Нидейла Нэльте №1

Кабан и лиса

Автор:
Григорий Родственников
Кабан и лиса
Работа №2 Тема дуэли: Тысяча чертей!

Корсарский патент, выданный Франсуа Жоберу де Луа самим адмиралом Дюкассом, давно сожрали крысы, а надежды на блистательную карьеру в королевском французском флоте лопнули, как перезрелый помидор под тяжёлой пятой судьбы. Война закончилась Утрехтским мирным договором, и Жобер почувствовал себя обделённым. Он так привык пускать на дно беззащитные торговые суда, подделывать ведомости, изрядно преуменьшать размеры добычи и жить на широкую ногу, что сама мысль о нищенской доле простого офицера вызвала у него приступ чёрной меланхолии. «Тысяча чертей! Проклятые английские свиньи! – в бешенстве вопил де Луа, накачиваясь вином с ограбленной голландской шнявы. – Вы думаете, сумели загнать меня на мель?! Чёрта с два! Я сам выпущу вам кишки! Клянусь преисподней!».

Помощник и большинство команды, привыкшие щеголять в портовых кабаках в дорогих кафтанах и не считать монет, горячо поддержали капитана. А потому двадцатипушечный трёхмачтовый бриг с громким именем «Тулуза» однажды исчез с просторов Средиземного моря и объявился в карибском бассейне, но уже под другим названием, хотя и не менее громким. Noir sanglier (Чёрный вепрь). Жобер и сам весьма смахивал на кабана, приземистый, квадратный, заросший чёрным волосом до самых бровей, маленькие красноватые глазки смотрели на мир с недоверием и открытой враждебностью, а при ухмылке из-под верхней губы проглядывал изрядных размеров клык. Морской кабан сменил ареол обитания, а береговое братство пополнилось ещё одним кровожадным пиратом. Впрочем, сам Франсуа не любил это слово, он называл себя Мстителем за поруганную Францию, или Борцом с ненавистными Габсбургами. Что не отменяло его прежнюю любовь к золоту и сладкой жизни.

Де Луа не был трусом, но ненавидел бессмысленный риск. А потому в его матросском рундуке хранились все известные флаги вражеской коалиции, готовые взлететь ввысь при появлении потенциальной жертвы. Также капитан неплохо изучил сигнальную книгу месье де Турвиля, которой вот уже четверть века с успехом пользовались мореходы всех стран. Едва на горизонте показывались чужие паруса, вперёдсмотрящие до боли напрягали глаза, дабы своевременно упредить Жобера о принадлежности судна. Самые глазастые получали надбавку к доле. А дальше на флагштоке взвивался необходимый стяг. Одновременно на мачтах и реях вспыхивали разноцветные флажки и раздавался троекратный залп, что говорило капитану встречного корабля, что его соотечественник терпит бедствие. Благородные морские волки спешили на помощь и попадали в ловушку. Неизбалованные развлечениями моряки,гурьбой высыпали на борт, с любопытством вытягивали шеи, стремясь рассмотреть, что же случилось с дрейфующим судном, и становились жертвой коварного пирата. Когда до корабля-приза оставалось не больше кабельтова, на Noir sanglier открывались пушечные порты и залп картечи сметал всё живое с палубы незадачливого «спасителя». А дальше оставалось лишь добить раненых и опустошить чужие трюмы. Жобер не был оригинален, выбрасывая за борт трупы и пуская торговое судно на дно, обычно с мрачной ухмылкой цедил сквозь зубы:

– Ступайте в ад, британские еретики, и передавайте от меня привет Люциферу!

Уловка пирата сработала и на этот раз. Едва над морем пронёсся крик «Корабль по правому борту!», де Луа выскочил из капитанской каюты, даже не успев натянуть сапоги и накинуть кафтан. Крылья носа хищно раздувались, а глаза лихорадочно горели. Вглядываясь в паруса на горизонте, Франсуа издал радостное кабанье хрюканье:

– Тысяча чертей! Я сожру свою треуголку, если это не жирный английский осётр! Трубу мне!

