Эрато Нуар

Далеко летят корабли

Автор:
Итта Элиман
Далеко летят корабли
Работа №1. Тема дуэли: Воспоминание
  • Победитель
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Начало тошнить. То ли от бессилия, то ли от голода, то ли от того, с какой фатальной ясностью, подробно и зримо он вспомнил их первую встречу и их последний день. Вспомнил ее тонкую улыбку, такую, словно в себя, веселые ямочки на щеках, серые глаза с каштановыми точками на радужке, ее теплые сухие пальцы с обкусанными ногтями, нежные пальцы. За десять лет он отлично ее рассмотрел. Знал каждую ее родинку, каждую мысль. Хотел знать и знал. Вспомнил, что она никогда не застегивала молнию синего термокостюма и белая шея, легкие линии ее ключиц всегда были подставлены ветру.

В момент аварии он готовился наружу проверять блок защиты и уже взялся за шлем скафандра, когда корабль вдруг сильно тряхнуло. Герман отлетел плечом в стену, врезался головой о дверной винт и от удара потерял сознание. Когда он пришел в себя, в коридорах горел красный свет, орала аварийка. Согласно инструкции Герман помчался в рубку, чувствуя текущую по щеке теплую кровь.

В рубке было пусто. Навигационная система включила резерв и запрашивала помощь по управлению полетом. По экрану монитора бежали сведения о глобальном сбое программ. Герман выругался, вызвал по интеркому дежурного программиста. Кроме него на лайнере не спали в анабиозе минимум человек тридцать, но никто не отозвался на призыв. Корабль точно вымер.

– Ну уж нет! – прорычал Герман. – Не в этот раз!

Он сел за капитанский терминал и с тех пор не вставал третьи сутки. Стоило отвлечься от управления навигацией, как корабль начинал терять в скорости, что означало лишние десятки лет пути.

– Два месяца дежурим, – бормотал он себе под нос. – Уже половина пути, детка. Прорвемся. Да.

Страшно клонило в сон, но оставалась последняя доза энергетика и он ее берег. Мерное гудение приборов усыпляло. Когда Герман не выдерживал, он откидывался в капитанское кресло и проваливался в тягучий бред. Тогда ему казалось, что знакомый голос тихо поет популярный мотив:

Далеко летят корабли,

Ты не спи, любимый, не спи.

Они тоже, звезды, гляди,

Только их не видно с Земли.

Он вспомнил, как однажды пилотировал планетарный флаер и знал, что вот-вот уснет. Это была стресс-проверка на самоконтроль. Ему дали снотворное. Никогда не думал, что уснуть за штурвалом так легко. Словно кто-то невидимый щелкнул пальцами у виска и картинка сменилась, как кадр в бойком триллере. Вот он двигается чуть выше полосы дороги. Мир очень яркий. Внизу – аккуратными рядами посадки персиковых деревьев, по обочинам – синие ленты из диких цветов, желтые вспышки солнца на лобовом стекле и раз, кадр меняется – ты говоришь с лысым мужиком во фраке внутри сюрреалистичного дома, думаешь: какого…, что за бред? И теряешь управление.

Он повторял тест раз десять, пока не научился чувствовать критический момент, чтобы вовремя принять энергетик.

Тот самый момент! Он нащупал языком капсулу, последнюю из трех, укомплектованных в твердый воротник, раздавил под десну. Отпустило быстро. Затем бросило в жар. Герман откинулся в капитанское кресло и начал считать со ста в обратном порядке, чтобы успокоиться. Он вытер вспотевшее лицо рукой, сковырнул запекшуюся кровь. Монитор снова взбесился цифрами, требуя коррекции программы. Вот черт! Теперь каждые семь минут.

– Вот черт! Черт! Черт! – повторил он вслух. – Прости, детка!

Герман не справлялся с задачей. Необходимо было рискнуть: бросить навигационную систему управления и идти в центральный отсек корабля, будить программистов вручную. Это займет час, так что шансов почти нет. Случись за час серьезный сбой программ, и тысячи людей не долетят до своего нового дома так же, как не долетела она. Она не долетела!

