Нидейла Нэльте №1

Здравствуй, Лаппинкотт

Здравствуй, Лаппинкотт
Работа №17

Маркуса, как и других новобранцев, поселили на базе под Санкт-Петербургом. Они все уже подписали контракты с ДальКосмоРазведкой, связывающие их с корпорацией практически до конца жизни, и теперь ждали распределения на места несения службы.

У Маркуса был неплохой общий балл, высокие показатели по выживанию, хирургии, пилотированию и, естественно, экзогеологии. Как ни как, геология была его первой профессией. Но, как это не печально, по терраформации дела у Маркуса были ещё хуже, чем по экзобиологии. Это наводило его на грустные мысли об отправке на астероид, где эти знания были не нужны. Каждому рейнджеру хотелось попасть на планету земного типа с атмосферой и зарождающейся жизнью.

В течении нескольких дней будущих рейнджеров вызывали на распределяющую комиссию по-одному, и обратно никто уже не возвращался. Личных вещей у рейнджеров не было - всё что нужно, корпорация предоставляет бесплатно, поэтому курсанты, а теперь уже штатные работники компании сразу отправлялись на сборный пункт на космодроме, где их ждали корабли. В настоящее время шёл набор на отправку в две системы - Вольф и Лаланд. В системе Лаланд было всего шесть вакансий, в Вольфе - больше, но там, кроме астероидов, ничего не было. Ещё были более лакомые вакансии в систему Барнарда, на второй этап освоения - готовить планету для колонистов. Но Маркусу почему-то хотелось быть именно первым на планете, куда ещё не ступала нога человека, ну кроме терраформеров, конечно. Его привлекало одиночество первых рейнджеров - целая планета только для него одного.

-Мистер Джонс, куда бы вы сами хотели отправиться? - спросили его на комиссии.

Маркус честно не ожидал такого вопроса и не был готов ответить что-либо вразумительное.

-В систему Лаланд, - признался он наконец.

-Лаппинкотт вас устроит?

Маркус совершенно не помнил, что это за планета, терраформировали ли её и что там вообще есть. Непростительно, конечно, для рейнджера. Некоторые из выпускников наизусть знали не только названия всех разведанных планет, но и их характеристики, особенности, геологию. Правда, это не помогло им избежать распределения на астероиды.

-Да, - чуть помедлив ответил Маркус, - а она терраформирована?

-В процессе терраформации, мистер Джонс, - ответила директор его школы рейнджеров, - не позорились бы в такой день.

-Ничего страшного, Вероника, - произнёс директор ДальКосмоРазведки и снова обратился к Маркусу. - Вас ждёт шаттл до нашего северного космодрома. Ваш корабль - фрегат “Новые Горизонты”, он доставит вас с напарницей и других рейнджеров в систему Лаланд. Удачи, мистер Джонс.

Уже через два часа шаттл опустился на посадочную площадку корабля. Персональную каюту ему никто не выделял, поэтому Маркус выбрал первую попавшуюся открытую и не занятую. В небольшом помещении на койке лежал вещмешок со снаряжением, одеждой и личными вещами. Он хотел переодеться, но сначала лучше доложить о прибытии капитану.

Маркус вышел из каюты и закрыл замок своим отпечатком пальца. Капитанская рубка должна быть где-то ближе к корме и в центре корабля, ниже жилого уровня.

-Новенький? - вдруг произнёс кто-то рядом с ним, - Это тебя все ждали?

Маркус остановился и посмотрел на говорившего. Это была девушка, примерно одного с Марком роста, не слишком длинные тёмные волосы обрамляли лицо, на котором горели азартом большие черные глаза.

-Я Джена Татарова, Иркутская школа ДальРазведки, - представилась она. - А ты?

-Питерский, - буркнул Маркус и успел сделать еще только пару шагов, прежде чем Джена его снова остановила.

-Ты к капитану? - спросила она.

-Да, - ответил он и, обойдя назойливую собеседницу, пошёл дальше.

Девушка была симпатичной, но слишком уж напористой. Ещё в шаттле он настроился на одиночество на пустынной планете. Хотя бы на своей половине. Он уже просмотрел информацию по Лаппинкотту - планетка была не подарок. Сплошные камни, растительности нет, атмосфера разреженная, вулканы, резкие перепады температуры. Зарядившись таким образом запасом пессимизма, он совершенно не был готов к флирту с незнакомками.

-Я провожу, - никак не отставала Джена.

Маркус промолчал, сдавшись перед её навязчивой вежливостью. Пусть провожает, в конце концов, так действительно будет быстрее. Джена провела Маркуса до лестниц в конце жилых палуб, они спустились ещё на несколько уровней ниже и пошли по коридору в сторону кормы, ближе к центру корабля. Наконец, они дошли до большого пересечения трёх коридоров и больших дверей. За прозрачным стеклом было видно, что это сердце корабля - капитанский мостик и зал управления кораблём. Но Джена неожиданно свернула налево и прошла мимо.

-Стой, ты куда? - спросил Маркус.

-Капитан сейчас в своей каюте, - ответила Джена, продолжая идти по коридору, - после обеда он всегда там.

-Я смотрю ты его хорошо знаешь, - заметил Маркус.

-Его все знают.

Пока они шли, Джена пару раз поздоровалась с кем-то из членов экипажа и, как заметил Маркус, достаточно неформально.

-Ты давно прилетела? - поинтересовался он.

-А, я тут уже месяц, - ответила Джена. - Нас с Мией забрали из Иркутска, а потом полетели за вами.

-Мия это...?

-Мия Чжен, её распределили на Петер, мы учились вместе. Вот, каюта капитана.

Не успел Маркус опомниться, как Джена распахнула дверь, буквально втолкнула его внутрь и зашла сама.

-Привет капитан, последний прибыл, - обратилась она к крупному мужчине в спортивном костюме, сидящем на диване перед медиавизором.

-А, Джена, ты бы хотя бы предупредила, - капитан с кряхтением встал, выключил визор и обратился к Маркусу, - Добро пожаловать на борт "Новых Горизонтов", мистер Джонс, так ведь?

-Да, сэр, - ответил Маркус.

-Джена, спасибо, можешь идти, - сказал капитан.

Джена, как показалось Маркусу, с неохотой вышла из каюты.

-Привязчивая девушка, не так ли? - спросил капитан у Маркуса. - Присаживайся.

Капитан сел обратно на диван. Маркус, поколебавшись, подошёл и сел на другом конце, на самый край. Он осмотрелся. Каюта капитана выглядела, как настоящее жилище старого морского волка. Всё было отделано деревом, в углу стоял огромный глобус Марса, на противоположной от входа двери была даже сделана имитация зарешеченного деревянными планками окна. Над капитанским столом в рамочке висела вышивка с дубовыми листьями, сосновыми шишками и изречением: “Примарат Фортис”. “Может, девиз его семьи”, - подумал Маркус.

-Да, я не представился, - продолжал капитан. - Капитан Сергей Рупгрендхаузер.

Маркус в ответ вежливо кивнул.

-Доступ к корабельной сети у тебя должен быть, - продолжил тот, - у тебя появится приложение - там все твои инструкции, приказы, в общем всё, что полагается по регламенту. Коды тебе на базе выдали?

-Да, - подтвердил Марк.

-Хорошо, - кивнул капитан и встал. Маркус встал следом, - “Новые Горизонты” не самый новый корабль, до системы Лаланд лететь около восьми дней. Стартуем сегодня вечером. Каюту можешь выбирать любую - вас тут всего шестеро рейнджеров.

