Эрато Нуар №1

А после - забыть

А после - забыть
Работа № 96

Щелчок фотоаппарата. За ним последовал еще один. И еще. Словно хозяйка фотоаппарата хотела запечатлеть каждый момент.

— Рей, ты это серьезно? Надоело уже. Каждый раз одно и то же — фотографируешь все подряд. Зачем тогда тебе я?

— С тобой спокойно.

Юноша глубже засунул руки в рваные карманы грязно-серой куртки, и внимательно изучил спину своей спутницы.

— Вот как… Рей, а как меня зовут?

Вместо ответа, девушка обернулась и щелкнула вспышкой прямо перед лицом парня, отчего тот только глубже вжался в капюшон. С минуту, девушка рассматривала маленькое изображение на экране. Между бровями пролегла едва заметная кривая морщинка — так было каждый раз, когда она над чем-то задумывалась.

— Ты такой забавный. Хватит прятаться под капюшоном.

Парень тяжело вздохнул. Не мог он долго злиться, глядя в эти счастливые голубые глаза. Эти глаза его завоевали с первого взгляда. В его памяти они были совсем другими. Живыми, понимающими и постоянно счастливыми. Сейчас же они были словно два ледяных осколка на миловидном девичьем лице.

— Мила, куда мы идем?

— Как куда? Домой.

Парень устало обвел взглядом знакомую картину. Опять ее занесло в какие-то трущобы. Место было похоже на заброшенный завод, превратившийся со временем в свалку. Место, никак не обозначенное на карте в городе, знали все, на этом самом месте располагался первый завод копании «БиоТекЧип». Поговаривают, его закрыли из-за того, что построить новый завод оказалось дешевле, чем модернизировать старый. Заброшенный завод пользовался дурной славой — бродяги и беспризорники обходили его стороной, места, где не отошла краска, до сих пор могли похвастаться ровной штукатуркой. Но почему-то именно в это место манило таких как она больше всего. Он бы не предал этому особого значения, если бы не был уверен, что в этом здании кроме них нет ни одной живой души. И он мог бы поклясться, что еще вчера камера на трехметровом потолке с ярким номером «В-248» на боку не смотрела в другую сторону.

Поэтому он постоянно прятал лицо. И молча шел за Рей, каждый раз заходя все больше вглубь комплекса. Преодолевать большее расстояние за раз он опасался, поэтому насильно возвращал, упорно следующую по одному ей ведомому пути, девушку домой.

— Ты уверена, что твой дом тут? — утвердительный кивок. — Мария, как меня зовут? — молчание. — Девушка, мы знакомы?

Он встряхнул ее за плечи как безжизненную куклу. Прядка белых волос выпала из-за уха, рассекая лоб пополам. Глаза куклы обрели жизнь. Он знал, что значит выражение этих глаз.

— Алекс, мне страшно. Отведи меня домой.

— Не плачь Рей, именно поэтому я рядом.

Алекс прижал к себе Рей, заботливо гладя по голове. Иногда, она приходила в себя. Только это иногда становилось с каждым месяцем реже и реже.

***

Рей бодрым шагом вошла в темную комнату, и, судя по глухому стуку и невнятному шипению, врезалась в диван. Алекс же на ощупь принялся искать выключатель. Тусклая лампочка осветила небольшую кухню-гостиную. Рей стояла посредине комнаты и трла зашибленное колено.

— Узнаешь это место?

Девушка обиженно взглянула на парня и таким же тоном ответила:

— Конечно. Это же твой дом, Алекс. Может, хватит приводить меня сюда каждый раз. Понимаешь, мне кажется я становлюсь навязчивой.

— Как будто иначе найдешь дорогу домой сама. И не «твой», а «наш», — бросил он направляясь к чайнику.

Рей недовольно скривила губы. Не хватало еще, чтобы расплакалась.

— Да брось, мне нравится твое общество. Одному одиноко, а с тобой не так скучно, — Алекс выдавил из себя улыбку, получилось не очень правдоподобно, но Рей не смотрела на него.

— Алекс, когда это прекратится?

— Не бойся, мы вылечим тебя.

— Нет, я не о том. Когда ты прекратишь возвращать меня?

— Никогда.

