Светлана Ледовская №1

Эхо мёртвого мира

Эхо мёртвого мира
Работа №6

«Ещё немного».

Он пробежал по краю крыши и скользнул вниз по разрушенной стене, оставив на её шершавой поверхности след от тяжёлых ботинок.

«Пару кварталов».

Свернув за угол, человек тенью пролетел переулок, продолжая бежать, быстрыми движениями преодолевая повороты. Пыль поднималась под ногами и разлеталась в стороны, подгоняемая краями его длинного плаща.

«Совсем скоро».

Мелкий песок и камни под подошвами скользили и издавали короткий скрипучий писк. Он бежал по узкому проходу перепрыгивая упавшие бетонные балки, уворачивался от торчащих из стен кусков ржавой арматуры, пробираясь к намеченной цели.

«Сейчас!»

Он развернул правую ногу, резко тормозя, и проехав на гравии пару метров, скользнул в практически незаметный пролом в кирпичной стене, укрываясь в тени. Подняв с земли отколовшийся кусок кирпича, мужчина осторожно выглянул из своего укрытия. Пыль уже начала оседать, но отпечатки ботинок и направление его бега всё ещё можно было определить невооружённым взглядом.

«Где же он?»

Из укрытия человек посмотрел вверх, туда, где алое небо почти потухло и заражённое Солнце скрылось из виду. Среди серых облаков можно было рассмотреть пока ещё едва видный осколок разрушенной Луны, с россыпью астероидов вокруг.

Небо погибло в тот день, когда люди решили стать ангелами. Когда их гордость и самолюбие превзошли здравый смысл. Идеи бессмертия, мысли о власти и силе, безграничные возможности для всего человечества. Столько высоких и пёстрых слов, столько речей вдохновляющих и вселяющих веру. И что в итоге? Человечество собирает свои остатки в цитаделях, высоко парящих над землёй и секторах, где ещё есть надежда на то, что планета станет прежней.

***

Детские руки обвили шею подростка, он чувствовал, как по его щеке текли обжигающие капли солёной воды. Переулки сменяли друг друга, мелькали дома, словно в бредовом кошмарном сне, а перед глазами застыла лишь одна картинка: родители в лапах этих железных чудовищ.

В голове крутились десятки вопросов, но ни один из них не мог кричать громче, чем мысль, что у него больше нет никого, кроме маленькой сестры.

«Мама, папа…»

Аннет молчала, лишь её миниатюрные плечи вздрагивали под безразмерно большой кофтой. Уткнувшись лицом в плечо брата, она сдерживала любой звук, чтобы не привлечь к ним внимание.

За ними никто не гнался, но Андрей бежал на столько быстро и бесшумно, на сколько позволяли его силы, неся в руках пятилетнюю Аннет.

«Что делать? Куда бежать?»

Он остановился, слёзы предательски туманили его глаза. Только сейчас стало заметно, как сильно он дрожит. Не сказать точно от чего: от холода или от осознания реальности.

Зайдя в заброшенный дом (иных не было), подросток сел на что-то напоминающее стул, всё ещё держа сестру на руках.

Молчание и тишина были невыносимы, хотелось реветь, кататься по полу и бить кулаками в стену, но сил не было на такие сильные эмоции. Лицо Андрея, бледное, с резкими чертами и потухшими серыми глазами не выражало ничего, кроме вселенской тоски. Казалось, что это лицо принадлежит безумцу или человеку, перешедшему запретную грань: безразличному ко всему.

Аннет сама спрыгнула на разбитый пол холодного помещения и, не оборачиваясь лицом к брату, сделала несколько шагов. Её русые волосы тяжело упали и сползли по спине ленивой змеёй.

- Мама, - пролепетала она еле слышно. – Папа.

- Прости, малышка, - голос Андрея звучал совсем неестественно механически и отталкивал холодным дуновением. – Их больше нет. Мы теперь совсем одни. Я – вся твоя семья.

- Не хочу так, - всхлипнула девочка, поворачиваясь к брату лицом. – Хочу к маме с папой.

Ган унял дрожь в теле и, опустившись на колени, крепко прижал сестру к себе. Он не знал, как её успокоить, потому что и сам не мог сделать над собой такое нечеловеческое усилие. Они потеряли родителей, раны от такой утраты не заживают, а любые слова превращаются в пустой звук.

- Я не дам тебя в обиду, Ани.

- Хочу домой, - всё тело Аннет содрогалось от бесшумных рыданий.

- Я твой дом, - прошептал Ган.

***

Он смотрел на догорающее небо. Из-за балок раздался скрежет. Мужчина отпрянул в тень и, скинув капюшон с головы, нажал на кнопку механизма, расположенного у него на шее. В темноте сверкнули красные стёкла боевого шлема, мгновенно закрывшего голову человека подвижными элементами. Пространство обрело красноватый оттенок, осветив беглецу путь инфракрасным излучением. Он опустил руку под плащ, нащупывая рукоять двуствольного револьвера, замер в ожидании.

Звук раздался совсем рядом. Скрежет металла перекликался с монотонным шипением и прерывистым стуком чем-то схожим с сердцебиением.

«Тише, замри».

Беглец затаил дыхание, закрыл шлем капюшоном и опустил голову, чтобы окуляры не выдали его местонахождение. Мимо укрытия прополз чей-то бесформенный силуэт и остановился на том месте, где обрывался след.

Странные звуки заполнили узкий проход между полуразрушенными домами. Тень существа постоянно менялась, она становилась то очень длинной, то очень широкой или приобретала форму, которую сложно описать словами.

