Эрато Нуар №1

Один из Мистерий

Автор:
Сандра Кук
Один из Мистерий
Работа №231. Дисквалификация в связи с неполным голосованием

Глава 1

Эйбринтон. Супермаркет. Высокий, довольно худой парень с копной черных волос на голове уже несколько минут не мог выбрать, какой горох лучше. Тот, что дороже или тот, что дешевле. Рядом с ним находилась тележка, заполненная различными овощами, мясом, парочкой фруктов и сладостями, и явно говорила о том, что у парня сегодня будет полноценный и, очень вероятно, вкусный ужин.

Ясные голубые глаза бегали от одной баночки горошка к другой. Глубокая морщинка залегла на бледном лице между черных бровей парня, выражая глубокие размышления о качестве товара. Обреченный вдох слетел с его пухлых губ, и он устало потер переносицу, медленно проведя пальцем по кривоватому носу – напоминанию о драке в студенческие времена.

– Берите этот, – посоветовала девушка и указала пальцем с блестящим металлическим кольцом на баночку с дешевым горошком, – не пожалеете.

Глубокие голубые глаза удивленно уставились на тихо подошедшую девушку. Первое, что бросилось в глаза парню во внешности незнакомки – ярко-рыжие волосы, имевшие неестественный оттенок близкий по яркости и насыщенности к красному. Ее волосы красиво переливались в свете ламп и ярко выделялись на блеклом фоне супермаркета, словно красная клякса на черном листе. Глубокие зеленые глаза смотрели в ответ с неким интересом и убеждением в правоте собственных слов, а тонкие бледно-розовые губы изогнулись в дружелюбной улыбке.

– Спасибо, – поблагодарил Арно, не переставая рассматривать девушку, прекрасно понимая, что ведет себя неприлично. – Я долго пытался понять, какой лучше, ведь от этого зависит вкус блюда.

Девушка кивнула в знак согласия и засунула свои руки с красивыми длинными пальцами, увешанными различными кольцами, в карманы джинсовой куртки, идеально подходящей к ее бледному цвету кожи.

– Что же, очень рада, что смогла помочь, – с широкой улыбкой на губах проговорила она.

Арно улыбнулся ей в ответ, положил баночку с горошком в тележку и, бросив взгляд на такую яркую и необычную девушку, двинулся в сторону кассы. Ему явно запомнится эта незнакомка благодаря своей яркой внешности и какой-то необычной энергии, которая волнами исходила от нее и чувствовалась даже на расстоянии. Подобного парень никогда не испытывал, и потому решил, что просто-напросто устал и теперь ему мерещится всякое.

Как только парень скрылся за стеллажом, улыбка исчезла с лица Нины, уступая место глубокой задумчивости и явному непониманию. Она чувствовала силу Арно и не понимала, как она могла проявиться у человека, который никак не связан с Орвиллом – королевством из другой реальности, откуда выгнали ее родителей за верную службу королеве. В то время многих доносчиков ссылали в другую реальность в знак благосклонности, чтобы сохранить им жизнь во времена массовых казней и в то же время избавиться с целью предосторожности.

Конечно, Нина могла ошибаться, и парень не являлся Орвиллцем, но ее сбивало с толку то, что она чувствовала его силу. Хотя прежде подобного она не ощущала даже рядом с родителями – чистокровными Эйданиями, властителями огня. А это значило, что парень, возможно, не так прост, как кажется.

Не теряя ни секунды, девушка медленно направилась за ним к выходу, надевая на голову капюшон толстовки, которую она обожала и могла носить постоянно. Она быстро прошла мимо касс, стараясь не упустить из вида Арно и отмечая про себя, что впервые в жизни зашла в супермаркет и ничего не купила.

Быстрым шагом Арно двигался в сторону дома, неся в руках пакеты с продуктами и привычно рассматривая прохожих. Он всегда это делал – рассматривал незнакомцев и представлял, кто они и что любят, как живут и на каких улицах находятся их дома. Некоторых личностей он запоминал не специально, случайно. Просто закрывал глаза, и в памяти всплывал образ и его придуманная история. Тогда Арно обязательно включал его в свою книгу, придумывая более подходящее имя и делая из него персонажа своей очередной книги. Именно поэтому его герои были словно живые, и их образы без каких-либо усилий всплывали перед глазами читателей.

На небе не было ни одной звезды. Все они были скрыты тяжелыми тучами, часто приносящими дождь в этот город и прохладу, словно сами небеса гневались на Эйбринтон и наказывали его плохой и непостоянной погодой, которая могла быть с утра солнечной, но к обеду смениться дождливой, а к вечеру и вовсе ветреной.

Нина шла довольно далеко от Арно по соседнему тротуару, чтобы слежка за ним не была так заметна, и не отводила от него взгляда, дабы не потерять из виду за раскидистыми деревьями и небольшими кустами неизвестных растений. Она не понимала, зачем бросилась вслед за незнакомцем, который по ошибке мог показаться ей Орвиллцем, и зря потратила двадцать минут. Но невероятное любопытство, часто заводящее девушку в передряги, словно змей-искуситель нашептывало, что она должна узнать правду. И она, подобно безвольной кукле, подчинялась эмоциям и продолжала следовать за парнем.

Через несколько красивых, уютных домов он завернул на каменную дорожку, проходящую через лужайку с ровно подстриженным газоном. Его дом ничем не отличался от других. Широкие деревянные ступени вели прямо к красивой черной двери с поблескивающей в свете фонарей золотой ручкой. За большими окнами была пугающая темнота, в которой был виден одинокий цветок, стоящий на подоконнике на втором этаже. Белый кирпич в темноте казался серым, но все равно выделялся на общем темном фоне, в котором предметы обретали пугающий мрачный вид.

Фигура парня медленно плыла по дорожке, вскоре поднявшись по ступенькам к двери. Один из пакетов Арно временно оставил возле двери и свободной рукой достал из кармана черных джинс ключи. Послышался щелчок, а после тихий скрип – показатель того, что Арно снова забыл смазать петли, о чем вспоминал лишь тогда, когда открывал дверь. Подняв второй пакет со ступеней, он прошел в дом и взял два пакета в одну руку, закрывая за собой дверь.

