Нидейла Нэльте №1

Манго для пчелы

Манго для пчелы
Работа №65

Манго для пчелы

Начинающая пенсионерка Лилечка, меньше года назад завершившая непримечательную карьеру преподавателя электродинамики, с самого утра осознанно и целенаправленно наслаждалась жизнью. К пенсии она с переменным успехом подрабатывала репетиторством, но в декабре один доцент с ее бывшей кафедры, которому более доходные дела не оставляли досуга для ученых занятий, взял ее литературным негром написать методичку. В результате образовалась не предусмотренная бюджетом сумма, которой хватило на билет на далекий остров Мадейра и десять дней экономного проживания. В конце февраля, в пенсионерский сезон, плюс пятнадцать с цветами и фруктами по сравнению с московской стылой поземкой и промозглой слякотью смотрелись абсолютным парадизом.

Восемь из десяти дней чистой радости были уже позади, оставалось сегодня и еще крохотный кусочек завтра до отлета. В обложке паспорта хранились две синих бумажки по двадцать евро на всякий случай, а на оставшуюся в кошельке мелочь Лилечка взяла бутылку воды, местную промасленную лепешку и два банана. По вымощенным разноцветными камушками улицам она дошла до канатной дороги, поднялась к ботаническому саду и полдня любовалась роскошной незнакомой флорой, читала таблички с загадочными латинскими названиями, а время от времени просто садилась посидеть на скамеечке с видом на океан. После сада осталось еще часа три светлого времени, и она решила сначала поесть, а уже потом возвращаться в город. У самой станции канатной дороги, рядом с сувенирными лотками и мусорными баками, перекусывать не хотелось. Лилечка огляделась, высмотрела тропинку и бодро полезла по довольно крутому склону. Бодрости хватило минут на пять. Притомившись, она свернула с тропинки к высокому дереву на уступе, поросшем невысокой травой и почему-то не захваченном окружающими буйными зарослями. Там было чисто, тихо и как-то очень спокойно.

Лилечка достала из рюкзачка пакет с едой, уселась на пакет с запасным свитером, прислонилась спиной к стволу и стала есть банан, думая при этом разные интересные для себя мысли. Про то, что древние греки не зря говорили, что жить не обязательно, а путешествовать необходимо. Про то, что всю жизнь она делала то, что должна, а сейчас, кажется, ничего никому не должна, и может делать, что хочет. В пределах имеющегося бюджета. Про то, что бюджет у нее, конечно, не ахти, но вот ведь все-таки на десять дней поехать получилось. Как там говорил Винни Пух голосом Леонова? Даже немножечко, чайная ложечка, это уже хорошо. Про то, что надо будет и еще куда-нибудь вот так съездить, пока ноги носят и пока удается подрабатывать. Про то, что теперь она знает, как растут бананы. И папайя. А вот манго как растет, не видела, но и на рынке, и даже в магазине оно тут очень вкусное, совсем спелое. Жалко, что больше такое есть не придется, но все-таки хорошо, что удалось попробовать.

На этом месте интересные мысли оказались неожиданно прерваны. Сверху свесилась тонкая гибкая ветка, и перед Лилечкой, загораживая вид на ущелье, закачалось приличных размеров манго. В матовой зеленой шкурке. С красным бочком. Лилечка изумленно взглянула вверх – ветка уходила куда-то в крону, листьев на ней не было, только одинокий фрукт. Лилечка протянула к нему руку, он удобно улегся в ладонь, а ветка, словно обрадовавшись возможности освободиться от груза, отцепилась и спружинила вверх.

- Это мне? – спросила Лилечка неизвестно кого. – Спасибо.

В рюкзачке у нее имелся фастфудовский пакетик с пластмассовыми ножом и вилкой, так что удовольствие можно было не откладывать. Нож без труда прорезал кожуру и вошел в мякоть; Лилечка ожидала, что вот сейчас упрется в косточку, но вместо этого спокойно отрезался аккуратный кусок. Очистила шкурку, откусила – нежный, кисло-сладкий, манго оказался чудо как хорош, еще лучше, чем тот, который покупала на рынке три дня назад. Стала отрезать второй кусок и поняла, что косточки в этом фрукте нет вовсе. Приплыли. Опять вспомнился Винни Пух, на этот раз насчет неправильных пчел и неправильного меда.

Пора, наверное, было пугаться, но Лилечка почему-то не испугалась. Вместо этого она доела неправильное манго до последнего кусочка, вытерла пальцы бумажной салфеткой и еще раз сказала спасибо неизвестно кому.

- Я рад тебе, - прозвучало в ответ. Или, может быть, не прозвучало, а подумалось Лилечке, но подумался все-таки голос, а не, например, написанное на бумаге. Голос продолжил:

- Хотя надо ведь было сказать «на здоровье»? Но я все равно рад. Ты думаешь интересные мысли. Про мед. Про пчел. Про этого круглого, который ест мед. Про путешествия. Про должна, и хочешь, и можешь. Про манго.

- Вы кто? – не то спросила, не то подумала Лилечка.

