Ольга Силаева №1

Ревизор

Ревизор
Работа №255

Макс Дулли, пребывая в полном отчаянии, с ужасом пытался понять, какому из богов так круто перешел дорогу: покровителю всех «губеров», богу власть имущих или, может, всевышнему, заботящемуся о всяком госте, что решил перекусить в рыбной забегаловке. Внезапно его посетила еще более страшная догадка: а что если он провинился перед ними всеми сразу? Бедняга протер взмокший лоб тряпочкой, которой пару минут сметал крошки со стола после очередного посетителя.

Сейчас перед молодым поваром стоял, по всей видимости, главный вопрос всей жизни: что же, хрен ядреный, ему делать?

Сын губернатора корчился от боли в подвале, куда скатился, повредив ногу, когда хлипкая ступенька решила сломаться в столь ответственный момент. Этот надменный юноша пришел сюда, предложил довольно крупную сумму денег и, вероятно, решил, что с завтрашнего дня маленький ресторан станет его собственностью. Затем, как и подобает хозяину, он надумал пройтись по своим будущим владениям, но, к сожалению, пренебрег советом Макса Дулли и спустился вниз…

Все можно было бы еще уладить, вот только мистер Жагс, главный законник в городе и по совместительству правая рука губернатора, никогда не славился человеколюбием. Старик решил, что повар Дулли захочет сбежать, поэтому, когда произошел несчастный случай, он рванул за городской стражей, попутно выкрикивая угрозы в адрес бедного повара.

- Итак, два влиятельнейших гада оказались у меня в скромной трапезной, и один из них сейчас валяется в подвале. Похоже, утром моя голова окажется в корзине, - мысленно подытожил Макс.

Он глянул в зеркало. Из отражения на него смотрел худощавый молодой человек в красном жилете, надетым поверх белой рубашки с закатанными до локтя рукавами. Копна немытых волос, отдаленно напоминавшая сено, торчащий кадык, тонкая шея, длинный острый нос, - все это будет выглядывать из корзины.

- Эй, ты! - Повар отвлекся от неприятной картины, возникшей в его голове, и посмотрел вниз. - Оглох что ли? Помоги мне подняться!

- Сэр, я вас прекрасно слышу, но после падения вы разнесли почти все ступени, и вытащить вас будет несколько затруднительно,- ровным голосом ответил Дулли.

- Послушай сюда, парень, придумай что-нибудь и не вздумай геройствовать,- в руке сына губернатора показался револьвер,- улавливаешь?

- На складе есть лестница, - вспомнил Макс,- сейчас вернусь, сэр.

- Постарайся быстрее. Как там тебя? Дулли?

- Именно так, сэр.

- Ты еще здесь?

- Конечно, нет, сэр!

Гарри-младший совсем не был похож на своего отца: казни и пытки нравились ему не больше, чем одноногая ночная бабочка, танцующая вокруг шеста, к тому же он любил договариваться и находить компромиссы. У него не было ни близких друзей, ни жены, ни человека, которому мог доверять, - только револьвер и складной нож. Если ты сын губернатора портового города, то жизнь твоя может оборваться в любой момент, особенно, если ты сын человека, который мог бы затопить город кровью всех казненных, поэтому Гарри никогда не выходил на улицу без оружия.

Нога сильно болела и, казалось, если уколоть в рану - она лопнет, будто надувной шарик, и выплеснет все содержимое наружу. Гарри повертел головой в поисках опоры, но по близости ничего не нашлось, остальную часть помещения скрывала тьма.

Наверху послышались приближающиеся шаги. Поваренок шел явно не один. «Может, он кого позвал на помощь?» - подумал Гарри. Но когда две фигуры появились в зоне видимости, у него перехватило дыхание.

- Мистер ревизор, - слегка дрожащим голосом начал Дулли, - кроме меня и этого молодого человека с раненой ногой никого в здании больше нет.

- Молодого человека? - переспросило существо скрипучим, похожим на кваканье лягушки голосом. - Вы, что же не знаете, как выглядит сынок «Мясника» Гарри? Или просто хотели спасти засранца? Ах-ха-ха!

