Валентина Савенко №1

Сэр Фредерик

Сэр Фредерик
Работа № 133

Внутреннее убранство отреставрированного замка сияло чистотой и уютом. Заново сотканные гобелены, переливаясь яркими красками, спрятались под толстыми стеклами на стенах. Плотные ковры, покрывающие все коридоры замка, приглушали стук каблуков от снующих туда-сюда ног. Изящные витражи ручной работы заменили раскрашенными аналогами из пластика повышенной прочности. В глубине альковов и в темных нишах прятались приборчики, сияющие красными глазками, а невидимые человеческому глазу лазерные линии следили за безопасностью во всех помещениях.

Сэр Фредерик не любил эти устройства. Вся эта современная техника, нашпиговавшая его отчий дом, как охотничья дробь перепела, вызывала у него сильную головную боль, хотя чего греха таить, у него болела душа. По ночам в замке теперь тоже никто не оставался, исключая пару охранников, которые сидели в тесной комнатке, обвешавшись современной электроникой. Но гораздо больше этой электроники сэра Фредерика раздражало наличие у этих людей виски. Они потребляли его в таких количествах, что сами могли теперь служить инструментами стерильной обработки. И каждый раз, при виде сэра Фредерика, после бутылки другой, они начинали смеяться так, словно последние лет десять не покидали клоунскую арену цирка.

Однажды ему удалось поговорить с ними, пока они были еще относительно трезвы. Напарники как раз смотрели очередной репортаж об успехах просветительской деятельности блогеров, на канале Манфреда – первого робота блогера, чье право на независимую деятельность было утверждено поправками « закона о гражданах категории ИИ».

Они приканчивали еще только первую бутылку, так что вполне сносно соображали и ворочали языками.

- Почему они только не заменят вас на роботов? - вздохнул сэр Фредерик, превозмогая головную боль. – Во времена моей молодости люди напивались не на работе, а в местах для того предназначенных.

Они оба уставились на него, как на полоумного, и на перебой начали объяснять.

- Ты хоть представляешь себе, как трудно поставить робота охранника? Покупка лицензии, установка! Энергия, обслуживание, ремонт, внеплановая модернизация каждые полгода! Ему нужна страховка! И юридическое сопровождение! А нас что, посадили и списали! А замок все равно никому не нужен.

- Он нужен мне!

- Как скажешь, дружище, но управляющей компании это не касается.

Вся эта ситуация приводила его в бешенство, но, к сожалению, он ничего не мог с этим поделать. Так что он уныло брел по коридорам некогда любимого им замка, увиливая от лазерных лучей, истязающих его душу, и роутеров, исторгающих из себя богопротивные радиоволны. Понурый и одинокий он поднялся на самую высокую башню, прошёл в окно, завис над балконом и затянул старую моряцкую песню, врезавшуюся в память еще в далеком детстве.

Тяжело быть управляющим несуществующего замка.
XXII век бесцеремонно вломился в человеческую историю и перевернул всё с ног на голову. Он переделал факты, переписал порядки, а известные места и даже культурные памятники, из человеческого наследия, превратил в предмет торга, как вчерашние треугольные дыни на базаре. К большому сожалению, с некоторыми вещами просто приходилось мириться, поскольку человек не на всё способен повлиять в этой жизни.

Днём у сэра Фредерика не было возможности общаться с посетителями замка, и заинтересованные туристы просто бродили туда-сюда среди серых стен, напоминая понурых осликов. Но вот однажды настал тот день, когда всё изменилось.

Нынешние владельцы замка решили, что дневных экскурсий больше недостаточно, а прибыль необходимо увеличить. С этой целью, воспользовавшись старой легендой о фантоме, обитающем в поместье, было решено провести пробную ночную экскурсию.

Охранники замка не раз утверждали, что они что-то видели, и, не смотря на то, что это заявление ощутимо попахивало солодом, его было достаточно, чтобы слухи поползли, а доверчивые люди понесли деньги.

***

Всё случилось в полночь. Мелкий моросящий дождь загадочно щелкал по тяжелым камням, а полная луна так и не вышла на променад. Вместо неё в беззвездном небе красовалась узкая полоска, которая делала слабую попытку улыбнуться вместо бывшего хозяина дома.

Магнитная дорогая монотонно гудела в иллюзорной тишине. Туристы выгрузились из экскурсионного автобуса, автоматически отмечаясь голографическими часами на рамочном терминале робота пилота.

