Валентина Савенко №1

Двойной переворот

Автор:
Татьяна Нестерова
Двойной переворот
Работа №3 Тема дуэли: Зависть

Ах, как я завидовала своей сестре! Вот что значит – родиться на восемь минут раньше. Большую часть того, что Бог отсыпал нам двоим, забрала она: и ум, и красоту, и смелость, и силу духа. «Зато тебе достались скромность и смирение», – успокаивала меня мама. Ах, как она ошибалась. На самом деле это были глупость и трусость. А еще зависть.

Все наши двадцать шесть лет жизни я завидовала сестре, стремясь быть, как она, но всегда оставаясь далеко позади.

– Девочки, на ужин пудинг хотите? – кричит из кухни мама.

– Да! – сразу орет Катрин. И все. Вопрос уже решен без меня. Вечером за столом я давлюсь шоколадно-ореховой вкуснятиной не потому, что она мне не нравится, а потому что это сделали для Кэт.

Сестру всегда окружали друзья. С ней всегда было безумно интересно, она умела так рассказать самую простую историю, что ей верили, за ней даже не шли, а бежали. А у меня…, а я, сколько себя помню, по вечерам писала дневник.

Хотя, страшные события в нашей стране я еще так и не описала. Кажется странным, что мы не сразу о них узнали. На самом деле все объяснимо. У нас в поселке до этого почти никто не смотрел новости, а если и смотрел, то ничему не верил, даже прогнозу погоды. Сестренка, наверное, тоже ничего не знала, когда вдруг среди весны быстро собрала чемодан и укатила на море.

Узнали мы о перевороте, когда на оставшихся двух каналах в телевизорах вместо сериалов бородатые поддатые мужики стали орать, что революция победила и их дело правое, когда у нас закрылись полицейские участки, банк, а полки в магазинах вдруг засияли пустотой. Через месяц маме и папе перестали приносить пенсии. Доходили слухи, что на юге сплошь всех убивают, насилуют и грабят. Разве такие дела могут быть правыми? Как не вовремя в апреле Кэт укатила на море!

Дневник:

31 декабря

Дорогие мама и папа, я поздравляю вас с Новым Годом! Желаю здоровья! Простите меня, если сможете. Я решила ехать искать Катрин. Любящая вас дочь Луиза»

***

Почему-то эпицентр «правого дела» прочно обосновался на юге нашей несчастной страны, там, где море, солнце и пальмы с кокосами. У нас на севере жить всегда было труднее, зато спокойнее. Да, бананы на нас с неба не падали и туристы не наполняли наши кубышки валютой, зато в поселке за этот ужасный год убили всего пять человек. А здесь!..

Пыльный вонючий центр приморского города кишел продавцами и покупателями. Через сборище пеших людей с трудом продирались рикши. Вот на скутере пара молодых мужчин с черными автоматами наперевес врезались в толпу, и она, как огромный бассейн с цветными шариками, приняв их, тут же сомкнулась.

Женщин в «бассейне» не наблюдалось, поэтому нырять в этот мужской муравейник совсем не хотелось. Страшно. Но только здесь можно было узнать что-то о сестре. Я надвинула на лицо платок и….

– Эй, красавица!

Полненький одышливый абориген пялился на меня снизу вверх выпученными, как у рыбы глазами.

– Я тебе говорю, сладкая. Не узнаешь? Давно тебя ищу. У меня для тебя сюрприз есть. Пошли-ка, – короткие пальцы больно сжали мое плечо.

Звать на помощь бесполезно. Тут не спасут, а еще этому дяде помогут. Я, молча, семенила рядом, даже не пытаясь вырваться из захвата, оглядывалась по сторонам и лихорадочно придумывала пути спасения. Рынок закончился, горячий заплеванный асфальт испарял зловония. Узкая кривая улочка тянулась между сплошными стенами. Ни одного переулка. И вдруг я увидела!..

