Нидейла Нэльте №2

​Дом неотправленных писем

​Дом неотправленных писем
Работа №4 Тема дуэли: Сотня. Автор: karina19245 (5 голосов)

Я всегда была уверена в будущем – распланировав жизнь на год вперед, безукоризненно следовала выбранному пути. И так должно было быть всегда – по крайней мере, мне этого хотелось. Но судьба, случай или высшие силы решили вмешаться и, вместо вкусного ужина в любимой квартире, я пью чай, сидя у окна мчащегося вдаль поезда. Это не путешествие – это рывок отчаявшегося человека. Впервые за долгое время, чувствую себя счастливой. Странное дело – стремишься всю жизнь к одной цели и в определённый момент понимаешь, что она бессмысленна. И, возможно, чуточку ничтожна. Мда…

От размышлений отвлёк резкий гудок и, притормозив, поезд остановился. Пора выходить и покупать новый билет. Я потеряла счёт количеству посещённых городов – и даже не понимаю, зачем всё это. Просто бегу, бегу, бегу. И буду продолжать – насколько хватит денег и сил. Возможно, на одном из таких перронов однажды остановлюсь и останусь навсегда.

- Доченька! – раздался позади мягкий женский голос. – Поможешь мне?

Оглянувшись, я увидела стоящую с двумя большими сумками старушку. Из-под цветастого платка выбивались пряди седых волос, которые тут же подхватывал ветер. Серая вязаная кофта на больших пуговицах была слегка великовата, кое-где виднелись заплатки. Длинная чёрная юбка и такого же цвета закрытые туфли довершали наряд старушки. Добившись моего внимания, она вновь произнесла:

- Доченька, можешь мне помочь? Я тут недалеко живу, но боюсь, сама не донесу. Или ты садиться на поезд будешь?

- Да нет, - коротко ответила я.

- Извини, что отвлекаю – так неудобно получилось. Что ж… Ещё кого-то спрошу, - вздохнула женщина и посмотрела по сторонам. Странное дело – шумный и оживлённый вокзал полностью опустел. Лишь у дальней лавочки копошилась стая голубей, сражаясь за корочку чёрствого хлеба. И как бы не хотелось мне остаться в одиночестве, в душе понимала, что не смогу оставить старушку и уйти прочь. “Это ненадолго!” – пронеслась мысль и я подняла сумки.

- Спасибо! Я тебя чаем угощу! – улыбнулась женщина и засеменила рядом, указывая дорогу…

“Дом неподалёку” располагался на окраине густого леса. Сидя за небольшим столом с кружкой горячего чая в руках, я с тревогой поглядывала на быстро темнеющее за окном небо. Не имея ни малейшего представления о том, что делать дальше, едва вслушивалась в мягкий голос Анны Ивановны.

- Ой, доченька! – вдруг воскликнула бабушка и всплеснула руками. – До чего же я глупая! Ты посмотри, как поздно! Неужели ты ради меня поезд пропустила?

- Нет, не переживайте. Он… Он завтра будет, - солгала я, сделав очередной глоток.

- Тогда сегодня заночуешь у меня – и никаких возражений! – сказала Анна Ивановна, погрозив пальцем. Что-то в её голосе и позе заставило меня улыбнуться, и старушка расценила это, как согласие. – Пойдём, пойдём, я комнату покажу – пока переоденешься, успею приготовить ужин. Ты не будешь возражать против картошечки с грибочками? Сама собирала, сама сушила! – хвалилась она, открывая дверь в мою временную спальню.

Дом, как и сама хозяйка, был небольшим и очень опрятным. Я успела рассмотреть прихожую, кухоньку с обеденной зоной, две спальни и ванную комнату. Наверно, Анне Ивановне кто-то помогал, потому что одна бы она такой дом не выстроила. И в то же время казалось странным, что ни на стенах, ни на комоде не было ни одной фотографии детей или внуков. Решив не расспрашивать об этом, я молча наслаждалась вкусным ужином, не замечая на себе пристального взгляда старушки, которая сидела напротив, подперев лицо ладонями.

