Вадим Буйнов №3

Полчаса до полуночи

Ахатова Альбина

Представьте себе самый обычный день: до того обычный, что тошно становится от его обычности, какой он уже предсказуемый и скучный. Но у всех людей по-разному. Так что здесь в обычности и одинаковости не обвинишь.

Таким же был тот вечер двадцать второго августа: оранжевое небо, белое солнце, багровые облака. В одной из тысяч или миллионов квартир города, гигантского мегаполиса, в светящемся небоскребе, как всегда, ужинала маленькая семья, состоящая всего лишь из брата и сестры. Сегодня вечером пришла почта – посылка и корреспонденция: сестра листала книгу, подаренную ей сегодня на день рождения, а брат читал журнал «Вокруг света». Сестра пробегала глазами статью о Распутине, брат внимательно изучал рисунок шкалы эр, которая по своему времени соотносилась с обычными стуками в двадцать четыре часа.

– Что бы ты сделала, если бы утром тебе вдруг сообщили, что у тебя остался всего лишь один день? А завтра уже наступит конец света? Для всех, – неожиданно спросил брат.

Глаза сестры, пробегавшие по строчкам, резко остановились и поднялись на брата.

– Что? – недоуменно спросила она.

Брат снисходительно улыбнулся и терпеливо повторил:

– Если бы утром ты встала, как обычно, в восемь часов, и тебе бы сказали, что завтра начнётся конец света, и сегодня последний день для всех, что бы ты поспешила сделать?

Сестра ухмыльнулась, положила книгу на стол, скрестила руки на груди, обвела глазами кухню.

– Ну…

– Все бы тут же начали носиться, – сказал брат. – Ну. Прощения просить, признаваться, доводить дела до конца, хотя вряд ли… Ну, истерики там, слёзы, паника…

– Нет, я бы… Хотя нет. Я бы тоже так сделала.

– Серьезно?

– Ну наверное… Ведь надо хотя бы облегчить душу, попрощаться, попросить прощения и всё такое…

– Само собой. Но тебя без твоих просьб простят. Потому что, умирая, все будут просить прощения за все грехи, так что тебе необязательно будет обрывать звонками и без того перегруженную в этот день телефонную связь. Или уж все побегут исповедоваться в церковь, там только одному человеку всё нужно рассказать. Так что ты будешь делать?

Сестра поджала губы.

– Наверное, прокачусь на велосипеде, на лошадке, трамвае. Или пойду в ресторан, закажу все мои любимые блюда и умру от переедания.

Брат расхохотался.

– И всё?

– Ты же сам говоришь, что нет необходимости просить прощения! Так что от последних часов жизни нужно получить максимум удовольствия!

– И ты даже не попробуешь что-то новое? Прокатиться, наконец, на этом проклятом аттракционе, куда я не могу тебя затащить, или подойти первой к этому чучелу в красной шапке?

Сестра покраснела.

– Да ну тебя! А ты бы что сделал?

Брат мечтательно закатил глаза.

– Я бы всем позвонил и сказал, что думаю о них хорошо, чтобы им не пришлось умирать с тяжёлым сердцем.

Сестра прыснула.

– А ещё ты посмотришь телевизор?

– Нет. Я позвоню всем… а потом пойду на тренировку, – брат хихикнул.

– А знаешь… Ведь все бросятся к родственникам, домой… Можно будет мародерствовать.

– Точно. Или потратить все свои деньги. В этот день можно будет делать всё.

– Да-да. Слушай, мне уже хочется чуть-чуть конец света. Зачем ты вообще об этом заговорил?

Брат повёл носом. Сестра снисходительно улыбнулась.

– Я тут читаю: «Распутин предсказывал, что конец света наступит 23 августа 2013 года».

Брат фыркнул.

– Нас уже сколько раз надували с этим концом света, и круче всего получилось у этих майя!

Сестра пожала плечами. Брат повернулся к журналу:

– Тут пишут, что кайнозойская эра началась за полчаса до полуночи, ну, это если сравнивать с обычными двадцатью четырьмя часами. Полчаса до полуночи совсем не звучит, а? Я знаю, что на самом деле это несколько миллионов или миллиардов лет, но это звучит так, как будто бы это настоящие полчаса до настоящего конца света.

Сестра повела плечами.

– Сегодня двадцать второе.

Они автоматом посмотрели на часы, которые как раз показывали полчаса до полуночи.

– А вдруг это полчаса до конца последнего дня света?

Брат настороженно кивнул.

– Мы даже не успели ничего сделать.

Сестра вздохнула.

В этих получасах миллионы и миллионы лет, которые для всех и каждого ощущаются по-разному. И каждые полчаса без чьего-либо предупреждения могут стать последними.

Другие работы:
0
23:54
604
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Анастасия Шадрина