Олег Шевченко №1

Общество взимания долгов чести

Общество взимания долгов чести
Работа № 83

Когда в заведение вошли экс-архимагистр Элмертон Эмилиан и Щука, Сирил блевал на заднем дворе «Морских барханов Литти». Его выворачивало как никогда в жизни, впрочем, он и пил сейчас как никогда до этого. Заработанные потом и кровью, своей и чужой, денежки давно закончились, и Сирилу старина Литти-младший наливал исключительно по старой доброй памяти. Многие в Песочном квартале, да и вообще в этой части города, ещё помнили их компашку. На несчастье Сирила он их тоже не мог забыть, сколько бы ни топил сначала вином, потом элем и сидром, а теперь прогорклой настойкой воспоминания о ставших родными лицах. Казалось, а это и вправду было так, ещё недавно он, Баррас, громила Тален, Борис болтались по этим узким улочкам, соря деньгами, в ожидании нового задания от шефа.

Оставив рядом с озадаченной парочкой мохнатых свинок остатки своего завтрака или ужина, понять что это не представлялось возможным, Сирил тяжело дыша, поднялся на ноги, опираясь об ограду. Холодный ночной воздух прояснял мозги. Всё, больше пить не буду, решил он. И тут же его взгляд упёрся в облупившуюся высокую стену рядом с загоном. За стеной находился притон мадам Дэ, в этой дыре он и Борис снимали комнаты в последний раз прежде, чем отправиться на родину. В итоге - почти год бесполезных мытарств по Срединному королевству и возвращение Сирила в исходную точку уже в одиночестве.

«Неудачное место выбрал, чтобы забыться», - то ли подумал, то ли сказал свиньям Сирил.

Нетвёрдым шагом он вернулся в заведение, сгоряча хлопнув дверью. Все в тёмном полуподвальном зале оглянулись. На местных завсегдатаев Сирил плевать хотел, но те, что разговаривали с добродушным, но ушлым усачом Литти, ему сразу не понравились. По мою душу, сразу подумал Сирил. Он плюхнулся на скамью у столика в углу, взял в руки потрескавшуюся кружку, на дне которой переливалась мутная настойка с запахом чеснока, от аромата которого его вновь затошнило, и уставился из-под немытых волос на незнакомцев.

Один крепкий малый, сильно загорелый или даже отчасти южанин. Он чесал голову со здоровенной залысиной и, как бы от нечего делать, оглядывал зал, то и дело бросая взгляд в нужный угол. Второй был немного выше, с гордой осанкой аристократа. Этот был старше, и именно он разговаривал с хозяином, вообще не смотря на Сирила после самого первого раза.

Закончив разговор, тот, что повыше, сунул Литти-младшему что-то в руку, трактирщик подобострастно заулыбался и исчез в подсобке на минуту, вернувшись с маленьким графинчиком. Аристократ кивнул, взял графинчик, положил руку на плечо спутника и взглянул в сторону Сирила. Мгновение и они продирались через посетителей.

Опорожнив кружку, Сирил поморщился и сжал кулаки. Оружие он недавно заложил, но драться и без него уже приходилось. Местная преступная семейка решила вытрясти из него долг Барраса, за что поплатилась тремя сломанными носами и одной перебитой ногой. Впрочем, тогда Сирил был не в пример резвее. Боги, как одновременно давно и недавно это было.

- Сирил Срединник? – подойдя вплотную, спросил аристократ. Сирил отметил, что тому уже много лет и волосы его совсем поседели. – Известный также как Киррил Лучник и Охотник из Градии?

- Вы ищите Дейтрона? – откинулся к шершавой стене Сирил. В его сердце уже заиграла арфа азарта. – Он умер.

- Знаем, - отозвался крепыш. Под его длинной зелёной рубахой с завязками виднелась кольчуга.

Неужели зарежут, подумал Сирил.

- Дейтрону Королевскому Убийце не впервой умирать, - слегка ухмыльнувшись, спокойным голосом сказал аристократ.

- Это верно, - кивнул Сирил. Его бывший шеф слыл первым плутом Внеца. При жизни. – Только рассказать мне вам нечего.

- Зато нам есть что. Мы присядем? – подмигнул седой.

Сирил неопределённо кивнул. В голове всё путалось, и ему не хотелось задумываться, кто это и чего они хотят.

- Меня зовут Элмертон Эмилиан, - представился Элмертон Эмилиан, - а это господин Исооп, известный в широких кругах как Щука.

