Нидейла Нэльте №1

Белый город или бактерия- Смерть

Белый город или бактерия- Смерть
Работа № 117. Автор: Людмила Петровна Ржевская. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования

Однажды, я как всегда сидела в аэропорту , ожидая своего рейса и прислушивалась о чем говорят мужчины рядом, привычка журналиста, выработанная долгими командировками, собирать все интересное, записывать в блокнот, а потом разбирать то, что услышала. На этот раз двое мужчин, одетых в полевую форму, какие носят геологи в рабочее время, тихо беседовали о городе, который им срочно пришлось консервировать. Сидели мы почти рядом и я, извинившись, спросила:

— Пожалуйста, простите меня, но я журналист по профессии и мне всегда интересно знакомиться с новыми людьми и узнавать все новости из первых уст.

Они посмотрели на меня, я улыбнулась и протянула им руку.

— Эмили.

Им ничего не оставалось делать, как пожать мне руку. Первым ответил высокий седоватый брюнет:

— Рафаил, профессор.

Второй , немного младше своего коллеги, в очках и с аккуратно подстриженной бородкой пожал мне руку и проговорил:

— Ну а я доктор очень интересных наук. Про которые вы вряд ли что-нибудь слышали и зовут меня Герхард. Так что вас так заинтересовало в нашем разговоре, Эмили?

— Да все, расскажите о городе из которого вы возвращаетесь и зачем вы его консервировали?

— А вот об этом мы вам ничего не можем рассказать. Это тайна. Вот вам моя визитка, Эмили, когда сами найдете этот Белый город, приезжайте ко мне, тогда я вам про него расскажу много интересного. А пока, нам пора, мы улетаем домой, это на наш самолет объявили посадку.

Мужчины подняли свои рюкзаки и направились к стойке регистрации. А я тихонько прошептала им в след:

— Я обязательно найду этот Белый город и узнаю почему его законсервировали. Я найду!

С того момента я перечитала массу литературы, газетных статей, но нигде ничего не нашла о законсервированном Белом городе. И я решила, что два ученых мужа просто пошутили надо мной. И в то же время, мысль об услышанном , не давала мне покоя. При любом удобном случае, я спрашивала у ученых, журналистов и просто мало знакомых людей о Белом городе, который почему-то пришлось законсервировать. И в одном небольшом местечке мне посчастливилось услышать от ученого физика, что да, он знает о таком городе, но искать его надо на юге и лучше всего он виден с высоты птичьего полета, а потом добавил:

— Мне удалось над этим городом пролететь один раз и даже сверху сфотографировать его, только один раз, но что это за город! Забыть его уже нельзя. Больше я вам ничего не могу сказать. Ищите, может и вам повезет,- улыбнулся физик и пошел от меня прочь.

И я искала его. Я так долго искала этот город, я хотела узнать его тайну. И я его нашла. Я нашла этот загадочный Белый город. С какой бы стороны вы на него не смотрели, он словно парит в воздухе. Из белого мрамора и белого камня, с красивыми домами, тротуарами и дворцами, он словно укутан прозрачным одеялом из странной тонкой пленки. Но не подлететь, ни подойти к нему нельзя. Он огорожен от всего мира странным светящимся забором из лучей, которые никого не подпускают к городу. Никого...

Я увидела этот город, весь из мрамора, белый, под загадочной прозрачной пленкой, он как бы повис над планетой, но он пустой, там ни одного живого существа. Белый, красивый, но не живой. Там нет даже зелени, даже травы,даже червя. Он белый, красивый, мраморный, но пустой. Белый город так поразил меня, что я решила найти разгадку отчего он стал таким безжизненным. Что произошло с этим городом? По всему было видно, что строился он на века и вдруг в этот чудесный город пришла беда. Почему и откуда? И тогда я полетела к профессору, с которым случайно познакомилась в аэропорту, его визитку я хранила и всегда возила с собой. С той самой встречи уже прошло много лет, и все же я надеялась застать ученого дома живым и здоровым. Дом профессора я нашла быстро. Позвонила в дверь. Вышла женщина лет семидесяти.

