Вадим Буйнов №3

Тренинг для писателей №13

Тренинг для писателей №13
Опишите мир глазами ребенка!

Задание № 13

В детстве все ощущается совсем иначе, даже старый пробитый дырами диван кажется большой горой, а кот, щемящийся по углам, напоминает древнего мудрого дракона. Давайте возвратимся в прошлое, в мир детства, и покажем друг другу планету или малую ее часть глазами ребенка?

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
0
17:42
958
Комментарий удален
00:31
+1
Сегодня мама готовит пирог.

Уже пора домой, но Тим сказал, чтобы я накопал червей для рыбалки. Тиму почти десять лет, и он командует. Он мне и удочку сделал из орешника. Только где черви, я не знаю, должно быть, попрятались. Я и банку с собой не брал, так просто пошел посмотреть. Когда мы с Тимом червей раньше искали, то ходили на ферму, но она далеко. А сейчас я нашел в земле одного маленького, но он совсем худой. А когда с Тимом ходили, черви были что надо! Толстые, красные, скользкие. Шевелятся быстро-быстро. А если червяка разрубить, то он не подыхает, а получается два червяка. Тим сказал, они так и родятся. А я тогда взял одного и порубил его палочкой на много кусочков, но они долго не стали жить, подохли. Наверно, они родятся, только если напополам.

Интересно… Я еще и бабочек пытался ловить для рыбалки, но поймал только одну, да и то у себя дома. Мама сказала, что это моль, и чтоб я ее выбросил. А я хотел выбросить, но ненарочно задавил, бабочки совсем мягкие.

Я уже иду домой, скоро буду есть пирог. А это наша яблоня. На ней яблоки не растут, она еще маленькая. Как я, но больше. А вдруг яблоки уже выросли, может, она уже и большая? Ух, по ней муравьи ползут! Одни вверх, другие вниз. Я муравьев знаю, но раньше было неинтересно, ходят они себе и все. И Тим говорит, что на муравьев рыба не клюет. А почему они на нашей яблоне? Может, они наши яблоки воруют? Муравейники же внизу, что им здесь надо? Маленькие сами, как сера на спичке. Черные, головка маленькая, а брюхо раздутое, толстое. Лапки как волосинки. А из головы усики торчат. Или рожки. Не, они яблоки не съедят, они от одного крохотного яблочка лопнут. А вдруг они маленькие, а все равно взрослее меня? А я все равно сильнее. Вот один семечку тащит! Подожди, помогу.

Хватаю семечку и на спину ему. Наверное, слишком сильно надавил, как бабочку-моль! Муравей лопнул и белыми кишками из живота к коре прилип. И семечки ему теперь не надо. А другим? Вон их тут как много. Вот еще один, возьми семечку. На, возьми. Не хочет, убегает, глупый какой. А я ему пальцем сейчас путь закрою, вот, а сверху семечку положу. Ой, и так не получилось: семечка прилипла, но тут же раз – и вниз упала. А муравья и нет.

Но я тебя найду. Ага, вот он среди других муравьев. Стой! Слишком сильно я в него пальцем ткнул. Прямо так и разрубил его. Брюшко вниз улетело, а головка оставшимися лапками вперед ползет. Интересно получается – муравьи могут как черви! Оторвал головку, и через некоторое время должно новое брюшко вырасти!

Надо домой взять, проследить, как это получается. У меня коробочка с собой есть – муравья положить. Хорошая коробочка, деревянная. Я туда все ценное собираю. Там у меня настоящий доллар серебряный – дядя Мартин подарил. И Чарли Чаплин там из газеты вырезанный. И машинка маленькая, металлическая – называется Додж. А еще там есть жвачка Блиббер-Блаббер. Очень редкая и дорогая. Тетя Сьюзен дала на Рождество. Остался совсем небольшой кусочек. Она очень липкая, прилипает к зубам. Но очень дорогая. Я хочу ее сохранить до следующего Рождества.

Подбираю еще муравья. Разделываю пальцами на две части и складываю в коробочку. А Блиббер-Блаббер он не съест? Вроде не должен. А остальным муравьям как будто и все равно, что ихний пропал. Все так же одни вниз, другие вверх по дереву.

