Валентина Савенко №1

К лучшему!

К лучшему!
Работа №242

Экономический кризис который месяц терзал мировое сообщество. Чёрные понедельники исправно наступали в конце каждого малого отчетного периода, а банки со всё большей опаской относились к ссудам тем более в секторе индивидуальных предприятий.

- Это какое-то издевательство! – негодовала Мил, наминая тесто за прилавком за малой витрины.

Тун со скучающим видом наблюдал за редкими потенциальными посетителями «Галактической выпечки ручной работы». Людей, проходивших мимо, парень прекрасно понимал: сам бы, идя по своим делам, не зашёл бы в кафе с таким длинным и абсолютно не интригующим названием.

До открытия посадочной квоты – а значит и первого наплыва покупателей - космопорта «Гиперим» оставался ещё час. Мил – хозяйка кафе – торопилась приготовить как можно больше вкусностей. Мадонна домашней выпечки который день лепила и пекла булки впопыхах, чтобы найти время сходить в новый банк. Его предшественник объявил себя банкротом на прошлой неделе по итогам санации, а Мил как назло уже договорилась с поставщиками на крупный заказ. Вопрос ссуды надо было решать очень быстро, чтобы не растерять с таким трудом заслуженное доверие. Продавать выпечку она оставляла Туна - своего единственного официанта/кассира/уборщика/помощника и кто бы ещё знал кого. Сам Тун предпочитал называть себя «менеджером по работе с клиентами по совместительству младшим бухгалтером и менеджером по хозяйственной части». И уже судя по длине этого названия, Тун мог определить, что год работы в кафе не прошёл для него бесследно.

До того дня, когда он впервые заглянул в кафе, парень работал клерком. Компания числилась в секторе крупного бизнеса - продавала кассовое оборудование. В принципе работа что там, что здесь мало чем отличалась, и Тун никогда бы не подумал уйти с предыдущего места, если бы его оттуда просто не выставили.

Но нет худа без добра: не уволили бы его тогда, Мил успела бы найти себе другого работника. Если закрыть глаза на отвратительное по всем меркам название, Туну работать здесь нравилось. Видя, как умело он обращается с клиентами, хозяйка полностью отдала зал в его распоряжение: Тун рассчитывал покупателей, рассаживал посетителей, если тех было слишком много, возился с детьми замотавшихся в перелётах родителей, заводил разговоры с людьми, прибывшими из дальних миров. Сама Мил в это время увлечённо возилась с выпечкой и, казалось, что булочки и пироги её с каждым разом становились всё воздушней и вкуснее.

Но всё это длилось ровно до конца прошлого года. С началом следующего мировая экономика пошла на спад, и у кафе начались финансовые трудности в основном из-за «оздоровительной санации кредитора». Мил, вкусившей творческой свободы, их было трудно решать.

А теперь приходилось искать ссуду в другом банке.

- Гарантий им моих не хватает! – девушка мутузила несчастный бледный ком теста. – Оборудование у меня устаревшее! Привыкли фабричные отходы жрать и никогда ничего нормального в рот не клали.

Она в очередной раз с размаху приложила тесто о столешницу, взметнув облако мучной пыли. Проходивший мимо потенциальный посетитель в серебряном теплоизоляционном костюме заинтересовался действом и остановился, но выпустившая пар Мил его даже не заметила: она отвернулась и открыла стоявший рядом холодильник. Полки его были заставлены мисками с приготовленной заранее начинкой.

Тун автоматически подобрался, улыбнулся растерянному зрителю и знаком показал, что тот может зайти. Венерианец показал на часы и только развёл руками. Землянин понимающе кивнул.

- Тун, где вторая миска фарша? - прервала их немой диалог Мил.

Парень вздохнул и подошёл к её прилавку.

- Я поставил три миски с фруктовым наполнителем, - попытался он начать с позитивной ноты.

- Мне хватит и двух, - судя по напряжённому тону, Мил не оценила его рвения.

- Весна заканчивается, - продолжил Тун, искренне надеясь, что девушка сама дойдёт до сути, и его маленький манёвр не будет расценен как посягательство на её зону ответственности.

- А это здесь при чём? – пылающая яростью хозяйка воззрилась на своего работника.

- Весна, за ней лето… каникулы… - продолжал подсказывать парень.

Мил наконец сообразила, что пытается сорваться не на того, и глубоко вздохнула несколько раз.

- Скажи уже нормально, мастер намёков, - потребовала она.

- Дети, - выдал Тун самую суть.

- Думаешь, на сладкое будет спрос?

- Уверен.

- Но мясные тоже неплохо продаются, - Мил снова заглянула в холодильник. – Можно же просто сделать больше сладких.