Они встретились на олимпиаде по математике, когда оба не прошли на второй тур и сели в центральном холле академгородка ждать родителей. Он подавал большие спортивные надежды, был выше и сильнее всех своих сверстников. Она, напротив, была крошечной, худенькой, сполна одаренной только одним - железной целеустремленностью.

– Срезался на дифференциалах, – сказал тогда Герман, просто чтобы разбавить неловкое молчание.

Она внимательно посмотрела на него, пробежала взглядом, оценила всего за секунду. И улыбнулась, озарилась какой-то невыразимой прелестью. Герман тогда еще не знал, что такое женское обаяние. Ему было тринадцать. Ей – четырнадцать.

– Тебе они не нужны, – она уверенно поправила волосы. – Тебя и так возьмут. Твоя цель?

– Хочу осваивать новые миры. Успеть в программу переселенцев.

– Только после меня! – она сердито подула на светлую челку.

– Договорились, – улыбнулся он.

Ребята обменялись адресами соцсетей и сделали все, чтобы через год попасть в интернат при космическом научном центре. К тому моменту они уже были безнадежно влюблены не только в космос, но и в друг в друга.

Через несколько часов он почувствовал, что опять проваливается в дремоту, вернулись «Далеко летят корабли...»

Его привел в чувство сигнал, отсчитывающий час. Герман размял руки, потер лицо и уши, в тысячный раз выставил курс и снова уставился на экраны. Все было в порядке: космос чернел, корабль летел, люди спали. Пока не спал он.

– Критическое состояние здоровья только у меня, представляешь? – вслух произнес Герман. – Вот ведь. Пожрать бы чего!

В их последний вечер они молчали. Сидели на крыше общежития. Пили лимонную воду.

Небо затянуло облаками, но оба отлично знали, что там есть звезды. Все было давно решено. Она летит с первым кораблем, где нужны инженеры. Он стартует через год, запасным пилотом лайнера, вмещающего в себя тысячи переселенцев. Там влюбленные встретятся и будут плечом к плечу осваивать новую планету, великолепную Зантару, с прекрасными золотыми закатами, неиссякаемыми природными ресурсами, бесконечными загадками и опасностями.

– Тебе осталось два важных теста, – сказала она.

– Я справлюсь, не волнуйся, – он взял ее за руку так осторожно, словно она уже была не с ним, а в далеком космосе.

– Тесты подбирают специально. Никто не может предугадать.

– Но ты же справилась? – улыбнулся он и сжал ее руку.

– Я – это я. Я не так впечатлительна.

Ее волосы развевались, а ветер продувал шею. Они обнялись. Два упрямых мечтателя, которым повезло встретится.

Через два месяца стало известно, что случилась страшная катастрофа и корабль погиб.

Герман ничем не выдал себя своим тренерам. Пилот с самыми высочайшими показателями сжал зубы, закрылся от всех друзей, начал тренироваться еще усерднее. Поклялся ей, что непременно попадет на Зантару и назовет в ее честь первую улицу поселения.

Он был готов сдержать клятву любой ценой.

– Тебе придется меня забыть, – сказала она ему во сне.

– Это вряд ли, – ответил он.

Компьютер призывно затрещал. Герман очнулся, вернул резервное управление к жизни и еще долго вглядывался в пустоту космоса.

«Ты так мечтала попасть в этот черный колодец, что осталась там навсегда.»

– подумал он. Слезы подступили к горлу, крепко выругался, чтобы не дать слабину и тотчас вновь провалился в воспоминания.

Увидел, как наяву, ее лицо – прекрасное, воодушевленное.

– Тебе осталось два теста.

– Я справлюсь.

Хотелось кричать: «Не лети! Останься вот так, здесь, рядом. Тебе нельзя лететь!»

В тот момент она отвернулась, глядя на огни космического городка, далекие тренировочные комплексы, черными исполинами торчащие на горизонте.