За то время, пока он открывал дверь, Нина подошла к дому напротив и неуверенно потопталась на месте. Она не представляла, что будет делать дальше, ведь ее план заключался лишь в слежке за парнем, что, как оказалось, не совсем продуктивно. Любопытство не давало ей покоя, а от понимания того, что она зря следовала за незнакомцем, хотелось плакать от досады. Еще никогда в жизни она не поступала так глупо. Ею будто что-то двигало, толкало в спину и заставляло идти, отчаянно крича на ухо, что она должна это сделать. Возможно, это было предчувствие, а может, всего лишь разыгравшееся любопытство. Она все еще не могла понять, что же разрывает ее грудную клетку и кричит, что ей необходимо узнать тайну этого парня.

В окнах первого этажа дома Арно горел свет, но из-за плотно задвинутых штор невозможно было разглядеть хотя бы крошечный кусочек одной из комнат. Нина, не отрываясь, следила за окнами в надежде, что одна из штор откроется, и ей отодвинется завеса, за которой находится личная жизнь парня.

Послышался звонкий раскат грома. Рядом сверкнула молния, на несколько мгновений осветив местность вокруг. Девушка неосознанно вздрогнула от пугающего раската грома и взглянула на небо. Одинокая капля дождя упала ей прямо на лицо, и вскоре капли дождя застучали по асфальту, предупреждая, что скоро начнется ливень.

– Может быть, зайдешь? – широко открыв дверь, крикнул Арно. – Скоро ливень начнется.

Несколько секунд Нина шокирующим взглядом смотрела на фигуру парня на пороге и с замиранием сердца осознавала, что он позволил ей следить за собой и делал вид, будто ничего не подозревает. Пожар смущения вспыхнул в теле девушки, сковывая ее движения и заставляя стыдливо опустить взгляд, совершенно позабыв про дождь, из-за которого ее вещи медленно становились мокрыми.

– Не заставляй меня насильно затаскивать тебя в дом, – не унимался он, угрожающе делая шаг вперед.

– Ладно, – тихо ответила Нина.

Сделав глубокий вдох, чтобы утихомирить быстро бьющееся сердце и перебороть смущение, она быстрым шагом пересекла дорогу и неуверенно направилась к дому Арно. Еще никогда прежде девушка не попадала в подобные ситуации и не испытывала дикое смущение от собственной оплошности, и потому не знала как себя вести. Она помнила, что при любой непонятной ситуации нужно оставаться самой собой, и решила, что так и поступит – будет делать вид, будто ничего не произошло.

– Проходи, – сказал Арно, как только Нина поднялась по ступенькам и со слабой улыбкой на губах взглянула на него.

– Спасибо, – ответила она и прошла в дом.

Тепло сразу окутало ее тело и приятно пробежало по коже, согревая. Парень закрыл за ней дверь, снова вспомнив про скрипучие петли, которые опять забыл смазать, и недовольно цокнул.

– Разувайся и проходи на кухню. Я пока заварю тебе чай и продолжу готовить ужин. Какой чай будешь? – спросил парень и, пройдя по небольшому коридору, завернул налево. – У меня есть черный, зеленый и фруктовый. Кофе нет, потому что я его не пью.

Девушка приподняла ногу и наклонилась, снимая белоснежный кроссовок с ноги, внимательно осматривая коридор. Как и в обычных коридорах, в нем было мало мебели: лишь небольшой шкаф с начищенным зеркалом и одинокая вешалка в углу с зеленым зонтиком в черной кованой подставке.

– Черный, – просто ответила она и сняла второй кроссовок, поставив обувь возле одинокой вешалки, – и, если можно, с лимоном.

Бросив беглый взгляд на свое отражение в зеркале, Нина сняла джинсовую куртку и повесила ее на вешалку, попутно снимая с головы капюшон. Ей было стыдно находиться с парнем в одной комнате, но в то же время любопытство не собиралось угасать, а, напротив, разгоралось в груди от желания поглотить новую тайну.

Медленными, неторопливыми шагами девушка вошла в кухню и аккуратно села за стол, стараясь не ударить снова в грязь лицом перед Арно. Он готовил ужин, раскладывая картошку по противню вместе с куриным мясом, и явно получал наслаждение от приготовления очередного блюда. Достаточно было посмотреть на то, какими плавными и легкими были его действия. Его ясные голубые глаза при искусственном свете казались темней обычного, но все рано смотрели в самую душу и были такими глубокими, что Нина невольно засмотрелась.

– Думаю, самое время познакомиться, – весело проговорил парень и вытер руки о полотенце. – Арно.

Он протянул руку с длинными изящными пальцами девушке и по-доброму улыбнулся.

– Нина, – представилась она и пожала руку, отмечая для себя, что у него большая и теплая ладонь.

– Может быть, уже расскажешь, зачем преследовала? – спросил он с хитрой улыбкой на губах и, взяв в руки противень, отправил его в духовку, устанавливая нужную температуру и время.

Нина разочарованно поджала губы и обвела взглядом кухню, стараясь придумать за несколько секунд, как перевести тему. Но на кухне не было ничего, за что можно было зацепиться и поговорить. Обычная современная кухня в серо-белых тонах без каких-либо лишних предметов. Даже магнитов на холодильнике не было, только строгий минимализм.

– Хотела попробовать то, что ты приготовишь, – игриво ответила она и, не сдержавшись, широко улыбнулась.

Искорки веселья загорелись во взгляде Арно, и он улыбнулся в ответ девушке, опершись о столешницу. Было в Нине что-то, что притягивало и располагало к себе. Может быть, это что-то было в искренней улыбке; может, в яркой внешности или все же в той энергии, исходящей от нее. Но она, определенно, понравилась ему, иначе бы он не впустил ее в дом, зная, что она за ним следила.

– А ты повар? – перевела тему Нина, искренне надеясь на то, что они не вернутся к вопросу о слежке.

Тихий смешок слетел с губ Арно, и он отрицательно покачал головой, подходя к электрическому чайнику, в котором уже закипела вода.

– Нет, но мне очень нравится готовить. Меня этому научила приемная мать, – разливая кипяток по кружкам, с легкой улыбкой на губах ответил он. – По образованию я юрист, но еще в студенческие годы заключил контракт с одним крупнейшим издательством, и потому с тех пор пишу только книжки.

– Писатель? – искренне удивилась девушка.

– Да, – подтвердил он и поставил кружку с чаем напротив нее. – Может быть, слышала о книге «Желтый дракон»?

– Не может быть, – изумленно проговорила она. – Эту книгу назвали шокирующим бестселлером. Ох, невероятно! Я разговариваю с известнейшим писателем!