Бывший первый помощник, а ныне разбойничий квартирмейстер с ухмылкой подал ему подзорную трубу:

– Ребята уже определили торгаша. Англичанин.

– Ага, – длинный клык блеснул на солнце, – теперь и я вижу их размалёванную тряпку. Поднять близнеца!

Юнион Джек взлетел на бизань-мачту и весело затрепетал на ветру.

На трёхмачтовом люгере тоже заметили Чёрного Вепря, корабль замедлил ход. Однако, когда на британском судне разглядели сигнальные флажки и услышали троекратный пушечный залп, бушприт торговца немедленно развернулся к пирату.

– Хороший мальчик, – ощерился де Луа, – как спешит! Иди ко мне, габсбургский выкормыш!

– Не менее пяти узлов шпарит! – рассмеялся квартирмейстер. – Жаль пускать на дно такую быстроходную посудину!

– Подумаем, что с ним сделать, – кивнул Франсуа. Весело насвистывая, он отправился в свою каюту, чтобы через четверть часа вновь появиться на палубе в роскошном синем кафтане и треуголке, украшенной страусиными перьями. Грудь капитана крест-накрест пересекали кожаные перевязи. На одной болталась устрашающих размеров абордажная сабля, на другой в трёх кармашках располагались длинноствольные пистолеты.

– Эй, дурни! – крикнул он морякам. – Не высовывайтесь до времени! А то торгаш при виде ваших разбойничьих морд раньше времени наложит в штаны и удерёт! Канонирам приготовиться!

* * *

Над волнами стелился густой пороховой дым. Купеческий люгер с перебитой грот-мачтой накренился на левый борт, прожжённые изорванные паруса безвольно трепетали на ветру. Палуба блестела от пролитой крови. Жобер, перешагивая через мертвецов, брезгливо протирал саблю платком. К нему подвели высокого старика в изорванном сюртуке.

– Капитан этого корыта! – прорычал боцман. – Дрался до последнего. Заколол Косматого Пьера, а Марселю выбил передние зубы рукоятью шпаги…

– Жаль Косматого, – вздохнул Франсуа, – добрый был моряк. А за зубки Марселя отомстим. – С этими словами Жобер ткнул стволом пистолета в лицо старика. Голова того дёрнулась, изо рта потекли алые струйки. Выплюнув осколки зубов, вражеский капитан с ненавистью взглянул на пирата:

– Будь ты проклят, презренный лягушатник, прячущийся за чужими флагами! Трусливый шакал, страшащийся честной схватки! Пусть мне развяжут руки, и я придушу тебя, негодяй!

– Я не понимаю твой собачий язык, – сказал де Луа, хотя отлично понял англичанина, и выстрелил тому в голову. – Эй, парни! – зычно заорал Жобер. – Что там с грузом?!

Лицо квартирмейстера лучилось довольством:

– Эта посудина под завязку набита кофе, табаком и пряностями! Наши трюмы малы для такой добычи!

– Отлично! Грузим кофе и пряности! Табак не берём!

– Капитан, ещё кое-что. Бабу нашли! Красивая, грудастая, а разодета, как принцесса! Видит Бог, я соскучился по женским прелестям!

– Где она? – оживился Франсуа.

Квартирмейстер указал на корму, откуда два пирата тащили упирающуюся женщину.

– Вот она! Какая краля!

Белоснежное кружевное платье выглядело странно посреди крови и чёрной копоти. И сама пленница больше походила на нереальную фею из далёких забытых сказок. Увидев Жобера, девушка закричала:

– Умоляю, мсье, прекратите это безумие!

Пираты, тащившие её к капитану, хохотали. Один засунул пятерню за высокий корсет и с наслаждением мял грудь, другой оглаживал пышные одежды, пытаясь сквозь многочисленные юбки нащупать живое тело.

Де Луа ощутил нечто похожее на ревность. Давно с ним такого не случалось.