Тун уже полгода сидел на пирожковой диете, потребляя изделия Мил исключительно с мясной начинкой. Когда товар оставался, парень просто не мог позволить добру пропасть и перед закрытием пробивал остаток с пятидесяти процентной скидкой, действующей для всех покупателей в последний час работы. Сами пироги ему не надоедали, но с начала мая его чётко выверенный лимит средств значительно сократился, зато сам Тун прибавил добрых пять килограмм.

- А ты успеешь?

Мил почти произнесла «Да», но в последний момент осеклась и снова тяжело вздохнула:

- Успеть бы с этими… придётся замесить ещё сдобы.

Тун непонимающе моргнул.

- Но ты же уже сделала сколько обычно делаешь.

- Выпечка со сладкой начинкой делается из слоёного, бисквитного или сдобного теста. С бисквитом много мороки, а слоёное готовить дольше.

- А что с тестом на мясные не так? – недоумевал официант.

- Оно простое, по вкусу будет совсем не то.

- Я тогда разморожу мясное в микроволновке, - нашёлся парень.

- И убьёшь половину дела! – не выдержала Мил. – Господи, Тун! Неужели так сложно обсудить со мной свои нововведения? В конце концов, хозяйка здесь я!

Тун всю прошлую неделю пытался подать свою идею, но Мил была постоянно занята или не в настроении, чтобы его слушать. В конце концов, он понадеялся на удачу и просто подменил тарелки. Замотавшаяся Мил могла и не заметить, а сам он большой разницы не видел. Тем не менее она оказалась существенной.

- Прости, - только и смог произнести он. – Мне очень жаль. Я готов всё исправить, только скажи, как…

- Уйди.

- Что?

- Оставь меня. Погуляй по этажам. Ты же любишь это дело. Просто, чтобы на глазах не маячил.

- А как же клиенты? – в конец растерялся Тун.

- До начала квоты ещё минут сорок. Даю тебе перерыв на час. И чтоб рядом с витриной даже не видела, ясно?

- А это как-то поможет?

- Да, меня не посадят за убийство.

***

Когда-то Мил казалась Туну святой, но и у ангелов терпение заканчивается…

Девушка приняла его на работу через полчаса после знакомства, доверила кассу и клиентов, даже не запросив его резюме, вступилась за него перед охранником. Тун до сих пор считал день их встречи одним из самых значимых в своей жизни. Много тогда всего произошло: его уволили, он, повинуясь случайному порыву, отправился в космопорт, просто чтобы развеется, вместе с приключениями быстро нажил неприятностей и хвост в виде охранника.

Темнокожий азиат по имени Лаг до сих пор недолюбливал Туна, но это больше походило на профессиональную этику, чем на реальную ненависть. Лаг просто знал, что Тун способен учудить что-нибудь, поэтому был придирчив. Если Тун смел снять магнитную наклейку с формы – а он иногда так делал, чтобы затесаться в толпе персонала аэропорта и пройти туда, куда проходить простым официантам кафе было нельзя – Лаг почти всегда начинал мелькать на периферии, словно следил за ним.

В Гиперим не пускали безработных просто так – только если им был оформлен вызов со стороны прибывших. Тун же впервые попал в комплекс космопорта, уже не являясь трудоустроенным. Ему сильно повезло с Мил. Девушка и впрямь уберегла его от хоть и разрешаемых, но всё равно неприятных проблем.

К сожалению, он её уберечь не мог. Разве что подкинуть парочку новых.

Тун направился к лифтам. Уж от чего, а от прогулок по космопорту он никогда не уставал. Пусть настроение немного подпорчено, он знал, как быстро его восстановить. Достаточно было доехать до самого верхнего этажа, выйти из гостиничного блока, куда прибывал лифт, и оттуда дойти до зоны ожидания, остановиться рядом с перилами, укреплёнными упругой прозрачной страховочной сеткой, вздохнуть и посмотреть вниз. Он оказался внутри огромного двенадцатиэтажного эллиптического цилиндра. Здесь - прямо в воздухе – висела карта освоенного людьми космоса.

Тун поискал взглядом знакомые названия: Солнце, Центавра, Кеплер, Ри… Звёзд было не меньше полусотни, а от названий пунктов назначения, линий маршрутов могло бы зарябить в глазах, если бы… если бы не огромные космические пространства, которые разделяли обжитые миры. Туну нравилось разглядывать карту: четырёхмерная графика прекрасно отражала представления менеджера о космосе. Яркость, динамика и концентрация соседствовали с большими расстояниями, беззвучием и холодом.

Он мог смотреть на карту часами, но в этот раз обошёлся тридцатью минутами. В итоге у него оставалось время на то, чтобы не спеша дойти до кафе. Он уже собрался уходить, когда на затемнённом защитным куполом небе появилась звёздочка.

Первый корабль шёл на посадку.