На бетонном столбе висел прижатый скотчем листок «Разыскивается опасный преступник» с фотографией Катрин и цифрами под ней! Я попыталась остановиться, но мой похититель открыл калитку и толкнул меня вперед. Я очутилась в маленьком аккуратном дворике, перечеркнутом по небу двумя веревками с детскими пеленками. Из дома вышла такая же маленькая полная женщина, запнулась на миг, всплеснула руками и бросилась ко мне.

– Ох, Кети! Мы же тебя искали-искали, искали-искали….

– Но я не Кети, – наконец-то открыла я рот и тут же поняла, что напала-таки на след Катрин. – Я ее сестра Луиза. Она у вас была? Вы ее видели? Когда?

***

В доме с толстыми каменными стенами царили прохлада и полумрак. Я сидела на низкой табуретке и слушала хозяйку.

– Ну вот, как-то ночью постучали. Мы и открыли, – женщина вздохнула. – Сестра твоя с двумя мужиками. А сама-то беременная и рожает уже. Намучилась я с ней. И она тоже, бедная, через два часа родила и отключилась. Я смотрю, а ребеночек-то синий весь, неживой. Позвала мужиков со двора, сказала, что так и так, беда. Они ее на руки и унесли. Я вернулась в дом, а девочка-то дышит. Потом уж и заплакала. Мы с мужем кинулись искать их, так и нет, как в воду. Только вон портреты на заборах. Побоялись мы дите властям нынешним отдавать, раз мать «преступница». Убить же могут. А ребенок в чем виноват? А у меня своей малышке месяц. Вот я двоих деток и кормлю сейчас.

Я сидела в ступоре. Вот это да! Вот это Кэт дала! Значит, она сюда воевать сбежала и случайно родила. Как не трагична была ситуация, меня она вдруг рассмешила. А что? Кэт жива, у меня племяшка. Это же здорово!

– Вас как зовут?

– Мария я, а муж мой Карлос.

– Спасибо вам огромное, Мария. Храни вас, Бог!

– Девочку-то заберете? Мы небогатые, двоих не подымем. Хоть и привыкли уже к ней…. Был бы мальчик, муж бы рад был помощнику. А так две девки… не, не подымем.

– Конечно, заберу. Только, сейчас кормить-то ее чем? Где здесь питание детское найти?

Мария придвинулась ближе и прошептала:

– Я тебе один секрет скажу. Ты свою-то грудь ей дай, оно и пойдет. Меня так моя бабка выкормила. И у тебя получится, или помрет дитя.

Я сидела ошеломленная и растерянная. Выбирать не приходилось. Однако, в качестве кормилицы я себя не представляла.

– Больно сначала будет, а ты терпи. И всякий раз, как заорет, ты ей сиську. Заорет, а ты сиську. На дорожку сцежу тебе чуток в бутылку. Чай, не чужое дите. Но смотри, чтобы рассосала побыстрей. Сейчас с питанием совсем плохо. Для взрослых нет, не то что детского, – Мария снова вздохнула и неожиданно гневно бросила в маленькое оконце – Чтоб им пусто было, бандитам этим!

Тут же, как по команде, дверь открылась, и вошел испуганный хозяин.

– Что случилось?!

– Да все уже случилось, Карлос! Вот, забирают нашу малышку, – и заплакала.

Потом мы с хозяином долго сидели во дворе под плещущимися парусами пеленок и россыпью звезд. Тихо обсуждали, как мне быстрее доехать до дома. А потом я дала грудь моей девочке….

Маленький носик уткнулся в мое тело, розовые губешки энергично схватили сосок, я вскрикнула. И тут черные ресницы взмахнули, и на меня удивленно и сердито посмотрели глаза Катрин, карие с золотыми искорками. Мы мгновение рассматривали друг друга, а потом ротик выплюнул «пустышку», скривился и раздался громкий горький плач. Обидели!

***

Дорога была ужасной. Тот путь, который в прежние годы поезд преодолевал за шестнадцать часов, теперь растянулся на сутки. Почти на каждой станции в плацкартный вагон заходили вооруженные люди и ощупывали нас кого глазами, кого руками. Каждый раз мои вещи вытряхивали на полку.