- Плаваю быстро, - пояснил господин Исооп.

- И больно кусаешься? – невинно спросил Сирил.

Щука сощурил глаза и улыбнулся. Охотник обратил внимание на его подвижные пальцы, такие же он видал у гусляров, но этот был не музыкантом, а именно что хищной рыбой.

- У вас имя аристократа, - Сирил повернулся к Элмертону.

- Наш дорогой город наполовину состоит из благородных и наполовину из простого люда. Если не считать приезжих. Можно тебя угостить, Сирил Срединник?

Его бледная рука с крупным перстнем на пальце поставила на столешницу графинчик с вином. Тёмно-красная жидкость омывала стенки.

- А что взамен?

- Поговорим. Это как дань нашего уважения, - пояснил Элмертон Эмилиан.

- Хм, ну что ж хорошо, - согласился Сирил, так как сам видел, как они покупали это вино у Литти. – Расскажите о себе, парни, обо мне, как я понял, вы уже имеете какое-то пред – йик! – ставление.

С лёгкой усмешкой на тонких губах Элмертон проследил, как Сирил налил вино в свою кружку и стал побалтывать его, как истинный ценитель.

- До недавнего времени я возглавлял одну из школ на Высокой стороне. После небольшого скандала ныне в отставке и на попечении почтенного брата, члена Большого совета, редкостного дурака, к слову.

Его компаньон почему-то понимающе кивнул. Они давно знакомы, решил Сирил. Но зачем им я?

Сирил принюхался и отхлебнул благородного пойла. Сладкий вкус вина убрал горьковатый привкус во рту после настойки.

- Высокая сторона, - задумчиво произнёс он, ощущая приятную теплоту в горле, - там много и магических школ. Так вы маг, господин?

- Верно, - обаятельно улыбнулся Элмертон Эмилиан, - я алхимик.

- Кхм, - закашлялся Сирил, - а господин-рыба?

Щука перестал озираться на посетителей таверны и с недовольством уставился на него. Охотнику всё хотелось врезать по его широкому блестящему лбу. Постепенно это желание уходило, но недостаточно быстро.

- Я служил военным хирургом в армии царя Церпенса, - с неохотой поведал Щука.

- Ключевое, кх, слово, кх-кх, служил, кххр.

Он хотел посмеяться. Но вместо этого схватился за горло, которое сильно жгло. Жидкое пламя, казалось, медленно стекало по пищеводу вниз. Его всего скрючило, тело завалилось вбок. Глаза Сирила встретились с тёмными зрачками Эмилиана, тут он заметил перстень алхимика и почему-то сразу решил, что яд в графинчик тот подсыпал из полости за мутным серым камнем.

- Дышите глубже, господин охотник, - съязвил Щука и подсел к беспомощному охотнику.

Никто в зале так и не заметил, как Сирил задыхался в агонии, тем более никто не обратил внимания, когда он пришёл в себя и выдавил:

- Ты меня отравил…

- Дело в том, господин Сирил, что нам нужна ваша помощь, а времени ждать вашего отрезвления, нет, - наклонившись вперёд, сказал господин Эмилиан. – Как чувствуете себя?

- Трезвым, - процедил Сирил и толкнул рассевшегося Исоопа.

- Не благодари, - кивнул тот.

- Чёртовы маги, - сплюнул на пол охотник, - и чёртовы хирурги, - добавил он, покосившись на соседа по скамье.

По крайней мере, я жив, подумал Сирил. Как никогда за последние недели он кристально ясно воспринимал ситуацию. В следующий миг на него свалился груз вины за все попойки, о которых мог вспомнить.

- Один наш общий друг попал в беду, - заговорил Эмилиан.

- Откуда у нас общие друзья? Да и разве бывают они у магов, тем более таких?

- Мастер Энеид сейчас в Свечном бастионе и ожидает казни за кражу, которой не совершал, - продолжил Элмертон Эмилиан. – Я недавно виделся там с ним, он и посоветовал найти тебя где-то в Песочном квартале.

- Мастер жив? – тряхнул головой Сирил. Последнее, что он слышал о главном фехтовальщике Компании Королевского Убийцы: тот попался эльфам в Срединном королевстве и был четвертован.

- Если не вытащим, то ненадолго, - сказал Щука.

С главным фехтовальщиком Энеидом охотника не связывали близкие отношения, но он был одним из последних, кто когда-то помог ему не сгинуть в этом городе.

- И всё же почему я? – удивился Сирил. – И что вообще случилось?