Экскурсовод поправил на себе старомодный широкий галстук и раритетный твидовый пиджак.

- Убедительная просьба выключить всю мощную электронику! – заголосил Карл, хлопая в ладоши. – Если у вас есть продвинутые технические протезы, просьба выставить их на минимальный режим! Сохранность этого исторического здания является одним из приоритетов!

Все послушно защелками пальцами по экранам управления. Карл отправил сигнал на пост охраны, что бы те подняли дверь внешнего заграждения. И вот перед ними предстали тяжелые ворота замка, высокие, с витиеватым металлическим узором. Экскурсанты возбуждённо переговаривались, разминая пальцы.

- Интересно, каково это открыть такие тяжёлые ворота своими руками?

- А может их нам откроют?

- А кто в таком случае их откроет? Как выглядят те, кто их открывает. Это же не лифт с лифтером!

Но вместо того и другого, экскурсовод сверкнул старым ламинированным пропуском перед датчиком, замаскированным под один из камней в стене, и огромные двери замка открылись. Самостоятельно, плавно и тихо.
Разочарованные экскурсанты последовали за горевшим оптимизмом экскурсоводом.

Охранники на своих мониторах почти безучастно наблюдали за тем, как две дюжины людей, возглавляемые худосочным экскурсоводом, вошли в старинный замок, всеми силами не обращая внимания на виднеющиеся повсюду логотипы управляющей реставрационным фондом компании.

София вступила на мягкий ковер и, не удержавшись, подпрыгнула несколько раз. Этот ковер напомнил ей матрас на её первой съемной квартире – жесткий, но уютный.

Сэр Фредерик, разумеется, заметил, как группа прошла через ворота. Уже очень давно здесь не было посетителей ночной порой. Хозяину дома следует встречать гостей в подобающем виде, поэтому он решил, что вид должен быть максимально презентабельным. В его душе что-то встрепенулась. Он снова почувствовал себя юным и дерзким призраком. Ему вспомнилось, как он до смерти пугал незваных гостей, которые без спроса бродили ночью по замку. И вот, наконец, спустя столько лет ожидания, добыча сама шла в руки! Упустить такой шанс было бы грешно, и Фредерик решил, что сегодня он оторвется на них за все годы, которые был вынужден провести здесь в одиночестве, когда замок пустовал

Конечно, его дом тоже не производил нужного впечатления. С его точки зрения, он должен был соответствовать его внутреннему мироощущению и согласно ему, сейчас всё вокруг должно было быть затянуто паутиной. Тем не менее, вокруг не было ни темно, ни мрачно, и факелы не горели нигде в здании, даже захудалой свечой тут было не разжиться, а электромагнитные поля причиняли ему боль. Но сейчас, несмотря на все датчики, камеры и компьютеры, он летел вперёд, вдоль неприлично чистых стен, для того чтобы встретить гостей.

София крутилась по сторонам, с любопытством изучая каждую декоративную трещину на потолке, пока экскурсовод пытался объяснить группе, почему этот памятник исторического наследия превратили в искусственный музей, в котором не осталось души.

Разглядывая статую, какого-то худого человека с объемной бородой и густыми бровями, который пристально всматривался в ее душу каменными глазами, она отстала от остальных. Любопытство победило приличия в трехсекундной борьбе, и София решила дотронуться до каменного лица, но её теплые пальцы встретили невидимую преграду. Лицо скульптуры внезапно вздрогнуло и показалось, что брови приподнялись и сдвинулись, а широкие ноздри сердито раздулись. Решив, что это игра света и тени, София приблизилась к скульптуре, любопытным носом к сердитому носу.

По поверхности камня пробежала рябь.

Фредерик, с растрепанными волосами, горящими безумием глазами и растопыренными прозрачными пальцами, сквозь которые проступали эмблемы на стенах, материализовался рядом с девушкой, утробно завывая. Он рассчитывал услышать истошный крик, увидеть, как поседеют её волосы, но вместо этого она встала на цыпочки и лизнула его в нос. Фредерик опешил от такой неожиданности. Он много чего мог ожидать, но только не этого.

-Да как же так? - воскликнул он и машинально, словно еще был человеком, попытался вытереть собственный нос.