Рей присела на диван и задумалась, разглядывая в очередной раз трещины на потолке. Обычно, так и кончался разговор. Дальше, они пили вместе чай и шли спать, но сегодня…

— Ты не понимаешь… меня… словно притягивает к тому месту. Когда я впадаю в это состояние, я хочу туда. Мне надо туда, понимаешь?

— Интересно зачем. Вас всех туда тянет. Только вот никто никогда оттуда не возвращается. Тебе это понятно?!

Он взял ее за плечи и хорошенько встряхнул. В голубых глазах не было ответа. Они потухли. Она чуть отвела взгляд, и дрогнувшим голосом добавила:

— Мне кажется, там помогут.

— Уже помогли один раз. И что теперь? Ходите как больные лунатики и пропадаете черт знает где. Рей, я не хочу тебя потерять. Поэтому, обещаю, я найду способ. Я вылечу тебя. Если потребуется, то даже вырву из тебя эту штуку.

— Что толку, — Рей подошла к окну и заглянула за штору. — Уже поздно. Алекс, я устала, пора спать.

Уголки губ чуть приподнялись, застыв в той самой нежной улыбке, которой она очаровывала всех подряд. Отдав кружку с недопитым чаем, Рей пошла в спальню. Алекс проводил ее взглядом. На мгновение показалось, что сейчас она остановится и задорно поманит его пальцем к себе, а затем пойдет дальше, плавно и призывно покачивая бедрами. Но нет. Этого она не делала уже полгода, не сделает и сейчас. Сейчас, она больше всего походила на уставшую от жизни студентку во время сессии, которой к тому же приходится работать по ночам, чтобы заработать на жизнь. Алекс усмехнулся своим невеселым мыслям и отхлебнул из кружки остывший чай.

***

Спать решительно не хотелось.

Алекс ворочался с бока на бок на неудобном старом кухонном диване. Почему Рей вдруг продолжила свой разговор? Что сегодня было особенного?

Она как обычно прошла свой путь до заброшенного завода. Алекс нашел ее на полпути, но вместо того, чтобы остановить сразу же, по привычке пошел за ней, постоянно задавая какие-нибудь вопросы.

По большому счету, чтобы убедиться, что она совсем не ушла куда-то в себя.

Еще, эта привычка постоянно фотографировать свой путь. Появилась вместе с первыми симптомами «болезни Альцгеймера». Именно так именовали заболевания «некоторых» генетически сломанных. Вот и сейчас, Алекс просматривал фотографии на маленьком экране. Это была его привычка — смотреть на ночь, что фотографирует Рей, это помогало отвлечься от назойливых дурных мыслей и, наконец, заснуть.

Как оказалось после, «БиоТекЧип» не сообщила о возможном побочном эффекте, что не помешало им поголовно внедрять свои чипы в людей. Люди, особенно молодые, беспечные существа. Их не остановила вероятность иметь «генетическую болезнь, схожую по симптомам с болезнью Альцгеймера» куда более привлекательной была возможность менять собственный геном так, как угодно именно тебе. Хочешь, чтобы была смуглая кожа — пара нажатий на пульт, месяц ожиданий и готово. Хочешь, чтобы волосы приобрели ярко-оранжевый оттенок или избавиться от юношеских угрей? Чипы от «БиоТехЧип» сделают все за вас. Хотите всегда знать, где находится ваш ребенок или не изменяет ли супруг? Продукция от «БиоТехЧип» поможет вам и в этом вопросе. Вот оно, детище биоинформатики, генной инженерии и технологии CRISPR/Cas8.

Началось все с того, что семь лет назад ученые обнаружили новый способ редактирования генома, а закончилось тотальной чипизацией населения ради всеобщего блага. В голове Алекса эхом прозвучали слова Жана, знакомого-хирурга, который подрабатывал, подпольно извлекая чипы из особо недовольных или подозрительных, как Алекс: «Знаешь, может все и не так плохо. Они же наложили ограничения по возможностям редактирования генома. Ты только представь, ходили бы сейчас по улицам зеленые человечки с длиннющими пальцами и непропорциональным телом. Хотя, знаешь, Алекс, я бы не отказался переспать с какой-нибудь красной, пышногрудой дьяволицей и прилично так оттаскать ее за рога». Действительно, могло быть и хуже. Вот только за последние два года участились случаи заболевания Альцгеймером с быстропрогрессирующей формой лунатизма. СМИ дружно обвиняли во всем утечку химикатов на химзаводе рядом с местным водохранилищем. Как бы там ни было, но в скором времени выяснилось, что никакой утечки не было и все показатели в норме. Однако, вокруг города не сняли временное оцепление (которое стояло уже полтора года), а сама компания «БиоТехЧип» переехала в другой город, оставив после себя заброшенный завод, который и стал последним пристанищем для таких как Рей. Больше всего Алекс сожалел о том, что не успел отвести Рей к Жану — за неделю прикрыли все подпольные лаборатории по извлечению чипов.