Дулли разумно промолчал.

- Да его весь город с удовольствием бы сейчас прикончил! А вам такой шанс подвернулся! Грех не воспользоваться им! Вы так не считаете? Ах-ха-ха!

Дулли вновь промолчал.

- Желудок подсказывает, ужин будет сегодня особенным! Ведите к столу, мой верный друг Макс! Вы ведь верный?

- Конечно, сэр!

- Прекрасно, просто прекрасно! Не вечер, а сплошное наслаждение! Макс, я говорил вам, что вы молодец?

- Не припоминаю, сэр,- повар сохранял невозмутимое выражение лица, правда, это было проявлением скорее жуткого страха, нежели манерой общения.

- Верно, я ведь еще только пришел! Ах-ха-ха! Меня, к слову, зовут Баки-Бака!

Зал был скромно обставлен массивными деревянными столами и стульями. На каждом подоконнике - по цветку, в центре - паукообразная люстра с зажженными свечами. При входе гостя встречали приколоченные к стене скелеты огромных морских чудовищ.

За окном был слышен шум прибоя, что в ночной тиши придавало еще большей атмосферы для посетителя. В нос бил солоноватый запах свежей рыбы.

Ревизор выбрал стол подле самого большого окна. Макс незамедлительно ринулся в ту сторону, быстро протер начисто деревянную поверхность, затем зажег одинокую свечу, из фартука выудил чистые приборы и аккуратно разложил.

Существо, именуемое ревизором, лишь отдаленно напоминало человека, в большей же степени оно было чем-то вроде огромной жабы с челюстью акулы и телом черепахи. Зеленое, фыркающее через несколько маленьких трубочек, торчащих из щеки и шеи, оно грузно приземлилось на крепкий стул и многозначительно щелкнуло пальцами. В мгновение ока стены ресторана вдруг стали покрываться темной чешуей, не оставляя ни просвета. Через несколько секунд все здание оказалось под неприступным куполом. Макс, слышавший о магии ревизоров, но никогда не видевший воочию, стоял будто приклеенный, завороженный происходящим.

- Дулли! - вывел его из оцепенения Баки-Бака легким толчком в плечо. - Теперь, когда никто не помешает нам насладиться трапезой и перед тем как ты начнешь творить очередной кулинарный шедевр для дядюшки Баки- Бака, я должен задать тебе вопрос, дабы соблюсти все нормы «Обжорного договора».

- Да, сэр, - повар откашлялся,- я вас внимательно слушаю.

Морское чудовище резко хватило когтистой лапой по столу:

- Молодец, кормилец ты мой! Вот это я люблю! Все без лишнего словоблудия, сразу к делу! - Ревизор наигранно улыбнулся, сверкнув пастью с двумя белоснежными рядами зубов. - Итак, мой вопрос: знаком ли ты с вышеназванным договором? Ничего освежить в памяти не нужно?

Макс отрицательно покачал головой.

- И все же, с твоего позволения, я напомню тебе пару-тройку основных моментов, чтобы сегодняшняя ночь прошла без сучка и задоринки. Ты ведь не против?

Дулли мысленно прикинул последствия варианта против, прекрасно понимая, что морской выродок попросту над ним издевается, более того, он будет продолжать так развлекаться до рассвета. Значит, остается лишь принять условия игры, ведь одно из правил «Обжорного договора» так и гласит: «Не гневи ревизора, иначе будешь сожран».

- Я буду вам очень признателен за это, сэр! – «Они любят, когда им льстят и подыгрывают», - отметил для себя Дулли.

Баки-Бака расплылся в довольной улыбке.

- Тогда начнем-с. Итак, первое правило - я не ем морскую пищу. Подсунешь в блюдо моего собрата - очень сильно пожалеешь и сам превратишься в ужин. Правило номер два - никогда не смей обманывать меня! Лукавить можно, но не нагло врать. Наш род на дух не переносит ложь, и уж поверь, мы вашу людскую душонку насквозь видим! Если обманешь меня - очутишься в супе!