Легкий, непринужденный смех слетел с его губ, когда он поставил на стол вазочку с печеньем вместе сахарницей и приборами и отвесил шуточный поклон.

– Я весь к вашим услугам, – деловито произнес он и снова рассмеялся, сев напротив девушки. – А ты чем занимаешься?

– Ну, по образованию я дизайнер, правда, работаю администратором в одном кафе. Иногда, когда появляется свободная минутка, рисую. По большей части это различные пейзажи тех мест, в которых я не была. Друзья говорят, что я должна начать продавать картины, но я так и не решаюсь сделать этого. Почему-то боюсь, – ответила Нина, смотря на стеклянные двери, ведущие на задний двор, по которым барабанил дождь.

– Боишься, что твои работы раскритикуют? – предположил он, прекрасно понимая, каково это со страхом получить неодобрение отдавать свою работу миру. – Я тоже жутко боялся, когда впервые опубликовал на сайте свой роман, который впоследствии привлек внимание читателей и издателей. Но меня подкрепляла мысль, что кому-то она все же понравится. Пусть она не придется по вкусу миллионам, но найдется один человек, который будет от нее без ума. И ради него, признаться, я продолжал и продолжаю писать. Знаешь, кто этот человек?

Несколько секунд Нина задумчиво смотрела на Арно своими ясными зелеными глазами. В ее голове кружилось множество вариантов ответов на вопрос, но все они были слишком простыми и очевидными.

– Ты, – догадалась она. – Ты хочешь сказать, что нужно заниматься тем, что мне нравится, в первую очередь для себя, а только после для других?

Он кивнул в знак согласия и взял из вазочки печенье, сразу громко надкусывая его.

– Если бы тебе не нравилась одна из картин, ты бы оставила ее незаконченной. Спрятала ее куда-то или выбросила и перешла к другой картине. Самое главное в создании чего-то, чтобы тебе нравилась твоя работа, а на критику других должно быть все равно. Ведь только ты знаешь, как должна выглядеть картина, а не другие. Ты ее создатель.

Слова Арно были правильными и вдохновляющими. Они были не просто какими-то домыслами, к которым он пришел одной из одиноких ночей, а шли из самого сердца; являлись пережитками прошлого творца многих удивительных работ.

– Так, может, расскажешь, почему следила за мной? – вернулся к прошлому вопросу парень и сложил руки на груди, внимательно смотря на девушку.

Она разочарованно вздохнула и провела рукой с поблескивающими на свету кольцами по волосам, собираясь с мыслями. Сказать правду так быстро Нина не могла, но и придумать что-то стоящее, правдоподобное не выходило, что ставило ее в тупик.

– Возможно, ты посчитаешь меня сумасшедшей, – начала она, внимательно смотря на Арно в ответ, – но я почувствовала твою силу и решила, что ты Орвиллец, потому и проследовала за тобой, дабы удостовериться в этом.

Черные брови парня приподнялись от удивления, а ясные голубые глаза непонимающе уставились на девушку. Он ожидал от нее чего угодно, но явно не подобного.

– Орвиллец? – не понимал он.

– Житель королевства Орвилл – другой реальности, в которой каждый житель обладает какой-то определенной силой. К примеру, вид Эйданий, к которому я отношусь, владеет силой огня. Маверики могут воздействовать на разум и восприятие, а также могут лечить. Маррины владеют силой воды, а Воительницы обладают всеми этими силами, но не так искусно и в полной силе, как настоящие представители. Есть еще много других видов, но я не могу понять, к какому именно относишься ты. Ты красишь волосы?

Нина прищурилась, досконально осматривая волосы Арно. Она искренне надеялась на то, что он поверит ей и не выгонит, но, заметив скептический взгляд парня, она поняла, что он начинает сомневаться в адекватности девушки.

– У каждого вида есть такая фишка, – неуверенно проговорила Нина и начала вытаскивать из левого глаза цветную линзу, – какого цвета волосы – такого цвета и глаза. У Эйданий – красный, у Марринцев – синий, у Мавериков – черный. Все зависит от стихии или от первого потомка.

Не спеша она вынула из второго глаза цветную линзу и аккуратно положила ее на стол ко второй, моргнув несколько раз. Из-за того, что она постоянно носила линзы вследствие неестественного для людей оттенка, у нее часто болели глаза, а зрение неумолимо катилось вниз. Она ничего не могла поделать с этим, не могла даже обратиться к врачу, так как красный цвет радужки – аномалия для жителей этой реальности, которую немедленно пожелает каждый изучить.

– Ты меня разыгрываешь, – пораженно прошептал он, не отрывая взгляда от девушки напротив.

Она хитро улыбнулась на его выражение и медленно достала из кармана золотую зажигалку. Раздался тихий щелчок, и желтый свет, исходящий от огня, озарил лицо Нины.

– Когда Орвиллцы попадают в эту реальность, основанная часть их сил, скажем так, засыпает. Помочь пробудить хотя бы маленькую часть может стихия, заклинания и обряды, – медленно разъяснила она и поднесла зажигалку к тыльной стороне ладони.

Сердце Арно гулко ухнуло в груди от страха за девушку, ведь таким образом она могла нанести себе увечья. Он даже привстал, готовый подбежать к ней и выхватить из рук зажигалку, но то, что он увидел в следующую секунду, заставило его от шока сесть обратно на стул.

Яркая огненная бабочка вспыхнула на ладони Нины, хлопая своими узорчатыми крылышками, точно ожившими на холсте какого-нибудь талантливейшего художника. Ее тоненькие пламенные усики шевелились, будто настоящие. Она ярко пылала и отбрасывала красивый золотой свет на ладонь.

– Невероятно, – изумленно прошептал парень, заворожено рассматривая волшебную бабочку, которая выглядела слишком реалистично.

– Теперь ты ответишь на мой вопрос? – спросила Нина и убрала зажигалку обратно в карман. – Ты красишь волосы или носишь цветные линзы?

Арно отрицательно покачал головой.

– Я никогда не менял и не меняю свою внешность. Все от природы, – ответил он все еще сбитый с толку тем фактом, что девушка перед ним владеет магией.

В его голове жужжал рой мыслей, в котором было невозможно ухватиться за какую-то мысль. Парень одновременно верил и не верил ей, ведь поверить в то, что ты всю жизнь считал невозможным, антинаучным так быстро практически невозможно. Поэтому он медлил с тем, чтобы довериться Нине, и с опаской поглядывал на нее.

