Олег Шевченко №1

Внутреннее зрение

Внутреннее зрение
Работа №236

На панорамном иллюминаторе от ЛинЭкстес видны шпили и пирамидальные корпуса местного космодрома. Я включил режим зрения 360, чтобы полюбоваться этой гостеприимной планетой. Когда ещё судьба занесет сюда?! Надо постараться запомнить всё. Раздвигающиеся стойки вокруг стартового стола были похожи на лапы паука, отпускающего свою жертву. С планетой нас соединял теперь только цокольный шлюз, присосавшийся к платформе, как к матке. Стойки соседней стартовой зоны были телескопическими, у представителей из системы Гризе совершенно другое устройство космолётов. Теперь уже ничто не мешало запечатлеть полную панораму. Виден даже Дворец Межгалактического Союза, где проходила наша конференция. Приятный женский голос автоинформатора сообщил:

– Объявляется нулевая готовность. Пункт назначения – Солнечная система.

Оставалось мгновение до старта. Я устроился поудобнее.

– Алекс, ты готов? Ну как тебе конференция? Александр! – потребовал ответа Ли Ко.

Уже включилась внутренняя связь, обжимающий нас перед стартом временной купол был звуконепроницаемым. В соседнем кресле – капсуле послышалась его нетерпеливая возня.

– Ну, ты что молчишь?!

– Плодотворно, – нехотя ответил я. Совсем не хотелось разговаривать. Впечатления переполняли, я чувствовал себя перегруженным и не только из-за парализующего временного купола. Нужно было «переварить» огромный объем информации, полученной на конференции, и погасить активность болтливого соседа:

– Давай потом, Ли. Поищи другого собеседника, я не расположен сейчас. Извини.

Ли отключился. Можно было предаться своим мыслям. Чем больше сжималось временное пространство, тем мощнее становилось защитное поле. Мы оставались в абсолютном покое, а наш корабль уже бороздил вселенские просторы. Об этом свидетельствовали мелькающие в панорамном иллюминаторе границы колец световых лет, зажатых во временном коридоре. Я отключил зрение на время полёта, погрузился в безмятежную тьму. В наушнике раздалось шуршание. Но моё всколыхнувшееся раздражение мгновенно исчезло, как только я услышал волнующе нежный голос:

– Алекс, как ты? Ли тебя тоже пытался в разговор втянуть?

Я забыл обо всем на свете. Так бы слушал и слушал Маринин льющийся, как солнечный мёд, голос. Преодолев спазм в горле, я ответил как можно спокойнее:

– Всё хорошо, Марин. Ли хоть и гиперактивен во всех отношениях, но умён.

– Ну да, иначе бы его не было среди нас. Тебе понравилась конференция?

– Да, конечно.

Память сразу нарисовала совершенно фееричные картины прошедшего мероприятия. Хозяева постарались сделать его красочным и запоминающимся, не смотря на серьезность вопросов конференции. Уж очень редко заезжают гости в систему Кеплер из регионов нашей и других галактик. Но местные жители неустанно пытаются развить космический туризм. Свои достижения они успешно продемонстрировали, устроив настоящий праздник межгалактического масштаба. Никакой вид разумной жизни Вселенной не был обделен вниманием – каждому были обеспечены безопасность и комфортность пребывания, а также созданы условия и для неформального общения. Программа была насыщена культурными мероприятиями, на одном из них я и познакомился с Мариной. Говорят, что любовь с первого взгляда не существует. Мой первый взгляд её сразу выделил из толпы. Я впал в состояние, похожее на оцепенение, хотя внутри бушевал мгновенно возникший ураган смешанных чувств. Восторг, умиление, восхищение, волнение, радость, необъяснимая грусть и даже раздражение сразу охватили меня. Таких эмоций я не припомню в своей жизни. Нельзя сказать, что противоположный пол был мне безразличен, у меня были отношения. Но всё не идёт ни в какое сравнение с теперешними переживаниями. Мне показалось, что она тоже сразу обратила на меня внимание. Хотя я не испытываю иллюзий по поводу своей внешности, но в её первом взгляде явно улавливалась заинтересованность. Моя жердеподобная долговязость всегда была предметом насмешек. А когда Марина, улыбаясь, направилась в мою сторону, я похолодел. Захотелось оглянуться, но это было бесполезно, в этой зоне я был один и стоял у стены.

– Привет! Меня зовут Марина. Ты откуда? – открыто и спокойно обратилась она ко мне.