-Я уже, - ответил Маркус.

-Молодец. Ну вроде всё. Если будут вопросы - обращайся. Удачи.

-Спасибо, сэр, - поблагодарил Маркус.

-Не надо официоза, - попросил капитан, - у нас не военный крейсер. Просто Сергей. Фамилию ты всё равно не выговоришь.

Маркус улыбнулся и вышел. Он собирался вернуться в свою каюту, но сначала было бы неплохо перекусить.

-Ты, наверное, голодный? - услышал Маркус уже знакомый жизнерадостный голос, - пойдём, я покажу где столовая!

Делать было нечего, и Маркус пошёл за Дженой. Столовая была большая и явно рассчитанная на большее число членов экипажа, чем Марк уже успел увидеть. Стандартные стальные столы, прикрученные к полу, стандартные пластиковые стулья, потёртые подносы, стандартный запах.

-Эй, Ольга, - крикнула Джена, как только они вошли.

На её крик за линией раздачи появилась дородная девушка с огромной грудью, которую комбинезон едва сдерживал. Но больше всего Маркуса поразили её большие глаза. Она была похожа на добрую бурёнку из анимационных фильмов.

-Покормишь новенького? - попросила её Джена.

-Остались только сэндвичи и грибная похлёбка, - ответила Ольга глубоким певучим голосом.

-Будешь? - спросила Джена у Маркуса.

-А сок какой-нибудь есть? - поинтересовался Маркус.

-Вот там бойлеры с чаем, кофе и кулер с водой, - показала Джена в угол столовой. - соков нет.

-Ясно, - вздохнул Маркус и подошёл к раздаче, - тогда, если можно, пару сэндвичей и я налью себе чай.

Он уже догадался, что его добровольная провожатая тоже останется с ним, пока он будет есть, и смирился с этим. Джена налила себе кофе и медленно его пила, наблюдая, как Маркус ест. К счастью, сэндвичи были довольно сносными, даже вкусными.

-Приходи вечером знакомиться, - пригласила его Джена и, увидев его удивлённые глаза, добавила, - со всеми рейнджерами. Капитан отдаёт нам одну из офицерских кают. Будет шампанское.

Маркус ответил, что подумает, поблагодарил и пошёл всё-таки к себе в каюту. Джена, к его облегчению, осталась в столовой.

Наконец он остался один. Из появившегося на адвизоре приложения он узнал, что его бункер - “Лаппинкотт-2”. Там же было его задание на ближайшие десять лет, причём расписанное чуть ли не почасам. Маркусу было выделено восточное полушарие. Место установки бункера - на небольшом плато у подножия скальной группы. Задачей Маркуса было наблюдение за работой шести террагенераторов, запуск зондов для поиска полезный ископаемых, точная разметка и картографирование поверхности, составление журнала погоды, обязательное ведение личного дневника. И, конечно, составление отчётов для Союза рейнджеров и родной ДальКосмоРазведки.

-Тук-тук! - звонкий голос прервал изучение Марком устройства бункера. - Можно войти?

“Боги”, - подумал Маркус, - “ну почему я не запер дверь!?”

-Пора на вечеринку, - сообщила вошедшая Джена.

Маркус оторвался от адвизора и посмотрел на девушку усталыми глазами. На ней была ослепительно белая футболка, на размер меньше, чем, по мнению Маркуса, должна была бы быть, и яркие синие спортивные штаны с белыми лампасами. “И откуда она только их взяла”, - подумал Маркус.

-Ты совсем зачитался, - сообщила она, - пора отдохнуть. Пошли.

У Маркуса не было шансов против её напора, и он решил попробовать незаметно уйти с той вечеринки через некоторое время. Он не горел желанием веселиться, но познакомиться с другими рейнджерами всё-таки было надо. Как-никак соседи по системе. Кроме них, ближайшие люди будут на расстоянии восьми световых лет.

Джена повела его на две палубы выше. Они прошли по коридору и подошли к двери с надписью: “Кап.III р. Кнутт Д.Э.”

-А где сам каптри? - поинтересовался Марк.

-У капитана его нет, - сообщила Джена, - только старпом. Заходи.

Она открыла дверь. Свет внутри был приглушён, играла музыка. Слишком громко, на вкус Марка, но терпимо. Играло что-то мелодичное, без голосового сопровождения. Просто инструментальные композиции со скрипичным соло и электронным бэкграундом.

В каюте капитана третьего ранга места тоже было немного, но была большая кровать, на которой сидела ещё одна девушка и какой-то средних лет мужчина. Двое других рейнджеров сидели около столика, на котором стояло шесть бутылок шампанского. Из свободных мест оставалось только кресло.

-Вы что сидите? - прокричала Джена, перекрывая музыку, - Открывайте! Скоро старт!

Один из тех, кто сидел у стола, начал открывать бутылку, второй взял свой адвизор и сделал музыку потише.

-Знакомьтесь! - объявила Джена, - Это Маркус. Это Мия, рядом с ней Камир. Шампанское открывает Николас, и, наконец - Абдул.

-Очень приятно, - сказал Маркус.

-Так! - Скомандовала Джена, - разбираем бутылки! Бокалов у нас нет.

Николас профессионально откупоривал шампанское, периодически издавая громкие хлопки. Только одна бутылка у его пошла пеной и залила офицерский пол. Джена раздала бутылки рейнджерам.

-Сколько времени? - спросила она, посмотрев на свой адвизор, - О, осталось совсем ничего!

Марк тоже достал свой и открыл приложение “Новых Горизонтов”. Счётчик начала миссии показывал минус десять секунд.

-Пять! Четыре! Три! Два! Один! - отсчитала Джена, - Старт!

По корпусу корабля прошла вибрация. Бутылку в руках Маркуса немного качнуло. Затем всё стихло - фрегат стартовал.

-За рейнджеров системы Лаланда! - произнесла тост Джена и приложилась к горлышку, - Уф! Наконец-то!

Маркус тоже отпил немного. Шампанское было неплохим - сухим и не кислым. Джена села рядом с Мией. Девушки обнялись, чокнулись донышками бутылок и сделали по глотку.

Рядом с ними сидел, по виду, уже опытный рейнджер. Камир. Первый раз он сделал большой глоток и теперь, точно так же, как и Маркус, рассматривал присутствующих.

-Вы тоже только из академии, Маркус? - спросил тот, когда они встретились взглядами.

-Да, - ответил Маркус, - Петербург, ДальРазведка.

-Ясно, хорошая академия, - похвалил Камир, - а я из Мексиканских Штатов. Был на Азимове, а потом решил снова вернуться к истокам, начать с начала. Ну, за космос!

Все снова выпили. Оставшиеся двое рейнджеров, сидевшие рядом, тихо переговаривались друг с другом, периодически бросая взгляды на девушек. Они тоже были свежими выпускниками какой-то академии, и скорее всего, тоже давно знали друг друга.

-А давайте играть! - воскликнула Джена. Её природная жизнерадостность, подогретая алкоголем, бурлила ещё сильнее. - Я задам вопрос, и все обязаны ответить. Только честно!

Шампанское уже успело ударить в голову всем, даже Маркусу, поэтому никто не возражал.

-Хорошо! И так! Какой ваш любимый цвет? - начала Джена.

-Чёрный,- почти хором ответили Николас и Абдул.

-Чёрный, - повторила Мия и засмущалась.

-М-да, не слишком оригинально, - улыбнулась Джена, - а у тебя, Маркус?