– Но как? – не понимала она. – Ты же Орвиллец, я это чувствую… стоп. Нет, нет, нет. Этого не может быть. Они давно исчезли как вид.

Взгляд красных глаз девушки в панике бегал от одного предмета к другому. Сомнения грызли ее, как и неверие в собственную догадку, ведь единственный возможный вид, у которого цвет глаз не зависит от цвета волос, вымер несколько сотен лет назад от невозможности размножаться вследствие катастрофически малого количества представителей вида, а с другими Орвиллцами по непонятным причинам не получалось продолжить род. Все дети погибали или же вовсе не могли быть зачатыми.

– Я тебя не понимаю, – признался Арно и откинулся на спинку стула.

– Был всего лишь один вид, у которого разный цвет глаз и волос. Но Мистерии вымерли довольно давно из-за того, что их было мало, а продолжить род с другими Орвиллцами у них не получалось.

Лязг металлических колец о поверхность стола нарушал господствующую в комнате тишину. Каждый думал о своем. Нина думала о том, что вполне возможно, что земли за владениями Орвилла принадлежат именно Мистериям, ведь никто не знает, что там, за горами и лесами, за непролазными болотами и густыми туманами.

– Тогда, может быть, я не Орвиллец? – смотря на девушку скептическим взглядом, задал вполне логичный вопрос парень.

Она посмотрела на него хмурым взглядом и отрицательно покачала головой, уверенная в своей догадке.

– Исключено, – уверенно ответила она и резко встала с места, направляясь к выходу. – Если бы я не чувствовала твою силу, то не пошла бы за тобой. Из-за того, что ты не принимаешь силу со своего совершеннолетия, она просачивается наружу так, что ее может ощущать любой Орвиллец и, возможно, некоторые люди.

Арно бросил беглый взгляд на окно, отмечая, что дождь все еще бьет по окнам и крыше, и проследовал за девушкой в коридор.

– Куда ты уходишь? – удивился он, наблюдая за тем, как Нина надевает джинсовую куртку.

– Домой. Если ты действительно Мистерий, то находишься в большой опасности, – наспех надевая кроссовки, спешно ответила она. – Встретимся в кафе «Черная бабочка». Я там работаю администратором.

Надев на голову капюшон толстовки, она открыла дверь и вышла на улицу, собираясь уйти, но Арно схватил ее за руку.

– Там же ливень!

Но Нина лишь ухмыльнулась и насмешливо взглянула на него.

– Я не могу замерзнуть из-за силы огня в моих жилах, – освежая память парня о недавно увиденном чуде, проговорила она. – Запомни, если ты встретишь человека с одинаковым цветом глаз и волос, то уходи от него как можно быстрей. Орвиллцы опасны в этом мире, ибо они готовы на все ради того, чтобы вернуться домой. А ты являешься их билетом в другую реальность.

Сердце гулко билось в груди девушки от осознания того возможного масштаба трагедии, которая может произойти, если парень действительно является представителем вида Мистерий. Она слышала в детстве об обряде, благодаря которому можно было забрать силу Орвиллца, пока он не принял ее, но не была уверена в том, сказка это или существующий обряд. Поэтому она спешила домой, чтобы заняться изучением обрядов ее народа и, возможно, спасти парня от неминуемой гибели.

– Я в опасности? – удивился Арно, в панике шагнув на порог своего дома и попав под дождь. – Стой! Ты должна мне все объяснить!

Но Нина уже покидала его лужайку, широкими шагами двигаясь по дорожке. Она повернулась в сторону парня, продолжая идти, и крикнула, чтобы ее было слышно:

– Кафе «Черная бабочка», завтра!

И она быстро направилась в сторону своего дома, несмотря на сильный ливень и возможное плачевное состояние Арно, с одной лишь мыслью – спасти парня, пока его никто не погубил.

Глава 2

I

Медленным, размеренным шагом Арно двигался по парку, размышляя о сюжете новой книге, которую он недавно начал писать. Он решил не думать о вчерашнем разговоре с Ниной, дабы не паниковать и не думать о возможной скорой кончине, желая отгородить себя от паранойи. Но порой его мысли невольно перемещались ко вчерашнему разговору, и ему с большим усилием приходилось отвлекаться на прохожих.

Ярко светило солнце, лаская кожу людей и купая их в своих лучах и позволяя забыть о вчерашней грозе. Лишь небольшие лужи, в которых отражалось ясное небо с плывущими по нему перистыми облаками, служили напоминанием о вчерашней непогоде. Некоторые предусмотрительные жители, привыкшие к резким изменениям в погоде, несли в руках зонтики, чтобы в случае непогоды укрыться от назойливого дождя.

Арно медленно двигался по парку, смотря себе под ноги и пытаясь продумать некую деталь в книге. Он был так погружен в мысли об эпизоде, что ничего вокруг не замечал и иногда даже останавливался, когда натыкался на дыру в сюжете или неясность. Некоторые посетители парка, которые сидели на лавочках и лениво осматривали прохожих, косо поглядывали на парня и пытались угадать, о чем он так усиленно думает.

– Эй! – возмущенно воскликнул парень, столкнувшись с Арно.

Несколько секунд он и незнакомец осматривали друг друга. Один с явным интересом и непониманием, а другой с ужасом и осознанием того, что незнакомец идеально подходит под описанный Ниной образ Орвиллца. Его яркие голубые глаза такого же цвета, как и волосы, внимательно осматривали парня с неким подозрением и отчасти удивлением.

Он чувствовал себя несколько неудобно и неуютно под таким взглядом. Он ощущал зарождающийся в сердце страх и нехотя признался в том, что незнакомец перед ним не простой неформал, которых в Эйбринтоне довольно много, а Орвиллец, как и Нина. Арно никогда бы не признался в этом, списал бы вчерашний разговор с девушкой на очередной сон или помутнение рассудка, если бы снова не ощутил энергию, исходящую от парня.

– Простите, – ответил он и криво улыбнулся, вспоминая слова Нины о том, что Орвиллцы опасны в этом мире.

И он большими, быстрыми шагами направился к выходу из парка, не замечая, как незнакомец коварно улыбнулся ему и неспешно направился вслед за ним.

II

Мысли Арно, словно рой пчел, жужжали в голове и не давали возможности успокоиться. Сердце гулко билось в груди, будто пытаясь разорвать плоть и вырваться наружу, а страх волнами накатывал на сознание парня, но он отчаянно пытался не паниковать и думать о чем-то отвлеченном.

