Ольга Силаева №1

Время памяти

Время памяти
Работа №243

Бескрайнее поле, поросшее высокой зеленой травой, раскинулось на землях Хориниса. Тиль - долговязый старец, стоял по пояс в сочных люцерновых зарослях смежив самые зоркие глаза на Земле среди людей и животных. Теплое солнце, бьющее мощными лучами, ласкало тело мужчины, но в душе его царила буря воспоминаний.

Изредка бабочки порхали мимо Тиля, а он, погруженный в мысли, не замечал их. Пчелы и оводы, осы и птицы летали всюду пестрыми пятнами, да, и их ждало все то же равнодушие старца. Даже крики парящей скопы не могли вывести мужчину из забытья.

Это место хранило память: именно её он слушал, ощущал её аромат, её силу впитывал. А бушевавшие чувства, все не унимались.

Не зря говорят: «Гроза в душе, что непогода, должна пройти сама - насильно ее не остановить». Человеку ведь это не под силу?

****

Тиль Кроу родился в тяжелую эпоху в семье анимиков, что само по себе было не очень радостным обстоятельством. Семья своими взглядами предрекла его, если не на муки вечные, то на очень тяжелую жизнь – ему предстояло долгое противостояние с инакомыслящими. Да, он мог появиться на свет несколькими десятилетиями ранее, и его миновала бы эта участь... Хотя, кого она миновала эта участь жить вне противостояния? Все родившиеся во время абсурдной войны, стали участниками бесконечных баталий… А, кажется, как давно это было, когда ни криаторов ни пацификов не существовало…Можно подумать что и прежде жизнь человека была сладкой, но теперь она превратилась в постоянную войну. Бесконечно бессмысленную войну.

Увы, иногда так бывает, человек порождает мысль, а её подхватывают другие.

Около ста лет назад в людских умах, пытливых и извращенных, зародилась не одна - много мыслей. Именно эти мысли и привели к великому расколу в человечестве.

Все началось с учения о модификации Homosapiens, о переделке его ДНК по тем нуждам, которые предъявлял сам человек (выбравшие этот путь и ныне зовутся пацификами). Ни связь с природой и даже не «божественное в каждом» не интересовало тех, кто лелеял в генетике и клонировании спасение мира. Именно желание индивидов изменить свое тело, сделать его совершенным, по личному разумению путем опытов с геномом, и вызвало негодование религиозных общин (криаторов), и порождение тех, кого в последующем нарекут анимиками.

Люди и их теории столкнулись не сразу на поле брани.

Успешные эксперименты, потоки жаждущих улучшить свое потомство, всеобщая эйфория от достижений науки и потеря прежних ценностей - подрывали общество. Запреты: неизбежно трактуемые религиями, учениями, философиями, государствами - рано или поздно пали, и вседозволенность создания совершенного потомства заняла достойное место в жизни.

Как много бед принесло совершенство в стремлении его достичь! Модификация как средство, не стала панацеей от всех болезней и слабостей, явив собой причину огромного могущества тех, в чьих руках она была.

Многие хотели детей в будущем с идеальным зрением! Внуков - что будут сильнее других, правнуков - что не будут так быстро стареть. Это нравилось не всем, и, разумеется, только тем, кто мог на такое пойти с учетом своих взглядов.

Перемены в социуме неизбежно сменили равновесие во власти, пошатнув все устои и прежние договоренности. Тот, кто ранее имел бразды правления в своих руках, ощутил что «лошадь повела не в ту сторону», и ясно осознал: «надо что-то делать пока не поздно…»

Тут возникли криаторы – последователи многих религий и примкнувшие к ним сторонники (их были сотни миллионов). Люди, некогда преподносившие и дарившие веру в лучшее, теперь боролись самыми изощренными методами за прежний мир – такой, каким он был создан (по их разумению идеальным).

Лагеря противодействия с обеих сторон ширились и приумножались не одно поколение. Общества мутировали: одни группы приобретали черты феодализма, другие яро следовали коммунистическими тропками, третьи и вовсе форсировали моря сопротивления курсом анархизма.

При всем этом наука войны не отступала от собратьев по цеху. Локальных стычек с использованием самого современного вооружения не удавалось избегать все чаще и чаще, пока события не достигли своей кульминации.

И вот однажды грянула всеобщая война «Первозданности»…Череда нескончаемых баталий... Сражения сменяли друг друга, теряя первопричину, но разрушая не только мир материальный, но и разлагая все принципы созданные веками истории человечества.

Экзо-скелеты, отряды телепатов, оазисы ловушки, города призраки, биотанки и огромное множество другого вооружения было создано для одной цели – сеять правду «кнутом».

К сожалению, многочисленные попытки показать свой кулак самым большим и сильным - не канули в небытие и сегодня.