***

Лифт пришёл слишком быстро и доехал почти без остановок. Тун рассчитывал абсолютно иначе. Он оказался перед витриной на семь минут раньше оговоренного. Ему повезло лишь в том, что как раз в этот момент Мил отвернулась к печи, чтобы вытащить оттуда партию противней и вставить другую. Тун аккуратно отошёл в сторону и прислонился спиной к соседней витрине. Бутик рядом с кафе был закрыт, а аренду пока не продали. Будь в магазине сейчас посетители, они бы наверняка посчитали Туна странным. Тун и сам бы посчитал себя странным, и ещё год назад осёк бы за такое поведение. Но с тех пор, как один наполненный странностями день переменил всю его жизнь, парень научился давать себе чуть больше воли.

- Будьте добры, сэр, - Тун вздрогнул от раздавшегося у него под ухом голоса. – Объясните, что вы делаете.

Менеджер повернулся к говорившему и рефлекторно нашарил нагрудную наклейку. Та была на месте. То есть никаких предзнаменований для появления Лага не было. Тем не менее, охранник стоял рядом и абсолютно бесстрастно – иногда казалось, что он просто неспособен на эмоции – разглядывал Туна.

- Да вот, стою, - парень рефлекторно подобрался, словно пытался казаться выше.

- Я вижу, - ответил Лаг.

Чем больше затягивалась пауза в наметившемся разговоре, тем больше Тун был убеждён, что что-то не так. Снова он что-то нарушил. Опять какую-то мелочь. Дотошный Лаг слишком хорошо справлялся со своими обязанностями, чтобы тратить время на мелкую месть.

- Что-то не так? – на всякий случай уточнил менеджер.

Охранник безмолвно кивнул на витрину. Прямо рядом с Туном, с другой стороны к плексигласу было прикреплено предупреждение: «Не прислоняться!» Тун мгновенно отскочил. Тем временем Мил взяла перерыв и уже стояла у витрины кафе. Фортуна снова была на стороне нерадивого официанта: девушка опустила лицо, прикрыла глаза рукой и снова отвернулась, плечи её дрожали…

Тун отступил прочь, развернулся, прошёл мимо бутика и дальше по галерее. Один круг по этажу в ускоренном темпе ему бы не повредил. И вернётся ровно в оговоренный срок. Так думал Тун, у которого перед глазами Мил всё ещё прикрывала заплаканное лицо. Гнал от себя её образ, теребил наклейку на груди, рассчитывая насколько громким будет скандал, если он демонстративно сорвёт её перед Лагом.

И добавит ещё проблем.

За последние полгода Тун успел убедиться в том, что Мил далеко не такая крепкая, как он привык думать. Её святость – лишь иллюзия, с которой ему было тоскливо расставаться…

А вот крепкая рука в перчатке, перехватившая его за шею, и ствол излучателя, упёршийся в висок, на мираж походили мало. Скорее на помутнение рассудка. Не его.

***

Оказавшись зажатым в чей-то мощный захват, Тун в первую очередь подумал, что Лаг тоже может быть не железным. Вот и решил внезапно проучить официанта-наглеца. Ещё с полминуты Туну потребовалось, чтобы вспомнить, что Лаг ниже его ростом, да и у охранников нет излучателей – только ручные электрошокеры. Стоило парню до этого дойти мыслью, как неведомый любитель лазеров развернул Туна лицом охраннику. Лаг растерялся лишь на долю мгновения.

Он остановился и развёл руки, демонстрируя, что безоружен.

- Не подходи! – раздался над ухом Туна срывающийся на крик голос.

- Отпусти его, парень, - тихо произнес Лаг без всяких «сэр».

- Не подходи, иначе прожарю ему мозги! – продолжал настаивать неизвестный. – А ты не дергайся! – на этот раз уже обращались к Туну.

Официант покорно обмяк, но сообразив, что так скорее погибнет от удушью, чем от лазера, снова подобрался уже без попыток вывернуться. Неизвестный потащил его в пустой служебный коридор. Лаг медленно двинулся за ними, сохраняя чётко отмеренную дистанцию. Тун проводил пару арок дверей. В нос ударил запах чистящих средств. Перед его глазами задвинулась дверь туалета. Хватка неизвестного ослабла. Тун не удержал равновесию и свалился прямо на кафель.

- Лежать! – приказал террорист.

И Тун покорно повиновался.

***

С марта космопорт «Гиперим» объявил о начале набора на курсы стюардов и стюардесс. Так получилось, что ряды транспортных компаний успели заметно поредеть в рамках всякого рода реорганизаций и оптимизаций персонала, поэтому на некоторых рейсах банально хромало обслуживание. Чтобы продолжать поддерживать свою репутацию как одного из самых лучших космопортов планеты Земля, руководство «Гиперима» решило само позаботиться о кадрах для расширения, заодно привести обслуживание к определённому стандарту, и вместо того, чтобы брать людей с улицы, предпочло сэкономить средства на продолжительных проверках и рекламе и распространило информация только среди уже нанятых людей.