***

Дверной грохот выдернул Алекса из дремы. Тихо выругавшись под нос, он перевернулся на другой бок и подскочил на месте.

Рей!

Алекс перепрыгнул через спинку дивана, надеясь застать Рей мирно спящей в спальне. Но он и так знал, что не увидит ее.

Он догнал ее в дверях подъезда. Беглянка не снижая скорости метнула в Алекса чашку из которой несколько часов назад пила чай. Не ожидая такого действия, Алекс растянулся на асфальте, увернувшись от запущенной в его сторону крышки мусорного бака. Беглянка скрылась за углом здания.

Алекс поднялся на ноги, отряхивая с себя грязь. Вроде, никто из соседей не видел ночного происшествия, а прохожих в такой час и в помине не было. Переведя дыхание, Алекс побежал на заброшенный завод, более короткой дорогой, не боясь быть обогнанной Рей.

Простудится ведь, дурочка, почти раздетой выскочила на улицу ночью.

***

Как он и предполагал, Алекс добрался до завода быстрее Рей. Он даже успел немного отдышаться, до того, как заметил приближающуюся знакомой походкой тень. Медленно, чтобы не спугнуть, Алекс направился следом за Рей, выдерживая дистанцию в триста метров. Достаточно, чтобы не спугнуть ее и не потерять из виду. Так, он проследовал за ней почти до середины первого этажа.

Алекс сбавил темп — впереди показался свет. Здесь, в заброшенном здании, среди развалин, где уже давно никого не было, горел свет. Рей спокойно направилась к коридору, из которого шел свет.

В спину уперлось что-то твердое, неприятное и холодное, а после, грубый голос приказал идти вперед.

— Так-так, кто это тут у нас?

— Личность не опознана. Вероятно, этот из тех, кто успел избавиться от чипа прежде, чем мы провели зачистку, — доложил все тот же голос за спиной.

Алекс пытался механически сообразить, что делать дальше. Бесполезно, во всех вариантах его убивали раньше, чем он бы успел что-либо сделать.

— Где Рей?

Мужчина в деловом костюме с коротко стрижеными волосами не обернулся, так и стоял спиной к Алексу, уткнувшись в планшет.

— Если ты номере двести шестьдесят шесть, Рейчел Браун, то она пришла к нам добровольно.

— Лжете.

— Может быть, может быть, — мужчина оторвался от планшета, — но она действительно пришла к нам сама. Ее никто не звал и не тащил насильно. В отличие от тебя.

— Что вы сделали с Рей? Зачем она вам?

— Поверь, юноша, это ради будущего человечества. Она больна и может быть нам полезна. Мы используем ее, чтобы выяснить, где же была ошибка в нашей технологии CRISPR/Cas8. И когда мы поймем в чем дело, это будет самым большим прорывом человечества.

Мужчина повернулся. Этого человека он видел много раз с экранов телевизора. Михаил Кручкис, глава отдела исследований компании «БиоТехЧип». Без лабораторного халата он выглядел внушительно и даже, вселял ужас.

С другой стороны, когда тебе в спину впивается дуло пистолета, ужас вызывает все что угодно.

— Получается, вы будете использовать ее как лабораторную крысу?

— Что вы, молодой человек, — Кручкис развел руками, — ни в коем случае. Время лабораторных крыс прошло. Как видите, пришло время исправлять ошибки на… добровольно согласившихся принять участие в повторном эксперименте.

— Повторном?

— К сожалению, первая серия эксперимента по восстановлению закончился летально.

— Да как вы только можете так говорить?! Летально? Верните мне Рей, вы…

В шею с силой ударили прикладом. Алекс повалился на пол, борясь с темными мошками перед глазами.