Пару десятилетий назад шла кровопролитная война между людьми и креатурианцами. Морские чудовища терроризировали прибрежные города и села. Они нападали из-за мучившего их голода, а человечина утоляла его лучше, чем что-либо. Уничтожали суда, тем самым мешая торговать. Беда еще заключалась в том, что убить тварей оказалось непростой задачей, поскольку их кожу пробить мог только один металл, которого в королевстве было крайне мало. Тогда люди, во главе с королем, и креатурианцы заключили «Обжорный договор», благодаря которому первые перестали страдать от бесконечных набегов морских чудовищ, вторые теперь получали еженедельный провиант. Помимо этого, самые уважаемые креатурианцы, коих были единицы, стали именоваться ревизорами и могли посещать раз в месяц абсолютно любой ресторан, трапезную или пивную. Более того, если им не нравилось обслуживание, они имели право, согласно Договору, съесть всех, кто им не угодил. К счастью, возле портового города жили всего два ревизора. Как сказал первый оратор Короля - компромисс не бывает без потерь, и нам нужно радоваться даже такому миру.

Несмотря на постоянную опасность, трапезных заведений не убавилось. Люди все равно устраивались поварами, официантами, открывали свои заведения. Чаще всего это была категория довольно бедных и необразованных людей, которые привыкли к различным опасностям. Там, откуда они родом, считается, что дожить до тридцати - уже неплохо. Поэтому лучше рискнуть и заработать, чем прожить всю жизнь в страхе и умереть от голода или от пули какого-нибудь бандита.

В богатых заведениях для ревизоров держали специального человека, который, в случае крайней необходимости, мог быть принесен в жертву во благо заведения. Обычно это был либо должник, либо бедняк, продавший себя ради обеспечения семьи, либо преступник, который отбывал срок таким образом. Этих людей называли довольно цинично - «неприкосновенный запас». От подобных ухищрений отец Дулли отказался. Он считал, что нужно быть совсем бесчеловечным ублюдком, чтобы держать людей, словно свиней на убой.

- Макс, уверен, ты сейчас думаешь: «А не может так статься, что как только этот морской выродок набьет свое жирное брюхо, он решит слопать меня?» - каждое слово креатурианец сопровождал стуком когтя о стол. Видя замешательство молодого повара, он продолжил: - Ну, признайся, мыслишка-то успела прошмыгнуть в твоей светлой головушке?

Хитрый прищур гостя совсем не внушал доверия. Дулли почесал затылок, давая себе время немного все обдумать, после чего ответил:

- Если не ошибаюсь, ваш народ никогда не нарушает клятвы. Отсюда такая ненависть к лжецам.

- И не солгал, и на вопрос ответил. Да, ты еще можешь пережить эту ночь! Ах-ха-ха! Молодец, Макс!

******* *******

Помогая хромающему Гарри, Дулли в уме подсчитывал, сколько еды у него в закромах. Если отбросить рыбу, которая составляла основной запас, и, учитывая безразмерный аппетит Баки-Бака, - пищи имелось в лучшем случае впритык.

На втором этаже находилась комната отдыха. Раньше отец Макса пропадал там часами, придумывая очередной рецепт. Глубокий диван расположился в правом углу, возле небольшого письменного столика, заставленного многочисленными тетрадями. Другую стену заслонял дубовый шкаф, набитый книгами по кулинарии. В некоторых раскрывались особенности приготовления ядовитых рыб, в иных - какие специи добавить в блюдо с морским гадом так, чтобы его невозможно было отличить от мяса, - бесполезный набор умений, если к вам пришел ревизор.

- Отдохните здесь, сэр,- сказал повар, когда помог Гарри младшему лечь на диван.

- Фулли, каковы наши шансы? Только давай без лишних иллюзий, говори, как есть.

Сын губернатора имел в виду примечание к седьмой статье Договора. Суть его состояла в том, что в случае недовольства ревизора, он мог съесть всех, кто находился внутри трапезного заведения. И Макс это тоже прекрасно осознавал.

- Честно говоря, не знаю, сэр. Я впервые в подобной ситуации. К тому же в меню у нас в подавляющем большинстве рыбные блюда.