- Энеид сказал, ты… ответственный работник, что не так часто встретишь в наёмничьем деле.

- Странно, - покачал головой Сирил, - ведь последнее дело мы как раз завалили.

- Как я понимаю, это не ваша вина. Да и какая сейчас разница.

Пожав плечами, Сирил кивнул соглашаясь.

Вскоре все трое покинули заведение Литти-младшего, как показалось Сирилу, уже навсегда. Ему было знакомо понятие долга чести, но он никак не думал, что вспомнит о нём после всего, что произошло. Тогда, в Срединном, они перестали быть наёмниками на задании, они стали солдатами своей страны, защитниками своего народа, если угодно. Стержень Сирила подкосила даже не столько гибель всех его товарищей в той буче, сколько бессмысленный итог их борьбы. Они проиграли и позорно бежали, оставив страну в лапах захватчиков. Теперь, по-видимому, навсегда.

Шагая по тихим ночным улочкам меж двух-трёхэтажных кривых домов днём песчаного, а ночью серого цвета, Эмилиан в полголоса рассказал суть обвинений против Энеида. Городская декурия обвинила его в исчезновении части денег, что собирал дож для откупа от армий эльфов или южан (в зависимости от того, кто подойдёт к Внецу первым). Часть денег хранилась в сундуках семейства Бранде, у которого в гостях и жил Энеид после возвращения в город.

- Следователь утверждает, будто нашёл в его комнате…

- Эй! Охотник! – дорогу преградило двое в безрукавках с ножами за поясами. Ещё двое бандитов вынырнули из-за угла сзади. – Друзей завёл? Может, они вернут госпоже Марто её сбережения?

- Это ещё кто? – спросил Щука.

- Местные головорезы. Вон тому справа я уже однажды ломал нос, - пояснил Сирил.

Главный из бандитов с каким-то амулетом на шее пнул камень в сторону Эмилиана.

- Папаша, выворачивай карманы!

Тут Сирил особо остро пожалел, что заложил своё оружие. Не считая небольшого кинжала Щуки, они были безоружны.

- Ну! – потребовал главарь.

- Возьмите тех, что сзади, а я тех, что спереди, - уверенно сказал Элмертон и, широко расставив ноги, бросился вперёд.

Вот и всё, подумал Сирил, но развернулся и кинулся на ближайшего бандита. Увернувшись от прямого лезвия, он зажал руку напавшего, вывернул её с силой и выбил нож отработанным приёмом. Лезвие блеснуло в лунном свете и отлетело к неровной стене. Щука тем временем отбил рукой атаку и воткнул свой кинжал в ногу врага, тот завопил, зажал рану и, оставляя кровавые следы, припустился прочь. С нападавшими спереди тоже всё было уже кончено. Элмертон не сделал ни одного удара, он извлёк из внутреннего кармана своей старой мантии некий порошок и просто дунул им в бандитские лица.

- Порошок страха, как я его называл, - сказал Элмертон, наблюдая, как бандиты улепётывают по улице. – Поторопимся, эффект не долговечен.

Выбравшись из Песочного квартала, они без происшествий пересекли Нижнюю сторону города, стараясь не попасться патрулям ночной стражи. Город, оказавшись между молотом и наковальней, жил в ожидании давно назревающей войны, и поэтому тут любили поискать шпионов. Особенно ночью, ведь добропорядочные граждане по ночам спят или, на худой конец, пьют, а не шатаются по улицам.

Когда Эмилиан провёл их через мостик над Левым рукавом, вдалеке Сирил увидел ступенчатый силуэт Свечного бастиона. Сразу за мостиком на высоком берегу находилась сильно разрушившаяся стена, отделявшая Высокую сторону от Нижней. Ещё немного и ночные путники проникли через чёрный ход в богатый дом Эмилианов.

В своей комнатушке с видом на гавань, полную корабельных мачт, Элмертон плотно закрыл входную дверь и, наконец-то, сообщил Сирилу план спасения. Ещё во время рассказа охотнику вновь захотелось выпить.

***

Полдень следующего дня выдался солнечным и ясным. Окна горели белым огнём, вывески магазинчиков и пышные юбки горожанок раскачивал лёгкий морской ветерок. Сирил и Щука с длинной наскоро сколоченной лестницей протолкались по забитой народом улице Костюма, кое-как извернулись и, потеснив длинноволосого дэльфа, торгующего с телеги «аутентичными штукенциями», вышли на узенькую улочку. Когда впереди в проёме между нависающими домами показалась городская стена с потрескавшейся штукатуркой, Сирил ещё раз призадумался над планом архимагистра Эмилиана. Со Щукой того связывала долгая дружба, хирург доверял седому магу, Сирил же чувствовал себя безвольной куклой в руках ребёнка-мучителя.