-Синий, - ответил тот.

-Надо же! Как и у меня, - обрадовалась она, - Камир?

-Зелёный, - ответил рейнджер, - мы работаем, чтобы в конце концов всё вокруг стал зелёным.

-Хорошо сказано! Выпьем, - предложила Джена и продолжила. - Ладно. Что бы вы хотели сделать на ваших планетах, на которые вы сейчас летите, такого, чего бы вы не могли сделать на Земле или в других уже обжитых мирах? Маркус?

-Я бы постарался не контактировать со вторым рейнджером как можно дольше. Жил бы в полной изоляции и тишине, наслаждаясь одиночеством, - ответил тот.

-Мрачновато и грубовато, - заметила Джена и Маркусу показалось, что всё её веселье куда-то улетучилось.

-А я бы постаралась как можно большему числу объектов дать имена, - подала голос Мия. - Горам, каньонам, морям.

-Это вполне реальная затея, - одобрил Камир, - Комитет по колонизации любит, когда уже есть названия.

-Вот-вот, - подтвердила Мия. - Джена, а что бы ты сделала?

-Ну я… Вы только не смейтесь. Мне немного неловко. У меня довольно интимная мечта, - Джена была необычно серьёзна, но явно не была смущена, как ей хотелось показать. - Я бы нашла самое красивое место на планете, пришла бы туда обнажённой и занялась бы любовью.

После этого все почему-то сразу посмотрели на Маркуса.

-Так на Лаппинкотте же атмосфера ещё сильно разрежена, - заметила Мия, - голые вы там задохнётесь.

-На Лаппинкотте? - переспросил Маркус. - Так… Ты моя напарница? О боги! Только не это.

Джена смотрела на него холодным взглядом.

-Пожалуй, мне пора идти, - сказал Маркус и вышел, так и не допив шампанское.

Неделя полёта прошла незаметно. Маркус избегал общения с другими рейнджерами, они тоже не искали с ним встречи. И вот наступил день его высадки на Лаппинкотт. Маркус сидел в капсуле на третьем уровне бункера и смотрел на монитор.

-Спутники засеяны, - раздался в наушниках голос командира фрегата, - двадцать минут до развёртывания сети.

На экране, вокруг серого шарика, обозначающего Лаппинкотт, появились синие точки, которые медленно расползались в разные стороны и занимали позиции на равном удалении друг от друга. Наконец, точки закончили движение и сменили цвет на зелёный, между ними появились тонкие линии планетарной сети.

-Сеть активирована, - тут же сообщил наушник, - пятнадцать минут до позиции сброса “Лаппинкотт-Два”.

Пятнадцать минут истекли, и Маркус ощутил лёгкий толчок - бункер отделился от корабля. На мониторе появилась оранжевая точка. Когда Маркус вошёл в атмосферу, включились тормозные двигатели. Появилось графическое изображение скалы, у подножия которой он должен был опуститься. Конец оранжевой пунктирной линии снижения плясал вокруг небольшого крестика - запланированного места посадки. Компьютер пытался скорректировать траекторию.

Наконец, линия выпрямилась вертикально по отношению к поверхности планеты, а крестик превратился в прямоугольник - посадка подошла к финальной части. Второй прямоугольник появился чуть в стороне - отклонение составляло десять метров. Маркус почувствовал вибрацию от двигателей - главное, чтобы хватило топлива, вес которого был точно рассчитан по минимуму. Прямоугольники начали плавно, но с задержками совмещаться. Наконец, когда отклонение составляло два метра, бункер тряхнуло. На экране появилась надпись об успешной посадке.

Через час бункер был надёжно установлен в скале, и система сообщила, что Маркус может покинуть капсулу. Внутри бункера пахло пластиком и озоном. Первым делом надо было включить компьютеры и подтвердить успешную посадку, а затем связаться со вторым рейнджером.

Джена ответила не сразу:

-Я села, всё нормально, - сообщила она с ходу, - ты как?

-В норме, - ответил Маркус.

-Я уже почти расчехлила коптер, - сообщила Джена, - встретимся у терраформеров.

Связь завершилась. Следующим этапом была эвакуация двух сотрудников Комитета по колонизации, которые последние шесть месяцев занимались установкой на планете террагенераторов. Прибывшие рейнджеры должны были с ними встретиться лично, принять вахту. После этого шаттл с корабля заберёт их на борт.

Маркус направился в гаражный отсек. Вся техника - коптер и ровер, была в транспортировочном состоянии принайтована к корпусу бункера. Маркусу предстояло заняться распаковкой.

Через сорок минут он уже вывел наружу коптер и запустил программу самодиагностики. Когда компьютер сообщил о готовности к эксплуатации, Маркус пристегнулся и взялся за джойстик. Коптер плавно взлетел, и Маркус направил его вперёд. Но только он вылетел из-за скалы, как порыв ветра кинул коптер вниз. Маркус выровнял аппарат и попробовал продолжить полёт, но коптер опять то и дело кидало в стороны. Не смотря на низкую плотность атмосферы, ветер тут был достаточно сильный. В целом, лететь получалось, но приходилось постоянно контролировать коптер вручную. Маркус понимал, конечно, что плотность воздуха для винтов недостаточна, но что коптер будет вести себя как бумажный самолётик на ветру он не ожидал. К счастью, коптер был оборудован ионным двигателем, позволяющим, в случае необходимости, вывести его на орбиту или просто быстрее добраться до места назначения. Что Маркус и сделал.

Судя по сигналу маяка, терраформеры жили в одном из двух террагенераторов с жилым модулем, находящимся на его, Маркуса, полушарии, недалеко от большого разлома между тектоническими плитами. Подлетая к башне террагенератора Маркус заметил, что вблизи от нагнетающего атмосферу генератора лететь было проще. Коптер Джены был уже тут.

-Я тоже только что прилетела, - сообщила она по рации, когда Маркус вылез из коптера. - Эти дряни ужасны! Я два раза чуть не разбилась.

-Да, лететь тяжело, - согласился Маркус, - но можно приноровиться.

-Не знаю… - пожала плечами Джена. В скафандре этот жест был виден плохо, но Маркус догадался по интонации.

-Где терраформеры? - спросил он.

-Не знаю, - ответила Джена. Она махнула рукой в сторону входа в башню, - на вызов не отвечают.

-Кораблю сообщила?

-Да, шаттл уже спускается, - подтвердила она.

-Пойдём посмотрим, - предложил Маркус.

Вход в жилой отсек находится в глубине стальных пластин терморегулятора, среди переплетения труб. Пока они шли, Маркус заметил, что вокруг генератора было гораздо больше странных возвышений, чем он видел раньше. Необычные башенки, похожие на термитники, сложенные из камней, песка и гравия, высились около входа в башню и тянулись от него в сторону края разлома, который находится в паре километров отсюда.

-Ты видела такие где-нибудь ещё? - спросил Маркус Джену, указав на эти образования.

-В долине у моего бункера есть несколько, - ответила она, - но в таком количестве я их не видела. Может это что-то вулканическое?

-Сомневаюсь, - возразил Маркус.

Дверь в террагенератор была распахнута. Внутри всё было покрыто пылью и песком. Тут никто не жил уже продолжительное время. В темноте Маркус заметил тусклый свет от компьютеров - значит когда-то терраформеры тут были. На столе стояла такая же засыпанная пылью посуда, на полу валялись перчатки от скафандра.

Снаружи залетело облако пыли.