Палец ставлю, чтоб те, кто наверх, не прошли, а они по пальцу лезут и дальше. Вот вы какие! Поднимаю палец вместе с муравьем, который не успел через него перелезть. Муравей бегает по пальцу, а потом и по ладони быстро-быстро, а бежать ему некуда. А морда у него как у мистера Хегерта. Все в классе зовут Хегерта старым тараканом, а он не таракан, он муравей! Ну и кто теперь главный, мистер Хегерт? Получай пинка! Я щелкаю Хегерта, и он летит в траву. Как капля грязи.

Нет, он не Хегерт! Просто все они немцы. А тот, которого я поймал, главный немец Вилли Гельм. Я когда был совсем маленький, папа плавал на пароходе воевать с Вилли Гельмом. А теперь я почти большой и сам поймал немца Вилли. Теперь посмотрим, как он в тюрьме будет на двоих делиться. А-а-а! Немцы, прилезли на нашу яблоню!

Делаю из пальцев рогатку. Нет, ноги. Раз-два, раз-два ногами. Раз немец, два немец, раз немец, два немец. Четырех немцев я убил. А вот этого – щелчком. Нате, нате, дряни! Муравьи сминаются, лопаются, я их давлю, а они все равно шевелятся. Раз-два, раз-два! Скольких я победил уже! Накапливаю слюней во рту и плююсь на немцев. Один тонет под слюнями сразу, а другой только лапкой зацепился, а оторваться все равно не может. Нет, неинтересно, они слабые. А в плен взять не получается, бегают быстро. Раздавить легко, а живым в плен взять – не выходит.

Ну, постой же! Как будто и не замечает… Погоди, говорю! Заграждаю дорогу ладонью. Куда так спешишь, я тебе сколько кричал? А муравей не слушает, по руке лезет. Вот ты и попался! Поднимаю ладонь, надо пленного рассмотреть, а он как назло бегает. Да стой ты! Пытаюсь придержать пальцем. Немножко совсем задеваю, а в пальцах еще один бесполезный трупик. Вот беда, я только дотронусь, а они дохнут.

Надоело вас атаковать, все время я побеждаю! Давайте теперь вы! Ставлю пальцы около ряда муравьев. Ага, наконец-то поняли, поползли на пальцы. Здорово, опять интересно! Я даже пальцы не убираю. Вот уже четверо на руку забрались. Ай, дряни! Кусаются! А-а, кыш, вот вам! Разлетелись. А от одного брюшко оторвалось, а голова зубами вцепилась. Руку щиплет теперь. Я же играл, они не по правде немцы, зачем они так? Не слушают, пальцы не видят и продолжают ползать как раньше. Ничего они не старше меня. Глупые совсем. Непонятно чем занимаются, как будто им платят за это.

Ура, поймал все-таки живого! Эй, ты, сколько тебе платят? Двадцать долларов? Нет, вон какой большой, наверно, целых пятьдесят. А он еще и челюстями пытается меня покусить, ну вот тебе. Тихо трескает, как будто кусочек скорлупы. И не заплатят ему теперь пятьдесят долларов.

Ладно, надоели вы мне. Зато вы лучше, чем черви. Посмотрю потом, как Вилли Гельм будет на двух Гельмов вырастать. Мама пирог уже сделала, наверно. Не скучайте пока, я еще вернусь.
Я вернусь…
01:50
Только где черви, я не знаю, должно быть, попрятались.

Рекомендую разделить: Только где черви, я не знаю. Должно быть, попрятались.

Когда мы с Тимом червей раньше искали, то ходили на ферму, но она далеко.

Раньше мы с Тимом ходили на ферму на поиски червей, но до нее далеко.

А сейчас я нашел в земле одного маленького, но он совсем худой

А сейчас я нашел в земле одного маленького, но совсем худого.

они так и родятся.

Они так и рождаются.

Ладно, пожалуй, замечания подобного характера в тексте, где подобное выдержано намеренно — странно. Потому просто доверюсь автору.

А тот, которого я поймал, главный немец (,) Вилли Гельм.