Они подошли к стене и прошли вдоль неё до места рядом с мостом через Левый рукав, где было пониже.

- А чего не воспользоваться хотя бы ступеньками? – взмолился Сирил, кивнув на каменную лестницу, ведущую на городскую стену. Стражи поблизости не виднелось.

- Это привлечёт внимание, Сирил, неужели не ясно? – раздражённо ответил Щука, ставя основание лестницы, которую они несли, на мостовую.

- Конечно, а это не привлечёт, - заворчал охотник.

Он снял с конца лестницы ведёрко с засохшей штукатуркой и помог Исоопу приладить её к стене.

- Входи в образ, - сказал Щука и сунул напарнику мастерок.

Немногочисленные прохожие не обращали особого внимания на двух штукатуров в плотно надетых на глаза перемазанных треуголках. Кроме одной морщинистой старухи, которая была вся в чёрном. Она сидела на бронзовом балконе как раз напротив и не спускала с них строгих глаз.

- Шпион, - кивнул в её сторону Сирил.

- Ты так думаешь? – всерьёз отозвался Щука.

- Я пошутил, но теперь не уверен.

- Ладно, полезли.

С мастерками и вёдрами в руках они влезли по скрипучей лестнице на стену с высоким парапетом. Старуху скрыл козырёк балкончика. Через бойницы проглядывали зелёные холмы предместий, поля и виноградники заканчивались вдалеке у невысоких, но крутых отрогов.

Не выпуская из рук маскировку, они пошли по широкой площадке. Вдалеке виднелась башня с острыми зубьями. На её вершине торчали головы в шлемах с кисточками. По дороге им встретился лишь один страж, мирно свесивший ноги и смотрящий на Высокую сторону города. Среди многочисленных башен и разноцветных крыш сама собой выделялась не самая высокая, но самая ценная для горожан башня. За её строгими стенами хранилось великое сокровище, оберегающее Внец от внешних напастей – знаменитый Белый кристалл или Киракса-карэ. Это была единственная магическая штука, от которой был и есть прок по обывательскому мнению Сирила. Тем более, из-за кристалла стража на стенах вела службу спустя рукава, что было на руку.

Стражник повернулся на звук шагов, но Щука тут же дунул в его молодое задумчивое лицо сонного порошка Элмертона. Не успел он сказать хоть слово, как уснул, чуть не свалившись на крышу примыкающего дома. Оттащив его к парапету, Сирил и Исооп поспешили к башне.

Внутри им удалось прокрасться мимо тучного стражника, жующего яблоки и кидающего мелкие огрызки в бойницу. Под его хруст они взобрались по внутренней лесенке и задержались у люка. Щука приоткрыл его немного и сосчитал количество видимых пар ног. Только он повернул своё измазанное для скрытности сажей лицо к такому же чумазому Сирилу, как люк над их головами отворился.

- Виктор, - принеси поже…, о, да вы не Виктор, - удивился усатый воин без шлема.

Щука ухватил его за лодыжки и дёрнул вниз. Тюкнув по голове, Сирил вырубил незадачливого охранника башни. В следующий миг они уже выскочили на площадку. Один из стражей попытался проткнуть Сирила копьём, тот с трудом увернулся, выхватил припрятанный в штанине короткий меч и с размаху ударил им по шлему врага. Оглушённый противник грузно упал. Следом охотник перепрыгнул через катапульту в центре площадки, пробежал по её остову и свалился на спину двум мечникам, прижавшим к зубцу Щуку. Тот не растерялся, выдув им в лица остатки сонного снадобья.

- Чуть меня не усыпил! – отпрянул Сирил.

- Эй, что тут у вас? – в люке показалась любопытная физиономия жующего Виктора.

- Да так, - кивнул ему Щука и толкнул створку тому на голову. Виктор тут же обмяк и свалился пузом на площадку.

Сирил глубоко вдохнул воздух.

- И посложней крепости брали, - довольный собой заявил он.

- Помоги мне, - не теряя времени, сказал Щука.

Они схватились за катапульту и принялись её со стонами и громким скрипом разворачивать в сторону городских кварталов. Сирил проклял буквально всё на этом свете по два раза, пока им не удалось сдвинуть это громадное орудие, вращающееся на оси в центре площадки.