От солнечной, ясной погоды не осталось и следа. Поднялся сильный ветер. Такой, что кроны деревьев болезненно гнулись, а многие люди, испугавшись такой ненастной погоды, спрятались в помещениях.

Холодок прошел по телу Арно, и он резко вынырнул из своих мыслей, остановившись. Он отошел на довольно большое расстояние от парка, даже не заметив этого, что довольно сильно удивило его. Более того, он стоял напротив кафе «Черная бабочка» и удивленным взглядом рассматривал черную вывеску. Видимо, на подсознательном уровне он желал прийти к Нине, чтобы она защитила его от неизведанного и внесла ясность в данную ситуацию.

Арно сделал глубокий вдох, чтобы утихомирить быстро бьющееся сердце и подавить волнение после встречи с Орвиллцем. Он потянул стеклянную дверь на себя с большим трудом из-за сильного ветра и зашел внутрь. Громкий хлопок двери разнесся по всему залу, обращая внимания большей части посетителей на парня. Но он за всю свою писательскую карьеру привык находиться в центре внимания, поэтому размеренным шагом прошел к самому дальнему столику, совершенно не ощущая волнения из-за внимательных взглядов. Его главной заботой было сейчас понять, как же спастись от Орвиллцев, а все остальное временно отошло на второй план.

– Здравствуйте! Что будете заказывать? – с широкой натянутой улыбкой на губах проговорила заученную фразу официантка.

Ее кудрявые от природы черные волосы были собраны в тугой хвост, оставляя лишь две прядки свисать на лицо. Взгляд карих глаз излучал усталость и явное нежелание находиться здесь, но ей приходилось через большие усилия держаться на ногах и фальшиво улыбаться клиентам.

– Здравствуйте, не могли бы вы позвать администратора? – спросил Арно, внимательно рассматривая заведение.

Карие глаза девушки расширились от удивления. Она не хотела терять единственное место работы, куда ее могли взять после большого скандала с предыдущим мстительным начальством.

– Не переживай, – успокоил ее Арно, – это по личному вопросу.

Девушка облегченно вздохнула и, кивнув, удалилась. Парень прикрыл ладонями лицо, чувствуя усталость из-за бессонной ночи, и потер глаза, чтобы отогнать сонливость. За окном все также бушевала погода, прогоняя с улиц прохожих, будто обозлившись на них. В кафе зашел еще один посетитель. Капюшон серой толстовки был надет на его голову, скрывая половину лица, но парень не собирался его снимать. Он лишь внимательным взглядом обвел всех посетителей и за соседний столик, находящийся рядом с Арно.

– Анна подумала, что ты мой парень, – весело проговорила Нина и села напротив Арно, напугав его неожиданным появлением. – Привет. Все же решил разобраться со своим происхождением?

Рыжие волосы девушки были собраны в аккуратный пучок, подходящий к строгому костюму и белоснежной рубашке. Под зелеными глазами залегла синева от бессонной ночи, проведенной за чтением различных исторических книг Орвилла и заклинаний.

– Мне угрожает опасность? – сразу перешел к делу он, нервно постукивая пальцами по столу.

Улыбка сразу пропала с губ Нины. Серьезный, в некоторой степени даже сочувствующий взгляд был направлен на парня.

– Существует один обряд, с помощью которого можно присвоить себе силы другого Орвиллца, – начала издалека она и позвала официантку, внимательно наблюдающую за ними. – Для данного обряда нужно найти совершеннолетнего Орвиллца, который еще не принял силу, ведь пока он этого не сделал, он не может распоряжаться ею.

К столику подошла Анна с дежурной наигранной улыбкой на лице и грустным передающим все разочарование в жизни девушки взглядом.

– Что-то принести? – догадалась она.

– Да, две чашечки моего любимого чая, – ответила девушка и, проследив за тем, как официантка кивнула и удалилась от столика, перевела взгляд на собеседника. – Для этого обряда нужна открытая местность, ведь придется призывать нашего создателя, Либиса.

– Либиса?

– Это наш Бог, которому мы так же, как и люди, преклоняемся, молимся и просим о чем-то. Но наш отличается тем, что с помощью нескольких древних обрядов мы можем призвать его. Обряд передачи сил является одним из таких.

– Тогда, может быть, нечего бояться? Мне не особо нужны силы, – не понимал он.

– Дело в том, что когда у тебя заберут силу, ты умрешь. В этом и есть особенность Орвиллцев. Они не могут существовать без силы. Даже те, что от нее отказались, на самом деле отказались от магической силы, а не от жизненной. А данный обряд высасывает и магические, и жизненные силы.

– Все Орвиллцы знают об этом обряде? – дрожащим голосом спросил он, нервно постукивая пальцами по столу.

От взгляда Нины не утаилось напряженное состояние парня. Это можно был заметить невооруженным взглядом, но девушка старалась не думать о плохом.

– Каждый уважающий себя родитель посвящает свое чадо в историю Орвилла. Обряды и легенды тоже входят в этот курс, – неуверенно проговорила она и, потерев руками глаза, глубоко вздохнула. – Пожалуйста, скажи, что ты не встретил Орвиллца.

Умоляющий взгляд зеленых глаз встретился с виноватым взглядом голубых, и она без слов все поняла. Страх Арно перекинулся и на Нину, она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться и подавить панику, ведь только она сейчас могла спасти знакомого. А паниковать и бояться за жизнь она не могла себе сейчас позволить.

– Арно, пожалуйста, иди сейчас домой как можно быстрей, – попросила она и в знак поддержки положила свою руку поверх руки парня. – Я слышала, что сейчас в королевстве все так, как прежде. Нет больше суровых законов, казней без суда и кровожадной королевы. Народ во главе с храбрым гибридом свергли правителя и вернули установленную ранее политику. Поэтому сейчас все Орвиллцы стремятся попасть домой, а для этого они готовы на все. Арно, иди домой и никому не открывай дверь. Я приду к тебе вечером, и мы что-нибудь придумаем.

– Но…

– Арно, на кону твоя жизнь, – напомнила девушка и достала из кармана своих черных брюк телефон. – Я вызову тебе такси.

Она быстро нашла нужный номер и приложила телефон к уху. Загадочный парень, сидевший спиной к паре, медленно достал телефон из кармана толстовки и, найдя нужный номер в контактах, приложил телефон к уху.