Курсы начались с апреля, а узнал о них Тун только в мае и то по «счастливой» случайности, оказавшись в мужском туалете технического блока, где на информационном табло вместо типичной рекламы «джентельменского набора» - средств контрацепции и одеколона – горело давно устаревшее объявление.

Возможно, судьба, как и год назад, в непринужденной обстановке намекала, что ему пора бы двигаться дальше. Засиделся он на одном месте… Тун посмеялся бы такому исходу, но сейчас ему было совсем не до шуток. Он уже пять минут рассматривал красноречивые знаки судьбы, лёжа под дулом излучателя.

Весёлая навязчивая мелодия, которая должна была перекрывать всякие конфузные звуки, которые могут звучать в туалете, била по ушам, плотной шторой закрывая всё то, что творилось снаружи. Тун хотел пить, но это было не так важно, куда важнее было то, что через два часа у Мил назначена встреча в банке, а если она закроет кафе до начала отправной квоты, то этот понедельник станет чёрным не только для бирж, но и для одинокого представителя сектора малого бизнеса с длинным не интригующим названием.

Мысль о том, что если он сейчас ничего не предпримет, плоды утренних трудов Мил придётся завтра продавать за полцены, вывела Туна из оцепенения.

- Я сказал: не дрыгаться, - рыкнул террорист, когда официант потянулся почесать нос.

Рука Туна замерла в пяти сантиметрах от носа, зуд в котором и вывел его из странного транса. Парень зажмурился и задержал дыхание.

- Эй, ты чего?

Все ухищрения Туна были напрасны, стоило незнакомцу наклониться к нему поближе, официант чихнул. Террорист оказался на удивление брезгливым. Он вскочил и отшагнул от своего заложника, наставив на того немного подрагивающий лазер.

- Какого чёрта! Ты меня угробить решил?

- Прошу прощения, сэр, - как можно деликатнее произнёс Тун. – Этого больше не повторится…а…а…апчхи! – снова выдал он.

- Мать твою! Да ты же ходячий разносчик заразы!

- Простите, сэр. Это реакция на запах жидкости для мытья полааа…а…

- Сядь! – потребовал незнакомец.

Тун мгновенно забыл про нахлынувшую на него чахотку, перекатился на бок и сел. Теперь он по крайней мере видел своего невольного собеседника. Обрюзглый полноватый парень одетый в костюм простого клерка. Год назад Тун носил такой же. На руках «террориста» были перчатки мезофоба. Недуг стал СПИДом двадцать второго века: распространялся медленно, но уверенно и сильно менял жизнь человека в не самую лучшую сторону. Многие жители мегалополисов становились жертвами «болезни вечных растрат»: благодаря ей индустрия чистящих и обеззараживающих средств не знала упадка.

- Простите, сэр, - снова повторил Тун.

- Прикрывай рот, если снова соберёшься чихать, - пригрозил захватчик.

- Конечно, сэр!

Тун вздохнул, вытер пот со лба и огляделся: кабинки были открыты и пусты. За спиной у официанта были писсуары, - перед ним умывальники и зеркало. Выход наружу был закрыт. Дверь прилегала плотно. Едва ли его дефиле в объятиях вооруженного типа осталось незаметным, тот же Лаг успел познакомиться с ситуацией. Охранник не станет медлить: пусть официант не ходил у него в любимчиках, но здесь едва ли было место для пристрастий.

«Террорист» нервно шарил по Туну глазами. Взгляд его то и дело возвращался к магнитной наклейке с символикой кафе, которую официант не успел сорвать в момент высшего нервного напряжения.

- Вас, что, дебилов, уже и в рекламные щиты превратили? – наконец разбил толстяк неуютную тишину.

- Нас? – не понял Тун.

- Парень, не шути со мной! – у самого носа Туна снова замелькал ствол излучателя.

- Простите, сэр, но я правда не понял.

Террорист, казалось, осторожно ткнул пальцем чуть ниже его лица:

- Что это?

- Это символика кафе, в котором я работаю, - Тун рефлекторно улыбнулся.

Незнакомец переменился в лице от удивления:

- А почему форма, как у местных? – не поверил он.

- Это индивидуальное предприятие, сэр. Как мне объяснили: нет смысла покупать форму, если её раздают бесплатно. Куда проще подогнать эмблему под нужные размеры.

- То есть ты не работник космопорта?

- Нет, я работаю в закусочной.

Произошедшее далее окончательно убедило, что провидение, взявшее шефство над судьбой Туна, имеет очень неоднозначные представления о том, как следует выстраивать цепочку событий. Незнакомец опустил излучатель, отвернулся к умывальнику, сжал кулаки и совсем по-детски затопал ногами.