- Добрый вечер. - сказала София. – Надеюсь, что вы сегодня в добром здравии. Прошу прощения, если я вас смутила, но вы показались мне настолько необычным, что я на секунду усомнилась в вашем существовании, а мне говорили, что нет лучшего способа познакомиться с кем-то невероятным и проверить настоящий ли он, чем ткнуть его чем-то теплым и мягким…

У сэра Фредерика не было слов. Он пытался хватать воздух ртом, которого не было. Эта наглость привела его в настолько сильное удивление, что он не мог найти ни одного слова, чтобы ответить этой молодой особе, которая стояла перед ним и невинно скручивая толстую чёрную косу.

Прежде чем он успел разродиться проклятиями или хотя бы изумленными воплями, к ним присоединились еще несколько членов экскурсионной группы. Призрак поднял руки над головой, растопырив пальцы, сосредоточенно заставляя их превратиться в длинные изогнутые когти. Однако в этот момент он чувствовал себя настолько обезоруженным и застигнутым врасплох, что у него это не вышло, а бряцание тяжелых цепей на кандалах, сковывавших запястья, получилось вялым и неубедительным.

Кто-то из группы одобрительно закивал, а затем достал из кармана куртки маленькую масленку и протянул её Фредерику.

- Прошу вас, сэр, кажется ваши цепи в плохом состоянии. Я, как заядлый велосипедист, всё время так ношу при себе маслёнку, с велосипедным маслом, и вечно забываю её выложить. Воспользуйтесь.

У Фредерика отпала челюсть, но и этим он решил воспользоваться. Усилием воли он поколебал очертания своего тела, челюсти деформировались, тело изогнулось, и вот на четвереньки встал огромный Пёс и, задрав морду к потолку, истошно завыл.

Члены группы радостно зааплодировали. Тогда черты призрака снова расплылись в воздухе, и перед ними предстал вставший на задние лапы разъяренный Медведь, который страшно ревел, раздирая когтями воздух. Аплодисменты «из зала» только усилились. Тогда морда медведя изменилась и приняла более человечные очертания. 

- Неужели Вы не боитесь? - спросил Фредерик.

- Конечно, нет, это же экскурсия. Никто бы не привёл нас сюда, будь это по-настоящему опасным! А вы тут как зарегистрированы? Вы вольнонаемное приведение, или как непременная часть интерьера? 

- Часть интерьера?! - воскликнул Фредерик.

- Это наверное голограмма…

В этот момент подоспел экскурсовод. Он выглядел таким же растрепанным, как и призрак, и взирал на окружающий мир с тем же безумным блеском в глазах, только через очки с огромными толстыми линзами.

- Так, группа, не расходиться! Экскурсия ещё не окончена! 

И, не обращая особого внимания на приведение, начал подталкивать свою группу в нужный ему коридор. Группа с недовольнымвздохом засеменила в указанном направлении.

- А вы, уважаемый, если хотите пугать мою группу то извольте сначала подать заявку в администрацию управляющей замком компании, которая ответственна за проведение здесь экскурсий. - брякнул он и, помедлив пару мгновений, раздражённо добавил. - Ну а если же вы напротив хотите вести экскурсии, то тогда поищите себе другое место, конкуренция должна быть честной, дружище.

Вслед за этими словами экскурсовод так высокомерно хмыкнул, что чуть не уронил очки с носа. Оставив растерянного призрака позади, он удалился вслед за своей группой, направляя всех вежливыми похлопываниями по плечу, пока не возглавил группу, и не вывел их в другой коридор, восторженно рассказывая о картинах, которые висели следующий галерее.

Проглотивший, в прямом и переносном смысле, свой язык, Фредерик проводил их потухшим взглядом, пока не встрепенулся, проклиная себя за нерешительность. Со всех ног, будь таковые у него в наличии, он полетел к охранникам, с чьим безразличием к своей естественный натуре он уже давно смирился.

В этот раз он просочился к ним в каморку прямо сквозь стену, на которой висела уйма электроники. У него тут же разыгралась мигрень, как в старые добрые времена, когда алкоголь еще мог повредить его не в меру необразованному мозгу. Охранники скромно отставили бутылку под стол и посмотрели на него слегка осоловевшими глазами.

- Что сегодня делают люди если их… обижают?! – закричал он, старательно подбирая слова, что бы его правильно поняли. 

- Идут в суд. Но если ты всё-таки додумаешься ты такой глупости, то для этого тебе понадобится адвокат.

- А где сегодня берут адвокатов?

Лопоухий Энди открыл программу с телефонным справочником, но Фредерик только скривился. Тогда он задумчиво швырнул в призрака телефонной книгой.