– Привет, Джустис, – поприветствовал шепотом он сразу, как только знакомый ответил на звонок. – Ты не мог бы оказать мне услугу и на своей рабочей машине таксиста подъехать к кафе «Черная бабочка» и подвезти одного парня? Скажем так, устроить спектакль, будто это тебя вызвали.

– Привет, – ответил Джустис, – но ты мне будешь должен.

– Разумеется, – согласился парень. – Я тебе сейчас скину адрес.

Парень с коварной улыбкой на губах завершил вызов и отослал сообщение с адресом другу.

Глава 3

I

– Приехали, – оповестил Арно таксист и повернулся к нему. – С вас двести бинк.

Он кивнул в знак благодарности и протянул мужчине несколько фиолетовых купюр с изображением герба Милтии, страны, в которой они живут, и номинальной стоимостью.

– До свидания, – скомкано проговорил он и вылез из машины, аккуратно закрыв дверь.

Машина сразу двинулась вверх по улице и вскоре скрылась за поворотом. Арно внимательно осмотрелся, чувствуя, как холодный пронизывающий ветер пробирается под его кофту и пускает по коже волну мурашек. Ледяной дождь холодил кожу и бил прямо в лицо, заставляя его часто моргать. Мокрая челка прилипла ко лбу парня, как и джинсы в некоторых местах за то время, пока он дошел до дома и добрался по ступенькам к двери. Ключи звонко брякнули в руке парня, когда она вытащил их из кармана толстовки и вставил в замочную скважину, прокручивая. Раздался щелчок, и Арно резко открыл дверь, с трудом закрывая за собой из-за сильного ветра.

Блаженное тепло окутало хозяина дома сразу же, отдаваясь легким покалыванием в замерзших пальцах рук и ног. Он спешно разулся и оставил кроссовки хаотично лежать возле вешалки, желая как можно скорей снять промокшие вещи и лечь под теплое одеяло.

Небольшими шагами он вошел в гостиную, устало потирая шею, и встал посередине комнаты. В голове парня было пусто, он лишь желал лечь спать и отдохнуть, ведь бессонная ночь давала о себе знать усталостью и странным отрешенным состоянием.

Арно широко зевнул, прикрывая рот ладонью и потягиваясь, из-за чего несколько позвонков громко хрустнули вместе с неизвестным звуком. Он резко повернулся на шум и увидел рядом с собой парня с белоснежной статуэткой Венеры в руках. Он не успел даже осознать, что произошло, как незнакомец замахнулся и ударил его статуэткой по голове. Перед глазами парня все поплыло, и он упал на пол, лишившись чувств.

II

– Ну, возьми же трубку, – прошептала Нина, уже который раз звоня Арно и слушая надоедливые гудки. – Пожалуйста.

– Нина, успокойся, – посоветовал Мирейн, листая фотографии заклинания по присвоению сил у себя в телефоне. – Может быть, он в душе. Или поставил телефон на беззвучный режим и приступил к написанию очередной книги. Тот Орвиллец, может быть, и не понял, что он сородич и пошел дальше.

Безразличный взгляд карих глаз парня бегал по строчкам заклинания, стараясь запомнить каждое слово. Его каштановые волосы с немного отросшими огненно-рыжими корнями были спрятаны под черной кепкой, которая была одной из любимейших вещей Мирейна.

Дождь прекратил идти около часа назад, а ветер стих относительно недавно, позволяя людям спокойно выйти на улицу по своим делам, не боясь простудиться.

– Действительно, – вспомнила Нина, – когда я записывала ему в телефон свой номер, у него был отключен звук.

Но почему-то осознание этого не произвело должного эффекта на девушку. Она все также переживала и нервно покусывала губы. Плохое предчувствие не покидало ее ни на секунду, а, напротив, ярким пламенем разгоралось в груди.

За окном стали мелькать знакомые дома, а вскоре на горизонте появился белоснежный, ухоженный дом Арно. Нина аккуратно толкнула в бок своего брата, чтобы он достал деньги и заплатил таксисту. Мирейн тяжело вздохнул и заблокировал экран телефона, вытаскивая из кармана несколько фиолетовых купюр.

Такси плавно остановилось возле дома Арно, и таксист, не успев повернуться к пассажирам и напомнить о сумме поездки, наткнулся взглядом на протянутую руку с нужной суммой.

– До свидания, – попрощалась Нина и покинула автомобиль, тревожным взглядом обведя дом.

Мирейн неспешно вылез из машины и громко хлопнул дверью, будто намеренно желая разозлить водителя. Такси медленно двинулось вверх по улице и скрылось за ближайшим поворотом.

– А у твоего друга неплохой домик, – подметил парень и аккуратно перешагнул через лужу, стараясь не запачкать свои белоснежные кроссовки.

– Он известный писать, – пробормотала она и бросила насмешливый взгляд на обувь брата, – вполне может себе позволить.

Волнение медленно окутывало Нину, учащая пульс и поднимая страх в сердце до того самого предела, когда человек с ощутимым трудом сдерживал эмоции и самого себя, чтобы не отдаться страху с головой.

Пара медленно подошла к дому, и, забравшись по ступенькам, Мирейн нажал на звонок. Трель звонка эхом отдавалась в голове девушки, а осознание того, что никто не спешит открывать дверь, заставляло ее нервно теребить край рубашки и ожидании появления хозяина дома.

Брат нахмурился и взглянул на сестру, как будто мысленно предлагая перейти к действиям. Нина кивнула в знак согласия и накрыла своей рукой, увешанной различными кольцами, ручку двери, толкая вперед. Дверь, на удивление, поддалась, пропуская пару в дом с господствующей в нем тишиной.

– Он, наверное, в душе, – предположил Мирейн и указал рукой на разбросанные кроссовки. – Обувь на месте.

Обнадеживающее предположение брата казалось девушке слишком глупым, ведь было слишком очевидно, что дома никого нет. Самые смелые и пугающие мысли стали посещать мысли Нины, но она решительно заставила себя не следовать зову эмоций, чтобы сохранить ясность ума.

Она быстрым шагом прошла в гостиную и застыла в дверном проеме, вперив испуганный взгляд в окровавленную статуэтку Венеры на полу.

– Ты там приведение увидела? – проворчал парень и слабо толкнул сестру в бок, проходя в гостиную и не понимая, в чем причина ее шока. – Просторно тут и кр… ого.

Беглый оценивающий взгляд Мирейна скользнул по полу и наткнулся на статуэтку с окровавленным боком и вмиг посерьезнел. Он быстро подошел к ней и взял в руки, оценивая вес предмета декора.