«Ещё несколько секунд».

Прислушавшись, он услышал сопение, словно существо принюхивалось к запахам, ища след. Снова раздался металлический скрежет и в стену, рядом с укрытием человека, ударил яркий луч света. Мужчина сделал небольшое усилие, чтобы не пошевелиться от неожиданности. Окуляры уловили яркую вспышку фонаря и автоматически снизили излучение. Небольшой ореол света медленно полз по стенам переулка, освещая каждый дефект в кирпичной кладке. Луч прошёл в полуметре от каменного кармана, где прятался беглец и замер.

«Нужно бить сейчас, пока он не заметил меня и не оповестил других».

Мужчина задержал дыхание и крепко сжал осколок кирпича, который поднял ранее. Его сердце сомнительно быстро колотилось, мешая хладнокровно думать. Свет фонаря снова сдвинулся и пополз, как показалось человеку, ещё медленнее прежнего. Вариантов решения оставалось с каждой секундой всё меньше.

«Сейчас?»

Всё его тело было напряжено, он закрыл глаза. Луч снова остановился. Правая рука опустила рукоять револьвера и потянулась к ноге, где был закреплён длинный энергетический клинок.

«Один быстрый удар. Он меня уже почуял, значит, играет. Если подаст сигнал – я труп».

Беглец расслабил левую руку, в которой был зажат камень и плавным движением, слегка двинув кисть, откинул его так далеко, как это возможно было в данном положении. Казалось, что этот бесформенный кусок, служивший раньше частью крепкой стены, летит целую вечность. Всё происходило так медленно, что можно было заметить, как плывут песчинки пыли в свете фонаря. Камень упал на что-то полое и железное, звук разнёсся эхом по всему кварталу, продолжая звучать в голове мужчины.

«Сейчас!»

Он сорвался с места и вылетел из своего укрытия. Прыгнув и подтянувшись на руках, схватил старую водосточную трубу, провисшую в двух метрах над землёй. Наступил левой нагой на бетонный выступ у противоположной стены, извернулся и опустил другую ногу на торчащий кусок арматуры прямо над головой существа. Напрягая мышцы, он отпружинил от ржавой арматуры и завис на краткое мгновение в воздухе. В руке блеснуло тонкое длинное лезвие с ярко-синим остриём.

«Один точный удар».

Лезвие яростно просвистело, разрезая воздух, со звоном входя в единственное слабое место между лопаток существа. Человек опустился рядом и, обернувшись, мгновенно отскочил к выходу из переулка, замерев в трёх метрах от цели.

Свет фонаря погас, и окуляры вновь заработали, окрасив всё в красный оттенок.

Перед мужчиной стояла застывшая машина, если это можно было назвать просто машиной. Автаматон, внешне сочетал в себе очертания человека и змеи, приводился в движение специальным механизмом, скрытым глубоко под браней. Одной из самых главных составляющих подобных существ был «живой материал». Это были скорее киборги, чем обычные автоматоны с программными настройками. Там, внутри, находилось что-то «живое».

- Царство небесное, - прошептал беглец. – А вот и ангел.

Верхняя часть человеческого тела была закреплена винтами и трубками на механизме, схожем со змеиным хвостом, кончик которого завершался механическим подобием погремушки. Возможно, именно он издавал те странные звуки, схожие с сердцебиением. Лицо существа было скрыто железным шлемом, изображающим голову ястреба. Скорее всего, там начиналась человеческая часть этой металлической химеры.

Человек подошёл ближе и, обойдя тело монстра, вытащил кинжал, застрявший между механических лопаток. Убрав клинок в ножны, он похлопал ладонью по бронированному плечу и принялся осторожно простукивать пальцем поверхность нагрудного панциря и спинной части. Защитная чешуя расходилась по всему длинному телу монстра и не закрывала только шею и часть спины, откуда осуществлялось ручное управление этим автоматоном.

«Столько риска и сил ради поимки охотника. Надеюсь, что не напрасно».

Химера осталась точно в таком положение, в каком ей был нанесён удар. Потеряв связь с источником питания, механизм остановился. Автоматон не был мёртв, но и живым его назвать нельзя.

Беглец ловко забрался на плечи к существу и, достав из рукава плаща маленький свёрток с инструментами, начал копаться в защите механизма ручного управления. Недолго провозившись, он смог открыть панель и начал что-то набирать на клавиатуре, через мгновение раздалось тихое шипение, и нагрудник химеры раскрылся словно сейф. Пространство перед металлическим телом приобрело слегка голубоватый оттенок. Мужчина соскочил вниз и внимательно осмотрел грудную часть механизма автоматона. В центре, среди прозрачных резиновых трубок, наполненных тёмной вязкой жидкостью, был помещён куб, в объёме, не превышающем двенадцати сантиметров. Сквозь оболочку из матового металла, на стыках, просвечивал голубой свет.

«Источник питания».

Беглец нажал на рычаг у основания куба, раздался резкий свист, края механизма наполнились паром. Предмет слегка выдвинулся вперёд и упал в заранее подставленную руку. Беглец осмотрел внимательнее внутренний механизм химеры. Два из трёх основных провода, подведённые к ложу куба, были отсечены, а края их расплавились.

«Одного провода хватило бы на несколько минут работы автоматона. Это могло стоить мне жизни».

Он вытащил из набедренной сумки коммуникатор. На дисплее мигала отметка его местоположения и время (22:44).

«До встречи ещё больше часа. Можно не торопиться».