Фредерик с энтузиазмом закопался в шуршащие страницы. Немалых усилий от него требовало переворачивание тонких листов. А в голове между тем звенел набат, синхронно гудящий со стоявшими в компьютере системами охлаждения.

- Вот каждый раз смотрю на него и не могу понять, - обратился долговязый блондин к своему товарищу, - Где бы я ни пил, и сколько бы я ни пил, а вижу я его всегда почему-то только здесь. Может, дело в месте?

- Всё-таки надо будет попробовать прийти сюда трезвыми, хотя бы разок. - ответил его напарник.

Они посмотрели друг на друга и синхронно сдвинули стаканы.
Фредерик нахмурился и отмахнулся от них словно от надоедливых насекомых.

- Трезвые, пьяные, я вам сколько раз говорил, что я настоящий? Чем вы меня слушали?

- Чем бы мы тебя не слушали, это уже наше дело.

Наконец, он нашел подходящие объявления на 230 странице. В самом углу спряталась маленькая рамка, в которой пламенным шрифтом был отпечатан номер телефона рядом с рисунком робота с парой антенн на голове напоминавших скорее маленькие рожки. Объявление гласило: «Джек Харпер. Адвокат робота. Любые дела, нестандартные прецеденты, самые низкие цены на побережье.»

Не будучи уверенным в том, что прочел правильно, Фредерик переспросил удолговязого, что это значит.

-Это значит, что он берется за любые дела, лишь бы ему было на чем нажиться.

-Отлично!

***

Юрист прибыл в назначенное время после захода солнца, не озадачившись ни единым вопросом: кто это звонил и по какому конкретно делу? Единственное, что его интересовало, это как скоро Фредерик сможет с ним встретиться, и ради этого Джек Харпер был готов преодолеть любое расстояние. 

Охранники благосклонно согласились внутрь его впустить. Одно дело это туристы, которым было запрещено входить на территорию замка без сопровождения экскурсовода, но в данном случае речь шла о юристе, поэтому они совершенно не возражали, тем более что у него было дело к их общей алкогольной галлюцинации.

Поскольку сэр Фредерик не собирался его пугать, он собрался всем духом и вспомнил твой самый любимый френч, в котором ему всегда было комфортно и уютно, и материализовал его очертания поверх дырявого савана, который носил на себя уже несколько ночей подряд.

- Добрый вечер, - поздоровался Джек, протягивая руку. - Очень рад видеть сквозь вас. Полагаю, что ваш вопрос связан с вашим текущим состоянием.

- Вы совершенно правы - ответил Фредерик, задумчиво проводя прозрачной рукой сквозь теплую ладонь адвоката, - Дело в том, что я считаю себя смертельно оскорбленным. В прежние времена я бы вызвал обидчиков на дуэль или сделал, что похуже, но я не знаю, как их найти, и, к тому же, как мне стало известно, в таких ситуациях нынче принято обращаться в суд. Надеюсь, что вас не смущает, как вы выразились, моё состояние.

- Что вы, никоим образом. Мне совершенно неважно…. к какой категории лиц вас отнести, будь вы даже инопланетянином с Фобоса, лишь бы было можно представлять ваши интересы в суде. Поэтому могу со всей ответственностью заявить, мой друг, что вы совершенно точно обратились по адресу!

***

По просьбе истца, в зале заседаний царил полумрак, светильники были притушены, на судейской трибуне горела маленькая лампа, вокруг которой была разложена кипа документов.

Неяркий свет едва-едва пробивался из-за плотных штор, которыми были плотно занавешены окна. Когда Дверь открылась, Джек Харпер быстро оббежал зал, подкручивая светильники и проверяя ткань на окнах.

Сэр Фредерик материализовался рядом со своим местом. Он с наслаждением ловил на себе ошарашенные взгляды рассевшихся в ожидании зрелища людей, их удивление было приятной наградой за длительное путешествие.

Джек уверенно кивнул ему, встряхнув кулаком, уверяя, что дело в шляпе.

- Встать, суд идет!

Все встали, а сэр Фредерик, для верности, даже воспарил над полом. В зал вошла невысокая молодая женщина и не без труда уселась в громадном кресле. Внимательно оглядев всех собравшихся, она остановила пристальный взгляд на единственном в зале призраке. После чего углубилась в разложенные перед ней бумаги и файлы, выведенные на экран стола. Пока она читала, шустро перелистывая страницы, то все быстрее и быстрее постукивала костяшками тонких пальцев по лакированному столу из искусственного дерева.