Виктор и усатый уже потихоньку стали приходить в себя, когда Щука точно нацелил катапульту на Свечной бастион, стоявший напротив. Свечным его прозвали за главку, в форме огонька свечи венчавшую трёхступенчатую башню с узкими бойницами и широким основанием.

- Самое веселье, - изрёк уныло Сирил, глядя, как Щука то напрягает, то ослабевает верёвку, создающую необходимое натяжение.

Наконец всё было настроено. Сирил позаимствовал у поверженного стражника шлем. Исооп поступил также.

- Прошу, господин охотник, - пригласил он, спихнув пытающегося подняться Виктора в проход.

- Ну, если вы настаиваете, - любезно отозвался Сирил и с недоверием влез на запускающий механизм.

Обнажив кинжал, Щука сел рядом, подвинув развалившегося Сирила. Лезвие он приставил к канату, оттягивающему седло для снарядов.

- Если врежусь в стену, подарки Элмера бабахнут, - поделился сомнениями Исооп.

- Если врежешься, тебе будет всё равно. Ты всё пра..

Не успел охотник договорить, как Исооп рубанул по канату. Наточенная инфрагенская сталь легко перерубила волокна, сила, оттягивающая механизм, освободилась и выбросила двух воинов в небо.

-…вильно…отмерил.., - прокричал по инерции Сирил, летя над улицами. Солнце слепило глаза, а громада Свечного бастиона была уже совсем близко.

Закрываясь то ли от ветра, то ли от надвигающейся каменной кладки, Сирил поднял руки к лицу. В следующее мгновение странная пугающая пустота под ногами исчезла, сменившись жёсткой определённостью твёрдой стены. Сирил отпечатался от стены и безвольно съехал на площадку. Его тошнило, голова кружилась и гудела. Трясущимися ушибленными руками он снял шлем. Щука был рядом. Нет, в стену он не влетел, немного не долетев до нее, он грохнулся прямо на площадку нижнего яруса бастиона, хорошенько по ней распластавшись.

- Щука! – позвал Сирил, поглаживая челюсть. – Щука!

Тот приподнял голову и улыбнулся белозубой улыбкой, которая впрочем, была уже не полной.

- Я жив! Жив! – воскликнул он, вскочив на колени и принявшись себя ощупывать.

Поднявшись, Сирил взглянул на место их отправления. Они пролетели три улицы и рыбный базар у фонтана со скульптурой важничающего рыбака. На казавшейся такой далёкой сторожевой башне – о, Боги, неужели мы и вправду это сделали – виднелось какое-то движение.

- Как подарочки, господин летающая щука? – спросил Сирил у вставшего на ноги и обнаружившего пропажу двух передних зубов напарника.

- Если я цел, значит и они в порядке, - резонно ответил бывший военврач.

- Думаешь, нас заметили?

- Скоро узнаем.

Оказалось даже очень. Неподалёку в стене из светлого известняка была маленькая дверца. На её пороге Сирила и Щуку застали арбалетные выстрелы. Болты со звоном отскочили от стены у самого уха охотника. Он бросил ненавистный взгляд на двух арбалетчиков, выглядывающих из-за угла.

Ход в стене бастиона вывел их во внутреннее помещение, похожее на гигантский колодец. Вдоль стен тянулись мрачные крепкие двери камер, а по центру была дыра, встав у бортика можно было оглядеть весь Свечной бастион изнутри от первого казарменного этажа до верхнего.

Снизу доносились возбуждённые голоса уже оповещённой о не прошеных гостях тюремной стражи. Сирил свесился через бортик и увидел несколько фигур с факелами, бегавших вокруг большого люка в полу.

- Эй! – раздалось выше.

- Мы влезли в осиное гнездо, - сказал Сирил, отпрянув ближе к камерам.

- Я сейчас его ещё немного разворочу, - скривился в улыбке Щука.

Порывшись в перепачканной рубахе штукатура, он достал флакончик с коричневым, словно кофе, порошком. Для сохранности флакон был завёрнут в небольшой рулон кожи. Щука подошёл к колодцу, присвистнул и сбросил баночку. Та беззвучно пролетела, ударилась о люк и разорвалась, высвободив таившиеся в ней магические силы, с оглушительным грохотом. Огненная вспышка поднялась до третьего уровня, сильнейший толчок сотряс башню от основания до главки, ударная волна расшвыряла стражу, находившуюся внизу, и разворотила люк. Когда шум в ушах прошёл, чуткий слух Сирила уловил журчание бурного водного потока, текущего по подземного каналу под Свечным бастионом.