Осмотревшись по сторонам, мужчина тенью скользнул к выходу из переулка, оставив металлическое чудовище позади. Убедившись в том, что улица полностью пуста и небольшой шум не привлёк к себе внимание падальщиков, он перебежал дорогу и укрылся под навесом старого здания. На город давно опустилась ночь, но темнота этих улиц таила большую опасность, чем переулок с обездвиженным охотником.

Мужчина медленно шёл, осторожно ступая по взрытому асфальтовому покрытию дороги, стараясь не отходить от полуразрушенных стен высотных зданий. Тихо перепрыгивая остатки ржавых металлических ограждений, он обходил части сгоревших корпусов военной техники и воронки, оставленные минометами.

Дойдя до знакомого поворота, он остановился, прильнул ближе к стене и посмотрел на разбитую неоновую вывеску мюзик-холла.

«Портрет … (Далее слова вывески деформированы)».

«Когда-то люди смотрели мюзиклы. Их не заботили мысли о войне и подобном исходе. Мне рассказывали, что вечерами в таких местах было шумно. Красивые женщины, элегантные мужчины, много разговоров, смеха и других разнообразных звуков. Здесь кипела жизнь. Сейчас здесь больше нет ничего, только пыль и ветер, который разносит по улицам эхо мёртвого мира».

Мрачно усмехнувшись, мужчина отступил назад. Его тело сильно напряглось. Он мгновенно осознал, что каблук его ботинка наступает на что-то мягкое. Беглец замер. Медленно повернув голову, стараясь не совершать ни одного резкого движения, он посмотрел под ноги и удивлённо, с облегчением выдохнул. Подошва застыла в сантиметре над хвостом маленького белого зверька.

«Лунная лисица! Что она здесь делает?»

Убрал ногу и повернулся к зверю лицом, медленно, стараясь его не спугнуть.

Лунные лисы, это очень редкие животные и увидеть её среди руин такого города было удачей. Эти утончённые, любящие покой и тишину животные очень хитры и редко попадаются на глаза людям, особенно ночью, когда их шерсть начинает мерцать серебреным светом, привлекая внимания тех, кто с радостью продаст милого зверя богачам из цитаделей.

Красные глаза внимательно смотрели на человека. Лисица даже не моргала, ожидая действий со стороны незнакомца. Большие уши серебряной плутовки были такого размера, что опустив их, она смогла бы скрыть всё своё тело и двойной пушистый хвост с чёрным кончиком-кисточкой.

- Привет, - прошептал беглец.

Он осторожно отошёл на один шаг и внимательнее осмотрел лисицу в инфракрасном излучении. Лапа животного была прижата тяжёлым куском железного каркаса боевой машины. Такую громадину не сможет даже человек сдвинуть с места, что говорить о существе такого размера. Мужчина медленно начал отходить и осматриваться по сторонам, как вдруг шерсть лисы померкла. Она попыталась высвободить лапу и не получив никакого результата свернулась на прежнем месте, продолжая смотреть на человека пристальным взглядом. Беглец остановился и тяжело вздохнул, помотав головой.

«Это самая плохая идея за всю мою короткую жизнь».

Сунув руку в набедренную сумку, он вынул небольшой цилиндрический механизм, с двумя кнопками и направился обратно к попавшему в западню животному. Лисица подняла голову и продолжила следить за каждым действием незнакомца. Он прощупал края железного каркаса и, найдя небольшой зазор между асфальтом и машиной, вертикально установил механизм. Шерсть плутовки снова начала мерцать.

- Потерпи, - мужчина кивнул и нажал на верхнюю кнопку.

Раздалось еле слышное жужжание миниатюрного домкрата, корпус медленно наклонялся назад, а край механизма уходил в асфальт, сгибая обшивку боевой машины. Лиса, быстро поняв, в чём дело, начала дёргать лапу на себя, упираясь остальными в неустойчивые куски асфальта.

Домкрат почти не создавал шума, но сама машина сильно гремела, при наклоне и внутри корпуса что-то рухнуло, звон разнёсся по всему кварталу. От неожиданности беглец отпрянул. Он услышал, как где-то совсем рядом раздался звук скрежета металла, шипения и сердцебиения.

«Чёрт! Нужно бежать!»

Наконец лиса высвободила лапу и тут же, сверкнув вспышкой серебра, скрылась в тёмном проходе ближайшего подвала.

«Вот и благодарность».

Беглец замер. Послышался тихий звук, поднимаемой ветром пыли.

«Он рядом».

Краем глаза, мужчина заметил какое-то движение в здании на противоположном углу перекрёстка. Его дыхание замерло, а всё тело окаменело.

«Там либо падальщик, либо автоматон. Если падальщик – я спасён, если автоматон …».

Яркий луч света ударил ему прямо в окуляры, на мгновение, ослепив, пока маска снижала процент инфракрасного излучения. Улица наполнилась звуками, шипение и скрежет раздавались совсем рядом. Он слышал, как стучит механизм под бронёй монстра, ощущая каждое колебание земли под ногами. Зрение возвращалось постепенно, луч света, выпущенный фонарём автоматона светил ему под ноги. Беглец выпрямился и посмотрел на противника.

«Это уже не охотник. Солдат».

Солдат был вдвое больше охотника и обладал совершенно другой внешностью. Его тело состояло из подвижных элементов, которые постоянно перестраивались при движении. Внешне химера была похожа на гигантскую гориллу, но в более устрашающем варианте. Механические лапы зашиты в непробиваемую броню, а плечи и спина защищены дополнительно шипами. Голова химеры, как у предыдущего автоматона, скрытая под шлемом, на этот раз изображала человеческое лицо, с идеальными пропорциями.