- Ну, я в любом случае гадине так просто не дамся, - Гарри потряс револьвером в воздухе.

- Вы ведь знаете, что кожа креатурианцев самая прочная и пуля ее не пробьет,- осторожно предупредил Макс.

- Это для меня, - грустная улыбка, - на случай, если все пойдет по негативному сценарию, - могу и с тобой поделиться, если хочешь.

Оставив Гарри-младшего наедине со своим револьвером, Дулли вернулся на кухню, где уже вовсю кипел чан с мясным супом. Внутри стоял приятный запах, который заставил бурчать желудок повара. Он взял большой черпак, зачерпнул немного жидкости, как следует подул, чтобы не обжечь губы, закрыл глаза и попробовал. У отца получилось бы гораздо лучше, но и этот вполне сойдет. Довольный собой, Макс решил дать супу еще постоять на огне, вытирая рукавом выступивший пот со лба.

Отца уже не было больше года. И все это время Макс Дулли в одиночку пытался не дать зачахнуть отцовскому делу. Мать никогда не разделяла работу мужа, потому что считала ее несерьезной. «Настоящий мужчина в их мире должен быть либо стражем, либо законником», - говорила она. И старший сын, Кекс Дулли, был с ней абсолютно согласен - он уже второй год учился в академии городской стражи. Каждый раз, когда он возвращался домой, вокруг него будто все озарялось лучами счастья. Светловолосый красавец с широченными плечами и силищей, способной совладать с быком. Мать в нем души не чаяла и обожала слушать рассказы о его успехах.

На его фоне Макс был просто серой, побитой жизнью крысой. Он старался проводить как можно больше времени в рыбном ресторане. Конечно, Дулли помогали знакомые отца, - он не был брошен, однако ему пришлось очень быстро вникать в основы ведения бизнеса и переговоров. Каждый в городе искал, на ком можно заработать, и одинокий юноша подходил для этого лучше всего. После череды обманов Макс научился не доверять красивым словам и людям, которые слишком много улыбались. Он нашел нескольких надежных поставщиков, уволил всю обслугу, пытавшуюся его облапошить, нанял новую и окунулся в мир кулинарии.

Сегодня он отпустил весь персонал пораньше в честь Фестиваля «Щедрости», который жители города с нетерпением ждали, как главное событие года. И не случайно - именно в этот день люди могли получить дорогие подарки, деньги, работу, даже землю от государства. По традиции всем процессом руководил губернатор. Макс не пошел на праздник, потому что не хотел иметь с этим человеком никаких дел, ведь именно «Мясник» Гарри довел отца до инфаркта. Ему кто-то донес, будто бы Дулли старший чуть ли не на центральной площади орал гадости в его адрес. «Мясник» разбираться не стал - он пригрозил отцу, в случае повторения подобного, порубить головы всему семейству. Сердце бедного владельца ресторана не выдержало и перестало биться на следующее же утро после получения угрозы.

Судьба сыграла своеобразную шутку, поместив двух сыновей в лапы чудовища. И обе жизни были сейчас в руках молодого повара, который в спешке вез чан с супом гостю.

Ревизор довольно почесал когтистой лапой зеленое пузо.

- Заждался я вас, дорогуша! Присаживайтесь напротив, хочу с вами поболтать! Мы, креатурианцы, народ болтливый, просто жуть! До смерти заболтать можем! Ах-ха-ха! Ммм, супец что надо! Вы молодец, Дулли! Ох, и мясо не пожалел! Каков умелец! И свинину нарезал не ломтями, а аккуратными кусочками. Вот это порадовал! А то прихожу я в прошлом месяце в забегаловку «Лиллит и ее друзья», то еще названьице, скажу я тебе. Правда, я его подкорректировал. И знаешь как? Слопал эту Лиллит со всеми ее гнусными потрохами! Ах-ха-ха! Почему? - спросишь ты меня. Да потому, что мясо нужно не швырять ломтями, словно дворняге в подворотне, а резать аккуратными кусочками и подавать, как родному! Так что теперь им стоит переименовать забегаловку, ведь остались лишь друзья Лиллит. Но вы не переживайте, я и за ними вернусь! Ну что же, дорогой Макс! Суп доставил мне необычайное удовольствие. Вы уже начали готовить следующее блюдо? Да? Просто прекрасно! И, Макс, уберите эту гнусность напротив парадного входа. Вот вам было бы приятно, если скелеты ваших сородичей висели на стене? Нет? Вот и мне неприятно. Но я великодушно вас прощаю, Макс, вы мне нравитесь! Нравитесь до скрежета зубов! А теперь ступайте за очередным блюдом, а то я уже начинаю чувствовать голод. Заболтались мы с вами. Ну, ступайте же, ступайте.