- Доченька, тебе ещё не надоело убегать? – внезапно спросила она

- Вы о чём? – удивлённо спросила я.

- Ты знаешь о чём, - настаивала Анна Ивановна. – Поезда не увеличат расстояние между тобой и болью. Нет, нет, не возражай, - предупредила она, - я вижу правду. Давай, послушаешь мою историю и, если захочешь, расскажешь свою.

Из большого старого сундука старушка достала несколько стопок писем и поставила их на стол. Её глаза слегка затуманились, когда она коснулась ладонью старой пожелтевшей бумаги. И чем дольше она говорила, тем менее заметней становились её морщины, тем ярче сверкали глаза, тем тяжелей становилось дыхание…

Они были слишком молодыми, слишком наивными и искренне верили, что никто и ничто в целом мире не сможет им помешать. Родители, как и в большинстве подобных случаев, осуждали и препятствовали – любимая Аннушка, как они называли девушку, должна была выйти замуж за более достойного человека. И, как в сказке, поставили её возлюбленному невыполнимую задачу – заработать баснословную по тем временам сумму. Парень, захватив самое необходимое, отправился в путь следующим же утром.

- Нам удалось провести вместе ту последнюю ночь. Нет, мы до конца хранили верность обычаям и не совершили ничего недозволенного. Спрятавшись на берегу, проговорили до самого утра. До сих пор помню его последние слова. “Ты только пиши мне, хорошо? Со мной ничего не случится, пока я буду читать твои письма!”, - прошептала Анна Ивановна.

На следующий день родители заперли девушку в комнате, запретив посещать её даже подругам. Ни крики, ни слёзы, ни уговоры не помогали – Аннушка лишь напрасно тратила силы, пытаясь послать хоть словечко любимому. А спустя несколько месяцев пришла ужасная весть – Степан погиб, так и не получив ни единого письма от любимой.

- Я написала их ровно сто… - прошелестел голос старушки. – И все они, перевязанные ленточками, которые мне дарил он, остались лежать здесь. А я убежала. И бежала так долго, так далеко, что оглянуться не успела, как осталась одна. Когда вернулась домой, не застала никого – ни родителей, ни друзей, ни знакомых. В пустом доме меня ждали лишь неотправленные письма.

И боль, от которой так долго пыталась избавиться, никуда не делась – она даже не выходила за порог моей комнаты, словно знала, что однажды я переступлю его снова. Ночью, когда мир, казалось, вновь разлетался на части, я достала первое письмо и положила перед собой на стол. Я говорила с ним, словно оно было живым, умоляла найти моего Степана и рассказать, как сильно его люблю, любила и никогда не перестану любить.

Первое, что увидела утром – открытое письмо на столе. Оно было прочитанным, я в этом была уверена, потому что боль сделал шаг в сторону. Небольшой такой шаг, но очень ценный. А вечером я положила на стол ещё одно запечатанное письмо…

Анна Ивановна замолчала, но ей и не надо было продолжать – я прекрасно знала, что было дальше. За неё говорило сто стоящих передо мной писем, аккуратно перевязанных цветными ленточками – и каждое было открыто. Поднявшись со стула, старушка подошла ко мне и нежно провела ладонью по волосам:

- Пойдём, я покажу тебе кое-что.

В глубине коридора спряталась ещё одна небольшая дверца и когда женщина её открыла, я увидела невероятное – по периметру светлой комнаты до самого потолка располагались деревянные квадратные ниши, в каждой из которых лежали письма. Я почему-то знала, что их ровно сто на каждой полочке. Слева у окошка стоял старенький стол, а на нём – стопка чистой бумаги, несколько ручек и конверты. Резной стульчик был отодвинут и женщина жестом пригласила меня присесть.

- Все эти письма – истории удивительных людей, пытавшихся справиться в одиночку с чем-то очень сложным. Боль, которой они поделились, навсегда останется в этой комнате – ведь она никогда не выходила за порог. Я не представляю, какой бы была наша жизнь, если б Степан не уехал, но знаю, что всё было не напрасно. Ведь наша любовь живёт… Во мне, - закончила Анна Ивановна, прикоснувшись ладонью к сердцу.