Мужчина заметил выломанную стену в здании кафетерия на углу. Видимо существо появилось оттуда.

Монстр выпустил зелёную полоску сканера, и начал медленно передвигать её с головы до ног беглеца. Механический голос разрезал воздух:

- Объект опознан, идентификационный номер: 271059. Имя – Андрей Ган.

- Разговариваешь? - нервно усмехнулся беглец. – Кофе умеешь готовить?

- Род занятий – Триггер.

- Мне американо. Без сахара и сливок.

- У объекта обнаружено ядро Адама.

- Сяду за столик на улице.

- Доставить живым. Допускаются незначительные повреждения.

«Я ещё не закончил, болван металлический».

- А можно заменить официанта? – Ган выхватил двуствольный револьвер из кобуры на поясе и наотмашь выстрелил в сторону химеры. Пуля просвистела у самой головы автоматона и ударила в стену, образовав в ней воронку размером с баскетбольный мяч. – Я зайду в другой раз!

Беглец в одно мгновение развернулся и побежал вниз по улице, быстро соображая, какие пути отхода можно предпринять, но мысли резко оборвал мощный удар в спину, сбивший с ног. Он перевернулся, почувствовав резкую боль в лодыжке. Автоматон стоял прямо над человеком, наступив одной лапой ему на ногу.

«Чёрт, доигрался».

Вскинув револьвер, он произвёл ещё три выстрела и лишь один попал в маску на огромной голове химеры. От этого механический монстр только больше разозлился. Резким рывком он поднял человека над землёй, держа его за ногу. Андрей ударил рукоятью револьвера по сжавшей его ногу лапе, но сам понимал, что это бесполезно.

«Неужели конец!?»

Шипение и стук заполнили всё вокруг, боль в ноге становилась всё сильнее. В шуме механизмов, беглец услышал резкий вой и почувствовал, как хватка монстра ослабла. Он рухнул на камни, больно ударившись правым плечом. Револьвер вылетел из руки и пропал в темноте. Быстро опомнившись, он вскочил на ноги и посмотрел на химеру. Автоматон боролся с чем-то, что мешало его обзору. Два серебряных хвоста закрыли оба глаза на шлеме монстра. На огромной голове сидела лунная лисица.

«Действительно благодарность».

Револьвер был потерян и поиск мог оказаться бессмысленной тратой времени. Нужно было действовать и действовать быстро. Выхватив энергетический клинок, он зажёг ярко синее лезвие и прыгнул прямо под брюхо автоматона. Устройство такой модели ему не было известно, но оно не должно было отличаться сильно от остальных. Дождавшись, пока подвижные щиты снова начнут перестраиваться, Ган, со всей возможной силой из его положения вонзил клинок между рёбер химеры, успев погрузить лезвие на четверть, пока щит был приоткрыт. Результат не заставил себя ждать. Что-то в механизме автоматона заклинило. Огромное стальное тело повело резко в сторону. Беглец едва успел увернуться от лапы монстра, когда она с силой проломила асфальт на том месте, где секунду назад была голова человека. Автоматон пытался поднять правую руку, но она была неподвижна, а голова неестественно наклонилась назад, обнажая соединения проводов и чего-то живого, куска плоти натянутой на стальные трубки и оголённые кости позвоночника.

Передёрнув плечами, триггер отступил назад.

«Мерзость!»

Времени на размышление не было, как и оружия для обороны, остался лишь один выход – бежать. Едва он об этом подумал, как на плече монстра снова блеснул ярко-серебристый свет, и Андрей увидел свою спасительницу. Лисица быстро метнулась по бесполезной руке химеры и стрелой направилась к ближайшему дверному проёму по правой стороне улицы.

«Вперёд».

Беглец, недолго думая, ринулся за лисой и скрылся в тёмном помещении. Маска была бесполезна, инфракрасные окуляры были повреждены нападением солдата. Убрав шлем в исходное положение, Ган пробирался на ощупь в замкнутом помещении, следуя за серебряными хвостами животного. Спотыкался и терял равновесие, рискуя упасть почти через каждый шаг. Наконец увидев, небольшой осколок звёздного неба в потолке комнаты, он заметил, как серебристое свечение скрылось в обнаруженном отверстии.

«Она ведёт меня. Но куда?»

Прыгнув и подтянувшись на руках, беглец с трудом поднялся на второй этаж (плечо и нога сильно болели и замедляли его). Пролом оказался сквозным, и уходил на крышу здания ещё через два этажа. Лапы лунного зверя уже мелькнули между небом и крышей, а мужчина пытался на ходу перевести дыхание и немного заглушить боль.

Позади всё ещё слышался скрежет металла, более громкий и яростный чем раньше. Чудовище явно пыталось освободиться от непонятных оков. Меч не смог достать до энергетического ложа, и лишь затормозил двигательную систему. Продолжение погони было лишь вопросом времени.

«Давай же».

Андрей использовал заваленную кирпичную стену, чтобы забраться на второй этаж, затем на третий. Оказавшись под самой крышей, он ухватился за края черепицы и, помогая здоровой ногой, подтянулся на левой руке. Не удержавшись, мужчина скатился вниз по кускам разломанной мебели и осыпавшейся стены, чуть не упав обратно в пролом. Рухнув спиной на пол, он охнул и сквозь зубы прорычал от боли.

«Чёрт! Что за жалкие потуги. Борюсь за жизнь, словно неуклюжий акробат».