- И здесь эти уроды меня провели! – внезапно истерично выдал он.

***

Джи или Джи ПФИСР2431УФЛ - Тун, в фамилии которого сочетаний согласных и цифр было не меньше, начал пропитываться симпатией – скорее намёком на неё - к своему захватчику уже в момент, когда тот нормально представился - был умным малым, по крайней мере, по хозяйственной части.

Он рано осознал себя любителем чистоты и порядка, поэтому вырос ещё и очень аккуратным. К сожалению, а может и к счастью - Джи так и не разобрался, - но судьба не послала ему большой любви или мечты, поэтому малые средства, которые он получал, работая клерком в фирме, продающей строительное оборудование, он же вкладывал в акции. Со временем капитал рос, и примерно семь месяцев назад Джи решил, что имеет право устроить себе на день рождения настоящий праздник.

Парень долго и скрупулёзно подбирал внеземной тур почище, покрасивей и подешевле, выложил нехилую сумму денег, но прибыв в космопорт, перед посадкой потерял сумку с документами. Он долго убеждал работников, сделать хоть что-нибудь, но пропажи не было в бюро находок, а без идентификационной карты пассажира на борт пустить не могли. Парень составил заявление о краже, пообещал засудить всех, но всё же ушёл ни с чем. Когда он восстановил документы, туристическая фирма вернула ему символичную сумму – в конце концов, случай был не страховой.

Но это было только начало…

- Понимаешь, - продолжал хлюпать носом Джи. – Пока я возился с документами, с возвратом, с исками, совсем не следил за рынком, и в итоге… в итоге…

В итоге акции мелких кредитных организаций, которые так быстро приносили дивиденды в прошлом году, вспыхнули и обратились нулёвым пеплом в январе этого. Начатую судебную тяжбу надо было подпитывать своевременными вливаниями средств. Джи был достаточно осмотрителен, чтобы вкладываться в разные отрасли, не везде у него был большой убыток, но испугавшись за свои кровные, парень продал почти всё и положил в банк под неплохой для начала года процент. Он рассчитывал перевести деньги на другой депозит, как только найдёт что-нибудь получше, но и тут судьба сыграла с ним нечестно.

- Хоть ты скажи мне, что там надо было «оздоравливать»! Зачем надо было предлагать неплохие проценты, а потом объявлять санацию! Кто вообще это придумал?

Да, Джи положил свои любимые денежки в тот самый банк, в котором Мил обычно брала ссуду. Адвокат продолжал вытягивать из клиента средства: он собрал «независимую» комиссию по расследованию инцидента, нашёл несколько «свидетелей», пропихнул историю в СМИ – та не ходила по первым полосам, но огласку какую-никакую получила.

Даже новость о банкротстве банка не так сильно расстроила Джи. Он забрал остаток со счёта – тот не превышал компенсацию, поэтому его выплатили полностью, но сумма была уже куда скромнее той, что он клал в январе.

А вчера состоялось заключительное заседание. Как Тун уже успел догадаться, Джи ушёл с него отнюдь не победителем.

И теперь этот толстяк трясся возле умывальника, отложив излучатель в сторону и лил настоящие детские слёзы, а Тун ободряюще хлопал его по плечу.

- Я думал, хоть проучу этих уродов, хоть репутацию им попорчу, а они вон какие продуманные: заставляют всех носить одинаковую форму!

- Да не сказать, что заставляют, - начал было Тун, но заметив, как его собеседник напрягся, поправился, - но давят сильно, это да…

- Ты извини меня. Я со вчерашнего вечера сам не свой – не знаю, что творю. Сегодня с утра стащил товар со склада – он махнул рукой в сторону излучателя, - а в обед сбежал с работы и приехал сюда. Теперь ещё и в полицию сдадут, и уволят.

- Я… я даже не знаю, что сказать, - Тун убрал руку, наконец вспомнив о болезни нового знакомого.

Уже немного успокоившись Джи стянул перчатки и поднёс ладони к фотоэлементу под краном. На холеные белые пальцы полилась вода. Несостоявшийся террорист наклонился и принялся умываться. Пока он приводил себя в порядок, Тун украдкой разглядывал объявление и всё думал, что было бы с ним, окажись он в подобной ситуации? Допустим Джи и сам виноват, что начал тяжбу с космопортом, но ведь и впрямь обидно, когда долгожданные планы рушатся, а обвинить толком некого. Первый попавшийся под руку становится самым главным противником, и всё. Может быть и Мил уже видит в Туне врага всякий раз, когда он лезет к ней со своими предложениями.

Но зачем же тогда плакать? Или это такой хитрый ход в войне, начало которой он упустил из виду? В какой-то степени Джи даже повезло: если он шагает по жизни один, то страдает только он. Если ты привык быть сильным, то и плакать приходится в одиночестве...