Что-то изменилось. Этого не было. Герман вскочил. Вскочил там, на крыше.

– Яна! Яна, послушай!

Он услышал свой голос. Яна повернулась, обеспокоенная его переменой.

– Ты не должна лететь, – выпалил он. – Корабль погибнет.

– Что ты такое говоришь? – Яна удивленно вскинула бровь. – Нас же оставляют.

– Не понимаю.

– Гера, милый. Мы остаемся на Земле. Оба. Вчера пришло решение. Ты его сам в руках держал.

Герман подскочил к ней, обнял. Сильно вцепился в ее плечи, тощие, замершие печи живого человека.

– Повтори!

– Мы остаемся! Чему здесь радоваться? – Яна поджала побелевшие от холода губы. – Что ты сказал про корабль?

– Ничего! Уже ничего! – он весь дрожал от какого-то невыразимого ликования. Его вдруг отпустило, все стало легко и просто.

– Идем, – он погладил ее спутанные ветром волосы. – Идем ко мне. Идем сейчас же внутрь.Ты замерзла.

Он уверенно взял ее за руку, повел по спящим коридорам общежития. С каждым шагом мир вокруг становился ярче, запахи отчетливее и вскоре он чувствовал только счастье и вселенскую нежность. Дверь среагировала на его лицо, распахнулась. В комнате было темно, только зеленые часы на рабочем столе показывали 23:43. По радио тихо играла песня:

Далеко летят корабли…

– Анечка, вырубай!

– Лев Петрович, ну что вы! Сейчас? На самом интересном месте…

Лев Петрович Берц, глава психологической комиссии по работе с космонавтами, снял старомодную вирт-гарнитуру и бросил на приборную панель.

– Это тебе что, кино?

Лаборантка Анечка обиженно вспыхнула, но не пошевелилась.

– Ладно, дай ему час. Потом они уснут и ты его осторожно переведешь в сознание. Через оба этапа.

Довольно кивнув, Анечка выключила только общий монитор, на котором юноша уже целовал свою девушку, склонившись над ней и обхватив ее лицо обеими огромными ладонями.

– Посмотри на него! – Лев Петрович грустно перевел взгляд на кабину симулятора. – Еще одна жертва любви. Бык! Здоровье великолепное. И вот так провалить тест!

Лаборантка подошла к кабине. Тестируемый юноша не подавал признаков жизни. Глубокий двойной гипноз. Ничего опасного, все космонавты через это проходят. Если проходят...

– И что, он не сможет попробовать снова? Ведь у него свежая травма. Не типичный случай.

– Не сможет, – покачал головой Лев Петрович. – Он так устроен. Его психика способна под гипнозом сама моделировать реальность, а значит дальний космос не выдержит. Да и не нужен ему космос. Сама посмотри. Вернее, нет. Сейчас не смотри...

– Жалко его! – Анечка провела рукой по крышке кабины.

– Не переживай. Со временем оклемается. Получит зеленую лицензию, простым пилотам тоже работы хватает.

Герман открыл глаза. Он все-таки уснул. Корабль больше никуда не летел. Все, кроме одного, мониторы погасли. На аварийном горела надпись:

«Симулятор не пройден. Приятного пробуждения!»

Откуда-то издалека слышалась песня, она становилась все громче и все ближе.

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
Другие работы:
+8
00:20
899
07:53 (отредактировано)
+1
«К тому моменту они уже были безнадежно влюблены не только в космос, но и в (по-моему, этот предлог лишний) друг в друга».
А рассказ превосходный! Пойду второй прочитаю.
Нет, этот зацепил больше. ГОЛОС.
15:10
+1
Да! Вот есть внимательные люди.
Спасибо, уже исправила))
14:33
+1
Голос сюда. Попытаюсь аргументировать и изложить эмоции в словах )) Понравился сюжет в сюжете, то, как автор объёмно показал гг
От:
Он подавал большие спортивные надежды, был выше и сильнее всех своих сверстников. Она, напротив, была крошечной, худенькой, сполна одаренной только одним — железной целеустремленностью.