Дрожь прошла по всему его телу. Он услышал внизу перемену в звуках, доносившихся от обездвиженного монстра.

«Двигается».

Скрежет стал ближе. Дом содрогнулся от удара и по стенам пошли трещины, штукатурка сыпалась с потолка. Облако пыли накрыло всю комнату.

«Нет! Не сегодня!»

Беглец встал на ноги, превозмогая боль. Откашлялся от пыли и, скрипя зубами, стал забираться на крышу. На этот раз это было сделать проще. Видимо автоматон не смог протиснуться в дверной проём и решил разрушить здание, от чего стены ещё больше разрушились и открыли проход прямо наверх.

С трудом забравшись на крышу, Ган встал на одно колено и бегло осмотрелся вокруг. Серебристая лисица сидела на краю крыши в метре от него и смотрела не моргающими глазами-бусинками.

- И куда ты меня привела?

Лиса дёрнула мордочкой в правую сторону, и беглец увидел недалеко от себя возвышающийся над всеми зданиями каменный крест.

«Храм. Как я раньше не подумал. Там есть источник электромагнитного питания. Если его включить, то…»

Скрежет металла и стук раздался совсем близко, беглец обернулся и увидел огромную лапу химеры, забирающуюся на крышу по стене. Андрей вскочил, и хромая отошёл к краю крыши, где сидела лисица. Металлический монстр поднял почти половину своего тела наверх, когда по черепице прошла очередная роспись трещин.

«Он слишком тяжёлый».

Трещины расширялись, едва автоматон попытался вцепиться в разрушающуюся на глазах поверхность, как его тело резко провалилось на четверть в помещение под крышей. Обломки стены влетели внутрь и, ударившись о противоположную часть здания, вызвали ещё большую реакцию. Дом буквально проседал под весом монстра и своим собственным. Едва удерживаясь на ногах, беглец перепрыгнул на соседнюю крышу и скатился по откосной поверхности на неустойчивый балкон второго этажа, который незамедлительно провис на арматуре и под весом человека с грохотом ушёл из-под ног. Пролетев этаж, к своей удаче, если её можно было так назвать, он рухнул в песок с каменной крошкой, которой был засыпан весь переулок.

Он без лишнего промедления вскочил на ноги и прохромал между домами, в сторону храма, который должен был быть совсем не далеко. Металлический стук не унимался. Ган знал, что машину это не остановит и вопрос стоял не в том, освободится из-под обломков автоматон или нет, а в том, на какое расстояние беглец сможет убежать, когда этот монстр снова появится.

Преодолев несколько домов, опираясь на стены и стараясь не сильно использовать повреждённую ногу, он смог дойти до края проулка и вышел к широкому мосту, пересекающему высохшее дно реки, по обе стороны которой были остатки набережной и автомобильной дороги. Храм находился сразу же за мостом, нужно было только успеть до него добраться. Здание этого исполина возвышалось над всеми остальными строениями и всё ещё могло внушать уважение.

Собрав оставшиеся силы, Ган пошёл так быстро, как позволяло его состояние. Лисица всё это время бежала рядом, то и дело, забегая вперёд и что-то высматривая. Беглец был уже на середине моста, когда позади раздался громкий взрыв. Куски зданий долетели до противоположного берега. Земля содрогнулась, но мост устоял. Обернувшись, Андрей рассмотрел в облаке пыли поднимающийся металлический хвост. Он не принадлежал химере, которую завалило обломками здания.

«Ещё один? Скоро их соберётся здесь целая стая».

Огромный длинный хвост рассёк дым и на свободу вырвался огромный автоматон, ещё больше предыдущего в разы подвижнее и быстрее.

«Офицер».

Эта особь была похожа на огромного ящера с очень гибким телом, состоящим из одних пластин, а голову скрывала маска льва.

Едва увидев новую химеру, человек кинулся бежать по мосту, стараясь не обращать внимания на боль в ноге. Теперь его жизнь могла оборваться за считанные секунды. Если это существо догонит его до того, как он пересечёт мост, он умрёт.

«Быстрей же, чёрт».

Ноги его не слушались, боль становилась сильнее, а позади беглец слышал быстро приближающийся локомотив стальных пластин и шестерёнок. Лисица бежала теперь с ним рядом, не оглядываясь по сторонам, устремляясь к храму.

«Ещё немного. Нужно успеть нырнуть в здание».

Мозг уже кипел от напряжения, вены вздулись на висках, и боль пронизывала всё тело, от повреждённых руки и ноги до ссадин и синяков, оставленных падениями. Шум слился воедино и казался уже невыносимым гулом.

«Почти!»

Он выбежал с моста и из последних сил рванул вперёд. Вход в храм был открыт, точнее на его месте висели остатки железных ворот. Пробежав между двумя зданиями, он был уже в десяти метрах от входа. Спасение было совсем рядом.

Стена здания по левой стороне рассыпалась и на дорогу, позади беглеца вылетел обезьяноподобной автоматон, врезавшись в противоположное здание и перегородив дорогу офицеру. Его голова была всё так же запрокинута, а вместо правой руки висели куски проводов, торчащие из плеча. Видимо он оторвал себе лапу, которой не мог управлять. Так же из плеча свисали какие-то непонятные куски серо-красного цвета, а по металлической обшивке текло что-то тёмное и тягучее.