Умывшись, толстяк предложил:

- У меня есть Антигистамин. Будешь?

- Спасибо, - помотал головой Тун. - У меня нет аллергии, просто запах рядом с полом очень сильный.

- Да, сейчас сплошными химикатами всё моют, - поддакнул Джи, натягивая перчатки. – Я и обувь специальную ношу, чтобы всякой гадостью не пропитаться.

- И что за ботинки? – Тун только сейчас обратил внимание на мощные бутсы, выглядывающие из-под брюк клерка.

- Строительные. По венераинским стандартам.

- А как ты пронёс сюда излучатель?

- Разобранным, - пожал плечами Джи. – Сказал, что товар нужен для демонстрации.

- И тебе поверили?

- Я же рабочий человек… Хотя уже, наверно, нет…

Джи совсем погрустнел. Он взял в руки лазер и осмотрел его. Парой легких движений разобрал на запчасти, снова собрал и положил в карман.

- Спасибо, что выслушал меня, парень. И прости, что так вышло.

- Я не в обиде. Рад, что тебе стало получше, да и хорошо, что всё обошлось.

Тун мог бы рассказать Джи, что сам год назад точно также бегал по космопорту в поисках себя, и всё никак не мог найти. Правда, излучателя у него не было, да и на склад фирмы, из которой его уволили, его вряд ли бы пустили, а если бы и пустили, то ничего опасного там было просто не найти. Так что большой опасности для окружающих в нём не было. Но это жуткое чувство, что у тебя отобрали всю жизнь – его он прекрасно помнил и не хотел к нему возвращаться.

Сам Джи хотел что-то прибавить к своей благодарности, но не успел - в их разговор вмешался голос охранника, заменивший музыку.

***

Джи сдался без проблем.

Обнаружив, что в руках у него просто строительный инструмент – хотя по всем меркам, приставленный к виску излучатель тоже был опасен – парня даже в наручники заковывать не стали. Одна группа охранников отправилась выпроводить нежеланного гостя на свидание с полицией, другая – снимать оцепление с целого сектора шестого этажа. С Туном остались двое работников аэропорта. Один из них, разумеется, оказался Лагом.

Если азиат и раньше казался не очень общительным, то на фоне своего напарника выглядел вообще немым.

- Мы можем проводить вас до медблока, - не унимался тип, в котором сложно было не распознать очередного менеджера по работе с клиентами. – Бывают же случаи, сэр! Вроде бы и ничего страшного, а потом внезапно как схватит. У нас есть психолог, он мог бы помочь вам справиться со стрессом!

- Спасибо, но мне не нужна помощь, - пожал плечами Тун. – Мне никакого вреда не причинили.

- То есть у вас нет претензий к руководству и охране космопорта? – с плохо скрываемой надеждой поинтересовался менеджер.

Тун хотел сказать, что претензий нет, ведь всё закончилось благополучно, но ему не дали.

- Лучше скажи ему, где найти форму для жалоб, - внезапно влез Лаг.

- Мистер Токива шутит, - лучезарно улыбался менеджер. – Если у вас нет претензий, то о каких жалобах может идти речь?

- О таких, за которые выплачивают денежную компенсации, - напомнил охранник, и слова его ещё меньше походили на шутку.

Лаг словил колкий взгляд от коллеги и отвернулся так, словно осматривал коридор на наличие опасности. В первый раз Тун видел, как дотошность темнокожего азиата играет против космопорта. Казалось, это был ещё один знак судьбы.

- Не знаю, стану ли я её заполнять, - протянул Тун, - но ознакомиться всё же стоит.

***

Когда Тун вернулся к кафе, встреча Мил с менеджером банка должна была уже начаться, но «Галактическая выпечка ручной работы» была открыта, а хозяйка, вооружившись длинным твёрдым валиком, возилась с новой порцией теста.

Она раскатывала лепёшку в тонкий блин, выкладывала на неё маленькие светлые пластинки, складывала несколько раз и снова раскатывала. Едва ли кто-то ещё мог выглядеть таким счастливым и умиротворённым, занимаясь столь скучной и однообразной работой. Длинные волосы Мил забирала в крепкий пучок, но во время работы одна из прядей выпала из причёски, девушка заколола её маленькой ажурной прищепочной. Только заметив заколку, Тун понял, что очень давно не видел «ежовой» головы, с которой Мил встретила его в первый раз. Волосы за год у неё сильно отрасли и нужда в маленьких прищепочках совсем отпала.

Тун зашёл внутрь. За парой столиков чинно попивали чай посетители. Казалось, они благоговейно молчали, не желая отвлекать Мадонну домашней выпечки. Стараясь шагать как можно тише, Тун подошёл к витрине, чтобы не пропустить ни одного мгновения вершившегося чуда.