— Николо, я же просил тебя быть мягче с гостями. Молодой человек хочет увидеть, где Рейчел. Что же, мы дадим ему такую возможность. Кручкис подсунул под нос Алексу планшет. На экране планшета было отчетливо видно, как Рей сидит на больничной койке, люди в белых халатах и масках берут пробы крови, что-то вводят в вену. А она улыбается, совсем как ребенок, словно и не понимает той опасности, в которую попала.

Она не понимает. И он не понимает, что просто так такое не показывают.

— Молодой человек, вы довольны? А теперь, я попрошу вас стать номером четыреста восемьдесят пять. Если вы, конечно, не против. Уверен, вы не против. Николо, будь добр.

Николо выпустил волосы Алекса и в тот же момент ударил второй раз прикладом.

***

Алекс проснулся на диване. Солнце светило в глаза сквозь незакрытое окно в спальне. О чем он только вчера думал? Совсем обленился.

Алекс поднялся, сделал себе кофе, потер затылок, который нещадно болел. Вроде, вчера он не пил и ни с кем не дрался. Взгляд упал на фотоаппарат. Зачем только ему потребовалось снимать улицы города? Только зря тратил время. Наконец, он дошел до снимков привлекательной девушки с красивыми, глубокими голубыми глазами. Алекс остановился на фотографии с девушкой, увеличил ее. Может, он фотографировал путь, по которому можно ее встретить или же путь до ее дома.

Он не помнил где ее встретил, как ее зовут и когда сделал фотографию. Казалось, что ее имя должно начинаться на букву «Р».

Еще некоторое время он разглядывал девушку с прекрасными голубыми глазами, он решил, что обязательно надо будет пройти по запечатленному на фотографиях пути.

Справка:

Болезнь Альцгеймера — заболевание нервной системы, на ранних стадиях проявляется как расстройство кратковременной памяти, с последующей потерей долговременной памяти. Возникают нарушения речи и когнитивных функций, пациент теряет способность ориентироваться в обстановке и ухаживать за собой. Постепенная потеря функций организма ведет к смерти. Одной из возможных причин возникновения, считается накопление генетических мутаций.

CRISPR/Cas9 — технология редактирования генома высших организмов, базирующаяся на иммунной системе бактерий. В начале 2013 года несколько групп ученых показали, что системы CRISPR/Cas дают возможность исправлять неправильные последовательности генов и таким образом лечить наследственные заболевания человека. Cas работает как «скальпель», вырезая неправильные гены (гены болезней) из последовательности генов. С помощью системы CRISPR/Cas9 возможна замена неправильного участка генов на правильные.

На сегодняшний день есть результаты только одного эксперимента с редактированием генома в человеческом эмбрионе — те самые, что были опубликованы китайской группой в 2017 (и отвергнуты Science и Nature по этическим основаниям). Тогда ученые работали с 86 оплодотворенными яйцеклетками, из которых 71 выжила и 54 были отобраны на анализ. В 28 из 54 клеток фермент Cas9 внес нужные разрывы в геном, но только в четырех случаях репарация разрыва завершилась заменой последовательности гена на нужную. Одновременно с этим ученые обнаружили в геноме клеток множественные разрывы там, где их не должно быть.

0
304
18:25
и внимательно изучил спину своей спутницы.
Место, никак не обозначенное на карте в городе что за карта в городе?
Заброшенный завод пользовался дурной славой — бродяги и беспризорники обходили его стороной, места, где не отошла краска, до сих пор могли похвастаться ровной штукатуркой. вообще какое-то несвязное предложение
тЕрла
много этизмов
бросил он зпт
Алекс выдавил из себя улыбку а мог выдавить из нее?
с припинаками не очень
Если ты О номере
В шею с силой ударили прикладом когда тебе в спину впивается дуло пистолета прикладом пистолета? АПС там что ли? или маузер старинный?
мутный арссказ
тоже фантастикой особо не пахнет — реализм махровый

18:45
Понравилось, есть недочеты, но это поправимо. 30 лет назад тема этого рассказа однозначно относилась бы к фантастике, сейчас практически реальность… но я все равно считаю фантастикой. Скажем так, фантастические произведения могут описывать последствия развития и применения технологий, которые уже существуют, но широко не применяются.
Загрузка...
Мартин Эйле №1