Как же далеко зашли стороны в попытках установить личную истину? Доказать свою правоту не удалось никому до сих пор, и увы, возникло еще больше проблем. В противостояние двух сторон спустя пятнадцать лет от начала «Первозданной», вмешалась третья группа, выросшая из подполья пацификов - анимики – ученые, модифицирующие свой геном скрещиванием с ДНК животных. Самые ненавистные для криаторов и своих «прародителей», недочеловеки и околоживотные - эти создания соединили в себе лучшее от тысяч видов обитателей Земли.

Итак, Война – этот проклятый всадник апокалипсиса, не хотела прекращаться, людям приходилось не просто жить, выживать. Но разве так было не всегда? - жизнь всегда была борьбой за место под солнцем.

****

База Анимиков раскинулась в глубине Земли под толщей базальтовых плит и бетонного монолита. Помещение, куда попал Тиль Кроу, выйдя из лифта, представляло собой тамбур смежный с казармой. Тиль - командир армии из рода Воронов, человек с лучшим зрением, полученным за всю историю модификации генома. Стылую комнату заполнял гул неоновых ламп, в воздухе витал аромат мускуса (опять кто-то пометил, крутнулось в мыслях командира). Не успел мужчина войти в помещение как с противоположной стороны в комнату вошел Буми Че, облаченный в боевой экзо-скелет. Кибернетический костюм армии анимиков угрожающе шумел пневмо - и серво – приводами.

- Буми! - вырвалось из груди голубоглазого и еще молодого Кроу, - Где комендант!? Мне только что доложили - у него письма. Где его лысая выхухоль носит?! Почему он не встречает меня на поверхности у стола ставки?

- Здравствуйте капитан. Мы как раз узнали, что вы прибыли, и я на встречу к вам! Его нет, он как в воду канул… - смутился собеседник, возвышающийся на три метра над землей. – Мы решили, что лучше подождать вашего возвращения… прежде чем поднимать тревогу…

Только что вернувшийся с обзорной точки капитан шумно втянул воздух ноздрями.

- Как нет?! – взгляд Тиля Кроу сделался колючим как терновый куст. – Буми! Че… ты понимаешь, что это может значить? Сообщить нужно было немедленно! Вы что себе думаете? Тревогу надо было сразу объявить! Мы только отбросили врага, они были близко, очень близко и тут такое происшествие, вы должны понимать! Вы только вчера были в бою. Итак! Как давно нет коменданта?!

- Два часа, сэр. Виноват, капитан. Разрешите исправиться?

- Два часа?! Вы исправитесь, как представиться такая возможность.

На лице Кроу заиграли желваки, от вони тамбура резало глаза.

- А у смазливой Молли смотрели?- сощурился Кроу, взъерошивая темные волосы.

- Так-точно.

- У выпивохи Кириллоса? – голос Тиля сделался угрожающе вкрадчивым.

- Первым делом, господин капитан, - боевой костюм выдал порцию необычных звуков, Че переступил с ноги на ногу.

- В башне уединённого тигра?

Мужчина в экзо-скелете виновато кивнул:

-Безрезультатно.

- Так, какого лысого сфинкса, мне сказали, что письма у коменданта! А он провалился сквозь землю и вы молчите! Кто только вас таких умных присылает? Вроде и в бою отличаетесь, - командир скосил взгляд на золотую звезду, нарисованную на бордовой броне кибернетического устройства,- а чуть похитрее случилось и всё - оплошность!

Махина не нашёлся что ответить.

Капитан воронов замолк, но тишина продлилась не долго.

- Ладно. За мной Буми! – Кроу устремился в лифт, на котором приехал. - Поедем в блокгауз сектора К! Надейтесь, в ваших же интересах чтобы комендант был там…

Не скрываемая тень раздражения скользила по лицу Тиля, а в душе его зашевелилась тревога. Как то уж спокойно реагировал Буми, как будто что-то знал.

****

- Отправьте эти остатки, на экспертизу. Это-то вы сможете? Письма изучу я, – Кроу обратился к Че, отдав пакет едва ли больше куска мыла. То, что они обнаружили в башне сектора К, не оставляло сомнений - коменданта встретил пиро-телепат. – Да, кстати, пока вы снимали экзо-скелет, я вызвал носорогов по пневмофону. Встретите их по пути. Держитесь стороной. Они еще не забыли, что вы сделали с их рогом в тот раз.

- Но капитан, это часть нашей исторической медицины. Смотрите как я здоров сейчас… - Че задрал руки вверх, показывая бицепсы, скрытые под шерстью тигра (для всех Че было нормой иметь шерстяной покров, не зря они принадлежали роду полосатого Когтя).