Сэру Фредерику было не по себе от её взгляда, тускло фосфоресцирующего голубым цветом. Теплые мурашки побежали по его прозрачной спине, и он дотронулся холодным контуром до плеча Джека.

- Это всего лишь нано-линзы, - и, увидев недоумение на лице клиента, пояснил, - вместо очков. Люди вообще часто модифицируют свои тела, что бы чувствовать себя лучше. Привыкайте, старина.

- Надеюсь, что хотя бы души модифицировать пока не додумались. – пробурчал он.

Джек тут же то-то записал в блокнот. Фредерик уже не был уверен, что желает знать его содержание.

Наконец, судья задумчиво вскинула красивые брови и недоумённо взглянула на Джека.

- Иск по защите чести и достоинства. – произнесла она и взяла паузу. - Сэр Фредерик ля Кентер, всё верно? Хорошо. Как вы себя чувствуете? Вас не смущает, что заседание проходит не ночью?

Фредерик с достоинством поднялся и даже сделал вид, что оправляет сбившийся френч.

-Нет, Ваша честь, к тому же, дело к вечеру. День или ночь, это не очень важно.

- Тогда к чему такие приготовления? – она кивнула на лампу и шторы, - и вечернее заседание? Я полагала, что присутствовать днём для вас болезненно.

- Не совсем так, просто днем больше света, трудно становиться видимым, я, все-таки, прозрачен. - пояснил он и отвесил короткий поклон.

- Вы сейчас далеко от замка, это впервые? - уточнила судья, делая запись тонким стилусом.

- Так далеко, да. Мой адвокат, любезно привез с собой мешочек могильной земли из-под моего склепа.

Она сухо кивнула и сложила пальцы в замок. В зале повисла тишина, только слышно было, как кто-то набирал текст на экране, громко задевая его ногтем.

- Прошу прощения, мистер Харпер, но как вы собираетесь представлять вашего клиента?

- Не понимаю суть вашего вопроса, ваша честь. – поднялся Джек, придерживая галстук.

- Ваш клиент, как бы так выразиться – призрак, вследствие чего мне не понятно, как вы собираетесь представлять интересы мертвого человека?

- Завещание является волеизъявлением человека, созданное при его жизни, но рассматривающееся после его смерти. Вследствие этого, Ваша честь, я не понимаю, в чём принципиальное различие между этим фактом и заявлением моего клиента, сделанным после собственной кончины. Оно так же рассматриваемое после его смерти, что мы можем засвидетельствовать документально!

- Возражаю, Ваша честь! У меня есть более интересный вопрос! – подпрыгнул адвокат защиты, за которым на скамье сидело несколько человек, включая Софию и Карла. - Можете ли вы доказать, что он является призраком именно того мертвого человека за которого себя выдает? Он призрак, если он вообще призрак, а не родственник, тест ДНК не сделать, отпечатки пальцев не поверить, свидетели, знавшие истца при жизни, давно умерли. Так каким образом вы собираетесь подтвердить личность вашего истца?

- С помощью портрета! Существует полное портерное сходство между моим клиентом и его портретом, сделанным ещё при жизни.

Адвокат другой стороны развел руками и с сомнением покачал головой.

- У меня есть не менее десятка свидетелей, которые видели, как ваш клиент изменял свою форму, принимая различные облики. Я склонен предполагать, что ваш клиент может принять облик кого угодно, следовательно, и изобразить из себя за кого угодно, поэтому как мы можем утверждать, что он является именно тем, за кого себя выдает?
В ответ на это судья громко стукнула молотком, привлекая всеобщее внимание.

- Господа адвокаты, прошу подойти ко мне. Для начала, нам необходимо установить имеем ли мы право рассматривать заявление от лица этого человека, как вы правильно заметили, мистер Харпер, завещание также рассматривается после смерти человека и является волеизъявлением покойного. Однако, ещё ни разу никогда не рассматривалось заявление покойного в виду оскорбления нанесенного уже после смерти. Для того чтобы удовлетворить иск вашего клиента, необходимо сначала определить является ли он субъектом права и определить юридические характеристики его положения.

В зале шумели люди, перемигивались охранники, журналисты щелкали камерами и строчили что-то в блокнотах, повсюду ежеминутно звонили телефоны и при этом все смотрели друг на друга неодобрительно, порицая это всё качая головой. 

Фредерик парил в сантиметре от своей скамьи, с каждой минутой всё сильнее сдвигая брови, казалось еще чуть-чуть и они поменяются местами.

