прессе?

Хотелось крикнуть: «Да! Ведь я рискую жизнью!» Но франт сдержался. Он все понимал и смог справиться со своими амбициями.

- Я достоин… - тихонько начал блондин.

- Многие достойны. И их имена выбиты на стеле «Ушедших». Хочешь попасть туда раньше времени?

- Нет…хотя, боюсь, скоро мы там оба окажемся. Прошло два дня, а воз и нынче там. Что мы можем сделать?

- Ничего. Только ждать.

Старик пыхнул трубкой и поправил очки.

- Все идет по плану.

- Угу, - проворчал франт, - знать бы еще по какому…

*

Москва – не Арктика. Ледяных торосов в ней не встречается. Зато метели бывают, да еще какие. До сибирских, конечно, далеко, когда заносит дома по первый этаж. Однако старушке и этого хватает с лихвой.

Город парализуют пробки. Жизнь замирает. И только детвора носится в свое удовольствие.

- Хай, Стэп. Ты чего пропал? Тут финты сумасшедшие. Зима рулит. Для дрифта самое то.

- Я на своих двоих.

- Что так?

- Разбил.

- Черт. Сильно? Может Гансу позвонить? Он разрулит. У него знакомые по кузовщине есть.

- Хм, там под списание. Восстанавливать себе дороже.

- М-да, как же ты так?

- Долго объяснять.

- Помощь нужна?

- Нет, сам разберусь.

- Если что, в личку стучись. Среди наших поспрошаю.

- Угу. С миру по нитке - голому рубаха.

- Что?

- Да так, пословица вспоминалась.

- Ааа…Ну, бывай.

- И Вам не хворать.

Убрав телефон, Степан с тоской вздохнул. Для дрифта погода и вправду была под стать. Разгон, ручник резко на себя и одновременно поворот. А далее жесткий снос оси по гладкому снегу вперемежку со льдом.

Сочные кадры для личной коллекции роликов обеспечены. Можно выкладывать их в сеть и собирать «лайки» сотнями.

Снегопад между тем усилился. Появился колючий ветер и принялся швырять горсти белой каши в лица прохожим. Он хотел показать им – кто здесь хозяин.

«Падайте ниц!»

Зазевавшись, Степан споткнулся и едва не растянулся на мостовой. Эта случайность спасла ему жизнь. Прямо под ноги шмякнулась глыба льда и лопнула на части.

- Занятно, - над осколками склонился блондин. – Вас не зацепило?

- Нет, - слегка ошарашенно покачал головой Степан.

- Сосулька?

Незнакомец посмотрел вверх и оттолкнул ротозея в сторону.

- Берегись.

Мощные градины застучали по первопрестольной, оставляя вмятины на автомобилях и разбитые стекла. Странное явление для зимы…

- Спаси…

Благодарность повисла в воздухе - молодого франта Степан не обнаружил.

Через несколько секунд все стихло, и он отправился дальше по улице.

*

- Тетеря, - раздраженно буркнул блондин, отряхиваясь. – Он же…

- У него все еще впереди, - усмехнулся старик.

- Да если б не я…

- Если б не ты, удар пришелся бы вскользь и оставил после себя легкий синяк на плече. Ты излишне импульсивен. Учись…

- … читать вероятности, - закончил за напарником франт. – Куда ты?

Развернувшись, старик зашагал в обратную сторону.

- У него назначена встреча. И нам не следует мешать ей.

- И кто…

- Она, - седой компаньон слегка склонил голову в знак приветствия.

На другой стороне улице стояла дама в траурном одеянии.

- Приветствую, Ходящий По Грани, - донесся ее хриплый шепот.

*

- Хватит на сегодня, - проворчал Степан. – Пора и честь знать.

Дать рациональное объяснение тому, что он рыскал по городу в поисках единственного человека, скиталец не смог бы. Просто чувствовал, что так нужно и поддался на зов сердца.

А секунды между тем, сочились как песок сквозь пальцы. Тик-так. Тик-так.

