Светлана Ледовская

​Орион

​Орион
№21 Автор: Габидуллин Рафаэль Альфирович

Огромный дивный сад раскрывал сказочную картину летнего утра. Кристальный блеск росы на зеленых листьях переливался, то желтым, то голубым цветом, а ветер, словно раздувая паруса фрегата, отчаянно гнал огромные тучи в неизвестные дали. Солнце окинуло ласковыми лучами поляну, освещая всё многообразие дивного сада. Волшебство крохотного мира поселившегося за домом, не имело границ.

В доме раздались звуки, открылась дверь. С крыльца спустился старик, он окинул взглядом поляну от гордо возвышающегося тополя до поющих алых роз и не спеша побрел к скамейке. Каждый шаг давался ему с трудом. Превозмогая тягость боли, старик дошел до скамейки и протяжно вздохнув, присел. Пение птиц доставляло особенное удовольствие, старик закрыл глаза и погрузился в мысли прошедших лет. Его отвлек мальчик, он сидел рядом с ним и увлеченно разглядывал старца.

-Кто вы юноша?

- Ваш гость. У вас очень красивый сад, я бы здесь жил, но боюсь, это не понравится моей маме - улыбнулся мальчик – а вы что живете здесь совсем один?

- Я предпочитаю одиночество, в нем находишь себя таким, какой ты есть на самом деле – ответил старик.

- Так можно? – удивился мальчик – Быть одному в таком прекрасном месте?

- Порой, будет казаться, что ты один, даже если тебя окружает бесчисленное количество людей, в иной раз, ты будешь испытывать счастье глубоко внутри себя, находясь наедине с собой.

- Вы счастливы? – поинтересовался мальчик.

- Знаешь, для всех счастье оно свое, главное удержать его, не поддавшись искушению променять. Для меня счастье этот сад и даже когда у меня его не было, я был все равно счастлив, счастлив с мыслью, что это у меня когда-нибудь будет! – улыбаясь, ответил старик.

Повисла тишина. Мальчик думал о сказанных словах, а старик смотрел ласковыми глазами на юношу.

- Вы делали когда-нибудь такое, о чем потом жалели?- неожиданно спросил мальчик, посмотрев в синие глаза старца.

- Я расскажу тебе одну историю, которая произошла со мной, когда я был немного старше тебя. Я был молод, мне казалось, что я никогда не стану старым, кровь кипела в моих жилах, а время не имело для меня никакого значения. Я был единственным ребенком в семье, а значит самым ценным сокровищем для своих родителей, я был глуп и не ценил этого. Единственное что меня волновало это отсутствие денег.

Почему действия родителей в молодости, должны сказываться на мне сейчас? Почему они не позаботились о будущем? Я часто думал, что мои родители глупые люди, но я молчал, я всегда молчал и ждал. Я верил в свою крохотную мечту, притаившуюся в закоулках моего разума. Я знал, что однажды я сделаю что-то, что перевернет всю мою жизнь! Но я ничего не делал, день за днем я часами сидел у себя в комнате, ругал родителей и мечтал о красивой жизни.

И это бесило меня больше всего. Я не мог направить свой потенциал в правильное русло, из-за губительной лени, связавшей меня мучительными мыслями в маленькой комнате. Я начал искать смысл во всем, в событиях, в людях, в себе. Я постоянно делил комнату шагами и ругал все подряд, ругал родителей, свою жизнь, тумбочку, которая стояла здесь не к месту, стол, шкаф, абсолютно все, но больше всего я злился на свою память, я не мог запоминать информацию в том количестве, в котором мне хотелось. Меня это не устраивало. И у меня начал зарождаться план. Я решил создать прибор, который был способен изменить структуру моей памяти.

- И вам это удалось?- спросил мальчик.

- Я часами сидел и чертил схемы, пытался учесть каждую деталь, практически не ел и мало спал. Я верил в свое начинание и видел продолжение. Через месяц такой жизни, я окончательно ушел в себя. Для меня перестал существовать окружающий мир, я отдалился от насущной томной реальности и меня медленно, но верно уносило вглубь темных пучин бескрайнего океана, где я нашел свой луч света. Я не помню даты и времени когда это случилось, не помню, что ел в тот день, с каким настроением проснулся, но помню свою радость, я сделал невозможное.

Не великий ученый, а я человек проживший половину своей жизни в небольшой комнате, постоянно ругающийся и жалующийся на свою жизнь. Просто все в тот момент перевернулось и перешло в какой-то миг на несколько иную ступень сознания. Это была небольшая музыкальная коробочка полностью черного цвета, там не было лишних деталей, я создал шедевр без единого внешнего изъяна и назвал его Орион. Эстетика превозносилась в каждой грани этой идеальной фигуры. Орион играл контрастную композицию, которая расширяла память, выводя ее за рамки действительности.

- И что вы сделали?- спросил мальчик.

- Я использовал его – печально вздохнул старик.

- И что же случилось? Она заиграла?

- Это был тихий вечер пятницы. Я томился в предвкушении возложенных на него надежд, веры и времени, страх диктовал мне свои условия, и было не по себе от единственной мысли о неудаче. Но я нашел в себе силы, взял вверх над негативными веяниями и все же решился. Трясущимися от волнения руками я включил Орион. Заиграла музыка яркая обволакивающая пространство вокруг и пленяющее сознание. На ватных ногах я дошел до кровати и лег. Я закрыл глаза и начал наслаждаться музыкой. Не помню, что было дальше, помню лишь как перед глазами, замельтешили яркие картинки.