- Джек, - позвал он своего адвоката. – Простите, но я, кажется, не совсем понимаю, что здесь происходит. Моё заявление будет рассматриваться или не будет? Может мы зря все это затеяли?

- Это интересный вопрос, сэр. Дело в том, что сейчас судья поставила довольно резонный вопрос, поскольку Вы мертвы, то ваше состояние можно было бы рассматривать также как и завещание. Однако завещание является конечной формой волеизъявления, а вы, поскольку существуете сейчас, имеете свой разум и склонны его поменять в любой момент. Но также вас нельзя назвать живым, поскольку вы мертвы и не имеете тела, но искусственный интеллект тоже не имеет живого биологического тела, хотя роботы и наделены правами, но их программный код можно вскрыть и проверить! То есть считать ли вас мертвым, считать ли вас живым или потребуется учредить для вас отдельную юридическую форму, которая позволила бы рассмотреть это дело законодательно. Это, сперва, потребует отдельного разбирательства! Не скажу, что я этого не ожидал, более того, я на это рассчитывал! Это очень важный прецедент, поскольку такого ещё никогда не было в человеческой истории! Нам необходимо добиться точного структурного понимания этого вопроса!

- Джек, какого, к чёрту, вопроса?! Меня интересовало конкретно оскорбление, нанесенное мне. Какое мне дело до человеческой истории?

- Вы не понимаете! Это же прецедент! – Харпера буквально трясло от возбуждения.

***

Решением суда было установлено, что нет закона, препятствующего обращению в суд после смерти, а поскольку ученая комиссия подтвердила, что сэр Фредерик не является голографическим изображением и не создан человеком, то обращение может быть зарегистрировано. Но так как для ведения активного процесса этого мало, было решено провести слушание, об определении статуса и подтверждении личности.

Вопрос о признании личности сэра Фредерика стало настоящей головной болью. Джек сутками посиживал в архивах, собирая крупицы информации. Главным свидетельством, между тем, все еще оставался портрет.

Адвокат защиты настаивал, на том, что раз Фредерик умеет менять внешность, то способен ввести суд в заблуждение. Этот аргумент мистер Харпер встретил во всеоружии, выступив с длинной речью в битком набитом зале, где яблоку было негде упасть.

-Дамы и господа, Ваша честь, мы провели длительное исследование с привлечением пятнадцати независимых технических специалистов и доказали, что мой клиент не способен изменить своё лицо. Обращаясь в животных, или искажая присущее ему от природы изображение, основные черты лица всегда остаются неизменными. Это тот же человек, что и на портрете! Это же подтверждается тем, что он связан с местом своего погребения.

Непривычно бледный, даже по своим меркам, сэр Фредерик кивал в такт словам своего адвоката.

- Анализ электромагнитных волн выявил идентичные сигнатуры между мои клиентом и его склепом. Замечу, что для подтверждения права робота на труд и обращения в суд такая подробная проверка не проводится! А мой клиент, несомненно, являлся человеком при жизни и более того, исправным налогоплательщиком, семьянином и христианином! Не его вина, что его жизнь, после смерти, сложилась именно так! А значит он, как призрак человека, которым являлся, имеет полное право на обращение в суд и достойное отношение со стороны закона и церкви!

Когда слово дошло до самого Фредерика, он был гораздо лаконичнее. Приподнявшись над полом, он вылетел в центр зала, исполнил церемониальный поклон и произнес одну только фразу.

- Я мыслю, следовательно, существую.

Суд совещался так долго, что было принято решение огласить вердикт на следующий день.

В тот ненастный вторник на улице бушевала гроза. Ливень безуспешно пытался затопить улицы, а ветер пытался найти деревья в городе из пластика, стали и бетона.

В зал набилась огромная толпа, все с нетерпением ждали судьбоносного решения судьи. Хвост колонны журналистов уходил в коридор к выходу. Над головами парили миникоптеры с камерами, камеры и микрофоны были установлены едва ли не на каждом кресле.

Когда она появилась, кажется, даже у парящих аппаратов перехватило моторчики. Судья открыла файл на планшете и пристально уставилась фосфоресцирующими глазами на призрака.

Она говорила о прецедентах, о том, что отсутствие оных не является поводом для отказа, ссылалась на «закон о гражданах категории ИИ», поясняла свое решение сроками давности, тем как обязан трактоваться закон в случаях, не предусмотренных первоначальной его версией и так далее, и тому подобное. Сэр Фредерик потерял нить её рассуждений уже через две минуты, пока все не расставила по своим местам последняя фраза.