Зачем ему вообще понадобился именно этот ресторан? Гарри пытался вспомнить, как он пришел к этой идее. Сперва ему нужно было здание для работы, что-то вроде офиса. Он обратился к отцу, тот перенаправил его к мистеру Жагсу, который любезно согласился помочь. Не прошло и суток, как главный законник города нашел подходящее место. Собственно, вот и вся история. Но что-то здесь не так. Повар не похож на человека, согласного продать ресторан. Значит, выбор пал по другой причине, ведь случайным его нельзя было назвать. Скорее всего, этот Дулли чем-то насолил отцу или мистеру Жагсу. Раз так, то поваренок может иметь на него, на самого Гарри-младшего, зуб. И не маленький, по всей видимости.

Гарри посмотрел с тоской на свою ногу, которая с каждым часом болела все сильнее. Он снял пиджак и повесил на спинку стула, расстегнул две верхние пуговицы рубашки, поправил подтяжки, которые стали уже порядком натирать плечи.

Он всегда одевался с иголочки, чтобы никто даже не смел подумать о том, что сын губернатора ведет себя неуважительно по отношению к бизнес-партнерам. Его невозможно было представить в грязных ботинках или мятых брюках. Он уважал людей, с которыми имел дело и требовал такого же отношения в ответ.

Мистер Жагс помогал ему в ведении всех дел. И Гарри был ему за это благодарен, хоть и считал его главной гнидой в городе, после отца, разумеется.

Сын «Мясника» вернулся к размышлениям о роли повара в сегодняшней заварушке. С одной стороны, он помог Гарри выбраться из подвала, но с другой, что-то тревожило во взгляде этого Дулли. В любом случае необходимо держать револьвер наготове и не смыкать глаз. «Кто знает, что на уме у нищего», - слова отца.

- Поразительно, Макс! Но второй ваш кулинарный шедевр выше всяческих похвал. Просто убить за него готов! Ах-ха-ха! Какая ирония, не так ли? Ох, Макс, я обожаю овощное рагу. Признайтесь, вы знали об этом! Нет? Тем лучше. Не люблю подлиз, но лгунов я не переношу больше. Вы ведь не лгали мне? Ах-ха-ха! Расслабьтесь, Дулли, я ведь шучу! Шучу! Ах-ха-ха! Вы пока большой молодец! Что там у нас на очереди? Фруктовое изобилие? Блестяще! Несите скорее, мне не терпится отведать ваше гениальное творение! Вы прирожденный повар, Макс! Знаете, о чем я думаю? Мы вот с вами мило беседуем, вы улыбаетесь, пытаетесь мне угодить, а ведь мы оба прекрасно знаем, что вы сейчас чувствуете, и будь ваша воля, вы бы вспороли мне брюхо самым тупым ножом на свете и с у удовольствием смотрели, как я подыхаю в жутких мучениях! Молчите? Боитесь солгать, уверяя, что Баки-Бака ошибается? Правильно, ведь мы-то с вами в курсе, что Баки-Бака никогда не ошибается, когда дело доходит до правды!

Обливаясь потом, Дулли закрыл за собой дверь, прижался к ней спиной и закрыл глаза. Сколько еще он выдержит? Как долго сможет изображать вежливого повара, глядя в игривые глаза смерти? Шутки ревизора становятся все более изощренные. Он ждет, когда жертва оступится, сорвется, и вот тогда-то ужин действительно удастся на славу!