Загримированный Элмертон – на нём была накладная борода и пышные усы, волосы выкрашены в тот же коричневатый цвет – стоял на улице Пута в костюме торговца средней руки. Он держал за уздечку мула с порванным ухом, который был запряжён в открытую телегу с бочками. Внешне он был спокоен и подставлял лицо солнцу, но внутренне его всё же волновало отсутствие магической защиты. Архимагистр был ночным магом, и, как бы ни хороши были его снадобья, вся остальная магия при свете дня была очень слаба

Поблизости была лавка со всякой всячиной. Под линялым навесом торговались два орка в безрукавках, пытаясь обдурить такого же прожжённого в торге внецианца-купца.

Вдруг издалека послышался приглушённый хлопок. Элмертон взобрался на колесо телеги и посмотрел вдоль прямой, как стрела, улицы на Свечной бастион. Башня и её сверкающая главка были всё также непоколебимы.

Ненадолго, подумал Элмертон, и потянул мула на середину дороги, расталкивая спешащих в сторону гавани горожан.

- Мастер Энеид! Мастер! – закричал Сирил, взбежав по лестнице на нужный этаж.

Свет в сумрачное чрево бастиона проникал через узкие окна-бойницы между камерами. Что творилось внутри каземата, и находился ли там вообще кто-нибудь, рассмотреть было непросто.

- Энеид!

- Сирил? – раздалось из камеры по ту сторону каменного колодца. – Это ты, Сирил?! Я здесь!

Охотник обежал полукруг и оказался у нужной двери. Он вставил ключ, выкраденный Элмертоном при последнем посещении осуждённого, и рывком открыл её.

- Мастер, прошу, не зовите меня по имени, это же всё-таки налёт. Мы пытаемся сохранить инкогнито.

- Ты же меня звал, - парировала косматая фигура в темноте.

- Вашу пропажу и так заметят.

- Справедливо, - хмыкнул Энеид и обнял бывшего подчинённого.

С последней встречи Энеид сильно изменился. Сирил помнил его верхом на поджаром жеребце в помпезных, чуть ли не игривых доспехах, скачущим в первых рядах принцевой конной гвардии. Тогда фехтовальщик был, как всегда, самодоволен и преисполнен счастья. Его глаза горели огнём. У узника же Свечного бастиона глаза застилала дымка. Плечи осунулись, их покрывали длинные грязные волосы, а неизменную элегантную козлиную бородку и строгие усики заменила лохматая борода, слева подпалённая. И всё же в голосе мастера фехтования слышалась звонкая медь боевых труб.

- Спасите,… спасите…, - доносилось из соседних казематов.

Подхватив Энеида под руку, Сирил вывел его на свет.

- Дай мне меч, о, спаситель, - театрально взмолился мастер Энеид.

Башню сотряс ещё один взрыв. Это Щука на несколько ярусов ниже сдерживал напор стражников.

Алхимик незаметно ударил ногой по колесу, и телега тут же его лишилась и завалилась на один бок, перегородив собой улицу. На Элмертона тот час вывалились кучи неимоверной ругани от изящных в простоте намерений бедняков его оскопить и тому подобное до утяжелённых образованностью проклятий благородного сословия.

- Сейчас, сейчас, - заискивающе кланялся Эмилиан. Для вида он тянул вставшего, как глыба, мула.

- Да хлестани ты его посильней! У тебя же колесо отвалилось, а не нога у скотины! – крикнул подошедший стражник.

Сдавленный возглас очередного огненного разрыва флакончика с коричневым порошком прокатился над головами горожан. Но практически никто не повернул головы в сторону бастиона, все с ненавистью глазели на телегу, у которой само по себе отвалилось уже второе колесо. Даже купцы-орки перестали торговаться и уставились на баррикаду.

- Сейчас, сейчас, - всё повторял Эмилиан, медленно отступая к стоявшему напротив лавки колодцу.

- Куда это он, а?! – возмущался пожилой гном, он попытался пролезть под телегой, но чуть не нарвался на копыто мула.

- Надо напоить скотинку, она и сдвинется, - высказал гипотезу Эмилиан, поворачиваясь лицом к жерлу колодца.

- Гражданин! Отцепите мула и мы сдвинем телегу. Один штраф вы уже заработали, не поторопитесь - получите второй! – грозно предупредил стражник.