- Ввиду всего вышеупомянутого, суд постановил: признать личность сэра Фредерика ля Кентера подтвержденной, а так же, признать его гражданские права, как лица с ограниченными возможностями.

Она нажала на кнопку и, из динамиков, бахнул незримый молоток.

- Ура! – радостно вопил Джек, пока половина зала пыталась затолкать глаза и уши обратно. – Мы своего добились! Ваши права, как гражданина признали! Это прецедент! Теперь можно судиться!

- Лица с ограниченными возможностями?! – возмущенно воскликнул призрак. – Это оскорбительно!

- Дружище, вы же не сможете вести машину, верно? К тому же, для вас даже не создали отдельной группы, это уже больше чем мы рассчитывали!

- Вот уж не сказал бы!

- Вы теперь получите право работать, голосовать!

- То есть все то, без чего я прекрасно жил.

Джек потряс у него перед глазами толстым пальцем.

- Что вы, это же начало!

- Пока они не разберут мой склеп и не перенесут его в Гималаи?

- Всё только начинается! – снова восторженно закричал Джек, размахивая руками, как ненормальный.

Спорить было бесполезно.

***

Пасмурное небо услужливо спрятало солнце. Сэр Фредерик послушно направлялся на очередное повторное слушание по его делу. Рядом с ним шел мистер Харпер, с мешочком земли в нагрудном кармане, гордо чеканя шаг и сознавая свою важность в человеческой истории. На широких ступенях лестницы перед зданием суда они заметили похожую парочку. Дерганый адвокат и усталый призрак.

Адвокаты тут же перешли на свой непонятный язык. Фредерик приветственно поклонился. Старина Вильгельм в ответ неопределённо мотнул головой и закатил глаза до самого черепа.

- Рад тебя видеть.

- А я вот что-то не очень! – ворчливо отозвался Вильгельм, который был лет на сто пятьдесят старше. – Сорок лет тебя не видел, а тут появился и устроил шоу, как в старом Лас-Вегасе.

- Зато теперь нам будет, чем заняться!

- Вечный оптимист… Я тоже так думал в прошлом году. А сейчас, вот бы сбежать от этого всего…

- Нет, нельзя. – надулся сэр Фредерик. – Меня отец не так учил. Назвался карпом, лезь в воду.

- А! – отмахнулся тот, складывая руки на груди и отмахиваясь третьей. – Ни одно так другое. Рано или поздно все равно бы к этому пришло.

- Полагаю, да.

- Ох уж эти люди, всё то им надо как-то назвать, всё им надо объяснить, и ещё придумать для этого правила. А сейчас они хотят запретить нам пугать людей! Представляешь? Они хотят лишить нас того единственного, что по-настоящему веселило нас в нашей скучной жизни. Какое право они имеют отнимать у нас последнюю радость? И чем в таком случае мне, извините, заниматься, до конца вечности, пока наше Солнце не погаснет? Смотреть безумные сериалы, от которых кукушка поехала даже у моего знакомого полтергейста?

Фредерику захотелось вздохнуть и заплакать, но это было ему не под силу.

- Значит, Джин не выдержал?..

- Не выдержал? Да он спёкся!

- Как же так? Я думал, что если у кого и хватит силы воли совладать с вечностью, так это у него.

- Понимаешь, это мы с тобой иногда можем прогуляться, или материализоваться во что-то вразумительное, а он нет, - произнес Вильгельм превращая голову в Шакала- Анубиса, и вытягивая пальцы. - да ещё и привязан к своему дому намертво. Так вот это дом взяли, и отдали, под что-то вроде дома престарелых. Роботов там раз-два и обчелся, а персоналу всё до этой, которая светится… В общем, стариков довели до такого состояния, что они с трудом различают цветные картинки по телевизору. Поначалу он проказничал, просто разрисовывал стены, а когда фломастеры убрали, он решил воспользоваться продуктами из кухни. Тогда стали завозить меньше продуктов! Джин пытался греметь посудой, хоть какое-то развлечение, пока они не стали запирать её на ключ. Полтергейст полтергейстом, а с замками у него всегда были сложные отношения. В итоге он сел рядом с какой-то старушкой и уставился в этот квадрат зла. Полгода не прошло, а парень окончательно сбрендил! Если раньше у него были просто Странности, то теперь он стал категорически невыносим. Воет, дерется, бормочет какую-то ересь, за которую его в былые времена сожгли бы раза три, не меньше! А я еще ругал Ван-Гога когда-то.