Разговор с графом недвусмысленно дал это понять.

И все же он искал иголку в стоге сена.

Внезапно холод сковал тело, и он застыл на месте. Налились тяжестью веки. Захотелось спать.

В этот момент тысячи жителей обратились в лед и погрузились в сон.

- Спасибо за помощь, сестра.

К Степану приблизилась леди в черном. Ее лицо по-прежнему скрывала вуаль.

Она коснулась его щеки и с сожалением сказала:

- Твое время на исходе, мой мальчик. Поторопись.

Жгучий холод мертвых губ опалил щеку.

Госпожа Смерть развернулась и, взяв под руку Ледяную Королеву, исчезла в вихре снежинок.

Отомри…

***

На верхний этаж главного корпуса МГУ абы кого не пускают. Объект государственного назначения как-никак. Впрочем, было бы желание.

- Ну, вот и все, - франт мрачно смахнул несуществующую пылинку с плеча. – Можно сказать – приехали.

Никак не отреагировав на реплику, старик продолжил молча потягивать трубку.

- Ты так спокоен! – Возмутился блондин. Ему хотелось рвать и метать. – Проклятье!

- Тебе страшно.

- Да, черт возьми.

- Зря. – Пожал плечами компаньон и забил трубку по новой.

- Я пока не готов…

- К этому нельзя подготовиться, - оборвав тираду, старик снял темные очки и посмотрел на помощника пустыми глазницами. – Отпусти свой страх и станет легче.

Ни грамма издевки в словах. Он старался всамделишно помочь ему.

- Так просто?

Старик кивнул головой.

- Пожалуй, нам пора.

- Куда на этот раз?

- Близится финал, а у Гришки как назло закончились зерна. Да и трек Dj выбрал не совсем подходящий. Пойдем.

- Опять загадки?

- Ну а куда же без них?

*

- … «Воробьевы горы». Следующая…

Из вагона Степана буквально выдернуло что-то и потащило за собой на улицу. Прямо под свет высоких фонарей. Те горделиво стояли по бокам аллеи и надменно взирали на двуногих, что спешили к смотровой площадке.

Оттуда доносились разномастные треки. И Степан решил поддаться общему ажиотажу. Ноги сами собой понесли его вглубь этой толпы.

- Елки-палки, - ругался продавец кофе неподалеку. – Как назло!

Столько упущенной выгоды. Столько клиентов. Ведь знал же, что запасы небезграничные, что нужно было еще с утра их проверить и пополнить. А теперь уже поздно. И пенять можно только на себя. Зерна-то тю-тю. Можно сворачиваться и считать убытки.

Тем более Гриша был удивлен, когда к нему подошел молодой паренек с запечатанными пакетами и протянул бланк для подписи.

- Ваш автограф, пожалуйста.

- Какой еще автограф?

- Доставку заказывали? Кофе оплатили? Я привез, чего непонятного?

- Доставку? – Григорий проверил бланк. Все было верно. Достал телефон – смска о списании денежных средств поступила еще утром. Чудеса, да и только. – Заработался. Извините.

Он размашисто расписался и принялся готовить напиток для девушки в ярко-красной шапке.

Степан немного потолкался на периферии. Вглубь решил не лезть, поскольку фанатом толкучки никогда не был.

Люди веселились. И как часто это бывает, не обошлось без эксцессов.

Ни с того ни с сего началась буза. Кто-то кого-то толкнул. Кто-то ответил. Досталось на орехи в том числе и случайным прохожим.

Не сумев сдержать равновесие, растянулся на асфальте долговязый парень. При падении он так махал руками, что задел девушку в красной вязаной шапке. Горячий кофе выплеснулся через край и попал на джинсы миловидной блондинки. Та, скорее от страха, чем от боли, шарахнулась в сторону и непроизвольно боднула в живот стоящую брюнетку. Да так сильно, что она попятилась и, споткнувшись, полетела на землю.

Степан едва успел подхватить ее.

- Спасибо!

Незнакомка обернулась.