– Скорей всего, он ударил Арно слабо, но достаточно, чтобы лишить чувств, – заключил он и внимательно осмотрел пол. – Следов крови больше нигде нет, а значит, рана не большая. И то хорошо.

Облегченный вдох слетел с губ Нины, и она внимательно осмотрела комнату. Телефона нигде не было, и, судя по окровавленной статуэтке, Арно не успел даже дойти до комнаты, что означала одно – телефон с ним или же похититель избавился от него.

– Есть идея, – сказала она и достала телефон из кармана брюк, после быстро набирая номер хорошего знакомого.

Послышались гудки, нарушая возникшую пугающую тишину. Девушка мысленно молилась, чтобы Федосеев ответил на звонок и помог ей, ведь сейчас была важна каждая минута.

– Федосеев, у меня к тебе очень срочное дело, – без приветствия перешла к делу она, когда гудки прекратились, и в динамике послышался голос знакомого. – Можешь отследить номер телефона, который я тебе пришлю, и отослать мне координаты? Предупреждаю, что любая минута может стоить жизни. И не спрашивай, что случилось, я после тебе расскажу.

К удивлению Нины, Федосеев послушался ее и не стал расспрашивать насчет причины такой срочности. Он лишь согласился и сразу отключился.

Трясущимися от волнения руками она отослала знакомому номер телефона Арно и стала молчаливо дожидаться ответного сообщения. Ее сердце гулко стучало в груди от страха за парня, который, на самом деле, был ей никем. Но ей было абсолютно неважно это, ведь оказывать помощь не обязательно исключительно родственникам или знакомым.

Долгие минуты, тянувшиеся целую вечность, были наполнены волнением, отчаяньем и страхом. Нина не могла найти себе места, ходила по комнате вперед-назад с телефоном в руках и даже успела позвонить подруге, чтобы она приехала, и они сразу могли отправиться на поиски Арно.

От долгожданной вибрации телефона в руке сердце девушки громко ухнуло в груди, а от осознания того, что Арно находится в лесу, что за тридцать километров от города, начало биться с невероятной скоростью. Ведь вполне возможно, что они не смогут успеть.

Глава 4

Ребята долго шли по небольшому лесу, стараясь идти бесшумно, чтобы не привлечь внимание похитителя и остаться незамеченными. Под ногами хрустели сучья и сухие листья, вязкая грязь липла к обуви, отяжеляя ее и создавая неприятное чавканье.

По негласному решению компания решила двигаться друг за другом, позволяя Нине идти впереди, а брату и подруге за ней. Берта, подруга Нины, будто знала, что они поедут в лес, надела черные осенние сапоги и собрала свои блондинистые волосы в хвост. Синева под ее пронзительными голубыми глазами говорила, что она опять не спала ночью и запивала свое горе от развода чем-то спиртным. Нина даже была готова поспорить, что в рюкзаке девушке находилась не бутылка с водой, а с алкоголем.

– Нам осталось долго идти? – не выдержала Берта и, отмахнувшись от очередной ветки, ударившей ее по лицу, раздраженно фыркнула.

Но ее никто не удостоил ответа. Она вскоре сама поняла, что они пришли, и заметно напряглась. До этого момента она ни разу не учувствовала в спорах Орвиллцев, и потому не знала, чего ожидать.

Нина жестом остановила пару сзади себя и, пригнувшись, аккуратно подошла к широкому кусту, спрятавшись за ним. Остальные последовали ее примеру и тихо разместились по обе стороны от девушки, аккуратно выглядывая из-за куста.

Посередине поляны был установлен деревянный столб с крепко привязанным к нему парнем. Его голова была безвольно опущена вниз, давая возможность понять, что он все еще находится без сознания. Сзади него стоял Марринец с яркими голубыми волосами, которые в сумраке казались ярче обычного, и коварно улыбался, уже предвкушая, как вернется домой, на родину, и снова встретит своих сородичей.

В руке незнакомца сверкнул клинок, и он резким движением сделал надрез на ладони Арно. Подобно кровожадному хищнику, он с нездоровым удовольствием смотрел за тем, как алые капли крови медленно стекали по ладони и падали в подставленную миску с его кровью.

Когда кровь незнакомца и Арно смешалась, он направился к большому камню, на котором находилась раскрытая книга.

– Он сейчас начнет читать заклинание, которое призовет Либиса, – прошептал Мирейн.

Нина шокировано взглянула на него, чувствуя, как страх и паника медленно подбираются к ее разуму, стараясь затуманить и завладеть им. Она взволнованно взглянула на Марринца, и до ее слуха донеслись слова заклинания.

– Что будет, если меня облить алкоголем и поджечь? – внезапно озарило девушку, и она вопросительно взглянула на брата.

– Ты сможешь управлять своей стихией как дома, – нерешительно ответил он. – Но есть вероятность, что ты не сможешь погасить пламя.

Страх, парника и сомнения покинули девушку, как только она решила, что готова пожертвовать собственной безопасностью ради спасения знакомого, и принялась спешно искать в рюкзаке подруги бутылку с алкоголем.

– В самом низу, – помогла Берта, стыдливо опуская взгляд куда-то в сторону обуви. – Там водка.

В этот раз, найдя у подруги алкоголь, Нина не стала ругать ее, а лишь открутила крышечку и принялась выливать жидкость на себя, морщась от неприятного, резкого запаха.

Брат быстро достал из кармана зажигалку и с беспокойно бьющимся сердцем поглядывал на Марринца и сестру. Когда она вылила последнюю каплю спиртного на себя, он поднес пламя зажигалки к ее руке, смотря, словно завороженный, на то, как яркое красное пламя блаженно охватывает тело девушки. Оно плавно передвигалось по ее коже, пробуждая необузданную магию и становясь с ней одним целым, как это и должно быть.

Нина блаженно прикрыла глаза, чувствуя тепло и пробудившуюся магию, которая все это время спала в ней и дожидалась своего часа. Ее огненные волосы плавно развивались и переливались ярким красным пламенем, а в некоторых местах более горячим, желтым.

– Он скоро завершит, – протараторил Мирейн и в знак поддержки похлопал сестру по плечу.

Девушка одним легким движением перепрыгнула через куст, чувствуя, как горящая одежда кусками падает с нее и образует целую дорожку, но она лишь махнула рукой, и на ее теле образовалось из огня пылающее платье.