Мне приходилось убеждать, уговаривать, плакать, молить. Спасало то, что бандиты не знали фамилии Катрин, поэтому мое сходство с одним из руководителей повстанческого движения в конце концов списывалось на случайность. И ребенок! Какой же повстанец будет ехать в поезде с ребенком и с обычным набором продуктов в сумке?!

К концу пути кончились запасы сцеженного Марией молока. Моя грудь нестерпимо болела, соски потрескались, я чувствовала горячие приливы, понимала, что процесс пошел, но…. Белая жидкость не вытекала никак!

Спасла нас с дочкой соседка по купе. Она сначала долго смотрела, как мы с малышкой мучаемся, а потом со словами «Дай-ка покажу. Я троих выкормила» подсела ко мне и прямо пальцами всунула в маленький ротик мою уже разбухшую от молока грудь и как-то ловко надавила. И все получилось! Я стала кормилицей!

***

Дневник:

«15 декабря

Сегодня Марии исполнилось два годика. Она все говорит, только ничего непонятно. У нее свой тарабарский язык. Самое интересное, что ей все равно, понимает ее кто-нибудь или нет. Это как бы не ее проблемы. Вся в маму. Вчера подбежала к продавщице в магазине и, подняв на нее свои огромные карие глазищи, спросила:

– Алиля кома люля?

Вполне законченная фраза. Продавщица переспросила: «Что?». А Мари снова:

– Алиля кома люля?

То есть человек спрашивает что-то конкретное, а что непонятно даже мне. Катрине дали звание полковника правительственной гвардии. Смотрели вчера ее награждение по телевизору. После второго переворота вернулась прежняя власть, бандитов посажали, а Кэт стала нашим национальным героем.

Завтра пойдем с Мари к нашему колдуну. Муж говорит, что надо купить амулет от сглазу специально для беременных. Все-таки я самая счастливая женщина в мире. Наверное, мне тоже, кто-то завидует, как я раньше».