- Это Вы?

Он смотрел в ее бездонные глаза и улыбался. Он был счастлив, как никогда. Наконец-то он нашел ее и теперь, будь что будет.

*

- Окажите услугу старику, - к Dj подошел седой и протянул флешку. – Поставьте эту композицию.

Стоящий за пультом парень покачал головой и прокричал:

- Не могу.

- Можете, Константин. Ничего криминального в этом не будет. Красивая мелодия и ничего более.

- Я…

Старик улыбнулся.

- А как же обещание, сделать что угодно, только бы вовремя добраться до роддома?

В глазах потемнело.

- Кто Вы?

Но старика не было. Только дешевая флешка лежала на пульте.

*

- Я искал Вас, Маргарита. Как же долго я искал Вас!

Модный трек оборвался на полуслове, и заиграла поистине волшебная музыка. Не вальс, конечно, но…

- Позволите?

- С радостью! – Она улыбнулась в ответ.

Для них никого не было рядом. И танец охватил их целиком.

*

- У тебя получилось, мой мальчик.

В стороне от столпотворения стояла госпожа Смерть.

- Мадемуазель?

К ней подошел мужчина в белом фраке и взял под локоть.

- Мне доставляло массу удовольствия вальсировать с Вами. Подарите мне последний танец.

Госпожа смерть сделала книксен и положила руку ему на плечо.

*

В грязном снегу валялась тусклая брошь. Ее заприметил юноша и нагнулся, чтобы рассмотреть. Однако путь ему преградила изысканная трость.

- Не стоит, сударь. Эта вещь не принадлежит Вам.

Старик поднял артефакт и удалился под сень деревьев.

- Что это было?

- Что именно?

- Все это, - устало пояснил франт.

- Маленькое одолжение.

- Мы рисковали…

- Да. А теперь прости. Я должен вернуть свой долг.

Навстречу паре дежурных вышел граф Сен-Жермен.

- Вам удалось.

- Как я и обещал, - на протянутой ладони матово сверкал рубиновый цветок мака.

- Спасибо, хранитель.

Граф Сен-Жермен учтиво склонил голову и забрал брошь.

- Теперь я свободен.

Призрак мага растаял в воздухе.

- Может, ты все-таки расскажешь что случилось?

- Они разорвали порочный круг.

- Каким образом?

- Любовь творит чудеса. Она подарила ему жизнь.

- И?

- Наступило равновесие.

- А можно поподробнее?

Тяжело вздохнув, старик направился вглубь парка.

- Как маленькое дите, ей богу! - Он раскурил трубку и пыхнул ею пару раз, прежде чем продолжить. – Давай я расскажу тебе сказку…

-1
495
Гость
11:26
Затянутое скучноватое начало. Начало рассказа это ваша визитная карточка. Вы не имеете права делать его нудным, иначе
10:13
А по улицам мегаполиса пестрят неубранные кучи мусора. может не по, а на все-таки?
молодой отпрыск золотой молодежи. это как? второе поколение золотой молодежи? автору известен смысл слова «отпрыск»?
препинаки кое-где пропущены
слишком много «компаньона»
плитке своей изысканной тростью
Хищный прищурее фар
Втопив по полной, дитя немецкого концерна унеслось сама машина втопила или все-таки водитель? если водитель, то его зачали на немецком концерне?
кругозор поиска уместно ли здесь слово кругозор?
Вероятность того, что подопечный вытянет черную соломинку хоть и не велика невелика? там разве не 50% вероятность? для конкретного человека
Да Вы что почему обращение с большой буквы?
затянуто, нудно, банально
условно фантастика, но затертая и скучная
Гость
08:21
Пьеса. Дочитал… Занятненько.
12:55
Читается с интересом, хотя и немного затянуто. На мой взгляд, заложено слишком много интриг, загадок, перекрестных связей, немного запутался к концу. Работа достойна плюса. Хотя сюжет или его отдельные линии, кажутся до боли знакомыми.
Загрузка...
Елена Белильщикова №1