Запечённые фрукты были следующим блюдом. Дулли не спешил возвращаться назад. Он опустил взгляд на трясущиеся руки, сжал в кулаки до боли в суставах. Еды осталось немного, после фруктов еще на один заход. А что потом? Какой же я идиот, что не учел появление ревизора! Надо было хранить больше запасов, как раз для подобного случая! И почему я этого не сделал? Я просто кретин! Что толку от нескольких ящиков с рыбой?

И какому Богу молиться сейчас? В последнее время их расплодилось такое множество, что всех и не упомнишь! Судя по прозвищам, люди сами их выдумывают: Бог путешествий, Бог интриг или Бог подков? Последний звучит особенно безумно, но один бродяга поразил всех, когда стал молиться своему покровителю, и, внезапно, его сумка наполнилась подковами! Быть может, самое время придумать своего и попросить приготовить блюдо, которое ублажит неутолимый голод ревизора? Наверное, сначала для этого мне нужно сойти с ума!

Гарри не верил в случайности. И уж точно не в то, что его появление здесь, а также сломанная невероятным образом нога и приход ревизора - чудесная череда совпадений. Внезапно ему в голову пришла удивительная мысль. Если боги не убили его сразу, значит это испытание, которое он должен пройти. Но как он его пройдет, валяясь на диване, словно пуп земли в ожидании чудесного спасения?

Сын Мясника окинул взглядом комнату. Куча бесполезных книг, стол, стул, тетради. Потом он заметил длинный гарпун, висевший над головой. Сгодится.

Когда он спустился вниз, тяжело гремя об пол острием копья, зашел на кухню, то Дулли там не обнаружил. В воздухе витал приятный сладкий запах печеных яблок. Прям как в детстве, когда мама готовила пудинг. Но, как и все хорошее, это тоже прошло. Больше не будет маминых пирогов, ее безграничной любви и мудрых советов. Ее забрала смерть так неожиданно, что от удара Гарри до сих пор не мог до конца прийти в себя. Наверное, именно поэтому он старался меньше навещать отца, полностью погрузившись в дела.

Гарри почувствовал, что на кухне что-то явно не так. И вовсе не отсутствие повара его смутило. Все плиты были выключены, а кастрюли, корзины и чаны пусты. Остался лишь запах.

После фруктов ревизор сразу же потребовал принести десерт. Дулли пожелание-то исполнил, только вот теперь он был на грани обморока, ведь у гостя оставался еще целый час в запасе, а сладости будто сами запрыгивали к нему в пасть, одна за другой.

- Макс, дорогой вы мой! Вас выдают глаза. Они прямо-таки вопят от ужаса! О, нет! Мне больше нечем накормить любимого Баки-Баку! - начал он передразнивать. - Он, наверное, очень сильно расстроится и съест меня! Ах-ха-ха! Я этот взгляд вижу практически каждый раз, когда прихожу поужинать, и он никогда не врет. У вас кончилась еда, Дулли. Это плохая новость, но есть и хорошая. Я знаю, что вы можете для меня сделать. Это станет своего рода апофеозом сегодняшней обжорной ночи! Готовы?

Макс изо всех сил старался не рухнуть на пол без чувств.

- Если честно, не совсем, сэр. - В горле было сухо.

- Ничего страшного, - ревизор равнодушно махнул лапой и продолжил: - Приготовь мне сынка «Мясника» Гарри. Ну, или можешь попросить его приготовить тебя! Мне по большому счету без разницы, кого из вас слопать! Ах-ха-ха! Можете хоть друг дружку в суп покрошить! Вы мне оба кажетесь сочненькими кусками мяса! Ах-ха-ха! Вперед, Макс! Я весь дрожу от возбуждения!

****** *******

Когда Дулли вошел на кухню, его встретил револьвер, направленный точно в лоб. Затем сухое:

- Я все слышал.

Повар медленно и очень осторожно протиснулся к стулу и тяжело рухнул на него.

- Надо признать, ситуация скверная.