…Прошло полгода, прежде чем я закончила писать свои сто писем, и всё это время добрая старушка с улыбкой приносила мне горячий чай и чистую бумагу. В наш последний вечер она достала из сундука ленточку и вложила мне в ладонь. И в маленькой комнатке небольшого домика на краю густого леса исписанными страницами заполнилась ещё одна деревянная ниша. Мне кажется, я до сих пор чувствую, как они дышат, словно моя боль уснула навсегда. Чудный дом неотправленных писем, подаривший мне свободу…

…- Сынок! – окликнула невысокая старушка молодого человека в измятом костюме, нервно теребящего пачку сигарет на перроне небольшого вокзала. – Поможешь донести мне сумки? Тут недалеко… 

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+12
329
10:13
+2
Голос здесь. Хорошо построенный сюжет, отличный слог. И рассказ задевает. Пусть не дом, но письма порой помогают оставить прошлое в прошлом.
12:12
достала несколько стопок писем и поставила их на стол.
— «положила». Стопки ставят, если это емкости под водку))
Добрая сказка… Хорошо написано.
12:16
+2
Мило, но не трогает.
— Доченька, можешь мне помочь? Я тут недалеко живу, но боюсь, сама не донесу. Или ты садиться на поезд будешь? — Да нет, — коротко ответила я. — Извини, что отвлекаю – так неудобно получилось. Что ж… Ещё кого-то спрошу, — вздохнула женщина и посмотрела по сторонам.
вот тут непонятно: Ггероиня же не отказала, наоборот, ответила, что нет, поезда не ждёт.
12:23
+2
Скучно. История старушки совершенно пресная и скомканная. Общая идея, может, и не плоха, но на одной идее далеко не уедешь. Наполненность должна быть. А тут — истории героини нет, история бабушки штрихами, язык не увлекает, красоты в этом особой нет. Увы.
14:43
+1
А мне понравилось. Весьма трогательно. Очень приятное послевкусие. Да, идея не нова, форма только другая. Но считаю, что рассказ достойный. Ничего лишнего, красивое завершение, и язык хороший.
Понять вот только не могу, где прятались эти писатели, когда был прием на БС10?
09:50
Хорошая, ладная атмосфера. В неё погружаешься с головой. И идея в воздухе висит, но автор для чего-то ещё и поясняет через уста старушки, что к чему — без этого, мне кажется, было бы лучше. Ненавязчиво, не очень структурировано, но приятно.
12:04
Мне понравилось: трогает сюжет, заставляет сопереживать — хочется посидеть, погрустить и подумать. Текст вполне ладный, не вижу — к чему тут можно придраться, да и не хочется придираться, хочется читать и сопереживать. Голос.
12:07
Мне понраилось. Даже что-то вынесла для себя. Полезный и добрый рассказ.
12:26
ГОЛОСую сюда, потому что рассказ отозвался у меня теплотой и добротой. Мне кажется, это ценные качества.
Ну, это хорошо известный психологический прием — выговориться, проораться, побить посуду — выпустить пар короче. В данном случае все происходит по тихому, благочинно — писательский рай.
Вот только существует опасность, если эту библиотеку никто не читает, то может произойти коллапс. Рано или поздно, но эмоции заключенные в письма превысят ПДК.
Ведь в обычной библиотеке книги/письма читаются, эмоции впитываются людьми, тексты разряжаются периодически.
Мысль заложенная в рассказе, очень симпатичная.
Достойно плюса.
20:05
Всё собрали для милоты: и бабуля с трагичной, душещипательной и вселяющей надежду историей, и ГГ — уставшая от жизни, непонятно, к чему стремящаяся… дада, такими типажами завален контакт. Размусоливание темы «отпусти боль» мне как-то не зашло. Вообще, всё не зашло, я такое не люблю.
А вообще, всё дело в имени «Аннушка» sick
Ну, начнём с хорошего. Язык плавный, без изысков, но приличный. Были там пара штампов, но не буду заострять. Читалось легко.
Идея незамысловатая, но, в общем-то, неплохая. И даже раскрыта почти.
Чего не хватило: истории Гг. Что там у неё случилось? Это важно вообще-то.
Концовка добавляет того самого послевкусия, о котором говорили предыдущие комментаторы. Но это сублимация. На самом деле, от самого рассказа послевкусия нет, оно идёт в концовке, когда рассказ вроде бы закончен, но ты читаешь ещё эпилог. Хороший ход, сама люблю им пользоваться.
Ну, и был такой момент во время чтения, уж простите: когда читала историю старушки, вспомнилась серия смешариков, где Совунья рассказывает душещипательную историю своей молодости, только там письма писали ей, а она их не видела. Прикол в том, что серия трагикомичная, поэтому сработал ассоциативный ряд, и этот рассказ я читала с улыбкой.