Беглец споткнулся о каменную крошку, и чуть не потеряв равновесие, успел схватиться за стену. В опасной близости от его головы просвистел кулак обезьяноподобного. Этот автоматон был почти без зрения, он бил наугад, стараясь зацепить человека. В это же время, офицер, застрявший между зданием и своим неисправным собратом, поднял на задние лапы и принялся ловко взбираться по стене, преодолевая преграду.

Отпрыгнув от очередного неуклюжего удара, беглец, наконец, прошёл оставшийся путь и пролез через отверстие в воротах храма. Его шаги отозвались эхом, а шум металла автоматонов стал менее громким. Едва Ган прошёл в помещение, как перед ним возник снова серебряный лис.

- Спасибо, - прошептал мужчина. – ЩИТ!

Крик разнёсся эхом по огромному помещению и пропал где-то в углу. Реакции не последовало.

«Не может быть»

Полностью обессилев, Ган упал на оба колена и согнулся, упёршись руками в холодные плиты полового покрытия.

«Всё кончено»

Он обернулся к выходу. Теперь металлический скрежет и стук были везде, словно они уже проникли ему в голову. По краям разбитых ворот появились когти, яростно царапающие и разрывающие тонкое железо. Голова химеры уже протиснулась вперёд и сквозь маску смотрела прямо на человека. Тот медленно повернулся лицом к выходу, взгляд апатично скользнул по стальной броне и остановился на глазах, мерцающих жёлтым светом из-под львиной маски. Андрей практически лежал на полу, его руки постепенно расслабились и всем телом он обречённо рухнул на холодную поверхность пола. Казалось, что боль заполнила всё его тело, а в голове больше не было ни одной мысли.

Звук разрываемого металла стал невыносимым, по полу и стенам пошла вибрация.

«Здание совсем старое, должно быть. Оно рушится».

Раздался электрический хлопок. Беглец поднял голову. Края прохода, через который химера пыталась пройти горели ярко-красным светом. Монстр больше не двигался, лишь его голова беспомощно дёргалась. Автоматон получал мощный заряд электромагнитного импульса, производившимся щитом храма. Из брони сочился дым, глаза химеры яростно мигали, а тело уже извивалось, словно его прищемили чем-то очень тяжёлым. Здание содрогнулось, и щит резко выдвинулся вперёд, сжигая автоматонов. Их огромные металлические тела оплавились и застыли в бесформенных уродливых формах. Щит на мгновение продержался в своей куполообразной форме над зданием храма, мигнул и растаял.

Ган уронил голову обратно и расслабился. Его глаза были закрыты. Боль не доставляла больше такого сильного ощущения беспомощности и превратилась в зудение. Кровь пульсировала в повреждённых местах, обдавая горячими волнами тело. Дыхание стало размеренным, а сердце уже не стучало, как сумасшедший барабанщик.

«Всего какая-то минута. Но, кажется, что прошла вечность».

Он почувствовал влажное прикосновение к своей щеке и раскрыл глаза. Лисица смотрела на него, плавно изображая хвостами какой-то танец.

- Ты очень странная, - прищурившись, сказал Ган и вытянул здоровую руку, что бы погладить животное. Лиса пригнула свои большие уши, но дала себя коснуться.

Из угла послышался кашель. Триггер вздрогнул, а животное мгновенно шмыгнуло куда-то в сторону, скрывшись из поля зрения. Андрей поднялся с пола и осмотрелся по сторонам. Помещение было не плохо освещёно тусклым лунным светом и остатками энергетического поля, которые сияли ярко-красным огнём из всех целых окон и ворот.

Из угла на свет вышел человек и за ним послышались шаги ещё двоих.

- Борис, - кивнул Ган.

- Очень шумно ты себя здесь вёл. Ты не пришёл в назначенный срок к месту встречи, нам пришлось тебя искать, - голос Бориса был низким, точно подходившим к его внешности. Лицо квадратное с широким лбом, над которым росла копна седых волос, аккуратно подстриженных по армейской моде. Покладистая борода, широкие плечи и непомерно длинные толстые руки. На поясе висел микроган и кобура с плазменным пистолетом. На свет вышли спутники Бориса, внешне сильно отличающиеся от своего коренастого командира, одетые, как и он в военную форму объединённых республик. – Кстати, пожалуйста.

-Пожалуйста?

- Эта цитадель не была автоматизирована в своё время, - сипло протянул спутник, сверкая своей лысиной. В лунном отблеске, он казался таким тонким, что вот-вот переломится пополам от веса внушительного ружья за спиной. – Щит включается вручную, а не голосовой командой. Но ты, конечно, этого не знал.

- В любом случае, парень повёл себя довольно смело, - почти шёпотом отозвался третий, наклонив голову в бок и поправляя энергетический меч на поясе. – Вы триггеры и правда, совсем отчаянные. Три некроморфа!

- Откуда вы знаете, что их было три?

- Иначе у тебя не было бы ядра Адама в сумке, - сказал Борис. – Ты же принёс его? – он кивнул в сторону оплавленных кусков металлических тел. – У этих двух питательный элемент сгорел сразу же, как ЭМИ потрогала их гнилые почки, - усмехнувшись, он сплюнул на пол и выжидательно посмотрел на наёмника.

Ган сунул руку в набедренную сумку и вытащил куб. Борис одобрительно кивнул:

- Славно.

- Это было не просто.

- Извини, парень, - командир развёл руками. – Но ты сам подписался и назвал цену своей работе.

- Я знаю, - Андрей отдал куб армейцу. Последний хмуро шмыгнул носом и кивнул своему спутнику справа. – Зачем он нужен армии? Люди решили вернуть себе землю?