– Месье, не позволяйте так обращаться с француженкой! – вопила красотка. – Я ваша соотечественница! Меня зовут Шарлотта де Кресси!

– Заткнись, шлюха! – квартирмейстер шагнул к ней и отвесил крепкую затрещину. От удара с головы несчастной слетел завитой парик, и Жобер

едва не зажмурился от рыжего пламени её волос.

Когда-то, в детстве, они с отцом охотились на лис. Их мех был такого же цвета.

– Лисичка, – прошептал Жобер, и его губы тронула улыбка.

– Умоляю, Франсуа! – заплакала женщина. – Не позволяй им так обращаться со мной!

– Ты знаешь меня? – удивился капитан.

– Конечно! Имя Франсуа Жобера де Луа, главного врага британской короны, известно всем от Новой Англии до Ориноко!

Жобер был польщён.

– Отпустите её! – приказал он пиратам.

– Да врёт она! – набычился квартирмейстер. – Шкуру спасает! Я тоже, когда припрёт, представлюсь английским лордом!

– Я сказал, уберите от неё лапы! – взревел де Луа. – Это моя женщина!

– При всём уважении, капитан, – квартирмейстер недовольно скривился, – у нас так не принято. Статья шестая – всем поровну! Мы с ребятами тоже не прочь повеселиться! А потому предлагаю…

Но Жобер не пожелал слушать предложение бывшего помощника. Грохнул выстрел, и непокорный пират забился в конвульсиях у ног вскрикнувшей от ужаса красотки. Её белое платье оказалось забрызганным мозгами и кровью.

Женщина охнула и начала оседать на палубу, но Франсуа успел подхватить её на руки. Даже сквозь плотную ткань платья он ощутил жар её тела.

– Плермон, – кивнул он одному из моряков, – ты теперь квартирмейстер.

Сказав это, он понёс свою добычу прочь, осторожно перешагивая через распластанные на палубе трупы. Пираты провожали его завистливыми взглядами, но никто не посмел проронить и слова.

* * *

Случилось невероятное. Продубленный и просоленный морскими ветрами разбойник потерял голову от страсти, как последний безусый юнга. В своей каюте он набросился на женщину и принялся рвать на ней одежду, целовал податливые губы, мял грудь и рычал от возбуждения.

– Осторожнее, дикий вепрь, – смеялась та. – Ты испортишь мне платье, а другого у меня нет! Потерпи немного – я сама сниму!

– Я куплю тебе сотню, тысячу платьев! Засыплю золотом и жемчугом!

Потом они пили вино. Шарлотта сидела у него на коленях и гладила его черную жесткую, как щетина, бороду. А он не мог оторвать от неё вожделеющего взгляда. Какая женщина! Никто и никогда доселе не мог зажечь в его сердце такое неугасимое пламя. Это походило на волшебство, на сказку, на дар небес.

– Лисичка моя, – шептал пират и целовал, целовал её.

– Я всегда мечтала о таком мужчине, – томно произнесла Шарлотта, когда Франсуа, наконец, оставил любовную игру и в изнеможении распластался на ложе, – сильном, смелом, удачливом. Если ты не прогонишь меня – я буду тебе верной женой. У нас будут дети, сыновья. Такие же ловкие и бесстрашные, как ты. Но я не хочу, чтобы они бороздили моря и рисковали жизнью. Нужны деньги. Много денег. И я знаю, где их взять. А ещё я хочу золочёную карету и четвёрку арабских жеребцов с пышными белыми плюмажами… Ты ведь купишь мне их, правда?

– Какие ещё плюмажи? – тяжело дыша, откликнулся Жобер. – О чём ты?

– О корабле с грузом жемчуга, что стоит в бухте Худого Испанца…

– Жемчуга?! – встрепенулся де Луа. Хмель и ленивая расслабленность слетели с него, как фальшивая позолота под действием уксуса. – Откуда знаешь?!