— Простите, а можно мне позвать Герхарда.

— А вы кто?

— Я Эмили, журналистка, мы с Герхардом познакомились как-то в аэропорту. Я хочу сказать ему, что я нашла этот Белый город.

— Проходите, правда мой муж сейчас очень болен и с постели не встает.

Я прошла в комнату, где лежал умирающий ученый, окна были плотно завешены темными шторами, на тумбочке у кровати стоял стакан с какой-то мутной жидкостью.

— Добрый день, Герхард, я нашла этот город, белый, красивый и пустой, мне даже удалось сделать снимок этого странного города с самолета.

— Эмили, вы нашли его? Вот уж не ожидал вас увидеть. Не подходите ко мне, я заразен, а для вас у меня кое-что есть, дневники людей об этом городе, кого успели тогда спасти. Они в другой комнате. Ирен, принеси этой даме тетради из моего рабочего стола. Все тетради связаны и пронумерованы, пожалуйста, принеси этот сверток.

Ирен вышла. Я хотела подойти к этому лежащему на постели высохшему человеку, но он остановил меня:

— Нет, нет, не подходите ко мне, хочу вас предупредить, работать с записями в тетрадях лучше всего в марлевой повязке и перчатках. На всякий случай, для безопасности. Возможно, что я заразился именно от них. Спасибо, Эмили, что навестили. Люди должны знать, что случилось с городом и его населением. Надеюсь, вы сумеете обо всем рассказать.

В комнату вошла Ирен со стопкой связанных тетрадей и сложенных в полиэтиленовый пакет. Я все еще стояла на пороге комнаты.

— Вот, возьмите, и вам пора уходить, сейчас у Герхарда начнется приступ.

— Спасибо вам, Герхард, за такой подарок. Я обязательно напишу о Белом городе, о мертвом городе и что случилось со всеми жителями этого города.

Я вышла из дома ученого и в тот же день улетела к себе на родину.

Мое любопытство было выше моих сил. И сразу же, как только я вошла в свою квартиру, развернула пакет, достала тетради и начала их листать.

2.

И вот вам история о БЕЛОМ городе или бактерии — СМЕРТЬ.

На одном из совещаний правительства было решено специально для ученых со всего мира построить особенный город, чтобы в нем не только было интересно жить, но хотелось там работать, приезжать туда, проводить эксперименты, искать новые формы жизни, а главное узнать, как и чем можно продлить человеку жизнь или сделать его бессмертным. И вскоре через несколько лет такой город из белого камня и мрамора в очень зеленом оазисе был построен. Туда пригласили, в лучшие лаборатории мира, самых известных ученых со всех стран. И работа закипела. Физики, химики, биологи, генетики, да кого там только не было, все старались воплотить в жизнь свою мечту, свою научную разработку. Условия жизни для всех жителей города создали самые комфортные, чтобы их мозги с утра до вечера были заняты только наукой и ничем другим. Среди всех этих ученых был и биолог- генетик Гела, он был молод, настырен и верил, что обязательно найдет такую бактерию или создаст ее сам, которая будет бессмертна и поможет людям так же стать бессмертными, но в крайнем случае будет обязательно лечить живых существ и продлевать им жизнь. Он колдовал над своей мечтой и днем, и ночью, иногда, оставаясь в своей лаборатории по нескольку дней подряд. И он создал бактерию, невидимую даже под микроскопом, не имеющую никакого запаха, бактерию, которая поедала все живое вокруг, не оставляя после себя даже следов. Он проводил эксперимент за экспериментом в закрытой зоне своего помещения, и никому не рассказывал, что вместо бактерии, которая бы лечила все живое и в том числе людей, он создал бактерию- убийцу, которая пожирает все живое вокруг не оставляя после себя НИЧЕГО. Гела был напуган и озадачен. Впервые о своей такой странной бактерии он решил рассказать своему лучшему другу биологу Нику. Он пустил его в свою лабораторию и показал, как его новые бактерии, которые он вывел, за считанные минуты уничтожили крыс, зеленые ветки деревьев, воду и при этом без малейшего запаха и шума, не оставив на подконтрольной территории ничего. Все было чисто, будто там только что не было живых существ и веток. Ник испугался.