-Шаттл сел, - сообщила Джена.

Из шаттла вышел старший помощник капитана Норман.

-Что произошло? - спросил старпом.

-Людей нигде нет, - сказал Маркус. - Дверь не заперта, внутри всё в пыли, есть следы их присутствия, но они давно сюда не возвращались.

-Второй бункер? - поинтересовался старпом.

-Не обследовали, - сообщила Джена, - но маяк работает отсюда.

-Так, - скомандовал Норман, - я полечу к второму бункеру. Вы изучите тут всё. Поднимитесь на коптере - посмотрите, что вокруг.

Шаттл стартовал, снова подняв облака пыли.

Маркус с Дженой обошли террагенератор вокруг. С другой стороны каменных башенок было гораздо меньше. Буквально несколько штук тянулись пунктиром в разные стороны. Внутри бункера терраформеров всё говорило о том, что люди бросили его внезапно.

-Возможно, что-то случилось снаружи, и они выбежали? - предположила Джена.

Они снова вышли наружу и увеличили радиус поиска. Там, где высились многочисленные насыпные башенки, было много и следов лавы. Маркус, как бывший геолог, заметил, что они под давлением вытекли наверх по каналам или трещинам, ведущим снизу.

Рейнджеры вернулись к башне генератора и поднялись на коптере Маркуса прямо над ней. Сверху Маркус заметил определённую закономерность в расстановке каменных куч - они начинались далеко отсюда и постепенно скапливались у входа в бункер. Он сделал несколько кругов и приблизился к разлому. Там, на краю скалы, лежал застывший лавовый язык, направленный к террагенератору. Дальше были видны постепенно уменьшающиеся в размере чёрные пятна такой же застывшей лавы. Больше всего это было похоже на взрыв магмы, который поднял волну и забросал раскалёнными брызгами поверхность.

-Второй бункер заперт и пуст, - услышали Маркус и Джена в наушниках голос старпома. Его шаттл возвращался и заходил на посадку.

Маркус рассказал Норману о своих наблюдениях и догадках.

-И какой вывод? - спросил его старпом.

-Сложно сказать, - произнёс Маркус, - кроме вулканов, тут мало что представляет активную опасность. Их коптер на месте. Ровер мы не нашли.

-Возможно, они куда-то уехали? - поинтересовался Норман.

-Сложно сказать, - повторил Маркус. - когда сверху падает многотонная “капля” жидкого базальта, ровер она похоронит мгновенно.

-То есть ваша версия, что их накрыло лавой?

-Там был взрыв магмы, - сказала Джена, - они могли его услышать, выбежать наружу, тут то их и накрыло.

-Но они же не идиоты, чтобы бежать к краю разлома? - возразил старпом.

-Боюсь, что детали мы уже не восстановим, - сказал Марк. - Может один из них что-то делал ближе к краю, а второй помчался ему на помощь на ровере.

-Если бы они выжили, - заметила Джена, - они бы вернулись сюда. И они могли бы улететь во второй бункер, если тут стало небезопасно.

-Да, - согласился старпом, - скорее всего их нет в живых, и подробности мы уже не узнаем. Ладно, у вас есть, что сказать перед прощанием?

-Что вы имеете в виду? - не понял Маркус.

-Фрегат улетает из системы, - пояснил Норман, - другой связи с Землёй у вас уже не будет, кроме автоматического курьера для экстренных случаев.

-Передайте, - попросила Джена, - что их коптеры - полное дерьмо. Они не предназначены для местной атмосферы.

-Их сильно болтает в разреженном воздухе, - пояснил Маркус, - летать тяжело. При малейшем ветерке сносит на скалы.

-Хорошо, - сказал старпом, - я официально занесу это в бортовой журнал. Если это всё...

Маркус и Джена переглянулись. Больше пока на ум ничего не приходило. Да и они на планете всего несколько часов. Основные проблемы появятся позже.

-Тогда счастливо оставаться, - закончил Норман. - Удачи вам.

На Лаппинкотте наступала местная зима. Кроме низкой температуры, она отличалась от лета покрытыми инеем скалами. Геологи предполагали, что у планеты было необычное прошлое, за время которого она несколько раз застывала и снова разогревалась. В результате у неё сформировалось две коры. Между ними плескался океан. Огромный водный резервуар охлаждал нижнюю кору, не давая мантии его расплавить. Но та, в свою очередь, разогревала воду, пар от которой проникал выше, заполняя пустоты и конденсируясь там. Из одного такого вторичного моря бункер Маркуса черпал запасы воды. Горячие гейзеры обеспечивали высокую влажность воздуха. Пар ещё не мог собираться в облака, но зимой он замерзал тонкой коркой инея по всей поверхности планеты. Это выглядело безумно красиво, но холодные ураганные ветра не позволяли подолгу наслаждаться зрелищем. Холод проникал даже под обогреваемые скафандры.

Джена периодически приглашала Маркуса в гости. Иногда это действительно было необходимо - показания датчиков, природные явления требовали обсуждения. Даже Маркус это признавал. Но, в основном, всё было связано с тем, что Джена совершенно отказывалась летать на коптере без острой необходимости, а другого способа добраться друг до друга не существовало.

Зато она хорошо готовила. И это привлекало Маркуса, хотят сам он пытался это отрицать даже для самого себя. Но так как самостоятельно приготовить в гидраторе какую-нибудь пиццу так, чтобы она не была жидкой, он не мог, ему приходилось довольствоваться сухими консервами с отвратительным вкусом кошачьей еды. И когда он уже не мог сдерживать тошноту от одной мысли об этих сублиматах, он находил повод, чтобы слетать к Джене.

Джене же повод был не нужен. Она не могла жить без общения, без возможности увидеть, почувствовать присутствие живого человека рядом. Холодными Лаппинкоттскими ночами, ей было приятно общество Маркуса, не смотря на все его странности. Например, даже в те немногие разы, когда он решался остаться у неё на ночь, он даже и не думал прикоснуться к ней, не говоря уже о том, чтобы обнять.

Но и на Лаппинкотте зима заканчивается. Днём иней уже таял, стекая ручейками в песок и трещины между скал. Маркус иногда думал, какая эта планета получится, в конце концов. На Земле даже из такого малого количества воды всё равно получилась бы река, какое-нибудь озерцо. Тут же вся жидкость неизменно уходила вниз, оставляя поверхность сухой пустыней.

В это утро Маркус облетел все свои метеостанции, заменил на двух датчики ветра, повреждённые бурей, почистил сенсоры и, закончив работу, полетел к Джене.

-Лазанью будешь? - спросила она с порога.

-Опять? - удивился Маркус. - Ты изведёшь все запасы дегидрата.

-Ну, опять начал ворчать, - заметила Джена. - Один раз живём. Я эту кошачью блевотину не буду есть даже под страхом голодной смерти.

-Ну смотри, - вздохнул Маркус, - мне неудобно, что я тебя объедаю.

-Прекрати ныть, - отрезала Джена, - иди, пока не остыла.

Делать было нечего, Маркус пошёл за ней. Находясь в бункере, Джена постоянно очень легко одевалась и держала температуру выше рекомендованной. Она неизменно ходила в футболке и коротких шортах от спортивной формы для занятий, которые никто не делал, но форму рейнджерам всё равно клали. Покачивая бёдрами, Джена прошла на кухню. На столе аппетитно дымилась лазанья. Маркус так и не смог совладать с РДГ - редегидратором, или проще - гидратором. Технически он представлял собой помесь микроволновой печи и пароварки. Вот только у Маркуса все блюда получилось или жидкими, или сухими. У Джены же они выходили будто только что приготовлены из натуральных продуктов.

