Ольга Силаева №1

Белый Вихрь

Белый Вихрь
Работа №32

- Вы не видели здесь белую собаку?

Судорожно оглядываясь во все стороны, я не обращаю особого внимания на лицо женщины, которую спрашиваю. Отмечая про себя, что та отрицательно мотает головой, разворачиваюсь и бегу дальше. Поняла ли она или просто отмахнулась от греха подальше, приняв меня за сумасшедшую? Видок после столкновения с отрядом следоков, должно быть не располагает к разговорам: ушибы и рассечения на лице сейчас почти не ощущались из-за мороза, я отвлеклась и пропустила пару хороших ударов, одежда тоже изрядно пострадала после кувырков по битому стеклу. Учитывая их вооружение и количественный перевес, в конечном итоге так себе была группа.

Вокруг простирались бескрайние поля снега, а ведь минутах в двадцати быстрого бега отсюда стоит рабочий городок. Та женщина, скорее даже старуха, что она делала одна посреди пустыря? Солнце слепит глаза, отражаясь от поверхности сугробов, там справа виднеется холм, с него обзор будет гораздо лучше.

Взбежав на высоту со всей возможной скоростью, пытаясь восстановить сбитое дыхание, пристально оглядываю периметр. Как бы сильно мне не хотелось увеличить остроту зрения, щурясь и мысленно посылая взгляд за белую линию горизонта, ни следа, ни какого-либо намека на движение заметить не удаётся. Только снег. Паника и ругательства, не помогают, других способностей сейчас к большому огорчению нет. Время на исходе, нужно что-то решать. Виски пульсируют, разрываясь от огромного количества неразборчивых и суматошных мыслей. Закрыв бесполезные глаза, я пытаюсь усмирить разум и чувства, замедлить сердцебиение, сосредоточить всё внимание не на проблеме, а на её решении. Проходит несколько минут, прежде чем сердце восстанавливает привычный ритм. В долгожданную тишину всё же пробивается шёпот, мой мысленный шёпот: «упустила».

Нападение произошло внезапно, никогда не думала, что придётся бороться со своими же. Отражая атаки со всех четырех сторон, не было возможности понять, что я уже не одна, как можно было предсказать, что этот странный пес бросится защищать меня? Боковым зрением заметив летящую угрозу, я среагировала. В руке у меня было что-то из подручных, кусок трубы наверное, нож уже был оставлен в ноге одного из парней. Чёрт, ошибкой было брать с собой собаку, давно пора признать, что командная игра это не моё. Теперь, когда нет ни жетона, ни напарника, бессмысленно пытаться пройти дальше. Досконально продуманный план, стал невыполнимым. Глупо сожалеть об упущенных возможностях, нужно принимать решение.

Отчаявшись что-либо изменить, всем нутром ощущая безысходность, я открываю глаза слепящему солнцу и, набрав больше воздуха в лёгкие, кричу единственное, что приходит в голову: «Альбавол!». Добавляя мысленно, чтоб он провалился, понимаю, что здесь его уже и нет.

Эхо уносит крик в пустоту, и тишина снова заполняет всё вокруг. Ничего не происходит. Окончательно принимая своё поражение, мне ничего более не остаётся.

- Сохранение «1592». Прогресс не записывать.

***

Растирая замерзшие от холода и заледенелого груза ладони, попутно разбирая план дальнейших действий, я огляделась и, прикинув пройденный путь, поняла, что слишком рано начала себя жалеть. Ещё пара часов волокиты в таком же темпе и, если верить карте, вскоре должны будут видны огни рабочего поселка. За последние сутки я изрядно вымоталась и морально и физически, а как просто выглядело это дело в самом начале.

Заказ пришёл также как и всегда, простым сообщением на телефон, его мне оставили для связи следаки, когда я ушла со службы. Он был абсолютно безопасен, утечки быть не могло. Перед уходом мне намекнули что можно неплохо заработать, выполняя поручения, о которые сами они не хотели мараться. С тех пор прошло уж три года, благодаря лени этих бездарей я уже скопила немалое состояние, да и поразвлеклась, что уж скрывать. Гораздо веселее ловить преступников, когда руки не связаны законом. Задание было обычным и ничего не предвещало трудностей, я быстро собралась и выехала по указанным координатам.