Длинноволосый сразу же вытащил из кармана тугой свёрток и кинул в руки триггеру.

- Двадцать тысяч кредитов, как договаривались, - снова тихо проговорил он, оставив его вопрос без ответа.

- Накинь ему ещё пару тысяч, Зик, - кинул Борис. – Он заслужил.

Спутник справа пожал плечами и, вынув из кармана несколько банкнот синего цвета, передал их наёмнику.

- Не потрать всё сразу, - рассмеялся командир. – Если конечно успеешь хоть что-то потратить. Паршивый вы народ, триггеры. Падальщики, да попрошайки. Хотя дело своё знаете. Ладно, бывай, - Борис махнул рукой и пошёл куда-то вглубь помещения, видимо там был ещё один выход.

Лысый помедлил и, остановившись на полушаге спросил:

- Откуда ты знаешь о том, как устроен храм? Ты слишком молод, чтобы быть работником этих крепостей.

- Просто знаю, - бесцветным голосом пробормотал Ган.

- А этот зверь, - он кивнул куда-то в пространство, словно догадываясь, где сейчас находится лисица. – Где ты его взял?

- Нашёл, пока бежал.

- Занятно, - ухмыльнулся армеец. – Редкий вид, почти вымерший. Удачи, Андрей.

Он развернулся и пошёл дальше.

- Постой! – позвал Ган. Армеец снова остановился, но не обернулся, а лишь наклонил голову вбок. – Что это за ядро?

- Хм, помогла ведь информация, которую я тебе дал, - улыбнулся тот и, вздохнув, продолжил: - Некроморфы ведь киборги, название говорит само за себя. Под металлом, среди пара и механизмов есть и ещё кое-что, что было раньше живым. А живые существа не с компьютерным обеспечением в мозгах ходят.

- А с чем тогда?

- Не бери в голову, - отмахнулся армеец. – То, что внутри этих тварей, уже нельзя назвать живым. Обычная гнилая плоть. Это уже не люди.

- Кузнецов! – из коридора послышался настойчивый голос Бориса. – Пошевеливайся, чёрт тебя побери.

- Удачи, парень. И уходи скорее, щит уже не сможет функционировать, а через пару часов здесь будут ловцы, может даже прибудет джаггернаут, - ухмыльнулся худой и, повысив голос, ответил командиру. – Уже иду, капитан.

Они скрылись в темноте, и храм накрыло тишиной. Ган повертел в руке свёрток с кредитами и положил его в сумку вместе с банкнотами, накинутыми сверху его платы. Он расчистил себе немного места на старом столе и сел на угол. Лисица появилась у его ног и тёрлась головой о щиколотку.

- Как мне тебя назвать? Может быть ты Луна? – зверь посмотрел человеку в лицо. – Нет, просто Лу. Точно, назову тебя Лу.

Лисица запрыгнула к Андрею на колени и уткнулась носом ему в грудь. Ган провёл ладонью по тёплой шерсти животного и посмотрел в окно. Рассвет медленно завладевал городом. Небо начинало яростно полыхать и клубиться, снова насыщаясь огненным цветом. Горизонт разрезало расколотым домами клинком из света и пламени. Раненое Солнце поднималось на востоке, наполняя день, горячим воздухом и смрадом от многочисленных свалок. Новый день наступал в мёртвом мире. В городе, с названием «Светлый».

«Доброе утро».

***

Ган открыл дверь и тихо вошёл в квартиру. От невыносимой боли во всём теле, было тяжело передвигаться, он чудом дошёл до своего дома и потратил час, забираясь на двадцать первый этаж. В этом районе города не было автоматонов, а от падальщиков единственной защитой была высота.

Не раздеваясь, он похромал к старому дивану и рухнул на него, как мешок с мусором. Андрей закрыл глаза и глубоко вздохнул. Послышался тихий шорох и его нос почуял тонкий аромат ягод и цветов. К его щеке прикоснулось что-то тёплое и нежное.

- Ты снова всё утро провела в оранжереи, - сказал он, открывая глаза.

Лицо сестры было таким милым и знакомым, что ему показалось, он видит маму.

- Тебе больно? – Аннет коснулась его руки и озабоченно посмотрела на его ногу. – Ты говорил, что задание будет не сложное, что ты делал?

- Не важно, - отрезал он и потянулся к набедренной сумке. – Это последние двадцать тысяч. За миллион кредитов мы сможем купить пропуска у привратника цитадели, - Андрей приподнялся на локтях, протягивая свёрток сестре. – Мы больше не будем так жить.

Аннет опустила его руку и положила свою голову на плечо брата. Огромная копна пышных волос укрыла его грудь.

- Почти пятнадцать лет прошло, - прошептала она.

- И мы заслужили жить среди людей.

- Среди людей ли.

Ган промолчал, он обнял за плечи сестру, и скосил глаза на лисицу, что неожиданно оказалась у него в ногах. Красные глаза серебряной плутовки смотрели не моргая, плавно переводя взгляд от Андрея к Аннет.

- Что за зверя ты принёс? – улыбнулась девушка.

- Это Лу, она лунная лисица.

- Они существуют?

- К счастью, да. Иначе меня могло уже не быть в живых. Хотя из-за неё я и попал в переделку.

Лу мотнула головой и, свернувшись калачиком, спрятала мордочку и тело под большими ушами.

- Я осмотрю твои раны, - Аннет попыталась подняться, но Ган не выпускал её из объятий.

- Подожди, ещё пять минут побудь тёплой и мягкой, - она почувствовала дрожь в его руках и не стала уходить. – Этой ночью, я мог умереть.