Дегидрированных запасов было не много. Основной рацион составляли сухие консервы, которые нужно разбавлять водой. По сути это те же сублиматы, но перемолотые в порошок. И от этого, по необъяснимой причине, их вкус был отвратным, как и внешний вид. Каша из мяса, каша из овощей, каша из макарон, безвкусные крекеры и порошковый сок. Вот что составляло основной рацион рейнджера.

-Слушай, я вот о чём думаю, - сказала Джена, пока они ели. - Что всё-таки случилось с терраформерами?

-Ну, мы же вроде решили, что это был несчастный случай, - ответил Маркус, дожевывая последний кусок.

-Может нам ещё раз обследовать то место? Я наблюдала за долиной всю зиму - этих башенок из камней стало больше.

-Как это? - удивился Маркус.

-Я поставила камеру и снимала. Видео нет, но есть последовательность снимков, на них видно, что утром куч на одну-две больше, чем вечером.

-Не может быть, - произнёс Маркус.- Нет, я тебе верю, но не могу понять, как это происходит.

-Вот и я тоже, - подтвердила Джена. - Я думаю, что их кто-то строит.

-Кто?

-Ты же читал отчёт, что тут есть жизнь? Вдруг там, у террагенератора, все эти башенки тоже вырыты живыми существами? Представляешь, сколько их? А вдруг они хищные?

-Я ни разу никого не видел, - сказал Маркус, - непонятно, кто тут вообще может жить. Ни растительности, ни простейших. Плесени даже нет. Как тут могло зародиться что-то? Если хочешь - можем ещё раз посмотреть, но я не представляю, что такое может рыть скалы и делать эти кучи.

-Я тоже не знаю, - вздохнула Джена, - но ночью я периодически слышу, как они скребутся.

-Кто?

-Не знаю! - повторила Джена. - Так зук-зук, зук-зук. Иногда очень настойчиво.

-Может просто порода оседает, - предположил Маркус, - я у себя ничего не слышал.

-Да ты сам храпишь так, что кого угодно распугаешь, - сказал Джена.

-Я храплю? - удивился Маркус. - Не может быть.

-Ну я-то слышала. Я уж даже не знаю, что хуже - спать одной и слышать, как эти зуки пытаются пробиться в бункер, или слушать твой храп.

-В бункер никто не прорвётся, - заверил её Маркус, - ты же знаешь. А меня, ну не знаю, толкни чтоли, чтобы я не храпел.

-Как я тебя толкну, если ты в соседней комнате? - удивилась Джена.

-Ты на что намекаешь?

-Знаешь Маркус, тупее тебя я ещё никого не встречала, - сказала Джена. - Ты сегодня останешься? Вдруг зуки опять буду скрестись?

-Ну… как скажешь, - он подошёл к ней и нерешительно взял за руку, - но ты действительно хочешь… ну…

-О боги! - Джена закатила глаза, затем придвинула его к себе.

На этот раз он, наконец, понял, что от него требуется, и поцеловал её первым.

На следующий день они на коптере Маркуса полетели к бункеру пропавших терраформеров. Это было серьёзным нарушением правил, что оба рейнджера летят вместе, но Джена отказалась лететь отдельно.

Было раннее утро, но поднимающийся из-за горизонта Лаланд уже начал растапливать иней везде, куда попадали его лучи. На Лаппинкотте наступала весна.

Маркус посадил коптер неподалёку от входа, и они вылезли наружу.

-И что ты хочешь осмотреть? - поинтересовался он.

-Не знаю, - ответила Джена, - всё. Я хочу осмотреть ещё раз внутри, вдруг мы что-то упустили, а потом обойти все кучи. Особенно там, где их много.

-Как скажешь, - ответил Маркус, - может разделимся?

Джена, которая боялась мифических зук, пошла обследовать жилище тарраформеров, а Маркус пошёл бродить между каменных башенок. Они оказались удивительно похожими друг на друга. Метра полтора высотой, примерно столько же в диаметре. У каждой из них на одной стороне была странная выемка - будто часть конуса обвалилась внутрь. Что могло вызвать образование этих насыпей Маркус не представлял. Гейзеры и грязевые вулканы, например, даже если они выносили из глубин щебень и песок, образовывали правильные кратеры.

Маркус кругами двигался к центру скопления башенок. Пока Маркус шёл, он внимательнее рассмотрел лавовые наплывы. В идеальных случаях в центре каждого было углубление, какое бывает, когда застывший расплав усаживается. От талого инея в углублениях сверкали лужицы воды. На одном из наплывов Маркус обнаружил скопление талой воды слишком правильной формы. Углубления были расположены ровными прямоугольниками в форме “ёлочки”. Очень знакомый рисунок, но Маркус не мог вспомнить, где он его уже видел. Впрочем, этот рисунок мог быть и естественного происхождения - когда лава застывает, корка иногда покрывается такими же ровными трещинами.

В центре скопления каменных башенок был пустой пятачок, покрытый инеем. Маркус побродил по нему, поковырял камни ботинком. Под замёрзшим щебнем были всё те же скальные плиты. Он развернулся, чтобы идти обратно, и вдруг что-то заметил.

Из одной из куч, ближе к поверхности, торчало что-то белое. Неправильно белое. Какой-то неестественный для данной обстановки кусок белого цвета выделялся из общего фона каменной насыпи. Он не был белым, как иней. Он был грязно-белым. Маркус подошёл поближе. Рваные края, торчащие волокна - кусок ткани. Маркус взялся за лоскуток и потянул.

Это была стёганная синтетическая ткань, подшитая с обратной стороны кевларовым полотном и хлопком. Между слоями торчали куски карбоновой сетки. Рваный край был пропитан чем-то бурым - спёкшейся кровью.

Маркус поспешил обратно и увидел Джену, которая с таким же энтузиазмом спешила к нему. Он сделал ей жест оставаться на месте и побежал.

-Вот, - показал он кусок ткани.

-Рукав лёгкого скафандра, - сразу определила Джена.

-Именно, - согласился Маркус, - и его оторвали вместе с рукой.

-Боги, - прошептала Джена, - что же здесь произошло? Я тоже нашла кровь.

-Где? - спросил Маркус.

Джена отвела его ко входу в жилой бункер терраформеров. Здесь, примерно на уровне бедра, торчали два болта, скрепляющие конструкции бункера. По их ржавым острым краям текли ручейки талой воды от инея. Протекая по одному из болтов, вода становилась чуть розовее.

-Мы могли не заметить, - сказал Джена, - тут всё ржавое. Но это кровь. Я уверена.

-Это может быть какой-нибудь окисл, - заметил Маркус, но он сам не верил в это предположение.

-Нигде больше нет таких подтёков, - возразила Джена.

-Но сколько тут должно быть крови, чтобы она до сих пор сохранилась? Я сотни раз резался обо всё, что только возможно, и кровь была везде, кроме того предмета, чем я резался.

-Я не знаю, - ответила Джена, - может он задел какой-то крупный сосуд, или напоролся и стоял тут, не замечая рану.

-Бред какой-то, - произнёс Маркус.

-Может это кровь с оторванной руки? - предположила Джена.

-Тогда тут всё было бы залито кровью, - возразил Маркус, - а у нас она только на куске железа и на клочке ткани. И больше нигде.