— Гела, а ты кому-нибудь еще показывал свои бактерии? Если они вдруг выйдут из- под твоего контроля наружу, они уничтожат все и нас в том числе. Это страшно, Гела, ты создал бактерию СМЕРТЬ. Я завтра же на совете расскажу о твоем эксперименте. Эту бактерию нужно уничтожить, пока она не уничтожила все вокруг себя.

— Я думал над этим, Ник, но я не знаю, чем ее можно уничтожить, а размножается она очень быстро, она за сутки производит себе подобных миллионы. Я пробовал ее уничтожить разными способами даже огнем, не вышло, Ник, она бессмертна. Понимаешь, Ник, я создал бессмертную бактерию, вечную, которую невозможно уничтожить даже в плавильной печи.

— Гела, чему ты радуешься? Ты создал бактерию убийцу, которая вокруг себя уничтожит все живое и нас с тобою. Она может уничтожить весь мир, все живое на нашей планете и улететь дальше, эти бактерии сожрут всю вселенную, ты понимаешь, что ты создал?

Гела запер свою лабораторию и вместе с Ником они отправились к своему куратору по научным разработкам. Когда Ник рассказал профессору Морису, что он сейчас наблюдал в лаборатории Гелы, тот не поверил и решил что молодежь его разыгрывает. Все вместе они отправились в " святая святых" Гелы. Молодой ученый еще раз продемонстрировал каких успехов он добился, каких бактерий вывел. Морис остолбенел, у него со лба катился пот, а руки стали дрожать, когда увидел, как за считанные секунды на его глазах исчезают живые существа, словно растворяясь в воздухе и при этом никаких следов убийства.

— Гела, ты гений, но получилось так, что ты злой гений, хотя этого сам и не хотел, ты вывел бессмертную бактерию, бактерию- убийцу, бактерию по имени СМЕРТЬ.

На следующий день сначала состоялся закрытый совет только ученых биологов и генетиков. Но никто не мог ничего подсказать Геле, как избавиться от этой бактерии, а самое главное, как не выпустить ее на волю, где она начнет уничтожать все живое. Никто не был уверен, что она однажды не просочится из лаборатории наружу и не сожрет все живое в городе, в том числе и всех людей. И биологи решили собрать экстренное совещание всех ученых и пригласить на него Мэра города. Мэр Белого города решил собственными глазами увидеть, что такое страшное изобрели эти профессора, что теперь всему их мраморному, чудному городу грозит смертельная опасность. И подумал: " Как всегда, преувеличивают свои открытия". Но все же пошел вместе со всеми в лабораторию Гелы. И когда увидел, что делают бактерии убийцы за считанные секунды с живыми существами, он воскликнул:

" Гениально! Это гениальное оружие для наших врагов! Вы представляете что будет, если эти бактерии выпустить на территории противника? Без единого выстрела, без единой бомбы вся территория будет пустой, просто пустой!"

— Да,- ответил ему Морис,- но эта бактерия сожрет и нас с вами, и всю остальную жизнь на планете, а куда отправится дальше, даже предсказать невозможно. Эта бактерия, которую мы окрестили уже СМЕРТЬ, опасна в первую очередь нам с вами и жителям нашего города. Если она отсюда выползет, нас уже никто и ничто не спасет, а так же и всех остальных людей. Надо срочно эвакуировать всех жителей из города, а сам город вместе со всеми лабораториями охранять так, чтобы никто посторонний не мог в него войти, а когда вывезем всех людей, город просто законсервировать нашими новыми разработками, чтобы даже бактерия Смерть не могла из этого города просочиться.