Вильгельм выговорился, уши обвисли, а затем лицо снова приняло человеческую форму.

- Всё как-нибудь образуется. Тут вот…

- Прошу прощения, джентльмены. – прервал Фредерика Джек, вклиниваясь между старинными знакомыми. – Нам нужно идти, скоро заседание.

***

Сэр Фредерик, который давно потерял нить всего происходящего вокруг, сидел в каморке с охранниками. На столе перед ними стояли две чашки кофе. Фредерик же безучастно катал призрачным пальцем солёный орешек по столу. Все трое пялились в верхний монитор, по которому показывали новости. Мигрень была ему в радость.

В мире творилось что-то необыкновенное.

По тридцать девятому каналу, в круглой студии на голубом фоне, лысоватый мужчина в шейном плате пытался что-то втолковать своему собеседнику в дорогом, но не натуральном парике.

- Если избавиться от всех предрассудков, то мы столкнемся со сложной дилеммой. Было ли правильно признавать гражданские права мистера ля Кентера в том виде, в каком это было сделано, или же следовало создать отдельные гражданские права для привидения, учитывая всю специфику его личности. «Закон ля Кентера» ещё сырой и потребуется много времени...

- Переключи. – мрачно попросил Фредерик.

По семьдесят первому и девяносто второму, как и на половине остальных каналов, рассказывали одно и то же.

Против Фредерика был выдвинут встречный иск, поскольку значительная категория граждан была против признания его гражданином, ведь их религия отрицала существование призраков, а так как решение было принято судом, то судиться истцам предстояло с государством.

В суде оказались на рассмотрении дела еще нескольких «лиц с ограниченными возможностями» и призраки с разной степенью энтузиазма давали интервью. Одних радовала такая активность в их скучной жизни, другим же она претила.

Общество раскололось на два лагеря, когда некоторые всерьёз задумались о разработке закона «о правах привидений».

- То же самое было, когда запретили тушенку. – усмехнулся долговязый, отправляя миндальный орешек в рот.

Полиция арестовала мошенников, которые промышляли сверхтехнологичными голографическими проекторами, которые использовались в суде, для подачи обжалований завещаний и наследства от имени призраков покойных родственников.

Вильгельма, с которым Фридрих разговаривал на ступенях перед зданием суда, насильно записали в дворецкие, потому что он, якобы, должен был отрабатывать свое содержание. Что за содержание он отрабатывал, было неясно категорически никому, но он был должен.

Компьютер издал противный звук, и на экране всплыло оповещение, это пришло письмо от управляющей компании.

Фредерик грустно вздохнул, щелкнул орешкомо противоположную стену и впервые за долгое время заставил цепи на руках снова появиться.

- Лучше бы я тогда взял это чёртово масло.

* * *

+4
375
22:57
+1
Есть корявенькие предложения. Но их всегда можно исправить) вообще идея интересная. Интрига получилась)) было интересно читать.
В начале я и не догадывалась, что сэр наш призрак))
понравилось! спасибо!
11:31
как охотничья дробь перепела
этизмы
на перебой слитно
куча пропущенных дефисов
внеплановая модернизация каждые полгода если каждые полгода, то никакая она не внеплановая
а полная луна Луна
Магнитная дорогая монотонно гудела в иллюзорной тишине магнитная дорогая что? где существительное?
автоматически отмечаясь голографическими часами на рамочном терминале робота пилота. кто понял предложение? при чем тут голографические часы и робот-пилот?
Экскурсовод поправил на себе старомодный широкий галстук и раритетный твидовый пиджак.
Убедительная просьба выключить всю мощную электронику! – заголосил Карл, ху из Карл?
Если у вас есть продвинутые технические протезы, просьба выставить их на минимальный режим импланты, а не протезы
экскурсовод сверкнул старым ламинированным пропуском уже давно от таких технологий уходят (старые ламинированные пропуска). в 22 веке уже чипы есть — зачем вообще какие-то пропуска? по ИД допуск и все дела
Охранники на своих мониторах
логотипы управляющей реставрационным фондом компании. так компания замком управляет или реставрационным фондом?
этизмы
канцеляризмы
скучный, растянутый, банальный текст без проблеска оригинальности
Загрузка...
Константин Кузнецов