Вообще, здорово. Очень точно переданы мысли ребенка и то, что сперва было воспринято багом оказалось фичей. Читать было увлекательно, полное погружение, на речевые ошибки внимание не то, что не обращаешь — ими наслаждаешься. Тренинг, на мой взгляд, выполнен на отлично (хоть написан и «не для сюда»: Р).
15:47
В сундуке было тесно и жарко, но мама велела «притвориться рыбкой» и сидеть там, пока в доме не станет совсем-совсем тихо.
«Притвориться рыбкой» значило не издавать ни звука и не шевелиться, пока в доме чужие дяди или тёти. Это у них с мамой была такая игра. Лулу очень хорошо умела играть в неё, иногда даже притворялась с утра до вечера. Но это редко.
Обычно к маме приходили ненадолго.
Когда все уходили, мама давала Лулу большую конфету, и девочка бродила по дому, выглядывая из окон, с конфетой во рту.
Из дома выходить можно было только рано-рано утром или ночью.
Девочка знала, что никто в целом свете не должен знать о том, что она есть. Мама объяснила, что когда-нибудь за ней могут прийти нехорошие люди, и тогда, если она не сможет от них убежать, на Земле вместо мамы останется Луэлла, и это очень, очень важно.
Поэтому нужно сидеть в доме, «притворяться рыбкой», когда к маме прибегают заплаканные девушки, и много учиться, чтобы заменить маму на Земле.
Обычно Луэлла сидела в маленьком чуланчике с окошком под потолком. Чулан был удобный, мама соорудила ей там уютное гнездышко из одеял, принесла игрушки, и даже мешок с сушеными яблоками, чтобы жевать, если проголодаешься. В стене чуланчика была крохотная щель, так что девочка могла наблюдать за всем, что происходило в маминой рабочей комнате, когда к ней приходили люди. Иногда мама просто раскладывала карты и рассказывала, что будет, или что было. Это называется «гадать». Иногда мама махала ароматными палочками и читала разные заклинания — снимала порчу или венец безбрачия. Лулу всего восемь лет, но она знает, что такое «венец безбрачия».
Ночью к дому подкрадывались девушки, из которых мама выскребала детей.
Луэлла смотрела в щелочку, как они корчатся на полу с зажатым в зубах жгутом из ткани. Мама объясняла ей, почему дети появляются в животе у женщин, и почему женщинам иногда нужно от них избавиться. Наверное, с тех пор Лу и затаила злобу на странных людей под названием «мужчины». Они появлялись в их с мамой маленьком деревянном домике на отшибе, у самого леса, очень-очень редко, и никогда не плакали. Иногда некоторые пытались целовать маму, но она прогоняла их, и они говорили ей гадкие вещи.
Мужчина, который пришел сейчас, был на них совсем не похож. Мама обычно смотрела в окно, чтобы знать, кто подходит к дому, и вовремя отправить Лулу в чулан.
Но здесь все произошло иначе — мужчина вышел из большой блестящей коробки, которая с шумом подкатилась к дверям, и мама отчего-то стала очень бледная, и глаза у нее сделались большие-большие.
Она молча показала Луэлле на сундук в прихожей, и та забрfлась в его пропахшее травами нутро так быстро, как только могла, пошуршала связками цветов, которые лежали на дне сундука, укрытые папиросной бумагой, и затихла.
Мужчина был странно одет — из тех, кто приходил из деревни, никто так не одевался. Он мягко говорил и даже улыбнулся маме. Он сказал:
— Меня зовут Генри Вессон, мэм.
Мама стояла и смотрела на него, опустив руки и сжав ладони в кулаки.
— Я думаю, вы знаете, кто я такой.
— Я не делаю ничего плохого, — мама сказала это так тихо, что Лу еле-еле разобрала слова.
— В таком случае вы не откажетесь поехать со мной и ответить на некоторые вопросы, — только тут Луэлла заметила, что мужчина держит в руке маленькую блестящую штуку. — Никто из Хранителей знаний не причинит вам вреда, если мы убедимся, что и вы не причиняете его людям. Мы можем обыскать ваш дом…
— Нет! — громко сказала мама. — Мне нечего скрывать. Я поеду с вами и всё расскажу. Для меня будет оскорблением, если кто-то из вас станет рыться в моих вещах.
Мужчина показал блестящей штукой на дверь. Мама оглянулась на сундук с Лулу, и тут же отвернулась.
Сердце у Луэллы билось быстро-быстро. Это плохие люди? Они забирают маму? Навсегда?! Девочке больше всего на свете хотелось поднять крышку сундука и кинуться к маме, обнять её, пойти с ней, или оттолкнуть злого мужчину и накричать на него, чтобы он ушёл и оставил их в покое.
Но Лу знала, что этим она только расстроит маму, которая взяла с неё обещание, что она ни за что на свете не покажется чужим людям на глаза. Закусив губу, чтобы не разреветься, Луэлла смотрела во все глаза, как мама надевает туфли и плащ, как мужчина надевает ей на руки странные большие кольца, соединённые вместе толстой цепью, потом берёт за руку выше локтя и выталкивает за дверь, упираясь блестящей штукой в спину. Мама обернулась назад, прежде чем выйти, и девочка успела увидеть её решительные глаза.
Генри Вессон переступил порог, и дверь захлопнулась.
Во дворе хлопнула дверь большой коробки, в которой перемещался мужчина, а потом послышался рёв.
Луэлла вылезла из сундука и подбежала к окну.
Коробка катилась через поле и дальше, к дороге. Девочка смотрела ей вслед, повторяя про себя: «Генри Вессон, Хранители знаний, большая чёрная коробка с буквами KAZ и цифрами 112; Генри Вессон, Хранители знаний...»
23:15
Обычно к маме приходили ненадолго. Когда все уходили, мама давала Лулу большую конфету, и девочка бродила по дому, выглядывая из окон, с конфетой во рту. Из дома выходить можно было только рано-рано (в начале совсем-совсем — это намеренный повтор?) утром или ночью.