За несколько секунд Нина добралась до парня и одним резким движением оттолкнула его от книги. От неожиданности он не удержал равновесие и упал на землю. Его лицо исказилось в злой гримасе, как только он увидел девушку, охваченную огнем.

– Ты опоздала, дорогуша, – ехидно проговорил он. – Тривион зантас!

Все вокруг в одночасье замерло и погрузилось в пугающую тишину. Птицы перестали петь и чирикать, ветер перестал дуть и даже ребята замерли на месте, словно статуи. И только два представителя враждующих видов пораженно озирались вокруг, с замиранием сердца осознав, что совсем скоро должен появиться Либис.

Черные, тяжелые тучи стали сгущаться над поляной, образовывая воронку, которая медленно спускалась к земле. Вокруг по-прежнему было пугающе тихо, словно поляну отрезали от мира и полностью изолировали от посторонних звуков. Это пугало Нину, не давало ей сосредоточиться, а громкий, злорадный смех Марринца только провоцировал ее на агрессию.

– Уймись! – крикнула она и швырнула фаербол прямо в парня.

Тот завопил от боли и стал кататься по земле, стараясь сбить пламя с одежды. Но девушка не стала обращать на него внимания и в несколько мгновений добралась до Арно.

– Держись, – прошептала она и легким движением сожгла веревку на его руках, а после на ногах.

Безвольное тело сразу пошатнулось вбок и непременно упало бы, но Нина вовремя схватила его за толстовку и аккуратно уложила на землю. Ткань сразу же начала гореть, но благодаря резкому порыву ветра огонь погас, оставляя на ткани лишь две большие дыры.

– Кто посмел призвать меня? – оглушительно громко прозвучал голос Либиса из-за черных туч, воронкой опустившихся к земле.

Черные тучи закружились вихрем, словно подражая торнадо, и вскоре стали преобразовываться в великана, чей рост достигал размера пятиэтажного здания. Его лицо с тонкими еле заметными губами, большим носом и выразительными глазами, в которых сверкали молнии, полностью состояли из неестественно-черных грозовых туч, как и его тело. Ноги с четко отчерченными пальцами упирались в землю, словно у живого человека, едва не накрыв Марринца. Либис, вопреки всем его изображениям в книгах Орвиллцев, имел длинные волосы, в которых сверкали яркие фиолетовые молнии, и длинное платье.

– Я! – крикнул Марринец, с трудом поднимаясь на ноги. – Я желаю получить силы другого Орвиллца.

– Он силой пытается совершить обряд!

Либис медленно, как свойственно великанам, опустил голову и, чуть нахмурившись, посмотрел на своих детей.

– Как ты посмел посягнуть на святость этого обряда? – грозно спросил он, оглушая своим голосом, подобно раскату грома.

Но злой вид создателя и его грозное высказывание не напугали Марринца. Он поднял голову, чтобы видеть выражение лица Либиса, и крикнул:

– Создатель, я хотел вернуться домой! Я не могу больше жить в этой реальности!

Удивление проскользнуло на лице Либиса, и он оглянулся, внимательно осматривая лес и виднеющийся вдали город. Злость сменилась на милость, и он по-доброму взглянул на чадо.

– Мы, правда, не дома. Здесь все по-другому, – заметил он и протянул ладонь к Марринцу. – Я отведу тебя домой, дитя. А ты, огненная принцесса, чего желаешь?

Она посмотрела на свои охваченные огнем руки, а после на Арно. Выбор был слишком очевиден, и она без лишних колебаний ответила:

– Я всего лишь желаю, чтобы пламя остыло, а все Орвиллцы, которые хотят вернуться в королевство, оказались в Орвилле.

Либис склонил голову в знак одобрения и махнул рукой. Тучи снова стали кружиться, подобно смерчу, постепенно размывая его образ.

– Будет исполнено, огненная принцесса, – напоследок произнес он и растворился в воронке из черных туч, окрашиваемых яркими вспышками фиолетовых молний.

Тучи закружились с невероятной скоростью, а после резко опустились к земле, будто разбиваясь об нее и пуская волну золотой энергии и пыли по всей поляне. Нина закрыла глаза из-за сильного потока ветра и почувствовала, как ее пламя остыло.

Все вокруг стихло, и девушка нерешительно открыла один глаз, а следом второй, шокированным взором обведя гостиную Арно. Неожиданно на ее коленях кто-то заерзал, и она опустила удивленный взгляд, встречаясь с выразительным взором голубых глаз. Сердце девушки пропустило удар от осознания того, что ее одежда сгорела, но каково было ее удивление, когда она обнаружила на себе атласное красное платье.

– Я бы спросил, в раю ли я, но не думаю, что там может так сильно болеть голова, – признался Арно и слабо улыбнулся.

Нина широко улыбнулась ему в ответ и с радостью на душе поняла, что теперь никто из Орвиллцев не будет страдать от невозможности вернуться домой. Теперь все встало на свои места.

0
233
13:38
Старательное изложение. С корявыми оборотами и уймой чувств.
Прежде всего — практически вся движуха притянута за уши. Она выглядит крайне неестественной. Фантдоп в виде цвета глаз и волос, вообще нонсенс. Две трети жителей планеты Земля — Орвилльцы! И Милтия, страна в которой они живут уж никак не показана антагонистом земным странам.
Очень много ненужностей. Неожиданно возникающие боги из машины и решалы. Совершенно пустым персонажам (банка горошка, официантка-пустышка) уделено неприлично много внимания. Одно дело, если это роман — все можно отлично размазать так, что не будет резать глаза. А так получается скомкано.
Я вижу несомненный потенциал и свою логику, но читатель внутри меня корчится от недовольства. Я не удовлетворен. Автору не удалось меня захватить.
Оценю выше среднего. За старание.
14:04
+1
О божемой!!! Как такое возможно???
Вместо интриги, интересностей, загадок, тут описание одежды, взаимного расположения мебели, мысли о одежде и мебели, кто какой чай будет пить, хорошо хоть аннотации и рекламных слоганов чайных компаний не вставлены. Наверное ограничение по количеству символов сработало.
Вот на какую аудиторию рассчитаны все эти мега многочисленные описания описаний? Я даже не могу представить.
Только выбрался из описаний одежды, хоп героя пригласили в квартиру, и я кричу ей:
— нее… не ходиии дураааа!!! Сейчас нарвешся на описание мебелииии нееее
Загрузка...
Константин Кузнецов №2