Мэр тяжело вздохнул: " Да, вы правы, профессор, надо срочно эвакуировать всех жителей. Но пусть они не знают почему. Думаю, что неделя на сборы нам хватит". В это время все посмотрели на молодого ученого, как на самого злейшего своего врага. Именно из-за него сейчас всем придется бросать свое шикарное жилище и переезжать неведомо куда. Столько труда было вложено, чтобы выстроить этот чудо-город, и вот на тебе, из-за одного " умника", который решил, что он и вправду гений, вывел бактерию не Жизни, а Смерти. Гела стоял низко опустив голову. Он понимал, какой беды наделал для всех своих коллег и всех жителей этого элитного Белого города. Но разве он этого хотел? Разве он хотел создать бактерию СМЕРТЬ? Он хотел разработать такую бактерию, которая бы могла продлевать людям жизнь, а вышло все наоборот. Гела медленно побрел назад в свою лабораторию, сел за стол и начал смотреть все свои записи, где он мог ошибиться, где его бактерия ЖИЗНИ начала мутировать и превратилась в бактерию невидимку — убийцу. И он понял, в какой момент он совершил ошибку. Но было слишком поздно, чтобы вернуть все на начальную стадию. Получилось то, что получилось. Ему было очень обидно, горько, стыдно, он не знал, что теперь ему делать? Он стал виновником трагедии целого города и по его лицу непроизвольно текли слезы. А что он скажет дома своей молодой жене, с которой они расписались всего месяц назад.

" Мари, видишь ли, нам нужно срочно паковать вещи и уезжать из нашей обжитой квартиры в неизвестность, потому что я гениальная свинья, я создал смертельную бактерию, бессмертную бактерию, которая уничтожает все на своем пути, не оставляя после съеденных живых существ и предметов, даже запаха. Я злой гений, Мари, теперь меня все проклинают, все ненавидят, потому что это из-за меня всем жителям этого города придется покинуть свои дома и бежать отсюда, пока их не сожрала моя бактерия".

В дверь лаборатории тихонько постучали, он , не поднимая головы, еле слышно проговорил: " Войдите«. Конечно же он думал, что пришел кто-то из начальства распекать его. Но на пороге стояла она, его жена, его Мари. Он был влюблен в нее еще со школьной скамьи. Они вместе учились в одном классе, потом вместе поступили в университет, она на химический факультет, а он на биологический, вместе приехали в этот город, и уже здесь поженились.

— Гела, что с тобой? Ты который день не ночуешь дома, что стряслось?

Мари вплотную подошла к нему, приподняла его голову от стола и увидела, как по его лицу текут слезы.

— Боже мой, Гела, я никогда не видела, чтобы ты плакал, любимый, дорогой мой, расскажи, что случилось?

И молодой ученый все рассказал жене о своей новой бактерии- убийце.

— Может быть, дорогой, ты все преувеличиваешь, и твоя бактерия не так страшна, как ты о ней рассказываешь. Покажи мне, на что способна твоя бактерия. И мы решим, что можно сделать, я ведь химик и тоже не ем хлеб даром.

— Ну хорошо, Мари, идем, я покажу тебе мою бактерию СМЕРТЬ.

Они вошли внутрь его секретного отсека, и он показал жене свою бактерию — убийцу. Когда Мари увидела как на ее глазах просто исчезает кролик, мирно жевавший до этого свою морковку, ей стало плохо. Гела еле успел подхватить ее, чтобы она не упала в обморок.

Домой они шли молча. Мари не знала, что ему сказать, как поддержать, как оправдать то, что он создал. Угрозу всему живому на планете. В своей двухкомнатной квартире она молча достала чемодан, побросала туда свои вещи и сказала: «Я уезжаю сейчас, прямо ночью, пока не началась паника. Если останешься жив, ищи меня у моей матери, я бросаю тебя потому здесь одного, что я беременна, я не говорила тебе об этом раньше, хотела сделать сюрприз, сегодня была у врача, у меня уже 8 недель».

Он молчал и только жалобно смотрел на нее так, как нашкодившие собаки смотрят на своих хозяев.

Мари вызвала такси, она понимала, что просить Гелу сейчас отвезти ее на вокзал, бессмысленно и опасно. Мари уехала, а он сидел на кровати, где были разбросаны ее вещи, не поместившиеся в один чемодан и не знал, что ему делать. Но напряжение последних дней сказалось и он уснул прямо в одежде, как сидел, только голову положил на подушку. Сколько он спал, Гела не знал, проснулся от резкого, назойливого звонка, кто-то звонил по телефону. Он поднял трубку. Это был его шеф.