Надо признать, на преследование ушло гораздо больше времени и усилий, беглец имел фору в несколько часов и страх перед смертью, в качестве мотивации. Нужное место было в пригороде, там я нашла брошенную машину с пустым баком и уходящие в лес следы. Идти по ним ночью было непросто, снег уже запорошил большую часть.

Утром погода и вовсе разбушевалась, началась сильная метель, затруднявшая продвижение не только для меня, но и для беглеца. Окончательно потеряв надежду найти следы, я попыталась понять, куда он может направляться. До ближайшего города на востоке, куда он бежал, было несколько часов езды на машине, в этом лесу не было ничего и никого примечательного. Как он собрался выжить без снаряжения и припасов, один в таком месте?

Тут меня осенило. Достав телефон, я сверила свою догадку с картой, и всё сразу стало понятно. Всего полдня пути быстрым шагом отделяло нас от точки сохранения, в этой ситуации только это могло стать его спасением. Так уж устроена эта реальность, совершив убийство нельзя было просто взять и переместиться, игрок обязан был дойти до ближайшей точки и сохранить свой поступок. А как же иначе, мертвых то уже не вернёшь, и отката на смерть в этом мире предусмотрено не было. Потому здесь мне и нравилось, всё было взаправду.

День был очень долгий и утомительный, метель разошлась не на шутку. Как бы я не торопилась и не усердствовала, пройти удалось совсем небольшое расстояние. Радовало только то, что тому впереди также несладко. К вечеру ветер начал стихать, снега стало падать меньше. Освещая себе путь фонарем я брела в направлении к точке, сверяясь с навигатором в телефоне, когда заметила вдалеке едва заметное мерцание костра. Попался!

***

Должно быть, это какая-то ошибка, сбой в системе распределения персонажей или что-то в этом роде. Скоро все неполадки исправят, я даже и опомниться не успею. Нужно просто подождать пока всё наладится, просто сидеть и ждать.

Место, честно говоря, не самое подходящее: ночные улицы города были пусты, но холод царивший вокруг пробирал до мозга костей. Тусклый свет фонарей показывал очертания каменных домов, мусорных баков и чего-то вроде остановок для общественного транспорта, сомневаться не приходилось: это Обыденность, то самое место, которое до Глобального Прорыва было домом для всех людей желающих провести время в киберпространстве. Самый первый, а значит и самый старый виртуальный мир.

Сейчас большинство игроков предпочитают ультрасовременные или выдуманные фентези города и карты, что не удивительно, учитывая вонь и уныние царившее здесь. Как мне кажется, главная причина в том, что всё вокруг немногим отличалось от мира реального, в котором каждый из нас родился и вырос. Конечно, был пакет опций и дополнительных возможностей, но все навороты были неслыханно дорогими, что и явилось причиной провала Обыденности. Как же, чёрт возьми, меня сюда занесло? Пару минут назад я занимался поиском информации в самом технологично развитом виртуальном городе, даже ничего не почувствовал. Свет погас, на мгновение всё смолкло, а потом вокруг появилось это.

Откуда-то донеслись приглушенные голоса и резкий запах крови, в голову пришла нелепая мысль проследить за ним, и как ни странно нужное направление тут же всплыло перед глазами. Невольно затаив дыхание, удалось засечь едва уловимый шорох в другом конце переулка. В мой план не входило бродить по тёмным улицам, совсем наоборот, но что-то изнутри толкнуло меня подняться навстречу.

Всё это время, сидя на земле в тёмной подворотне, мне не было никакого дела до облика и снаряжения, с которым меня сюда забросило. Шок от внезапного и несанкционированного прыжка был слишком велик, даже чтобы пошевелиться. Но что за дикость заставила меня сейчас встать на четвереньки? Поглядев вниз, я увидел что меня удерживают длинные мускулистые собачьи лапы. Что за чертовщина здесь происходит? Вместо гневных слов, изо рта вырвался глухой рык, я почувствовал как шерсть на спине встала дыбом.

О таких ошибках слышать не приходилось, да и могло ли случится такое изменение без ведома самого игрока? Сомневаюсь что такое возможно, к тому же договор четко прописывает порядок согласования всех преобразований цифрового двойника. Менять черты лица или параметры фигуры, это встречается нынче во всех, даже самых отсталых уголках кибера. Сложней заработать специфические таланты или суперсилу, как у героя комикса например, получить огнеупорную кожу или всепроникающие глазницы, редкость и стоило недёшево, как и любой артефакт выше обычного по уровню. Но преобразовать игрока из человека в собаку без согласования, да ещё и переместить на другую игровую платформу, такое безобразие даже во сне никому не приснится.