- Знаешь, - начала Мил, не отрываясь от работы, - жизнь похожа на слоёное тесто. Накладываешь и раскатываешь слой за слоем. Неурядицы, счастливые моменты, успех, горе, всякая мелочь - и всё это сдабриваешь маслом, - она начала выкладывать белые пластинки поверх блина, снова свернула его в большой конверт и пополам и принялась раскатывать. – В итоге все слои слипшиеся и из одного теста, разделяются только в печке времени. Но по факту разница лишь в твоём отношении, в твоем желании отделить одно от другого. А ведь чтобы слойка получилась вкусной, надо просто хорошо раскатывать.

Тун с трудом понимал, что она имеет в виду, но его успокаивал голос Мил – спокойный голос человека, нашедшего своё место в этой жизни, обрётшего какую-то мистическую мудрость. Ему самом до такого было ещё очень далеко.

- Почему ты не поехала на встречу? – встрепенулся он, когда девушка убрала валик и отвернулась к холодильнику.

- Я позвонила и попросила перенести, - пожала плечами она, - они сказали, что вся следующая неделя занята, и я отказалась приезжать в принципе.

- А чем оплачивать заказ?

- Заказ я тоже отменила, - всё также спокойно пояснила она.

- Но продуктов хватит от силы до конца месяца!

- Значит не надо будет их вывозить, когда срок аренды закончится.

- Но тогда…

- Тогда мы закроемся, Тун. Оставшееся время тебе лучше потратить на поиск новой работы. Если нужно, я дам тебе хорошие рекомендации.

***

Остаток дня прошёл как во сне. Не кошмарном, но вязком и тягучем.

Его снова увольняли. Не сказать, чтобы это так уж сильно расстроила Туна. Куда больше его волновал поток посетителей. Если бы Мил оставила его одного, Тун бы точно не справился с прибывающими на Землю странниками. Он даже пару заказов перепутал, шутил значительно меньше и совсем не узнал одного из постоянных клиентов. Но уже через пару часов Тун пришёл в норму и всё пошло как обычно.

Закончив с одной партией теста, Мил отложила её в морозильную камеру в подсобке и взялась за новую. Девушка трудилась до позднего вечера, словно специально выматывала себя. После закрытия она даже рук поднять не могла, но настроение у неё явно улучшилось.

- Я уж думала, что ты вообще не вернёшься, - заявила она, наблюдая, как Тун закрывает кассу. – Где ты пропадал три часа?

- Разглядывал карту освоенного космоса, потом прокачивал навыки наблюдения в условиях полной секретности, попал в заложники, поработал психологом, постиг азы юриспруденции, узнал, что жена Лага работает стюардессой, ты в курсе?

- Нет, - Мил улыбалась до ушей, слушая его краткий пересказ.

- Приятное вышло знакомство. Очень милая женщина.

Тей – так звали жену Лага - пообещала помочь ему попасть на следующие курсы, которые начинались в июне. Но теперь, зная, что кафе будет закрыто, Тун с трудом представлял, каким образом он будет попадать на них. Космопорт специально акцентировал внимание, что безработных бродяжек пускать не будут. Кому-то придётся каждый день делать на него запрос к службе безопасности, а это та ещё нервотрёпка. Оставалось надеяться, что за три недели всё устаканится. А может, походить по другим кафе? Может, примут на пару месяцев, как-никак пора отпусков вот-вот настанет, а ему всего-то и надо – денег на еду и на дорогу, да свободный вход в «Гиперим».

Мил поняла его затянувшееся молчание по-своему:

- Извини, что так внезапно.

- Почему? – спросил Тун.

- Устала. Дела с самого начала были не очень, но когда появился ты, вроде всё пошло на лад. Если бы не кризис, протянули бы дольше. Но у такого дела нет перспектив.

- Мне нравятся твои пироги, Мил.

- Я заметила, - девушка потрепала его по заметно пополневшей за последний год щеке, пальцы ласково прошлись по свежей щетине, и она убрала руку. – Приятно видеть, что труды не пропадают даром, а то я уж думала, что тебя не откормить, - попыталась пошутить она.

Но вышло почему-то очень грустно.

Они так и стояли за прилавком. Пауза в разговоре начала уже угнетать, когда Мил спросила:

- Какие мысли по поводу карьеры? – улыбнулась она.

- Я пойду учиться на стюарда, - оживился Тун.

- Быстро ты определился, - удивилась Мил.

- Было время поразмыслить, пока меня держали в заложниках.

- А что эта за история про заложников? – недоумевала Мил.

- Давай по кофе, - предложил Тун. – Я тебе всё расскажу.

- Под лимонные слойки лучше чай.

- А откуда у нас слойки?

- Я по-твоему просто так за слоёное тесто сегодня взялась?

- Я думал про запас.