Мама объяснила, что когда-нибудь за ней могут прийти нехорошие люди, и тогда, если она не сможет от них убежать, на Земле вместо мамы останется Луэлла

Мама объяснила, что за ней когда-нибудь могут прийти нехорошие люди и если она не сможет от них убежать, то на Земле, вместо мамы, останется Луэлла — это очень важно.

она знает, что такое «венец безбрачия».

Тут бы хорошо пошло «уже знает»

забрfлась

очепяточка

Мама обернулась назад

А можно обернуться вперед?

а потом послышался рёв.

Можно добавить: рёв двигателя

А вообще, очень интересная миниатюра. Любопытно узнать, что будет дальше :) Тренинг выполнен! :)
23:45
+1
Лулу уже знает, что такое венец безбрачия, но, увы, понятия не имеет о двигателях :)
с остальным согласна, спасибо!
11:46
Помню тогда был отличный летний солнечный день. Даже в тени было очень душно и жарко. Мороженое было бессильно перед таким серьезным врагом. Оно быстро таяло, сочилось через щели своей упаковки. Капли, теперь уже сладкого молока, тут же стекали по пальцам, пачкали одежду. Ощущение было мерзким, поэтому я пошел домой.
Это было счастливое детство. Мне никогда не было страшно, что только появившись дома, меня могли там оставить до конца дня, как многих. Маленькая «однушенька», как её называла бабушка, не могла спасти. Там было очень душно. Моё появление всегда только усиливало жару, и это было не хорошо.Но тогда я должен был вернуться, и отмыть руки от этой гадости, которую раньше так сильно любил.
-Ба, я только руки помыть. И я испачкался,- кричал я, еще не ступив на порог квартиры.
В нашем подъезде все знали друг друга. Никаких секретов, никаких замков.
-Ох, хорошо. Сейчас найду тебе другую майку. Как же ты так?- заботливо говорила бабушка.
Она никогда не ругалась, такая уж у меня семья, и всегда понимала что и почему.
-Мама и Папа дома?- громко спрашивал я, намыливая свои тонкие худощавые ручки огромным куском белого мыла. Оно пенилось. Замечательно ощущать пену на руках, а еще круче, когда всё это смывается прохладной водой. Мне казалось, что я супер-герой, который мог превращаться в пену, а под водой мой костюм бережно смывался, и теперь никто не мог узнать, что тот Человек-пена- простой мальчик, живущий в Пензенской пятиэтажке.
Следов растаявшего мороженого на моих руках больше не было. Я снял свою майку, с несколькими жирными пятнами, и кинул её в тазик. Бабушка потом постирает.
-Вот, держи.- Бабуля протянула мне очень мягкую и легкую белую футболку.
Я оделся, и снова поинтересовался, куда же делись мои родители.
-Они уехали в город, по делам.- сказала бабушка, и пошла к стеллажу, где было большое зеркало.- А это папа оставил тебе. Сказал, что тебе они очень понравятся.- и она протянула мне удивительный подарок.
То были классные солнечные очки. Такие еще носили все крутые парни в кинофильмах, и некоторых моих любимых мультиках.
-Вот это здорово!- сказал я, надевая их, а потом снова отправился на улицу.