До:
– Тесты подбирают специально. Никто не может предугадать.
– Но ты же справилась? – улыбнулся он и сжал ее руку.
– Я – это я. Я не так впечатлительна.

Вроде всего несколько фраз, а образы вырисовываются.
Да и вторая цитата объясняет, почему Герман провалил тест.
А внутри сюжета — реальность, «смоделированная» пилотом, полная опасностей, риска, героизма и воспоминаний.
Жаль, что Герман не сдержал обещание…
15:10
+1
Спасибо большое за замечатльный отзыв и сопереживание героям! )
Комментарий удален
16:44
+1
По правилам дуэли голос должен быть один. Но Белка так делала.
Один раз. И мне за это попало, и остальным погрозили wassup
17:30
+1
Голос. Мне понравилась подача лирики.
15:09
+1
Спасибо! Рада вашему голосу особенно)
21:52
+1
Хотелось бы все-таки написать отзыв и объяснить, почему не отдам голос за этот текст.
«Начало тошнить», и мне уже не хочется читать дальше. Совсем. И всё же.
Безусловно, автор пишет так, как считает нужным и верным, но мы ведь говорим о моем восприятии. )
Улыбка в себя… Обкусанные ногти и сухие пальцы, но нежные.
Согласно инструкции, в момент аварии — и подобное по всему тексту. Сие обезличивает рассказ, делает его таким же обкусанным и сухим, как ногти и пальцы героини.
Но «готовился наружу» — и я пас, если честно.
Теплая кровь…
страшно клонило в сон, проваливался в бред — и остальные наборы, обезличенные.
много действий как перечисление, и по сути — Герман пошел, встал, затем ушел, вновь пришел.
минимум тридцать человек — сухо воть опять же.
Единственное, что понравилось — стихотворная вставка. Да, идея есть, линия любви вроде тоже есть, но все эти наборы спасательные из сухих фраз убивают и задумку, и идею, и эмоции, которые вроде тоже присутствуют.
Финал понравился.
В общем, спасибо!)
22:42
+1
В чем проблема с кровью, стало интересно. Так не пишут, или что?
22:44
+1
приветствую.
пишут так, как считают нужным, как душе угодно.
кровь не льется холодной в принципе, это как горячая моча, раз уж на то пошло. так и холодной она вроде тоже не льется, чтобы уточнять.
но повторюсь, это лишь мое видение)
22:54
+1
Поняла)) Я просто не обратила внимание, восприняла прилагательное, как ощущение героя. Когда порезал палец — идет кровь, и она никак не ощущается, а если рана глубокая, то тогда чувствуется именно тепло, наверное, поэтому мне показалось естественным такое словосочетание. Но у каждого свое мнение:)
15:08
+1
Спасибо большое за подробный и полезный отзыв.
Тут вы совершенно правы. Падача этого текста — вопрос вкуса. Это был очередной эксперемент, так сказать, по делу, без пастарали. И кое-где явно есть недочеты.
Теплую кровь оставлю. Хотя понимаю, что вы имеете ввиду.
И вам спасибо)
22:17
+2
Просто читала. Поэтому критики не будет. Что критиковать, если пережила вместе с героем столько всего. ГОЛОС
15:01
+1
Очень благодарна за сопереживание! Это автору всегда дороже всего.
00:16 (отредактировано)
+3
А действительно — равные рассказы. thumbsup Ну я подумаю ещё…
14:59
+1
))) спасибо!
11:28
+1
«А по утру они проснулись». Ничего такая история, несмотря на несколько пошловатый трюк с нереальности основной частью происходящего в рассказе. Вот не пойму только, специально автор (ша?) такого героя выписал, что… ну, противный он и раздражает, или это я так криво воспринимаю? Такой вроде герой-романтик (ну, чуть по нему прошёлся Лев Петрович в конце, вроде как капнул чуток дёготку) внешне, а со всей этой немного слюнтявой рефлексией — размазня-плакса-немужик какой-то.