-Ты забываешь ещё кое-что, - напомнила ему Джена, - как окровавленный кусок скафандра попал в кучу камней.

-И как?

-Ты сам это знаешь, - ответила Джена, - это зуки. Никакое природное явление не могло построить эти кучи, больше всего они похожи на кротовые отвалы. Но это должны быть большие кроты, огромные, способные рыть ходы через твёрдую породу, через скалы.

-И ты думаешь, это они убили терраформеров?

-Я не знаю, Марки, - вздохнула Джена, - но тот скрежет по обшивке, зук-зук, зук-зук - это звук от живых существ. Ты говорил, что на планете нет признаков эволюции - простейших, плесени, пищевой цепочки. Но под нами целый океан. Кто бы там ни жил, они вполне могли научиться выходить на поверхность.

-Но там же рядом мантия, там всё кипит, - возразил Маркус, - как можно жить в кипятке?

-На Земле до сих пор около разломов в коре, в таком же кипятке живут бурые бактерии, питающиеся оксидом железа, - ответила Джена, - а тут этого железа даже больше, чем на Земле. Там в темноте фотосинтезировать нечем, и тут могла развиться та же ветвь эволюции, которая зашла в тупик у нас.

-Допустим,- согласился Маркус, - но что их заставило нападать на людей?

-Не знаю. Что-то их привлекло. Давай убираться отсюда. Мне как-то не по себе.

Они вернулись в бункер Маркуса и, на всякий случай, договорились о некоторых правилах безопасности. Меньше выходить на поверхность, установить больше камер вокруг бункеров, установить датчики движения. Не передвигаться по поверхности пешком.

Местное лето оказалось очень жарким. Несмотря на то, что красная звезда не такая горячая, как Солнце, камни на Лаппинкотте нагревались так, что даже ночь не приносила прохлады.

Рейнджеры постепенно успокоились по поводу зук. Ни один из них так и не появился на поверхности. Хотя Джена по-прежнему слышала их шорох по ночам, а Маркус тоже увидел, как периодически появляются новые каменные насыпи на ровных участках планеты. Но даже на камеры не удавалось снять, кто их делает.

Встречи с Дженой постепенно перешли в стадию приятных обязанностей. Они виделись уже не каждый день - работа отнимала силы, а жара шептала остаться в прохладном бункере и никуда не лететь.

В один из таких вечеров, когда Лаланд медленно полз вдоль горизонта, никак не желая покидать небосвод, Джена прислала Маркусу сообщение, содержащее только координаты и слово “сейчас”. Маркус посмотрел по карте - координаты указывали на вершину горы в его полушарии. Вернее, это был целый горный массив, похожий на большую плиту, длинной в пятьдесят километров, которая плавно уходила ввысь. В самой верхней точке этой горы находился один из террагенераторов.

Маркус сменил пропитавшуюся за день потом форму на чистую и полетел. Двигатели коптера едва справлялись, пытаясь поднять коптер на высоту плато. Но непосредственно рядом с вершиной, где, благодаря террагенератору, плотность воздуха была немного больше, Маркус смог взлететь повыше и посадить коптер на гору.

Выйдя на скалу, он осмотрелся. Отсюда открывался поразительный вид. Красноватый свет клонящейся к горизонту звезды высвечивал причудливые нагромождения скал. Длинные тени образовывали необычный чёрно-серый узор. Вдалеке скалы терялись в розовой дымке заката. Маркус снял шлем - тут можно было нормально дышать.

Сзади раздался хруст щебня. Маркус обернулся. К нему поднималась Джена. Она была полностью обнажена, если не считать армейских ботинок. Она подошла к Маркусу. Он нежно обнял её и поцеловал. Страсть захватила их, и они отдались ей, воплощая в жизнь мечту Джены.

Они сидели, обнажённые, на краю скалы и смотрели, как последние лучи Лаланда уходят за край планеты. Обычный вечерний бриз, который всегда дует в сторону заката, приятно холодил их разгорячённые тела.

-Темнеет, - сказал Маркус, - пора.

-Не порть мне вечер, - ответила Джена, но всё же встала и стала отряхивать от песка бёдра.

-Вот чёрт, я порезался, - сообщил Маркус.

От его пораненной об острые камни ступни на скале оставались капли крови.

-Я тебе говорила - не снимай сапоги, - заметила Джена.

-Да ерунда, - отмахнулся Маркус, - в бункере промою и заклею.

Вдруг он почувствовал, как скала, на которой они стояли, завибрировала. Какой-то практически акустический гул поднимался снизу. Каменная поверхность прямо перед ними пошла мелкими трещинами и вдруг провалилась, оставив нору. Из норы тут же начал буквально фонтанировать мелкий щебень, образуя большую кучу. Куча быстро росла, превращаясь в то, что Маркус и Джена уже видели - башенка из камней, чуть ниже человеческого роста, состоящая из скальных обломков.

Выброс закончился, куча задрожала, слегка осыпаясь, и из неё выпрыгнуло существо. Чёрное, присыпанное пылью, чешуйчатое тело, большие мускулистые передние лапы, заканчивающиеся огромными когтями, рыбья морда с широким ртом, усеянным множеством зубов. Существо было размером со среднюю собаку. Оно глухо заворчало и медленно поползло к Маркусу, принюхиваясь. Глаз у него Маркус не разглядел. За тварью тянулся короткий мясистый хвост, задние ноги отсутствовали. Как только существо отползло от своей кучи, часть её осыпалась вниз, образуя знакомую выемку.

Маркус попятился. Чуть дальше начали образовываться ещё две кучи. Первое существо поводило мордой в стороны, затем резко развернулось и нырнуло обратно в скалу. И тут же Маркус услышал такое же гортанное ворчание сзади, совсем близко. Он обернулся - на него ползли, неуклюже переступая лапами, уже пятеро тварей.

-Надо уходить, - сказала Джена, но Маркуса окружили.

Существа целенаправленно двигались к нему, рывками сокращая расстояние. Куч вокруг становилось всё больше, но существ было меньше. Они зарывались и снова появлялись уже в другом месте.

-Беги! - крикнула Джена. Услышав крик, те твари, которые были ближе в ней, остановились и немного попятились.

-Заводи коптер! - приказал Маркус, - Быстро!

Джена скрылась в кабине, и вскоре двигатели застрекотали, набирая обороты. Твари попятились, образовав проход, в который Маркус бросился бежать. Несколько существ прыгнули в его сторону, но не достали. Маркус ввалился в кабину и Джена, не дожидаясь, когда он залезет полностью, подняла коптер.

-Что это было? - спросила она, когда они немного отдышались.

-Зуки, - ответил Маркус.

-Боги, я и не думала, что они такие страшные! И большие!

-Ты была права, - сказал Маркус. - Терраформеров сожрали именно они. Их явно что-то привлекает.

-Что?

-То, что было у террагенератора, и что было тут, когда они появились.

-Ты поранил ногу, - догадалась Джена.

-Да, - согласился Маркус, - их привлекает кровь.

-Но почему именно кровь? - удивилась Джена, обрабатывая Маркусу порез на ноге у него в бункере. Сам Маркус лежал на операционном столе и стонал, когда Джена промывала рану.

-Если подумать логически…, - произнёс он, - слушай, может анестезию? Щиплет безумно.

-Терпи, - приказала Джена, - тут пустяковая ранка. Даже непонятно, откуда столько крови. Если не промою - загноится.