Появившись в своём дворе, теперь уже в моих изящных черных очках, я заметил двух девочек, моих соседок, что были на несколько лет меня младше. Они увидели меня, и весело поздоровались, звали меня к ним играть. Но теперь я был секретный агент 5698, которому поручено таинственное задание необычайной сложности. Улыбку приходилось сдерживать.
-Привет! Будешь папу играть? А я маму!- говорила мне самая красивая девочка моего подъезда.
Мне очень хотелось поиграть, но у тайных агентов не может быть семьи.
-Да, можно,- говорил я тихо, оглядываясь по сторонам.
-У тебя очень крутые очки.
-Спасибо.
-Ну, давайте играть. Аля будет дочкой, я мамой, а ты папой.
-Опять?- возмутилась Аля.- Может я буду продавцом? Надоело быть дочкой!
-Хорошо, ты будешь продавец.- согласилась моя новая жена, которую звали Яна.
После я отвел мою суженую в сторону.
-Дорогая, я должен тебе признаться.
-Я тоже, -сказала Яна. Блеск её глаз очаровывал и заставлял влюбиться с первой секунды.
-Я первый.- настоял я, ведь моя игра круче.- Я являюсь секретным агентом, и у меня есть задание. Ты должна мне помочь. И это останется между нами.
-Да, конечно.- Яна заволновалась.Она почувствовала себя важной, и её глаза загорелись.
-Сейчас мне надо выследить одного преступника, и понять где он живет.Видишь эту родинку?- я указал на небольшое пятнышко на моей левой руке,- Это чип. За мной наблюдают. А Але не говори, иначе все узнают. Соври что-нибудь, а я должен бежать.
-Но...-не хотела меня отпускать Яна,- Ты не послушал, что я хотела тебе сказать.
Да, я не выслушал её. Не было времени. Кто, если не я спасет мир в этот раз? Уже точно не те крутые мужички из телевизора. Я был быстрее всех, что даже ветер визжал в моих ушах. Убегая, я сказал: «Люблю тебя, дорогая». Она широко улыбнулась, и ответила взаимностью. Последнее, что я слышал был их диалог:
-Куда это он?
-Он. В командировку.
-Изменять.- кричала Аля.
-Нет, у нас с ним будут дети. Мы любим друг друга.

В тот день я пробежал по всему району. Моими целями были опасные преступники мирового масштаба, которые снимали квартиры в нашем районе, чтобы устроить штаб и придумывать очередной зловещий план по захвату мира. Как же было здорово, что у меня были такие крутые спортивные солнцезащитные очки. В них было встроено шпионское оборудование, и даже телевизионные каналы с мультиками. Всё, что мне было нужно для шикарной жизни. И пускай на мне не было костюма, а только потрепанные стертые сандали, красивые синие шорты, белая майка, всё-равно мой новый аксессуар делал меня таинственным агентом 5698. Главное очки!

Уже ближе к вечеру я вернулся в свой двор. Там до сих пор были мои соседки Аля и Яна.
-Вот, я вился.- сказала Аля, заготавливая очередную партию лиственных денег на своём пеньке-кассе.
-Как ты, дорогой? Всё купил?
-Конечно.- подыгрывал я.
Мы с Яной нежно обняли друг друга, я поцеловал её в щечку. Это было не так и приятно, по-началу, но мне стоило привыкнуть.
-А где ж твои покупки?- язвительно спросила Аля.
Похоже эта чертова девчонка была из команды злодеев, и пыталась раскрыть меня, но о моей великолепной подготовке ходили легенды, и вывести меня на чистую воду было очень сложно.
-Да фургон стоит за углом дома.
-Хорошо,- сказала Аля с прищуром.
Стало темнеть, из окон домов стали выкрикиваться чьи-то имена. Кто-то послушно бежал домой, а кто-то жутко противился. Из-за темных стекол очков я перестал хорошо видеть, поэтому и снял их. На тот день моё задание было завершено. Оставалось ждать следующих указаний. А пока можно было остаться с семьей, и наслаждаться.
23:30
было бессильным

Имхо, лучше «бессильно»

на руках,

В руках, опять же, по-моему

дождавшись пока его откроют. Капли, теперь уже сладкого молока, стекали по пальцам,

Небольшой диссонанс — сперва кажется, что мороженое еще запаковано, но потом выясняется, что оно капает.