Ага, вот комментаторы (ши) как раз лирику и оценили. Угу.
22:21
+1
14:59
+1
ну да, специально.
я великих нагибаторов пишу очень редко, почти никогда)))
12:57 (отредактировано)
+1
Ну нормально так )

Начало заинтересовало, про тошноту которое. Концовка угадалась к середине.
А вот про двойной гипноз — это как-то с трудом вошло. Гипноз в гипнозе? Сон во сне — это ещё как-то можно объяснить… Хотя, могу и ошибаться )

UPD: ГОЛОС сюда. Здесь ровнее смотрится, хотя вопросы остаются.
14:57
+1
Спасибо! Гипноз убрала. И впрадву, перебор)
09:44
+1
ГОЛОС. Этот рассказ показался более соответствующим теме дуэли. Сюжет занимательный. Понравилось то, что герой оказался без приставки «супер». Обычный, может сломаться. Не всем же бороздить просторы )
Непонятными были некоторые описания. К примеру, манипуляции с энергетиком: нащупал языком на воротнике ( почему не рукой?), раздавил под десну (это как?).
«Его психика способна под гипнозом сама моделировать реальность, а значит дальний космос не выдержит» — как связано одно с другим?
14:53
+1
Спасибо вам за ваше видение героя! Это особенно ценно!)))
Необоснуи посмотрю обязательно.
10:01
Согласно инструкции Герман помчался в рубку, чувствуя текущую по щеке теплую кровь.

По инструкции он должен во время бега чувствовать кровь на щеке?
Стоило отвлечься от управления навигацией, как корабль начинал терять в скорости, что означало лишние десятки лет пути.

А потом всякие алексусы спрашивают, зачем нужно Экспертное бюро.
Корабль в космосе не может терять в скорости сам по себе, а навигация при космических расстояниях не требует постоянной коррекции. Даже если Герман уснёт на сутки, корабль отклонится от курса на такую крошечную величину, что удлинение пути исчисляться будет в худшем случае в днях.
– Два месяца дежурим, – бормотал он себе под нос. – Уже половина пути, детка. Прорвемся. Да.

Если они пролетели уже половину пути, корабль ДОЛЖЕН терять в скорости, то есть тормозить.
Он вспомнил, как однажды пилотировал планетарный флаер и знал, что вот-вот уснет. Это была стресс-проверка на самоконтроль. Ему дали снотворное.

*рукалицо*
Ну ещё бы, попробуй посопротивляться химическому снотворному, а не усталости.
Он повторял тест раз десять, пока не научился чувствовать критический момент, чтобы вовремя принять энергетик.

Энергетик, который никак не повлияет на снотворное
Герман открыл глаза. Он все-таки уснул. Корабль больше никуда не летел. Все, кроме одного, мониторы погасли. На аварийном горела надпись:
«Симулятор не пройден. Приятного пробуждения!»

Серьёзно, что ли? «Это всё оказалось сном»?

Даже если абстрагироваться от ляпов по матчасти, рассказ всё равно не удался. Более того, его логика вызывает внутренний протест: ведь лаборантка-то, по сути, права, свежая травма исказит нахрен все тесты, и проводить их в этот период бессмысленно. Кроме того, вопрос подачи: рассказ короткий, про любовь там только говорится, но ничего не показывается. В результате я не вижу персонажей, я вижу две картонные фигуры, о которых мне сказали, что они любят друг друга. И это рушит всё.
14:50
+1
Я боялась специалистов в фантастике. И не зря)))
Спасибо вам за мнение и полезные советы.
Все учту на будущее.
14:56
Матчасть дело поправимое. Если бы дело было только в ней, я спокойно назвал бы рассказ хорошим. Но тут беда более общая…
15:35
+1
По крайней мере я рада, что есть еще островки разума, где люди борятся за качество текста.
Думаю, Литнет сильно меня развратил. Будем работать не покладая рук. Даже если шансов нет))))
15:44 (отредактировано)
+1
В обменах на Литнете вы нормальной критики не получите. Во всяком случае, я её там получал только от знакомых. А так… формулировки будут смягчать, применять обтекаемые формы и хвалить, даже если рассказ — полная, бесповоротная хрень. Просто потому, что ругать не принято, творческие личности же, ранимые и нежные. В результате у автора формируется неверное представление, и когда он выходит во внешний жестокий мир, то испытывает шок. И дальше… всё зависит от того, способен ли он работать над собой. Легче всего плюнуть и вернуться в уютную раковину, где все хвалят и напрягаться не нужно.