- Это потом, а сначала я рассчитывала напечь сладостей. Вот только к твоему приходу я их почти все продала. Правда в парочку переложила начинки, они чуть не развалились – и я их на витрину выкладывать не стала.

- Вот и хорошо, - Тун уже разливал кипяток по кружкам с чайным порошком. – Неси сюда свои слойки. У них с этой историей есть кое-что общее.

Подхватив поднос, он с грацией истинного ресторатора прошествовал к их любимому столику, откуда был хорошо виден кусок огромной объёмной карты освоенного космоса. Мил присоединилась к нему, неся в руках тарелку с двумя запечёнными конвертами.

- И что же? – устроившись на стуле, спросила она.

- Мораль!

Тун подхватил с тарелки слойку. Та разломилась прямо в воздухе, но он успел подхватить вторую половину. Немного подумав, Тун протянул её Мил. Девушка с улыбкой приняла свою долю.

- Всё, что ни делается, - к лучшему!

+5
587
11:30
+1
Ммм, какой сдобный рассказ!
Читается легко и бодро.
Есть пара опечаток, например:
«наминая тесто за прилавком за малой витрины»
но у кого их нет?)
Очень приятное повествование) Прям тоже булочку захотелось)
00:11
Это продолжение другой «вкусной» истории о тех же персонажах.
С ней можно познакомиться здесь.
12:37
-1
Похоже текст переделан из обычного рассказа про аэропорт, и пекарню в нем. Сюжет создается и двигается не за счет фантастики, вымысла.
Похоже рассказ уже был, и автор его переделал (отредактировал) для конкурса.
(при том, что сам рассказ хороший)
00:10
Рассказ написан специально для конкурса. Никаких переделок. Сюжет не обязан двигаться за счёт фантастического элемента.
14:55
+1
Рассказ мало несет в себе фантастического умысла, его будто внедрили в сюжетную линию. Не понравились диалоги, очень короткие, резкие, читать — прыгать по строчкам. Герои несколько топорные, ненастоящие какие-то, но сюжет присутствует и задумка автора неплохая. Мне показался совсем отступлением последний диалог Тун и Мил. Да, и имена странноватые :)
00:26
возможно предыстория прояснит, почему здесь мало фантастического умысла.
Гость
23:45
-1
Содержание слишком затянуто. Длинные диалоги, много описания про работу в булочной. Возможно автор очень хорошо знаком с этим видом деятельности.Непонятно зачем автор добавляет террориста.Наверное для большей интриги.Простые рассказы были бы правдивеею
00:13
Возможно автор очень хорошо знаком с этим видом деятельности.

Неа.
Непонятно зачем автор добавляет террориста.

Чтобы показать ещё одного маленького человека, который тоже пострадал в это нелёгкое время, но не нашёл мира в душе.
15:20
а банки со всё большей опаской относились к ссудам тем более в секторе индивидуальных предприятий. ссуды? ну-ну…
канцеляризмы
за прилавком за малой витрины. за за чем?
объявил себя банкротом на прошлой неделе по итогам санации процедуры санации и банкротства это разные процедуры
своего единственного официанта/кассира/уборщика/помощника и кто бы ещё знал кого. рискну предположить — любовника?
Вопрос ссуды может все-таки кредита, а?
И уже судя по длине этого названия, Тун мог определить, что год работы в кафе не прошёл для него бесследно. для кафе не прошел бесследно?
оздоровительной санации тавтология
много лишних местоимений
пятидесяти процентной слитно
в конец слитно
и ствол излучателя, упёршийся в висок как он понял, что уперлось в висок, ене видя?
фантастика притянута за уши
рассказ пропитан типа юморком
текст раздут — то же самое можно было вполовину меньшим объемом изложить
ошибок много
00:24
+1
канцеляризмы

«Это стиль такой» ©
Вообще серьёзно написано именно таким языком для создания особой атмосферы. Главный герой в прошлом был офисным работником.
за за чем?

зазатем
процедуры санации и банкротства это разные процедуры

да, разные. Но одна процедура может привести к другой.
рискну предположить — любовника

не рискуйте — чисто деловые/дружеские отношения
может все-таки кредита, а?

неть!
для кафе не прошел бесследно?

кафе в данном случае не является подлежащим
тавтология

должна быть тавтоложной!
много лишних местоимений

не бывает «много лишних местоимений», бывает «нехватка понимания авторского стиля»
как он понял, что уперлось в висок, ене видя?

магия повествования от третьего лица ему помогла
фантастика притянута за уши

за слойки
рассказ пропитан типа юморком

качественными проработанными шутками, гармонично вписывающимися в общий антураж истории
текст раздут — то же самое можно было вполовину меньшим объемом изложить

… и потерять всё первозданную прелесть живого лёгкого текста, растерять всю атмосферу и проститься с правом автора самовыражаться в своё удовольствие!
Загрузка...
Константин Кузнецов