Наоборот, это было счастливое детство.

Фраза выбивается из контекста

не могла спасти обеспечить нас прохладой.

Зпт после «спасти»

И я испачкался,- кричал я

-Мама и Папа дома?- кричал я

Самоповтор

а потом побежал снова на улицу.

А потом снова побежал на улицу

Появившись в своём дворе, теперь уже в моих изящных черных очках, я заметил двух девочек, моих соседок, что были на несколько лет меня младше.


-Изменять.(,)- кричала Аля.

При таком оформлении всегда надо ставить зпт)

В тот день я пробежал по всему району. Моими целями были опасные преступники мирового масштаба, которые снимали квартиры в нашем районе,


Главное очки!

Тире после «главное»

-Вот, я вился.-

Очепятка, «явился»

А пока можно было остаться с семьей, и наслаждаться.

Лишняя зпт после «семьей»

Отличная миниатюрка, интересный взгляд от лица мальчика. Тренинг пройден. Отдельная рекомендация — обращайте внимание на местоимения, в некоторых отрывках их слишком много. С повторами еще можно смириться :)
13:46
+1
Как много замечаний))) Поторопился. Спасибо.
Гость
12:12
+1
Это была необыкновенная лужа.Переливисто — разноцветная по краям, а в самом центре ее — отображенный силуэт перистого бегемота.
Ася осторожно сделала шаг, бегемот заколыхался ей навстречу.Ася рассмеялась и слегка притопнула ножкой по серой воде.Лужа завозмущалась мелкой рябью.Еще шаг, и желтые резиновые сапожки наполовину скрылись под водой.Ася оглянулась на маму — та по прежнему сидела на скамейке, все так же сосредоточенно уставившись в телефон.Ася вздохнула.Лужа притягивала девочку и пугала одновременно.Темная вода таила в себе множество опасностей: невидимая яма, водоворот, или мерзкий спрут, притаившийся на глубине в ожидании, когда жертва подойдет поближе… Но таинственный бегемотик звал к себе, и великий исследователь неполных пяти лет поддался на его зов.
Шаг вперед, и сразу назад -ледяная вода захлюпала в желтых сапожках, промочив носочки и заправленные в голенища штанины.Неловко обернувшись к скамье — видела ли мама? -Ася поскользнулась и упала в предательскую лужу, громко разревевшись от неожиданности и обиды.
— Ася! Больно?! Ушиблась?!
Мама обнимала, тихонько раскачивая, как в далеком детстве.И Ася успокоилась. Деловито выбралась из кольца маминых рук.
— Зачем ты полезла в лужу? — удивилась мама, отряхивая воду с одежды дочери.
— Там сидит бегемот.Большой и печальный.Пойдем, покажу!
Но мама уже тащила Асю домой, что — то приговаривая про мокрую одежду и нежелание больничных.
В луже таял облачный бегемот, подсвеченный угасающим вечерним солнцем.
23:01
ее — отображенный силуэт перистого бегемота.

Лишнее тире

жертва подойдет поближе…

Тут восприятие: можно «приблизится»

Мама обнимала, тихонько раскачивая, как в далеком детстве.И Ася успокоилась. Деловито выбралась из кольца маминых рук. — Зачем ты полезла в лужу? — удивилась мама,

Чтобы избежать повтора можно употребить местоимение либо в первом, либо во втором случае.

и нежелание больничных.

нежелание больничных — чуть странно звучит. Может, лучше «нежелание брать больничный»?

А так, отличная миниатюрка. Тренинг выполнен! :)
Гость
08:49
+1
Спасибо! Учту замечания.
Мясной цех

Достойные внимания