Крепкие парни из толпы попытались сдвинуть с места гружённую бочками с валунами телегу. Мул, чья тяга была увеличена эликсиром, безучастно взглянул на их потуги.

Тем временем Элмертон ощупывал внутреннюю сторону колодца, пока не нашёл прикреплённый к ней фитиль. Произнеся несложное заклятие, он подпалил кончиком пальца его кончик. Огонёк весело побежал к воде. Подземная речка Пута в последнее время высоко поднялась. Лавочник и местные хозяйки гадали на счёт причины, выдвинув предположение после обмена мнениями, что всему виной закупорка подземных труб, что распределяли воду Путы по всей Нижней стороне города. Им, правда, было невдомёк, что это Элмертон и Исооп заткнули за последнюю неделю большинство отходящих труб.

- Землетрясение! - вдруг завопил Эмилиан, активно жестикулируя и качаясь. – Землетрясение! Уходите отсюда!

Он бросился к прачке, что подошла к колодцу с пустыми вёдрами. Та испугалась его безумного вида и решила прийти попозже.

- Что он городит? – спросил пожилой гном.

- Да будто бы…

Взрыв чудовищной силы содрогнул землю под ногами горожан. Колодец разлетелся на отдельные булыжники, всю улицу Пута заволокло едкой дымкой и каменной пылью. Окна разлетелись вдребезги. Орки-торговцы перелетели через прилавок и оказались в обнимку с лавочником. Толпа моментально рассеялась, каждый норовил побыстрее и подальше убраться от этой злосчастной телеги.

Когда пыль рассеялась, на месте колодца зиял провал. Мул фыркал и брыкался на краю обрушившейся мостовой, а его хозяина с бородой как след простыл.

Сирил с трудом отразил выпад коренастого стражника, вывернул руку и плашмя приложил мечом по его голове. Со ссадиной на виске тот рухнул на ступеньки.

- Ловко, ловко, - отозвался сзади Энеид, правда, с некоторым снисхождением. Охотник, оглядев тощие руки мастера, решил, что тот даже поднять меч не сможет, поэтому Энеид мог только давать «советы».

Они спустились на ярус ниже и столкнулись нос к носу с прихрамывающим Исоопом.

- Рад, наконец-то, с вами познакомиться, мастер, - кивнул он, протягивая руку. – Щука.

- Взаимно. Наш общий друг рассказывал о вас. Кстати, где он?

Исооп перегнулся через бортик.

- Вытаскивает нас.

Из колодца внизу бил сильный поток воды. Не найдя больше ни единого выхода в городе, река со всей своей природной мощью заливала Свечной бастион. Стражники оставили попытки пробиться на верхние ярусы и с удивлением смотрели, как прибывала вода. Прошло совсем немного времени, и её на первом этаже уже было по колено. Вдруг за спинами героев со скрежетом отворилась дверь, на скорую руку забаррикадированная Исоопом. На этаж выбежало девять воинов во главе с командиром с изящной кривой саблей.

- Вы! Разгромили мой бастион! – взмахнув саблей, прорычал комендант.

Прижавшись к бортику, Сирил посмотрел вниз, потом кивнул Щуке, тот мимоходом тоже глянул вниз, кивнул в ответ охотнику и высоко поднял указательный палец правой руки, левой вцепившись в плечо Энеида.

- Позвольте, командор!

Комендант вытаращил на военврача налитые кровью глаза. Его люди постепенно окружали освободителей и освобождённого.

- Знаете, не смотря на не слишком радушный приём, нам у вас очень понравилось.

Одновременно все трое развернулись, перемахнули через каменный бортик и бросились прямиком в бурлящий эпицентр затопления. Не успел Сирил наглотаться воды, как поток выбросил его к стене. Сильно ударившись лодыжкой, он начал с трудом пробираться к воротам. Вода уже подступала к груди.

- Открыть ворота! – прорычал Щука.

Солдаты, прилипшие к массивным створкам, бросились было выполнять приказ, но рассмотрев того, кто им приказывал, попытались атаковать. Сирил швырнул свой трофейный меч в стражников и с голыми руками поплыл навстречу. Исооп, словно настоящая рыба, вынырнул перед мокрыми хранителями ворот и с силой вдавил одного из них в створку. Сирил время тоже не терял, ухватив противника за ноги и опрокинув его в воду.

- Это и был ваш план? – завопил Энеид. – Утопить нас?