– Привет! С Земли. Солнечная система, знаешь?

– А я сама оттуда! Странно. Я тебя что-то не видела ни при взлёте, ни при посадке.

– Или ты тот, которого мы все ждали в космопорте? – вдруг осенило её, и она заразительно рассмеялась.

Какой у неё голос! Какой у неё смех! Я тогда очень смутился. И теперь мне неловко, хотя уже нет для этого причин – все нюансы разъяснены. Сейчас я просто боюсь, что она услышит бой моего сердца, поэтому дышу через раз и стараюсь говорить коротко. Но так хочется снова с ней поболтать – легко и приятно, как тогда!

– Ты что? И со мной разговаривать не хочешь?! – вернула меня в реальность Марина.

Оказывается я «завис» на время в своих воспоминаниях.

– Ты что, зрение отключил?! – раздался её удивленный голос, уже не в наушнике, а откуда-то извне.

Я пропустил и момент, когда было снято защитное поле и можно было свободно передвигаться какое-то время. Включив нормальное зрение, я увидел склонившуюся над моим креслом, улыбающуюся Марину. У неё был вид, как будто она сделала для себя открытие и оно связано со мной. «Она что, меня разглядывала?! Ужас!» - подумал я и представил картину: лежу с открытыми глазами, молчу и улыбаюсь не понятно чему. Она подходит, видит это, а я не реагирую.

– Ты что? Не закрываешь глаза, когда решаешь отдохнуть?

– Да. Естественный рефлекс отсутствует, – ответил я, вставая, – Я всегда видел свет при закрытых глазах. Приходилось всё равно отключать зрение. Использовать верхнее веко не имело смысла. А ты знаешь: чем не пользуешься, то атрофируется. Ну, я, конечно, могу закрывать глаза, но это лишнее.

Мы подошли ближе к иллюминатору.

– Это точно! – опять засмеялась она, – Если не пользоваться мозгами, они тоже атрофируются! Мне тоже стало весело. Неловкость улетучилась. Мы стояли, глядя на звезды родной системы.

– Над чем смеёмся?! – раздался голос Ли позади, – А я скоро буду дома! Завидуйте молча!

Он подошёл и бесцеремонно обнял Марину за плечи. Она не только не оттолкнула его, но и положила голову на его плечо. Жгучая ревность резанула, как ножом, по сердцу. Захотелось убежать, чтобы не видеть этого.

– Ты хорошо себя чувствуешь? Лицо покраснело, глаза позеленели. Да на тебе лица нет! – сказала Марина, как мне показалось, с издёвкой, хотя она выглядела озабоченной.

Ли ухмыльнулся. А я уже направился к своему месту, чтобы ничего не видеть и не слышать. Наши попутчики, оказывается, давно поднялись со своих мест и стояли вдоль панорамного иллюминатора. Полюбоваться действительно было чем. Мы подлетали к Марсу. Трудолюбивое население планеты сделало уникальным и привлекательным даже внешний её вид из космоса. Китайцы первыми когда-то добрались до Марса и превратили его в планету парков и аттракционов. Мне посчастливилось побывать здесь с бабушкой в детстве. Кто-то вроде обратился ко мне с вопросом. Но я был не в состоянии ни с кем общаться. Оставшись без ответа, попутчик удалился.

Как только я вновь угнездился в кресло. Ли с Мариной опять возникли передо мной. Они подошли ко мне, улыбаясь, и держа друг друга за талию. Теперь и она его обнимала!

– Дружище, – обратился ко мне Ли, – Ты что? Ревнуешь?

Марина вопросительно смотрела на меня. Я молча, смотрел на эту счастливую пару.

– Моя фамилия Ко, – сказала она через паузу, – Ли мой родной брат.

Теперь это наша семейная история. Дети постоянно просят рассказать: как мы познакомились, как были в гостях у родителей Ли и Марины, как делали с ними слона из бумаги на праздник, который в то время там проходил, как остались на Марсе в тот раз, как поженились и провели, совершенно сказочный, медовый месяц. А делать бумажного слона теперь тоже наша традиция.

0
263
16:26
Ох, как простенько и безыскусно. Ну просто ниочем.
19:56
+1
Вот и прекрасненько! Замечательно, да. Как я рад за них! laugh
19:01
Соглашусь!) Вот все бы так! bravo
Загрузка...
Надежда Мамаева №1