- Да, неужели! Мне кажется, что пристрелить тебя сейчас - самый верный способ остаться в живых! Однако я не чудовище - сначала убить человека, а потом приготовить его! Но и оказаться на сковородке я тоже не хочу! Поэтому будет здорово, если ты поможешь найти другое решение. Понимаешь о чем я, Дулли?

- Действительно. Вы можете спустить курок и закончить мои мучения в любой момент. Но, бьюсь об заклад, вы никогда не готовили человеческое мясо.

Гарри выдержал паузу, чтобы переварить услышанное.

- А ты, значит, подобный опыт имеешь?

- К несчастью - да.

- Господи! - Сын Мясника скривился в брезгливой гримасе, еще крепче сжав револьвер. - Как это произошло?

- Вас интересует сам процесс приготовления или то, почему я жарил человеческое мясо?

- Дулли, клянусь своей честью, я пристрелю тебя, если будешь и дальше так со мной разговаривать! - Рубашка Гарри-младшего полностью пропиталась холодным потом, прилипнув к телу.

Макс поведал историю о своем отце, который хотел подготовить его к любым трудностям. Однажды он принес человеческую ступню. Откуда ее взял не сказал. Затем бросил ее на сковородку и принялся учить сына самому мерзкому делу в его жизни. Сложнее всего - не думать, что именно ты жаришь, в остальном - так же, как и со свининой.

- В общем, я хочу сказать, что не обязательно кому-то умирать. Достаточно ступни,- заключил Дулли.

Гарри на мгновение стало легче, но только на мгновение.

- Ты не на мою ли больную ногу намекаешь, парень? - все еще не опуская револьвер, спросил он.

- Ну, - последовала короткая пауза, - на данный момент она кажется наилучшей кандидатурой в сложившейся ситуации. Вы так не считаете, сэр?

- Нет, не считаю! - взорвался Гарри. - У меня пушка и я здесь решаю, какая кандидатура лучше!

- Сэр, вы действительно считаете, что смерть от пули меня напугает? Думаю, в нашем положении это вероятно лучший исход! А вот то, что из нас двоих только я готовил человеческую ступню - действительно имеет значение! Так что спрячьте свой револьвер куда подальше и обсудим все без лишних иллюзий!

Гарри не сразу вернул оружие в кобуру, но все же сделал это, потому что понял - другого выхода у него просто нет. Если повар отнимет себе ногу, то не в силах будет ее приготовить. К тому же, имея деньги и власть, можно сделать добротный протез.

- Ладно, Дулли. Ты прав, - сказал он,- убери все лишнее со стола, принеси мне самое крепкое, что у тебя осталось в закромах, возьми самый острый тесак и отруби мою ступню. Сам не верю, что говорю это, поэтому делай все быстро, пока я не передумал.

- А вы молодец, сэр. Уж точно лучше своего отца.

- Завязывай трепаться!

Когда все было готово, Гарри сделал пару глотков рома из откупоренной бутылки, в последний раз глянул на целую ногу и произнес:

- Знаешь, мама мне в детстве перед сном читала сказки, и там не было ничего подобного.

- А вот моя мама сказок не читала,- с этими словами Макс Дулли опустил острый как лезвие бритвы тесак и отделил ступню от владельца. И где-то в глубине души он даже этому порадовался.

***** ********

- Пожелайте мне приятного аппетита, Макс. Только искренне, пожалуйста,- опять хитрый хищный взгляд исподлобья.

Учитывая тот факт, что Дулли отрубил ногу сыну своего заклятого врага, он расплылся в лучезарной улыбке и исполнил то, что от него просили.

Баки-Бака, явно не ожидавший подобного поворота, даже изменил выражение морды.

- А вы не так уж и просты, как кажетесь на первый взгляд!

Расправившись с последним блюдом, ревизор встал из-за стола и протянул зеленую лапу. Повар пожал ее.

- Сегодня я ухожу довольным и даю вам отсрочку на год. Надеюсь, еще встретимся, Макс! Вы ведь не будете против? Ах-ха-ха!

0
167
Мартин Эйле №1