Пока у ворот шла драка, речка Пута наполнила первый ярус практически до краёв. Отбросив охранника, Сирил нырнул и попытался сдвинуть засов. Тот не поддался, тогда он перевернулся и принялся бить по нему ногой.

Ну же! Давай! – кричал про себя Сирил. Неужели этот безумный план должен закончиться таким образом?!

Засов постепенно отъезжал. Удар, ещё удар. Ворота растворились в одно мгновение, выпустив заполнившую башню воду на солнечную Лунтскую площадь. Поток закружил охотника и, пока не донёс его до домов на краю площади, не давал ему вдохнуть.

Убрав мокрые волосы с глаз, Сирил поднялся. Река хлестала из распахнутых ворот Свечного бастиона, вынеся на площадь обескураженную стражу под удивлённые взгляды и возгласы местных жителей. Энеид лежал неподалёку лицом к небу, он смотрел на него и часто моргал. Щука пытался встать у начала улицы Пута, по которой теперь разливалась освободившаяся из каменного плена одноимённая речка.

- Ну и разгром, - раздалось рядом.

Снявший бороду и сменивший купеческий наряд на мантию мага с Высокой стороны Элмертон Эмилиан оказался тут как тут и помог подняться мастеру Энеиду на ноги.

- Как вы ребята? Надо уходить.

Сирил подхватил Щуку, Эмилиан поддерживал спасённого. Алхимик провёл их по безлюдному переулку, на углу которого раздал припасённые сухие мантии. Поплутав, они разделились, чтобы соединиться через несколько кварталов у Старой церкви, огромного недостроенного храма. Под его внушительными сводами, лишёнными крыши, Энеид подстригся и сбрил бороду подчистую, став непохожим даже на самого себя до ареста.

- Что же теперь? – спросил Сирил, когда пришло время оставить временное убежище. – Бежать?

- Либо в плен к южанам, либо в рабство к эльфам. Ай! - сказал Исооп, вздрогнув от мази Элмертона, которую тот накладывал на его рассечённую ногу. – А мы неплохо сработались, а? Что скажешь, Сирил?

- Скажу, господин Щука, что катапульту прицеливать ты умеешь.

- Теперь я всем вам должен, - ухмыльнулся серолицый Энеид, - до скончания времён. Так что знайте: я всегда к вашим услугам, всегда.

- Бросьте, - отмахнулся Сирил, хотя ему было приятного иметь такого должника.

Похлопав по плечу Исоопа, Эмилиан распрямился, подошёл к мастеру Энеиду и довольно оглядел свой отряд.

- Предлагаю назваться Тройка, ой, простите, мастер, Четвёрка Эмилиана, - широко улыбаясь, изрёк Исооп.

- Команда Эл, - предложил Сирил, тут же высокопарно добавив. – Нет, лучше так: «Благородное общество взимания долгов чести».

– Щука прав. Нам стоит собраться ещё раз как-нибудь, - ухмыльнулся Элмертон Эмилиан. – Мне жаль, но это дело уже разрушило ваши жизни, но кто из вас скажет, что она была цела до него? – он пристально посмотрел в глаза Сирилу. – Так что пока разделимся и затаимся на время в нашем любимом городке.

Так они и сделали, растворившись в многолюдных кварталах Внеца поодиночке. До поры до времени.

0
318
01:29
Эх… Это литературная запись прохождения какой-то компьютерной игры. Местами любопытно, но в целом, увы, неинтересно, скучно. К
сожалению. Возможно, потому что вторично. Что касается языка, стиля — как говорится, есть куда расти. Уровень детских ошибок вы уже прошли, дальше только бесконечное совершенствование. )))
Гость
14:00
Я, увы, не ваш читатель, так как не очень люблю фэнтази. Написано, вроде, насколько я могу судить, неплохо, но читать было скучно. Такие рассказы быстро забываю. Оценка, несомненно, субъективная. Удачи вам, автор.
19:43
а теперь прогорклой настойкой зпт
он, Баррас, громила Тален, Борис сколько тут гопников?
громоздкий текст, похожий на комок полупереваренной жареной картошки
мысли неверно выделены
гусляры там каким боком?
опять попахивающая магия. в такую жару она быстро портится
да еще и цари… ну-ну
эльфы, куда же без них?
банальное фэнтези, бесцветный образчик
один жизнь из жизни проктолога наемника
Гость
20:17
Не соглашусь с людьми выше, текст читается на одном дыхании, интересная сюжетная линия, удачи вам автор!
Загрузка...
Светлана Ледовская №1