– Я ведь рассказывала тебе, что мой бедный отец продал меня на Анегаду жирному английскому плантатору. Ты вовремя спас меня. Во время плавания все только и обсуждали кандидатуру офицера, что будет сопровождать ценный груз. Военный фрегат уже идёт к Вирджен-Горда. У тебя не более двух суток. Но ведь бухта Худого Испанца совсем рядом, правда?

В горле у Франсуа пересохло:

– Ты знала, что судно с сокровищами прячется неподалеку в бухте, и молчала?

Шарлотта потупила взор:

– Такие подарки не для всех. Я ведь не знала, что полюблю тебя…

Жобер бросился к женщине и крепко обнял:

– Ты – моя жемчужина! Будут тебе лошади с плюмажем!

Рыжеволосая красавица с усмешкой наблюдала, как возлюбленный, даже не надев штанов, выскочил прочь из каюты. В отдалении загрохотал его бас:

– По местам! Срочно меняем курс! Гротовые паруса на правый галс! Отдать фока-галс! Равнять по гротовым! Живее, дармоеды!

* * *

Жобер до рези в глазах вглядывался в поросшие тропической зеленью высокие утёсы, в нетерпении кусал длинный жёсткий ус и шептал проклятия. Час назад он отправил вельбот с разведчиками, чтобы убедиться, что судно с сокровищами всё еще в бухте.

Заходящее солнце выкрасило водную гладь багровой глазурью. И такого же цвета были волосы Шарлотты де Кресси, стоящей рядом с ним. Кровавые пряди развевались на ветру, а лицо женщины походило на застывшую гипсовую маску. Взглянув на нее, Франсуа подумал: «Настоящая французская аристократка, спокойная и царственная. Спасибо, небеса, за этот дар недостойному грешнику…».

Внезапно безучастное лицо красавицы озарилось радостью.

– Смотри, – воскликнула она, – смотри же!

Но Жобер и сам уже увидел летящий по волнам вельбот. Моряки гребли с такой скоростью, словно за ними гнались фурии. Они что-то кричали, но нельзя было разобрать слов. А потом произошло страшное. Раздался оглушительный взрыв. Водяной столб взметнулся на месте шлюпки, разбрасывая в стороны деревянные обломки и куски окровавленной плоти.

– Тысяча чертей! – заорал Жобер. – Уходим! – Он носился по палубе, отрывисто выкрикивая команды. – Скорее, сволочи, если вам дорога жизнь!

Но было поздно. Из-за высокого утёса выполз внушительных размеров бушприт, а вскоре показался и сам исполин — восьмидесятипушечный английский фрегат. Открылись порты, и на Noir sanglier обрушилась смерть.

С хрустом рушились мачты, горели паруса, метались по палубе обезумевшие от ужаса люди, взлетали ввысь ошмётки человеческого мяса.

В разгар кровавой вакханалии Жобер успел заметить, как Шарлотта перелезла через фальшборт и прыгнула в воду.

«Молодец, девочка! Всемогущий Творец, помоги ей спастись!».

* * *

Тюремная камера, куда его поместили, воняла словно выгребная яма. На прогнившей соломе сидели десятки понурых людей. Кроме выживших моряков с Чёрного Вепря, здесь находились испанские и итальянские пираты. «Вся антигабсбургская коалиция в сборе», – невесело подумал Жобер. Его некогда роскошный кафтан был изодран и грязен, один рукав отсутствовал, а на плече пульсировала болью рваная рана. «Прижечь бы, – мелькнула дурацкая мысль, но пират тотчас отогнал её прочь, ведь его вздёрнут раньше, чем рана загноится и начнётся горячка. Де Луа не был набожен, но сейчас он истово молился, чтобы женщина, которую он полюбил, осталась в живых.

Скрипнула железная дверь. Жобер прищурился от яркого света факела. «Кого ещё принесло?». И вдруг вздрогнул. Не может быть! Вслед за стражником по крутым ступенькам спускалась… Шарлотта!