— Гела, мы ждем тебя в офисе. Ты почему не в лаборатории?

— Сейчас приеду.

Он быстро принял душ, выпил чашку кофе и поехал в свой научный комплекс. Там его уже ждали. На этот раз прилетел в город по вызову мэра Белого города и премьер — министр страны. Он захотел сам убедиться в том, о чем ему рассказывал Мэр города. Гела открыл бронированную дверь в свою лабораторию и еще раз продемонстрировал всем, кто пришел вместе с ним, на что способна его новая бактерия — убийца. В закрытом отсеке от основной комнаты, щелкнула задвижка и в большую колбу протиснулись серые большие крысы, в течении одной минуты крыс в колбе не оказалось, они просто исчезли.

— Как это может быть?!- воскликнул премьер-министр,- это невероятно, возможно это галлюцинации в закрытом помещении?

— Нет, это бактерии, которых в колбе уже миллионы, пожирают все живое,- ответил Гела,- если вдруг они отсюда выберутся наружу, они сожрут всех и все, что только можно сожрать.

— Да, изобретение ваше весьма опасно, и в первую очередь всем вам, живущим в этом городе. Ну что же, господа, у вас есть ровно одна неделя увезти отсюда всех и вывезти дорогостоящее оборудование, а потом мы начнем консервацию города. Иначе беда случится на всей нашей планете.

В Белом городе приступили к спешной эвакуации людей. Многие не понимали, что же случилось и почему нужно уезжать. Но слухи уже поползли, что все это из-за молодого ученого Гелы. Это он изобрел что-то очень страшное для жизни людей. С ним перестали здороваться даже знакомые по дому, женщины плевали ему вслед, и все спешно увозили, что можно было увезти. Но увезти дома было никому не под силу. Город проектировался и строился лучшими специалистами со всего мира. Многие семьи, уезжая, плакали. И все жители Белого города проклинали Гелу. Все что можно было вывезти, вывезли, почти все уехали. В городе оставались только те, кто так и не поверил, что какая-то невидимая бактерия может сожрать всех и все живое. Консервация города началась, как и было обещано, ровно через неделю, после совещания. Гела не знал, что ему делать, уезжать или остаться в лаборатории и искать способ уничтожить бактерию Смерть. И он зашел в свою лабораторию попрощаться со своим таким страшным экспериментом. Он даже не предполагал, что его там ждет. Но на всякий случай он плотно прикрыл за собой бронированную дверь. Открыв вход в отсек, он увидел, что колба пробита, в помещении не осталось ни одного живого существа: ни крыс, ни кроликов, а сам он почувствовал, как все его тело охватила странная мелкая дрожь, не было боли, не было крови, но тело стало исчезать. И вот уже дрожь подобралась к голове, последняя мысль, которая промелькнула у Гелы: " Они сожрали меня за 5 минут".

Те, кто не поверил, что бактерия Смерть может уничтожить все живое вокруг себя, были съедены бактерией — убийцей. Белый город успели законсервировать до того, как бактерия Смерть каким-то образом выбралась из лаборатории наружу. И никто не знает, сможет ли эта бактерия просочиться за стены Белого города, так тщательно законсервированного и надежно защищенного лазерными лучами. В городе она уничтожила уже все, кроме домов : белых, мраморных, красивых, но уже не жилых. Белый город укутан странной прозрачной пленкой, словно одеялом, его можно увидеть сверху, сбоку, но со всех сторон, с какой бы вы ни смотрели на этот город, он словно парит в воздухе, он висит над планетой, как укор человечеству.

Хотите верьте, хотите нет, но я видела этот город:

весь из мрамора, белый, под загадочной прозрачной пленкой, он как бы повис над планетой, но он пустой, там ни одного живого существа. Белый, красивый, но не живой. Там нет даже зелени, даже травы, даже червя. Он белый, красивый, мраморный, но мертвый.

-4
366
17:32
Эээ.