-Молчите лучше Буми. Идите срочно, чем быстрее - тем лучше. Вы свободны. Сазонову я уже сообщил о подъеме всех подразделений. Тихая тревога начата. Если встретите кого-то из наших без включенного телеингибитора пиропатов, проинструктируйте. Нам лишние «трупы», - мужчина скосил взгляд на пакет с пеплом, - ни к чему.

Буми Че поежился, но не от страха быть сожжённым. Если не повезет, с него три шкуры спустят, коли станут досматривать экзоскелет. То, что капитан отвлекся и не заметил отсутствия боеприпаса – уже счастье. Ведь за это его просто разжалуют.

Но мысли Кроу занимал совсем не боеприпас рядового. Он грезил. Письма, ради которых он так искал коменданта, отнюдь были не боевой задачей и не секретными сводками. Кроу жаждал прочесть письмо любимой.

Его пыл не могло охладить ничто.

Не дожидаясь, пока Че удалится достаточно далеко, Тиль принялся срывать пломбу с защитного кожуха, где хранились карты памяти с долгожданными вестями.

Вот код введен, магнитный дезинтегратор отключен, больше ничего не держит его нестерпимого желания, он сможет прочесть письмо любимой Андре Хексли Кроу. Ах, Хексли, как он по ней соскучился! Проклятая война! Как давно он не читал писем любимой, не звонил ей! Жаль что транспондер, точнее, группа транспондеров, и даже не они, а креаторы, вывели из строя всю радиосвязь анимиков из строя. Но ничего, анимики нашли способ, пусть и допотопный, но надежный: письма на флэш картах! И вот оно в его руках, долгожданное! Эта приятная дрожь в пальцах и предвкушение неизвестного не хотят оставлять, но стоит начать читать и ощущения усилятся.

Пора.

«Милый Тиль. У меня все хорошо, насколько может быть хорошо у человека ждущего любимого с войны. Каждый день, мы: я и наш сын Гюнтер просыпаемся с надеждой, что ты жив и закончится война, что ты пришлешь письмо с вестью о своем возвращении. Понимаю, тебе не грозит опасность, ты наводчик, глаза нашей армии во всех видимых диапазонах, но от этого я волнуюсь о тебе не меньше. Дома все хорошо. Еды в достатке, нужд никаких с родителями и Гюнтером не испытываем. Они тебя очень ждут тоже. Знаю, большего записать не удастся, место ограничено, а ведь нас так много, кто пишет. С любовью твоя семья. P.s. Гюнтер узнает меня уже за километр».

- Слишком коротко и ошибки, - прошептал вслух Тиль, сладостно вчитываясь в каждое слово вновь и вновь…

Закончив раз в пятый перечитывать письмо: представляя родину, жену, ребенка которого он ни разу не видел, Кроу закрыл файл.

На флешке был еще один документ, выделенный заглавными буквами, добавленный датой раньше писем родных и близких, адресованный всем бойцам армии анимиков.

Документ содержал всего четыре предложения. Вот они дословно:

« Половина мира анимиков, креаторов и пацификов захвачена – у нас появился общий враг. Почти все письма из дома сфабрикованы новым противником, никто не знает живы ли наши семьи. Все дети, родившиеся вновь в последний год, во всех мирах анимиков пацификов и креаторов – обычные люди, модификации бессильны. Держитесь: время – богатство которое есть у вас сейчас, и память оно же, но потом». 

-1
413
18:11
Такое многообещающее и грамотное начало. Такой хороший слог у автора! Только я «разбежалась» прочитать что-то необычное, интересное, захватывающее, ба-а-ам… конец. Такой материал чудесный испорчен sad Допишите!
15:02
Согласна, такое многообещающее начало, так думала погрузиться в зрелищные описания автора, но дальше вдруг все пошло совсем иначе, куда делся обволакивающий стиль, в предвкушении которого я надеялась на продолжение в том же духе, но нет. Все изменила совсем уж другая история…
16:03
поросшее высокой зеленой травой, раскинулось на землях Хориниса. Тиль — долговязый старец, стоял по пояс в сочных люцерновых зарослях я бы не назвал люцерну высокой зеленой травой
Тиль — долговязый старец, стоял по пояс в сочных люцерновых зарослях смежив самые зоркие глаза на Земле среди людей и животных. путанная фраза, непонятно, среди кого он смежил глаза
Пчелы и оводы, осы и птицы летали всюду пестрыми пятнами какими еще пестрыми пятнами?
Семья своими взглядами предрекла его, если не на муки вечные, то на очень тяжелую жизнь предрекла тут не к месту
и его миновала бы эта участь… Хотя, кого она миновала эта участь эта участь/эта участь
существовало…Можно пробел перед «можно»
Homosapiens упущен второй сапиенс
вызвало негодование религиозных общин (криаторов), и порождение тех порождение тут неудачное слово
банальный вторичный сюжет без малейшего проблеска оригинальности
текст тяжеловат для чтения

Загрузка...
Илона Левина №2