Да! Это она! Он узнал бы её из тысячи писаных красавиц! И она былане одна. Шла под ручку с сутулым плешивым стариком.

Франсуа вскочил на ноги, рванулся к ней, вцепившись в прутья решётки так, что побелели костяшки пальцев.

– Шарлотта!

Женщина заметила его и что-то зашептала на ухо старику. Тот кинул на пирата острый колючий взгляд и зашёлся в визгливом смехе. А красотка приблизилась к Жоберу и с улыбкой произнесла:

– Ну, здравствуй, муженёк! Неважно выглядишь. Борода наполовину сгорела, весь чёрный от копоти. Фу! А был такой резвый кабанчик. Вот к чему приводит жадность. Кстати, – она ткнула пальчиком в роскошное колье на груди, – папочка подарил мне за твою поимку. Ведь ярисковала жизнью. Не ожидала, что сумасшедший солдафон сразу начнет палить! Кретин! Он уже поплатился за тупость! Его спасло лишь незнание, что на разбойничьей лоханке нахожусь я! Этот дурень долго ждал. А когда увидел, что ты сам пришел к нему в руки – обезумел от счастья!

В свете факелов бриллианты сверкали тысячами пылающих звезд.

– Смотри, смотри. Ты ведь любишь сокровища.

– Шарлотта, – пробормотал де Луи, – я не понимаю…

– Шарлотта?! – глаза женщины удивлённо округлились. – Меня зовут Аннабель, болван! – она запрокинула голову и заразительно рассмеялась. – Глупый, глупый вепрь. А теперь ещё и смердящий. – Брезгливо приложила кружевной платочек к носу: – Прощай! Я приду полюбоваться на твою казнь!

Глядя ей вслед, Жобер негромко спросил:

– Кто ты? Ты не француженка?

Голос его был тих. Но его услышал сидящий рядом человек с болезненным серым лицом:

– Известно кто! Аннабель Уилтон! Младшая дочь губернатора Британской Виргинии! Чистокровная англичанка!

– Тысяча чертей! – простонал Жобер. Силы покинули его. Он плюхнулся на сырую солому, обхватил голову руками и истерично расхохотался.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
+11
315
И тут пираты! Плюс любовь!
12:47
+2
Хоть разорвись на части прям
12:56
+2
ГОЛОС сюда, хотя было чертовски сложно выбрать eyes
16:00
+2
Чувствуется наработанный стиль. И, кмк, автору стоило бы сделать уже шажок вперёд: работать не только над стилем, но и над персонажами. История коварной незнакомки, конечно, стара как мир, но даже ей можно придать немного жизни. Живыми репликами, например. Это особенно чувствуется в сцене казни вражеского капитана. Реплики пиратов прямо кричат: «смотрите! Я пират! Это рассказ про пиратов!» Но вот лично для меня это подействовало в обратном направлении, хотелось даже смеяться, как над плохими актёрами в детском утреннике. Здесь слишком много экспрессии, романтизации, но это живые люди.
23:07
+2
Замечательная пиратская история. Читать было интересно, недочётов не заметила.
01:44
+4
А вот и настоящие пираты. :))) И любовь… Сомневаюсь, что француженку можно не отличить от англичанки. По-моему, в клубе уже был рассказ, где героиню звали Лисичкой.
Рассказ написан ровно, качественно. Пиратская тематика — это не мое, но тут прочла с удовольствием. Автор молодец!
13:32
+1
Отлично написано. Со времён «Капитана Блада», ничего не читал про пиратов. Но всё-таки ход с Шарлоттой очень уж прост, хоть и замечательно выписан (и герои тоже), всё-таки предсказуемость понижает градус. Кроме того не очень стыкуется матёрость вепря и его неожиданная влюблённость. Всё-таки должен был пройти и через страсть к женщине.