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+2
330
Ну, это точно женщина писала. Только стоило ли на всю Ивановскую про кормление? И как-то я сомневаюсь, что у нерожавшей женщины может появиться лактация.
09:31
Тоже сомнения на этот счёт wonder Может гг утаила пару записей из дневника?
Погуглила. Может. Оказывается, были случаи, что даже у мужчин начиналась лактация. На безрыбье т.с.))))
10:38
+3
Ничосе! Итак конкуренция жёсткая, «потому что на десять девчонок…», ещё и тут мужуки обходят ))
rofl Но не рожают хотя бы.
Комментарий удален
Несмеяна
15:18
Но уже пытаются ))
Премия Чаплина-то покоя им не даёт))
09:21 (отредактировано)
+3
Чтобы фантазировать о подобных вещах, надо быть в теме, хорошо знать материал, пока, простите, это глупость какая-то вышла с революциями, вскармливанием, родами да со всем… и писать так за между прочим, в посёлке убили всего пять человек. Чтобы так поверхностно говорить о обесценивании человеческой жизни, надо было попахать над подачей истории, трагедия превратилась в фарс. Ну и про зависть абсолютно вставное.
09:31
+2
Очень смазано все. Героиня завидовала сестре, съездила на юг, нашла там ее дочку, забрала и завидовать перестала. А в чем конфликт? Пирога не давали, какого хотелось?
«Значит, она сюда воевать сбежала и случайно родила»- как-то легкомысленно звучит, при драматичности описываемых событий. И весь рассказ вот такой несерьёзный, к сожалению.
10:58
+1
Очертания вроде бы нормальной истории. Но сколько намешано в таком объёме, от этого и такой рваный ритм, и при этом столько знаков отдано почему-то кормлению (кстати, всё ли тут гладко с точки зрения физиологии?). Поэтому история не выглядит цельной, с понятными героями и внятным сюжетом. Но развить её в хороший рассказ, безусловно можно. Раскрасить мир для большей понятности, дать героем больше собственной воли, показать их выпукло.
05:55
+1
тут я, простите, не поверила:
— в то, что может появиться молоко без беременности
— то, что можно так ненавидеть сестру, что ничего ей не сказать о том, что ее ребенок остался жив
— то, что в 26 лет не иметь свой жизни и продолжать завидовать сестре детской завистью.
12:23
Только закончила смотреть «Диккенсиану». Там тридцатилетняя сестра так завидовала младшей, что утаила от неё, что ребёнок выжил при родах. Сдала в приют, а сестре сказала, что девочка умерла. И всё из «лучших побуждений». Полно такого в литературе. А про зависть между ближайшими родственниками типа «ниоткуда» — в жизни полно.
Так что по двум последним пунктам — всё Ок.
Татьна н.
03:45
Так пишу же не от фени! Насобиралось информации по жизни. Спасибо
Хмм… Написано грамотно… Что еще. Да вроде ничего. Не мое, если честно. Решать тяжеловато, ибо нет ни одного рассказа, чтобы зацепил. Как голосовать?..
01:37
+1
Аналогично…
09:33
+1
Вот и я в раздумиях eyes
09:59
История интересная. Написано грамотно. Авторский стиль понравился. Но материал сырой, автору элементарно не хватило знаний. Пока только плюс. Удачи!
10:31
Куча глупостей.
Что за плакаты «разыскивается»? Если разыскивается, почему первым делом не пришли к сестре? Почему она узнаёт об этом из плакатов на улице?
Зачем вешать «разыскивается», если идёт война? Это как если бы висели плакаты «разыскивается» с фотографиями солдат вермахта в 1942-м.
К чему вообще была вся эта история про кормление дочери сестры? Каков итог? Как изменилась героиня?
В общем, рассказ-пустышка. Про сиськи.
01:34
Из дома вышла такая же маленькая полная женщина Какая — такая же? Вроде до этого никто не выходил…
АКак-то не очень рассказ. Автор, навреное, хоиел написать с юмором. Потому как все легко — революция, люди поумирали, сестра с повстанцами… Но мне смешно не было. Возможно, конечно, что это моя проблема. Что-то не поняла…
Такая же, как мужчина)
13:14 (отредактировано)
Идея произведения норм (грубо говоря: у каждого свое счастье, зависть бессмысленна — да и пропадает, когда находишь свое счастье). Но вот исполнение, на мой вкус, подкачало. Текст кажется франкенштейном, идет акцент на те детали, которые фактически не играют роли, но при этом важное расписывается буквально в три слова. Из-за этого не «торкает» совершенно.
18:17 (отредактировано)
Всё жизненно мне очень понравилось очень легко читается Голос
21:20
+1
Где-то я уже читал что-то похожее про сестер. В том рассказе тоже была необоснованная не-любовь к младшей дочери.
Позабавил этот отрывок:
– Девочки, на ужин пудинг хотите? – кричит из кухни мама. – Да! – сразу орет Катрин. И все. Вопрос уже решен без меня.

Ну так, может ей стоило хоть что-то ответить, а не молчать. Спросили ведь «Девочки».
Про соски, конечно непонятно — может такое быть или нет, но я вроде поверил. Даже проверять не стал.
А вот в рассказ не поверил. и дело даже не в недосказанности — когда Кэт успела залететь, как она стала руководителем повстанцев, откуда у Луизы появился муж, вопросов много и их даже можно принять без ответов. Но общий стиль повествования — какой-то безэмоциональный. И обилие восклицательных знаков абсолютно не спасают ситуацию.
Я не переживаю за героиню. Словно просто смотрю дешевый сериал по России2, где актеры даже не стараются.
Была хорошая попытка описать женщин на войне, или женщина и война, или могла быть.
Получился какой-то кавардак. Рассказ запыхавшегося подростка.
22:18 (отредактировано)
+1
Сложно голосовать, но я добавлю сюда свой ГОЛОС. Сюжетные нелепости присутствуют во всех рассказах, кроме, пожалуй, истории со стрельбой и мордобоем. Там всё понятно, но стилистически слог не нравится.
Но, если асбстрагироваться от сюжета, то здесь мне значительно больше понравился язык. Вот чисто слог. За это и «махну платочком».
Спасибо)
Загрузка...
Илья Лопатин №1