-Кровь насыщена железом, - продолжил свою мысль Маркус. - Если эти существа живут внизу, то они как-то используют его оксид в своём метаболизме.

-Но там и так полно железа, - возразила Джена, - я видела анализ воды - она прямо как студень густая от ржавчины.

-Ну, может человеческая кровь для них - деликатес, лучше усваивается, - предположил Маркус.

-Вставай - всё. И что мы будем делать? - поинтересовалась Джена. - Там мой коптер остался, и одежда.

-Кстати, - заметил Маркус, слезая со стола, - ты бы оделась.

-А что тебе не нравится? - удивилась Джена, - Я не буду надевать твои мужские вещи.

-Как хочешь, - пожал плечами Маркус. - До этого момента мы же спокойно перемещались. Вернёмся туда и заберём твой коптер.

-До этого момента мы не знали, что у нас под ногами водятся такие твари, - заметила Джена, - пошли, съедим что-нибудь - мне надо успокоиться.

Заканчивался первый год, по местному времени, пребывания Маркуса и Джены на Лаппинкотте. На планете уже заметно похолодало. Ночами начал появляться первый иней. По стандартному времени Земли уже прошло больше полутора лет.

Маркуса беспокоил факт, что до сих пор не было транспорта снабжения, который, по правилам, должен прилетать раз в стандартный год. Правда, в регламенте была оговорка, что первый транспорт на исследуемую планету может прийти с задержкой из-за возможного расхождения относительных сроков отправки рейнджеров с временем отправки первого грузовика. Транспорты летели на околосветовой скорости в автоматическом режиме. Их запускали задолго до прибытия рейнджеров. В случае с системой Лаланд - за восемь лет, по одному в год. Когда начинался этап исследования планеты при участии рейнджеров, транспорты, обычно, как раз подходили к границам системы назначения.

Наконец, в один из дней, когда Маркус ночевал у Джены, она сообщила, что на компьютер пришло сообщение от грузовика - он вошёл в систему и направляется к планете. Расчётное время выхода на орбиту - через два дня. Судя по расписанию, первый грузовик должен был сесть на восточном полушарии, за которое отвечал Маркус. Нужно было принять сигнал на своём компьютере и указать точное место посадки.

Маркус решил, что транспорт лучше посадить поближе к его бункеру, но где-нибудь в стороне. Выполнивший свою задачу корабль оставался на планете много лет, пока не начнётся непосредственно колонизация, и Маркус не хотел, чтобы тот портил ему вид на окрестности.

Он нашёл неприметную площадку в паре километров от бункера, достаточную для грузового корабля, и, когда тот послал с орбиты сигнал о прибытии, отправил новые координаты посадки. Теперь оставалось только ждать.

Когда транспорт сел, был уже вечер. Маркус написал Джене, что начинает разгрузку. Та ответила, что вылетает к нему, чтобы помочь. Маркус не возражал, но посоветовал дождаться утра. До поздней ночи он сортировал содержимое контейнеров, что-то перевозил себе, что-то оставлял в корабле, чтобы потом отправить Джене.

Поздно ночью, сделав последнюю ходку, Маркус обратил, наконец, внимание, что Джена до сих пор не прилетела. Он попытался связаться с ней, но связь не устанавливалась. “Возможно, она передумала и прилетит утром”, - подумал Маркус и пошёл спать.

Но ему не спалось. Какое-то чувство беспокойства заставляло ворочаться и думать о Джене. Он даже порывался лететь к ней, но велел себе успокоиться и попытаться снова заснуть. Но сон не шёл. В конце концов он бросил попытки и встал.

Снаружи было ещё темно, но рассвет вот-вот должен был осветить тёмное небо планеты. Он снова попытался связаться с Дженой, понимая, что, скорее всего, разбудит её. Но связи с ней не было. Маркус пошёл в отсек управления и открыл на навигационном компьютере приложение поиска. Местоположение Джен было не определено, но датчик жизнедеятельности горел зелёным. Это Маркуса немного успокоило. Возможно, она снова готовит какой-то сюрприз, как в тот раз на горе.

Но стоило Маркусу ненадолго отвести взгляд от монитора, как зелёный огонёк сменил цвет на красный. Маркус не поверил своим глазам. Он перезагрузил приложение, проверил связь со спутниками - безрезультатно. Датчик, вшитый в грудную клетку Джены, передавал, что жизнь в теле отсутствует.

Маркуса охватила паника, но он смог её подавить. Похолодевшими руками он запросил со спутника последние определившиеся координаты её местонахождения.

Не думая о том, чтобы надеть скафандр, Маркус вскочил в коптер и вылетел из бункера, едва не задев винтами створ ворот. На горизонте появились первые лучи Лаланда. Маркус выжимал максимум из ионного двигателя. Он не видел, куда летел, ориентируясь только по приборам. Но Маркус знал, куда летит. Навигатор указывал на “гору любви”.

Уже почти рассвело, но в ущелье, куда привёл Маркуса компьютер, было темно. На самом верху отвесной скалы они когда-то сидели с Дженой после близости и просто молчали, думая о своём. Сейчас Маркус даже не мог вспомнить о чём.

Коптер медленно спускался на дно. Ночной ветер почти стих, но его порывы всё ещё пытались бросить коптер на скалы. Наконец, внизу Маркус увидел металлический блеск. Приближалось дно, и там лежал коптер Джены.

Коптер был безнадёжно разбит и лежал винтами вниз. Стёкла кабины были разбиты, опоры вывернуты в разные стороны. Похоже, падая, он несколько раз ударился о гору.

Джены внутри не было, как не было и крови. Чудо, но после падения она, похоже, выжила, раз сумела выбраться. Но куда она пошла? Маркус осмотрелся - кругом лежали обломки скал, но не было ни одного признака зук.

Джену Маркус нашёл в небольшой пещерке в скале - практически просто углубление. Её скафандр был порван, а тело белело неестественной синевой. С неисправной системой обогрева она замёрзла насмерть. Правая рука её была сломана. В левой она крепко сжимала ручной лазер, без которого не покидала бункер, после случая на горе. Рядом с ней лежали обуглившиеся куски внутренней обшивки коптера. Видимо, она пыталась согреться, разжечь костёр. Но это не помогло.

Маркус просто сидел и смотрел на мёртвое тело. Она была жива ещё два-три часа назад. Он ведь хотел полететь к ней ночью, найти её, но не сделал этого. Он не знал, почему она полетела именно тут. Может хотела просто ещё раз взглянуть на место, которое что-то значило в её жизни, где сбылась её мечта. А теперь сбылась и мечта Маркуса - он остался на планете один.

На ровной поверхности внутри пещеры Маркус увидел то, что она сочла нужным оставить ему и всему миру. Лазером на камне была выжжена неровная надпись на одном из давно мёртвых языков. “Bye Lappi++” - “Прощай, Лаппинкотт”.

+4
547
18:16
+1
Продолжим нашу унылую эпопею. Кажется, я читал этот рассказ на Грелке. Или не этот. Или не читал.

Автор, вы знаете анекдот про «станки, станки»? Теперь знаете, потому что, надеюсь, погуглили. Так вот, ваш рассказ — это не рассказ. Это «станки, станки, станки».