- Я не много. Я один. Я хлаггар. Ты рядом со мной, и я могу с тобой вместе думать.

- Вы что, дерево? – Лилечка обернулась посмотреть на ствол за спиной.

- Я хлаггар. Трудно объяснить. Дерево, но другое. Разное. Ствол, ветви, листья, корни как у дерева. Но еще много другого. Разного.

- Но вы же не дерево манго? Как у вас получилось манго?

- Говори мне ты. Я один. Я собираю из частей. Беру то, что было, разбираю на части. Мелкие, тебе не видно. Потом собираю то, что надо. Ты хотела манго, я собрал.

- Из чего собрал?

- Я все разбираю на части. Разные камни внизу. Вода течет вниз, беру то, что в ней. Листья берут из воздуха. Корни берут из земли. Когда живое становится неживым, тоже разбираю. Когда люди приходят, уходят, после них остается разное. Разбираю. Иногда не хватает частей. Жду. Долго жду. Иногда маленькие животные приходят, делаю неживыми, разбираю.

Тут опять самое время было бы испугаться – сидит этакая гигантская росянка и ждет, пока мимо пробежит маленькое животное. Или вот Лилечка придет посидеть. А оно схватит, сделает неживым и разберет. Ужас. Но страшно все равно не было, было любопытно. Лилечка подумала, что все живые существа, в сущности, этим занимаются – разбирают свою еду на молекулы, а то и на что-то помельче, а потом из этого собирают что-то свое. Как детская игра в мозаику – одно разобрал, другое собрал. И ей самой, кстати, тоже периодически «не хватает частей». Микроэлементы называются. Пищевые добавки. Таблетки дорогущие, но, говорят, надо принимать. Может, ему тоже подойдут?

Лилечка вытащила из рюкзачка пластмассовую баночку, вытряхнула на ладонь белую продолговатую таблетку и протянула перед собой.

- Попробуй, тебе это нужно?

- Положи на землю, я возьму.

Из земли высунулся гибкий корешок, ухватил таблетку и утащил к себе.

- Да, тут разное. Мне такое нужно. Нужно больше. У тебя еще есть?

- Три штуки еще осталось, забирай.

- Спасибо.

Тут Лилечке в голову пришла блестящая идея. Она сняла с руки дешевые часы и положила на землю. За ними был выпущен корень побольше.

- Да, такое нужно. Там внутри разное. Еще есть?

- Есть телефон, но я его тебе не отдам, не могу. Серьги могу отдать, они циркониевые, у тебя, наверное, такого нет. И еще вот фонарик маленький, только осторожно, там батарейка.

- Спасибо. Хочешь еще манго?

- Хочу. А почему у тебя манго без косточки?

- Косточка тебе не нужна, ты ее не ешь.

- Ну, косточка же нужна, чтобы выросло новое дерево. Там внутри семечко.

- Я не манго, я хлаггар. Из моего семечка вырастет тоже я, не другой. Мне нужен другой. Другой хлаггар дает семечко, человек несет ко мне. Тогда я уже не один.

- Получается, мы у вас вместо пчел? Ну, пчелы летают от одного цветка к другому и переносят пыльцу. А цветы их кормят нектаром. Как ты меня кормишь манго.

- Пчелы не знают, что переносят пыльцу. Человек знает. Нужно знать, чтобы найти другого. Найти хлаггар. Потом вернуться. Очень редко бывает. Но я надеюсь. Можно еще посадить семечко не рядом с хлаггар. Далеко. В хорошем месте. Где вода под землей, деревья не заслоняют солнце, нет животных, которые едят и топчут. Вырастет хлаггар. Будет один. Будет разбирать то, что было, собирать то, что будет. Будет ждать человека, который принесет другое семечко.

- Хочешь, я попробую? Обещать не могу, но вдруг мне повезет, и я найду твоего другого? Или хотя бы пристрою твое семечко в хорошее место? Поработаю пчелой.

- Спасибо. Подожди, я соберу.

Гибкая ветка на этот раз спустила сверху еще одно манго и ожерелье из крупных бусин на тонком шнурке. Бусины, не то деревянные, не то костяные, сплошь покрывал затейливый резной узор, вполне в лилечкином вкусе.

- Это семена хлаггар. Черные – чтобы сажать в хорошем месте. Одно бурое. Найди хлаггар и отдай. Ты найдешь. Я надеюсь.

- Я постараюсь.

- Приходи еще. Думай интересные мысли. Я тебе соберу еще манго.

 

В самолете Лилечка устроилась в кресле, убрала под свитер красивые резные бусы, закрыла глаза и стала думать интересные мысли. Про другое и разное. Про то, что надо будет позвонить на кафедру и узнать, не нужен ли еще кому надежный литературный негр в ее лице. Что надо взять еще учеников. Деньги будут нужны. Еще надо разведать насчет «хороших мест» в теплых краях, где посадить семена – чтобы там никто не затоптал, не сгрыз, пока дерево не подрастет, и потом чтобы не спилили. А через год, в пенсионерский сезон, нужен будет опять билет на Мадейру. И пищевые добавки с микроэлементами. 

0
147
Илона Левина №1