История о том, как один из персонажей жил, жил — и умер. Я все ждал, надеялся, верил, что нас ждет какой-то финт, какой-то шьямалан, нечто удивительное…

А автор просто поставил точку и отправил свою писанину на конкурс. И даже не подумал, не усомнился, не взглянул на нее со стороны.

Это плохо. Просто плохо. И жалко потраченного времени. «Кол» вам.

Знаете, за что.
10:36
Это секрет, я вам ничего не расскажу, но вот вам моя визитка… То есть двойное послание, и чего она искала, пришла бы сразу и сказала — я нашла, расскажите мне пожалуйста. А если что, то добрым словом и пистолетом можно добиться больше, чем просто добрым словом.))) Короче, журналистка какая-то ненатуральная. Ученый, обладающий доступом к секретным материалам — вот так вот один и без охраны, да ещё и, возможно, умирающий от той самой бактерии… Тоже не верю. А вот сама история про бактерию и город хорошая — над ней бы поработать и получился бы отличный рассказ. А журналистку с ученым — в сад...)))
10:27
одетых в полевую форму, какиеУЮ носят геологи в рабочее время
Однажды, я как всегда сидела в аэропорту, ожидая своего рейса и прислушивалась о чем говорят мужчины рядом, привычка журналиста, выработанная долгими командировками, собирать все интересное, записывать в блокнот, а потом разбирать то, что услышала eyes разбить на два предложения не судьба?
Им ничего не оставалось делать, как пожать мне руку. сразу вдвоем пожали?
перед зпт не нужен пробел
Я обязательно найду этот Белый город
от ученого физика бывают неученые физики?
этизмы, онизмы
работать с записями в тетрадях лучше всего в марлевой повязке и перчатках. угу, марлевая повязка убережет от бактерии?
построить особенный город, чтобы в нем не только было интересно жить, но хотелось там работать, приезжать туда, проводить эксперименты, искать новые формы жизни, а главное узнать, как и чем можно продлить человеку жизнь или сделать его бессмертным. фраза не имеет смысла
текст громоздок, читается с трудом, игра автора в сложносочиненные и сложноподчиненные предложения не умиляет, но раздражает
И никто не знает, сможет ли эта бактерия просочиться за стены Белого города, так тщательно законсервированного и надежно защищенного лазерными лучами. от чего могут лазерные лучи защитить? от бактерии
громоздкий вторичный и скучный текст с кучей косяков
2 — фантастики 0, подобные бредни в желтой прессе я читал лет 25 назад о СПИДе, потом о вирусе Эбола


13:16
Да это же рассказ на ЕДИНИЦУ!
Зачем было постоянно писать смерть с большой буквы? Да, меня волнует только это.
21:27
Рассказ слишком нелогичен и поведение героев какое-то безликое.
То как ГГ демонстрировал свою «бактерию» напоминает сказку о терем-теремке, когда с каждым следующим персонажем повторяется диалог, в данном случае не дословно, но эти хождения туда-сюда интереса не прибавляют.
«бактерию, невидимую даже под микроскопом, не имеющую никакого запаха» — по каким микроскопом — световым, электронным, атомно-силовым? Лучше указать размер, а вообще может это и не бактерия? А как он определял запах — нюхал?
«новые бактерии, которые он вывел, за считанные минуты уничтожили крыс, зеленые ветки деревьев, воду и при этом без малейшего запаха и шума, не оставив на подконтрольной территории ничего.» Как бактерии уничтожили воду? Выпили? И по закону сохранения, биомасса бактерий должна быть равна сожранному. А в таком количестве о чистоте помещения уже не могло бы быть и речи. Кроме того, чтобы перенести условия «голодовки» и «не откинуть лапки» бактерии должны были образовывать споры, а учитывая количество, о чем я писала выше, можно вполне предполагать, что они были бы видны невооруженным глазом.
«Я пробовал ее уничтожить разными способами даже огнем, не вышло, Ник, она бессмертна.» — вот, вообще, нереально. Зачем вам надо было называть это бактерией, написали бы какой-нибудь дух, демон или еще чего виртуального.
Загрузка...
Илона Левина №2