22:06
+3
Какой типаж, какая экспрессия, какой яркий, насыщенный антураж! Чтобы никто не перепутал и сразу видел — здесь пираты (никакие не эльфы — тысяча чертей!).
Как сказал Soko, детский утренник, махровая любительщина с табличками на дереве — дерево.
Хотя… вполне возможно, что текст имеет цель именно лубочности.
Кстати, француз поимел-таки, гордую, чистокровную англичанку, дочь губернатора. Жаль, не обыграно никак. Если только — "Он плюхнулся на сырую солому, обхватил голову руками и истерично расхохотался.". Но это уже другие «тысяча чертей».
Прекрасная работа! Прочла с удовольствием, на одном дыхании. Спасибо автору smile
15:47
+3
Военно-морская любовь или драма Жобера де Луа.
Исполнено на ярмарке заезжими актерами. Слова народные. Декорации яркие.
Неплохо за два су.
17:37
+4
Понравилось thumbsup
Да, одна из тысяч историй, произошедших в водах Карибского бассейна. Но написана так, будто автор сам ходил под парусом и уклонялся от летящих брызг крови, выпущенной его саблей из противника.
Любовная линия, конечно, вызывает вопросы — английская леди, ложащаяся под француза, да ещё и с обликом Бабы Яги в исполнении Милляра — это уже чего-то не то laugh Переспать с ненавистным французом и поиметь с этого только ожерелье и моральное удовлетворение при виде плена? no
Но это мелочи. Написано-то отменно.
Очень понравилось thumbsup
22:50
+2
Технически превосходный рассказ! Не скажу насчет тонкостей сюжета, но в целом мне очень понравилось! thumbsup Выразительные характеры, детали, диалоги — все здорово!
Ну уж если ворчать: то как Шарлотта оказалась на английском люгере, попавшемся Черному Вепрю? Это либо нелепая случайность, либо авторская «подсадка», рояль в кустах. pardon
PS: C другой стороны — да, вся мировая история построена на случайностях. Одно нанизывается на другое, другое на третье — глядишь, один авантюрист идет на виселицу, а другой — становится губернатором… laugh Именно так и пишется История.
23:30
+1
Очень-очень! Жобер прописан великолепно; атмосфера жадности, разрушения и пиратства — тоже; а вот Аннабель — как-то не дотянула, слишком безэмоциональная получилась.
– О корабле с грузом жемчуга, что стоит в бухте Худого Испанца…
Вот именно с этого момента ясно, что готовится ловушка для кабана. Автор сам дал подсказку, сравнив женщину с лисой. А все знают, что лиса — хитрая. Недавно узнал интересную информацию: иногда лисица заигрывает с жертвой, ласкаясь, чтоб в подходящий момент схватить ее за горло. Сам видел несколько видео.
И папа, и дочка — большие авантюристы. Дочка просто должна быть вдовой, так как посылать на такую операцию девицу, во-первых, вряд ли целесообразно, во-вторых, кто ж на ней после этого женится?
По законам пиратского братства капитан должен был выкупить женщину, если ее оценка превышала размер его доли
Теперь о плюсах: читается легко и с интересом. Отличный слог!
21:40
+1
А здорово! Не соглашусь с мнением тех, кто говорит, что сразу уловку Лисички просчитали, я — нет. Мне потребовалось время (что со мной не так). Так вот, этот рассказ мне тоже очень понравился. Сюжет прекрасный, слог отличный, в соответствии с жанром. Спасибо!
Здравствуйте, дорогие читатели!
Этот рассказ написал я. Постараюсь пройтись по основным вашим претензиям к данному тексту. Многие подумали, что плен Шарлотты-Аннабель это спланированная акция губернатора. Ни в коем разе. Место действия начало 18 века Британские Виргинские острова. Островов этих аж 36 штук, хотя заселены лишь 16. Вот к одному из этих островов и плыла дочь губернатора по своим делам, когда корабль захватил Жобер. Что ей оставалось делать? Разумеется, прикинуться соотечественницей пирата и попытаться его обольстить. Я не зря подробно осветил политическую обстановку на тот момент и показал ненависть пирата к габсбургам. Жаль, что на это никто не обратил внимание. Но Анабель на этом и сыграла. Красивая, податливая француженка, что еще нужно изголодавшемуся пирату.
Сомневаюсь, что француженку можно не отличить от англичанки.
Пишет нам Бабуля. Еще как можно. Не забывай, что эти две страны на протяжении многих веков были тесно связаны. Англичанин запросто мог стать королем Франции и наоборот. И в совершенстве владеть французским языком для английской аристократки совершенно естественно.
Так вот, обольстив пирата Аннабель придумала, как его уничтожить. Разумеется дочка губернатора может быть в курсе всех дел. Потому и знала, что в бухте стоит военный фрегат. На него она и вывела Жобера. И не собиралась она погибать. Потому и понятна её злость на капитана фрегата, который открыл огонь по пиратскому судну. Все это есть в моем тексте.