21:44
Ровный слог, ровное повествование, ровное отношение к героям. Чувств рассказ, почему-то, не вызвал. Сама задумка — интересная. Рассказ получился бы более хорошим, если бы была рассказана история героини в тех самых письмах. То есть — письмо за письмом. Ну, типа такой авторский ход. Но я понимаю, что этот рассказ перельется в повесть и не поместится в рамки дуэли.
22:01
Добрый рассказ… Ну, наверное. Можно ли еще что-то сказать — не думаю. Мне не хватило глубины идеи… Так-то, можно подумать, что боль осталась где-то там, на бумаге, но по факту, всем нам известно, что просто ГГ научилась с этой болью жить.
22:04
Язык действительно добротный (хоть диалоги мне не понравились). Завязка по части мотивации на мой вкус притянута за уши… Концовка предсказуема.
Но язык хорош, да.
22:09
Милая, трогательная сказка. Не совсем понятно, почему на написание ста писем ушло полгода. И ещё: "Когда вернулась домой, не застала никого – ни родителей, ни друзей, ни знакомых. В пустом доме меня ждали лишь неотправленные письма." Куда они все делись, почему дом опустел? Автору спасибо за красивую историю.
10:43
Не понял, от чего бежала ГГероиня. А история некоей Аннушки, которая, может, и не человек, а метафора, что-то не зацепила. И что случится, когда все ниши заполнятся, трудно даже представить. Бабушка с домом исчезнет или она переродится? ))
17:30
Мой ГОЛОС здесь.
Единственный рассказ, который по-настоящему зацепил. До мурашек.
19:17
+1
Оригинальный способ психотерапии, конечно.
Тяжелый рассказ — много в нем боли и одиночества. Вроде и финал счастливый, а всё равно после прочтения грустно… sorry
22:22
…Прошло полгода, прежде чем я закончила писать свои сто писем, и всё это время добрая старушка с улыбкой приносила мне горячий чай и чистую бумагу. — Ого, как долго-то. Берите пример с Влада, он 700 граней оформил за пару месяцев. Да, и на одном чае полгода не протянешь. Домик напичкан негативом, в результате, как взрывчаткой.
по периметру светлой комнаты до самого потолка располагались деревянные квадратные ниши, в каждой из которых лежали письма. — Прочитав это предложение, почему-то вспомнил «Люди в черном» эпизод на почте.
Вроде мило, вроде добро, но как-то не задело.
22:59
Голос. Понравился больше всех- складно написано, и идея интересная.
23:02
+1
…Прошло полгода, прежде чем я закончила писать свои сто писем, и всё это время добрая старушка с улыбкой приносила мне горячий чай и чистую бумагу.
Тоже зацепился за эту фразу. Вот прежде был такой реализм-реализм, а тут полгода героиня сидит и пишет, не вставая, питаясь одним горячим чаем. Смешно, абсурдно, но смысл выходит именно такой.
Написано замечательно, сюжет интересный, но некоторые мелочи таки режут глаз.
03:52
+1
рассказ-вымысел, ненатурально всё от начала до конца.
Собсна. имеет право на существование исключительно в таком качестве, не претендуя ни на малейшую не то чтобы достоверность, а вообще реалистичность. От «Снежной королевы» тоже мурашки и увлажнения глаз, но никто же не рассматривает историю как могущую происходить в действительности. Когда Герда попадает к старушке, оказавшейся волшебницей, это воспринимается запросто — так и тут.
Попытка милоты, смешанной со значительностью, не более того. Рассказанная к тому же суховато и несколько казённо.
«И как бы не хотелось мне остаться в одиночестве...» — «ни хотелось».
Про стоящие стопки уже было, и открытые письма — вскрытые конверты либо подразумеваются? просто так не говорят, «открытое письмо» — это публикация в СМИ.
Ну и с запятыми непорядок.
17:17
+1
прочла все работы. не голосовала, потому что каждая по своему интересная. но над Домом неотправленных писем задумалась. страшно, когда не может человек отпустить прошлое. нужны своего рода психологические приёмы. в буквальном смысле я бы не пошла ни с бабулей, ни с дедулей в чужой, незнакомый дом. smile спасибо автору
14:33
Есть предложение руководству сайта и бумслонам: а давайте не будем показывать чужие мнения, реплики, рецензии, пока не оставили свою, а? Ну или хотя бы, если собираешься голосовать, то не читать чужие? Может, для этого нужна обратная сортировка, чтобы первый отзыв всегда был внизу, а последний «дописывался в начало», сразу после текста?