- Я люблю тебя, брат.

- А я тебя, сестра.

«Я никогда не дам тебя в обиду».

+3
432
09:37 (отредактировано)
Написано интересно, но снова те же проблемы, что и у многих других на этом конкурсе. Непонятно что это за год, какая планета, место действия и история тоже. Откуда взялись эти некроморфы, уж не из известной компьютерной игрушки?
.
Название «автоматон» напоминает серию очень хороших квестов «Сибирь». Только там они были добрые и не пытались кого-то убить.
.
Название рассказа также не соответствует. Во-первых не понятно от чего и почему мир умер, а во-вторых, если он умер, тогда откуда люди, какие-то башни, деньги и цели? Значит умер не совсем, а может вообще не умер…
.
Что касается текста, то 64 «был»ки насчитал. Некоторые по два-три раза в одном предложении.

Молчание и тишина были невыносимы, хотелось реветь, кататься по полу и бить кулаками в стену, но сил не было на такие сильные эмоции


Много других косяков и косячков, есть просто опечатки, например:

химера осталась точно в таком положение


В целом, в связи с вышеописанным не более чем середнячок по конкурсу. 5 из 10.
13:13
У меня сложилось впечатление, что у меня хотели выдавить слезу, не получилось, не плакал. Сочувствие не испытал, хотя честно пытался. Слабый рассказ.
Скучно. Остальные впечатления сплошь нецензурные.
Достаточно динамичный рассказ, в котором описывается постапокалиптический мир. Мир, центром которого выступают брат и сестра, Андрей и Аннет, с их трагедией. И погоня, встреча с Лу, мелкие детали, тупик алчной технократизацией затягивают в этот в повествуемый мир. Которому ещё предстоит раскрыться во-всей своей красе… Автору удачи и смелого продолжения!
Из этого рассказа вышел бы не дурный короткометражный мультфильм!
06:58
скользнул вниз по разрушенной стене, оставив на её шершавой поверхности если стена разрушена, то какая к черту поверхность? как по разрушенной стене можно скользнуть вниз?
издавали короткий скрипучий писк. Он бежал по узкому проходу перепрыгивая упавшие бетонные балки, уворачивался от торчащих из стен кусков ржавой арматуры, пробираясь к намеченной цели. он — это писк?
отколовшийся кусок татвология
онозмы
Человечество собирает свои остатки в цитаделях, высоко парящих над землёй и секторах про сектора непонятно
Аннет молчала, лишь её миниатюрные плечи вздрагивали под безразмерно большой кофтой.
традиционно куча лишних местоимений
на столько быстро и бесшумно настолько
Андрея звучал совсем неестественно механически и отталкивал холодным дуновением. – Их больше нет. Мы теперь совсем одни. Я – вся твоя семья.

— Не хочу так, — всхлипнула девочка, поворачиваясь к брату лицом. – Хочу к маме с папой.

Ган унял дрожь в теле и, опустившись на колени, крепко прижал сестру к себе.
— Хочу домой, — всё тело Аннет содрогалось от бесшумных рыданий.

— Я твой дом, — прошептал Ган.
почему вдруг Андрей стал Ганом?
канцеляризмы
нащупывая рукоять двуствольного револьвера нафиг так сложно и неэффективно?
Мужчина задержал дыхание и крепко сжал осколок кирпича, который поднял ранее. про револьвер уже забылось?
Правая рука опустила рукоять револьвера и потянулась к ноге, где был закреплён длинный энергетический клинок. как работает энергетический клинок?
если он правша, то и кирпич изначально брал правой. почему не переложил в левую, доставая револьвер. опустила рукоять — но при этом потянулась к ноге? не убирая револьвера взять клинок? чушь какая-то
Беглец расслабил левую руку, в которой был зажат камень как давно кирпич превратился в камень?
Прыгнув и подтянувшись на руках, прямо с револьвером в руке…
Пространство перед металлическим телом приобрело слегка голубоватый оттенок. какой ужас — я так понимаю, со стороны низа спины это стряслось?
«Когда-то люди смотрели мюзиклы. Их не заботили мысли о войне и подобном исходе. Мне рассказывали, что вечерами в таких местах было шумно. Красивые женщины, элегантные мужчины, много разговоров, смеха и других разнообразных звуков. Здесь кипела жизнь. Сейчас здесь больше нет ничего, только пыль и ветер, который разносит по улицам эхо мёртвого мира». о мюзиклах я бы не стал переживать. как и о гибели паразитического спорта
еще и каких-то лунных лис автор приплел
корпус медленно наклонялся назад, а край механизма уходил в асфальт, сгибая обшивку боевой машины. если уходил в асфальт, то как шла передача усилия к корпусу?
и наотмашь выстрелил в сторону химеры. как можно выстрелить наотмашь?
Вскинув револьвер, он произвёл ещё три выстрела и лишь один попал в маску на огромной голове химеры. мазила — стреляет практически в упор
еще и какой-то убогий энергетический меч
Люди решили вернуть себе землю? Землю
вынув из кармана несколько банкнот синего цвета, передал их наёмнику. а кто печатает деньги?
омогла ведь информация, которую я тебе дал, — улыбнулся тот и, вздохнув, продолжил: — Некроморфы ведь киборги ведь/ведь
банально, вторично, скучно
бессюжетно — типичный убогий квест
сеттиг непрописан
логики в тексте нет
ГГ картонный и какой-то недопеченный
Загрузка...
Анна Голубенкова №1