Переспать с ненавистным французом и поиметь с этого только ожерелье и моральное удовлетворение при виде плена?
А куда ж ей было деваться? Лучше сдохнуть? И ожерелье бриллиантовое, а не какое-нибудь!
WoodNigh, вспомни кипишь из-за 12 подвесок королевы в «Мушкетерах».
Бриллианты это очень дорогой подарок во все времена.

а вот Аннабель — как-то не дотянула, слишком безэмоциональная получилась.
Согласен. Более цельно показать не смог. Знаки кончились ))
Теперь по поводу театральности повествования. Пишут нам недовольные критики.
Sokol: Реплики пиратов прямо кричат: «смотрите! Я пират! Это рассказ про пиратов!» Но вот лично для меня это подействовало в обратном направлении,

Goshahomka: Чтобы никто не перепутал и сразу видел — здесь пираты (никакие не эльфы — тысяча чертей!).

Игорь Евгеньевич: Военно-морская любовь или драма Жобера де Луа.
Исполнено на ярмарке заезжими актерами. Слова народные. Декорации яркие. Неплохо за два су.


Да! Тысяча чертей! Именно так! Именно гипертрофированные пираты! Это было условием пиратской дуэли, на которую меня пригласили. Цитирую условия:
Главное в работе — пиратские герои и классический антураж (сокровища, ром, корабли, на абордаж! и прочая, прочая), а будет ли это традиционные приключения, мистический уклон, хоррор, комедия или что-то ещё — это дело автора.

Вот я и расстарался, как приказывали. Это, во-первых. А во-вторых, я вдохновлялся сериалом Артура нашего Конан Дойля про капитана Шарки.
Освежите в памяти и увидите, что в этих рассказах каждая строчка вопиет: Смотрите, Я пират!
Вообще-то, строго говоря. вы раскрылись до официального объявления. Что за нетерпеж?
А во-вторых. Сдается мне, что в ваших пояснениях сквозит некое, легкое раздражение.
И во-первых, я не обязан знать условия вашего конкурса. pardon
Не, я спокоен, как удав.
Вроде как вывесили списки проголосовавших и я решил, что пора снимать маски.
Неужели рано вскрылся. Прощения просим…
Иво-первых, я не обязан знать условия вашего конкурса.
А я думал вы в курсе условий… Странно.
00:46
+1
Просто кто-то слишком привередливый читатель unknown
Ну, не серчай. Посматривай за дуэлями ближайший месяц – отомстишь laugh
00:51
+2
Ну. Вообще-то англичан он уделал. Боюсь теперь невыездной будет. Тысяча чертей!
Да ладно. Удовольствие ведь получил. Когда еще прочту столько интересных пиратских рассказов. Да и соперники у меня были крутые, таким и проиграть не грех. Молодцы, парни.
Обязательно через полгодика надо устроить еще одну пиратскую дуэль. Вообще мне всегда хотелось, чтобы была корсарская рубрика, где все заинтересованные могли бы почитать рассказы на эту тему )
17:53
+1
Через полгодика — да, можно повторить! ok
07:50
+1
Было здорово и весело, старина bravo
Загрузка...
Мая Фэм №1