Все пронеслось очень быстро, огромное количество пережитых событий, одна явь сменяла другую неистовым темпом. Вдруг заболела голова, словно ее начали сжимать, а за ней последовала темнота. Когда я открыл глаза, было уже утро.

Самое страшное я не понимал, где нахожусь, это было ужасно, я не узнал свою комнату. Я внимательно осмотрел стены, кинул взгляд на шкаф, стол, все было чужим. Волна страха обрушилась на меня как лавина, ноги подкосились, я упал, затем кое-как встав на ноги, доковылял до стола. Сердце забилось бешеным ритмом, я не помнил своего имени. Кто я, что произошло, что я тут делаю? На столе был бардак, бумаги с чертежами, карандаши и старый потрепанный временем бумажник.

В надежде хоть что-то понять я раскрыл бумажник, но кроме фотографии в нем ничего не было. Я посмотрел на фото, маленький мальчик весело улыбался, а рядом стояли видимо его родители. Конечно же, это был я, но я себя не узнавал. В тот момент слезы подступили к глазам я начал рыдать, истошно сотрясая воздух воплями, криками и отчаянно пытаясь найти настоящее. Я взял в руки фотографию и стал внимательно ее разглядывать. И тут начали прорисовываться образы, я медленно попадал в эпицентр ссоры, слышал крики и звон бьющейся посуды. Словно в тумане предо мной вырисовывалась кухня, тени двух взрослых людей и одна маленького ребенка. Ребенок кричал, что ему надоело жить вместе с ними, а взрослые кричали на него в ответ. Я пытался сквозь пелену разглядеть лица, но мне это никак не удавалось. Я почувствовал недомогание, сильную боль и отшвырнул фотографию. Перед глазами мелькали эти люди.

Неожиданно для себя я увидел лицо женщины. Красивое, но строгое. Я понял кто это. Малец повышает на нее тон и как же хочется его заткнуть. Вышвырнуть его из комнаты. Эту женщину не должен никто обижать, я не должен этого допустить. На них смотрит мужчина, разводит руками и пытается что-то объяснить. Но никто никого не слушает, все заняты доказательством своей правоты, а не выяснением правды. На лице женщины заблестели слезы. Мальчик ведет себя излишне агрессивно, это неприемлемо. Неожиданно для себя разглядел лицо мужчины. Это был отец. Я так сильно хотел увидеть лицо мальчика, но теперь я все понял. Теперь не хочу. Приступ тошноты подступил к горлу.

Постепенно я начал вспоминать свою жизнь. Возвращение памяти произошло не за один день, а за несколько месяцев, но главное я помирился с тем, с кем так любил раньше ссориться.

Старик замолчал. Повисла тишина. Солнце медленно заходило за горизонт.

-А что случилось с Орионом?

- Я побоялся его уничтожить, а еще больше я боялся его выбросить.

- Так он у вас?- воскликнул мальчик и после тихо добавил – можно на него взглянуть?

- Да он у меня, пошли я покажу тебе Орион – со странной улыбкой ответил старик.

0
07:44
746
17:31
+1
Несколько вопросов, на которые в рассказе ответов не даётся:
Какую боль превозмогал старик?
Откуда взялся у него в гостях такой странный мальчик?
Почему мальчик говорит как обкуренный, но очень интеллигентный взрослый?
Зачем старик в детстве ссорился с родителями?
Почему не мог выйти из комнаты?
Зачем ему надо было помнить всё?
Откуда взялся старый кошелёк?
Откуда у него знания для конструирования столь необычного аппарата?
В чём заключался принцип действия Ориона?
А были промежуточные тестирования в процессе разработки и создания? (это меня уже понесло)
Почему мать не выдала ребёнку подзатыльник, когда тот орал на неё?
Почему отец только пожимал плечами?
Для чего автор написал этот рассказ?

Пользуясь великой силой воображения, я могла предположить, что старик был болен с самого детства (что-то связанное с мозговой активностью — эпилепсия?). Родители заставляли его сидеть дома, опасаясь припадков, поэтому он бесился. Но парень был мозговитый, много читал, понабрался знаний в домашней библиотеке. Когда потерял родителей, решил окунуться в бездну памяти. Он начал конструировать аппарат Орион. Во время испытания пережил очередной очень сильный припадок. После него в голове ненадолго прояснилось и накатили воспоминания.
А теперь он в больнице, и в саду встречает мальчика. Интуитивно распознавая в нём точно такое же заболевание что и у себя (индийские танцы со слонами на заднем плане), он решает выложить мальцу историю своей жизни, НО…
Ничего.
Этого.
В рассказе.
НЕТ.

Одна сплошная бессмыслица.
Гость
13:48
Когда читаешь, голова занимается только тем, что пытается как-то разграничить неопределенность места и сути происходящего. Зачем-то много превосходных эпитетов в описания сада и пространства, мальчонка этот по взрослому любопытствующий и выпытываующий чего бы то ни было ради, чего его не касается. Дед, тоже чего-то ради притчей его хотел уразумить. Прибор ноу-хавистый, но с зазубриной, той-же неопределённости и не к местности. Чего хотел притчей сказать в сознании не задерживается, да и ничего не задевает. Что симпатично, что вся это сюрреалистичная белиберда как-то затягивает, обволакивает и с чем-то там внутри медитирует. Может быть с этой шкатулкой с музыкой. Мука-то в ней точно есть…
Анастасия Шадрина