Не скажу, что сбивает (хотя и сбивает тоже), но, иногда, читая чужие реплики, рецензии, не можешь не задаться вопросом «это? здесь? откуда?» — и начинаешь выискивать в тексте то… То, до чего иной раз и не додумался бы! И, волей-неволей, начинаешь писать не столько автору, сколько «автору плюс ...», как минимум, тем рецензентам, с кем тянет поспорить, как максимум, «автору плюс всем» (а ведь позиция проповедника на амвоне она — того! Она искусом бесовства попахивает!)

Возвращаюсь к тексту. С моей точки зрения.
С моей точки зрения, автор в угоду собственному стилю и созданию настроения сильно затянул повествование. Да, это скорее epos, чем nouvelle, то есть акцент на «как рассказано» важнее, чем акцент на «что рассказано», но… Но мой совет автору — читайте раннего Хэмингуэя, прочувствуйте, как Хэм умел создавать настроение «меж слов». Но это совет, а не оценка, не рецензия.

Что несомненный плюс этого текста — попытка создать притчевый характер. Помните, как в Евангелии «Жил человек, и имел виноградник, и пришёл к нему работник» — самый минимальный набор фактуры, в сюжете только то, что критично для цели, для создания мысли, поучения; всё остальное — отброшено как ненужное. Вот тут тоже, местами — притча, а местами — «настроенье-из-деталей-писание», где детали совсем не чеховское ружьё на стене в первом акте. И это «не-чеховское-ружьё» в тексте, как чай в первых строках, имеет тенденцию к преодолению… Правда, не наполнился смыслом, но — может.
Вообще этот текст, ИМХО, скорее потенция, скорее возможность развития, чем самостоятельный, самодостаточный, «готовый». Можно было бы сказать «плюс на будущее», но это будет неправдой. И потому, что текст понравился — понравился своей добротой, любовью, человекоутверждающим характером. И потому, что обладает несомненными достоинствами перед «конкурентами». И потому, что, надеюсь, все мы чему-то друг у друга учимся, а в этом случае «написанное — уже сделанное, уже прошлое, а значит, уже преодоленное, уже неактуальное». То есть любое мнение, любая рецензия, как и любой текст — всегда «задел на будущее».
А настроение — хорошо, и любовь к героям — явная, и даже «кольцевой», то есть «предсказуемый» сюжет этому только помогают! ГОЛОС
Загрузка...
АСТ №1

Запишитесь на дуэль!