Сжать раза в два. Выбросить лишние эпизоды. Продумать фантдоп. Добавить саспенса. Добавить достоверности. И вот тогда…

И на будущее: инопланетная органика ядовита. Всегда. Для любых форм жизни.
18:32
+2
инопланетная органика ядовита
Вы это утверждаете как специалист по инопланетной органике? Ну то есть я прекрасно понимаю, какими аргументами вы руководствуетесь, но это недоказуемо. Никак.
18:36 (отредактировано)
Ок, давайте прикинем. Кипяток. Оксид железа. Отсутствие сине-зеленых водорослей — никакого фотосинтеза. Из чего вообще развились многоклеточные формы жизни в таких условиях? Ладно, оставим этот вопрос на совести автора. Что они лопают? Камни? Ну хорошо, других многоклеточных. А те? Тоже других? А те? Хорошо, если они все-таки жуют горную породу и пасутся у термальных источников — это сера и ее соединения, как минимум. Зверски токсичная дрянь. Организм, заточенный под серу, железо, кремний — и вдруг хапнет углерода? Да он скопытится в момент.
18:43
Так мы уже говорим про конкретный рассказ? Так я его не читал. И в вашем комментарии про это нет ни слова.
Фразы «Описанная в вашем рассказе инопланетная органика ядовита» и «Инопланетная органика ядовита» очень разные. И вторая — неверна.
18:46
А вы воспользуйтесь индукцией. От частного к общему. И все у вас будет хорошо.

Но, к слову, затевать диспут, чтобы набрать комментов и пофорсить текст — это еще более неверно. Участвовать не буду, дальше сами.
18:48
+1
Индукция здесь не сработает.
Рассказ не мой (а это уже второе ваше необоснованное утверждение за три коммента).
Удачи, что уж pardon
19:00
Заметьте, я и не сказал, что он ваш. А вы сразу напряглись и принялись заранее отмазываться) thumbsup
19:06
Подловили)
Но между тем «вы сразу напряглись и принялись заранее отмазываться» ровно настолько же необосновано)
23:57
Жизнь может развиться из углерода и только углерода. Так шо имхо. Ихняя органика не токсичнее нашей.
00:01
что за Грелка то хоть? )
00:03
Вот тут я не копенгаген. Пойдемте, ксенобиолога поймаем?
00:04
Рекомендую. Бодрит.
00:05
как ее по поиску то найти? так и задать «грелка»?)
02:15
«инопланетная органика ядовита. Всегда. Для любых форм жизни» ©

А вы ксенобиолог?
11:42
Нет, но да)
18:30
+1
Да у нас тут постоянный читатель Грелки!))))))))Вот ребятам повезло!
00:08
Или нет)
04:31
+5
инопланетная органика действительно ядовита. у меня так дед умер.
13:40
ну, вообще космос безграничен! как можно к безграничному давать однозначные определения???
13:48
Ну, вообще, если занудить, космос ограничен 96 миллиардами световых лет. Но я с утверждением тоже не согласен)
13:51 (отредактировано)
о! а как это посчитали? а что потом??? как интересно! пойду погуглю, не слышала еще, что космос ограничен
14:00
Ой!!! я знаю, что там дальше!!! у меня есть еще один фант рассказ))
16:22
Внук профессора Верховцева?!
14:55
+2
Очень понравилась форма рассказа. Но нет большой идеи, захватывающего сюжета и непредсказуемого финала!
20:28
+2
Добротный «станочный» текст. Ровный стиль и слог. Но о чем этот рассказ? Он о любви? Нет. О коллонизации других миров? Нет. О войне с инопланетянами? Нет. Это же надо было замутить такую «интригу» с исчезнувшими первыми учеными, аборигенами, которые их съели, их таинственными «кротовыми отвалами», чтобы героиня в конце просто замерзла! Где конфликт? Герои картонные — просто существуют в заданных условиях. Ни каких-то ярких чувств, ни противостояния, ни преодоления. В итоге ровный, чистый текст, с хорошей научно фантастической основой и все.
23:42 (отредактировано)
+1
Огромное спасибо автору за рассказ! За мир, который он открыл.
Тема: Космос
Идея: Люди-исследователи и далекая планета.
Сюжет: ГГ Маркус — новобранец, подписавший контракт с ДальКосмоРазведкой и ждущий распределения на работу на одну из планет. Получив направление, он улетает на планету Лаппинкотт вместе со своей напарницей Дженой. Изучание планеты, обнаружение жизни на ней, чувства, которые должны были еще теснее сблизить людей на этой далекой планете, и нелепая смерть Джены — вроде бы не замысловатый сюжет. Но как удивительно описан мир. Я поверила автору и в том, что существует где-то такая планета, и что там были эти исследователи, и что они были именно такими! Автор, на мой взгляд, отлично владеет словом. И он может создавать и оживлять миры! Это первый рассказ, когда я пожалела, что он закончился. Автор, обязательно пишите роман. И не убивайте так просто своих героев, пусть они нам открывают свой дивный мир! Удачи автору!!!
10:28
Спасибо. Чуть больше можно найти по фразе «примарат фортис». Все упомянутые планеты и звёздные системы реальны.
Комментарий удален
Комментарий удален
10:26
Спасибо. Больше ищите в интернетах по фразе «примарат фортис».
14:37 (отредактировано)
На далёкую планету высадили парня с девушкой, они разъехались по разным полушариям и целый год им даже не пришло в голову заняться любовью? — Фантастика! Просто зная психологию человека могу утверждать, что первую же ночь на чужой планете они провели бы если не в одной кровати, то в одной комнате. Особенно маловероятно, что они бы не объединились после обнаружения смерти предшественников и появления очевидной опасности.
Реальные бы люди обнаружив, что все люди до них на планете погибли, мягко говоря, очень бы сильно напряглись. Представьте к примеру, что вас заводят в некое помещение, из которого по неизвестным причинам ещё никто не выходил живым — ваша реакция? Скорее всего они бы ультимативно вернулись на корабль. А если бы старпом был против — его бы грохнули или заткнули. Это всё называется «инстинкт самосохранения», он обязательно поставляется с каждой человеческой особью. Но у этих ребят дела обстоят по-другому. То ли отморозки, то ли плоды слишком умозрительной фантазии.
Вопрос 2: почему отправляя двух людей на чужую планету, в качестве еды головная организация выдаёт им в основном кошачьи консервы? Это при том, что кошек в экспедиции нет. — Великая загадка и фантастика!

Вопрос 3: отсутствие речевой связи между единственными двумя людьми на планете. У девушки проблемы с транспортом, но она не может позвонить или дать сигнал СОС и просто тихо умирает. В далёком будущем. Серьёзно? Это входит даже в функционал милицейского регистратора.

Вопрос 4. Странный протокол. Организация, осуществляющая освоение планет, вдруг обнаруживает таинственную гибель всего состава первой команды поселенцев. Ни те тревоги. Ни те расследования. Ни особых инструкций и мер предосторожности. Она просто выбрасывает новых людей и даёт им кошачьи консервы. Удачи оставаться, ребята!
13:13
Самое главное — не нужно переносить реалии окружающего вас мира на мир фантастический. В другой вселенной — другие законы, традиции.
Освоение планет — дорогостоящее и длительное занятие. Останавливать процесс, который готовился десятилетия только из-за того, что кто-то погиб — не выгодно. Работа выполнена, двигаемся дальше по плану. Получиться узнать подробности — хорошо.

Про консервы. Доставка грузов стоит денег. Хранение продуктов тоже. Загрузить транспорт дошираками гораздо дешевле и проще, чем пельменями. Люди подписали контракт, добровольно, им на счёт капает гонорар. Все довольны.
15:58 (отредактировано)
Всем спасибо за отзывы и критику.
Загрузка...
Надежда Мамаева №1