В целом же хочу сказать, что ваша реакция приятно удивила. Правда, я не особо жестоко и ругал, но в любом случае высказываю своё уважение. Мне случалось встречать штыковую атаку за гораздо более мягкую критику. Так что шансы у вас есть — уже хотя бы только поэтому.
16:10
+1
Ну, вы же по делу высказались. Тем более матчасть мне интересна. Ну, а что остальное — все плохо, для меня на самом деле, частный случай, не дотянула, знаю.
Я честно говоря, думаю, что выросла уже из штыковых атак. До разумных пределов, конечно.
На Литнете обменами не занималась. Напротив, сама всех ругала. Так что отлично вас понимаю. Иногда просто вот хочется взять автора и вытрясти весь рассказ по словосочетаниям. Но боюсь удариться во вкусовщину.
Я пишу неплохую прозу. И давно.
А мечта о неплохой фанастике — старая мечта. Не забываю ее.
16:18
+1
Попробуйте Пролёт фантазии, это конкурс рассказов фентези на свободную тему. Анонимный, проводится постоянно, вас там разнесут и выскажут всю правду-матку)
20:49
Спасибо, может, и поробую. Как раз вполне мазахистское настроение. )))
20:52
+1
а есть кому разносить?
09:20
Да. Там даже счётчик ввели, в котором высвечиваются все рассказы с минимальным количеством прокомментировавших. В этом раунде каждый рассказ прокомментировало минимум 12 человек, более половины комментариев — содержательные и подробные, а некоторые разносят по кирпичикам.
10:16
+1
Охотно верю. Но практика показывает, что критиков нынче не меньше, чем писателей, и по качеству процент такой же. В основном, это мнения, подающиеся как эталон. Разнос ради разноса и самолюбования, но на весенний я приду. А вдруг, это уникальное место)))))))))))
11:46
+2
Там пишут свободные мнения по рассказу, и хотя дураков тоже хватает, на 80% это мнения скорее читателей, а не критиков. Ну вот например fancon.ru/forum/index.php?showtopic=17492 обсуждение одного из рассказов этого раунда (не моего), посмотрите сами.
18:34
Спасибо
18:29
Да, думаю, надо будет попробовать. Тем более вермени еще много.
Там действительно все активно.
Только предпочтения ровным, выверенным текстам. Чаще всего скучным.
Ну попробуем)
23:35
+1
Просто хороший рассказ, лег на душу. Понравилась фраза про то, как девушка «так мечтала попасть в этот чёрный колодец, что осталась там навсегда...» Приятный стиль изложения, яркие персонажи, антураж… Голос.
14:48
+1
Спасибо, очень рада, что рассказ понравился.)
20:28
+1
Голос этому рассказу, история зацепила больше
14:51
+1
Благодарю!
15:15
+2
ИНтересный перевертыш. Так увлеклась переживаниями главного героя, что никак не могла понять откуда взялась лаборантка Анечка :)
Что такое двойной гипноз?
14:48
+2
Я думала, тут коммы закрыли. Нет. Тогда поблагодарю всех.
Спасибо вам, убрала двойной гипноз. Ведь погружение в смоделированную реальность — не знаичт второй гипноз. Правы. Перебор)))
Мясной цех

Достойные внимания