Несколько минут ступор не отпускал мышцы, всё замерло и внутри и вокруг. Абсурдность происходящего не поддавалась осмыслению, но самым диким было измененное восприятие всего окружающего. Всё стало другим, виделось, слышалось, происходило и ощущалось иначе, по иному обрабатывалось в голове. Внутреннее, до сих пор неведомое чувство, настойчиво продолжало тянуть на запах крови. Сам не осознавая, зачем и почему, я быстро и бесшумно двинулся в том направлении. По мере приближения, уши всё более отчетливо улавливали какую-то возню в проулке, в голову стали приходить догадки о происходящем, одна странней другой. Отгоняя их прочь, я завернул за очередной дом и увидел картину целиком: источником крови и возни был человек, скрюченный возле стены и прижимавший руку к ране на животе, причиной ранения был мужчина с ножом стоящий напротив. В тусклом свете лиц было не разглядеть, а от того как обильно пахло кровью, мне подумалось что лежавший уже не выживет.

Нужно немедленно убраться отсюда, но как на зло стоящий повернул голову в мою сторону и мгновенно перенаправил оружие. Сам того не желая, я принял боевую стойку и оскалил зубы, нож задрожал и человек схватил его двумя руками - явный признак трусости. В обычной повседневной жизни трудно оценивать себя непредвзято, герой ты или так себе, но в эту секунду в моём сердце не было сомнений: отступать буду не я.

Словно услышав мои мысли, человек робко попятился. Быстро взглянув на лежащего, словно убеждаясь что тот уже не выживет, он развернулся и побежал. Гнаться за ним желания не возникло, меня больше заботили последние вздохи умирающего. Подойдя вплотную и заглянув в искорёженное болью лицо, я с ужасом узнал своего бывшего лучшего друга.

С Ником мы познакомились, когда нам было по четырнадцать. Его родители развелись, они с отцом приехали в наш городок и поселились в соседнем доме. Быстро найдя общий язык, мы стали закадычными друзьями и всё свободное время проводили вместе. Походы в лес и рыбалка, совместные школьные проекты и задания, не было такого дня, чтобы мы не придумывали что-то грандиозное. Мои родители не были примерной семьёй, частые ссоры и недопонимания между ними я воспринимал как нечто должное в отношениях, другого и не видел. Ник показал мне что такое настоящая поддержка и доверие, мы были командой.

Примерно через год, я познакомился с его старшей сестрой, которая приехала на летние каникулы, из большого современного города в нашу глушь. Мгновение, когда я увидел Нову впервые, стало определяющим в моей жизни. Меня, как и любого парня моего возраста, и раньше интересовали девчонки, с одной даже встречался по-дружески пару месяцев. Но то чувство разгоревшееся в груди, когда она, выйдя из автобуса, помахала рукой и улыбнулась, увидев своего младшего брата, я узнал точно и бесповоротно. Даже сейчас, вспоминая её лицо, сердце рвётся на части.

Тяжелый хрип вырвался из груди умирающего, я стоял совсем рядом, но ничем не мог помочь. Пахло кровью и сыростью, хотелось обнять и звать его по имени, но я не мог даже этого. Если бы его настигли в другой игровой реальности, был бы шанс на откат. Здесь же условия были таковы, что если персонаж погибает, то игрок может вернуться только после полного перезапуска, ближайший будет через девяносто лет. Разработчики решили что таким образом сократят количество нелепостей и приблизят игру к реальности.

Жизнь Ника стремительно вытекала из раны, а последние минуты он провел в одиночестве, животные в счёт не идут. Ужасная одинокая смерть.

- Иди за ним, он приведет тебя… - прошептал Ник, и как в самом дешевом фильме не успев договорить, обмяк, сделав свой последний вдох. Много лет назад я потерял их след, но не переставал искать и надеяться. Стоило найти его всего на мгновение, чтобы снова потерять.

Четыре длинные мускулистые лапы несли меня вперед, на запахи и звуки убийцы. Куда бы по мнению Ника не привел меня убегавший, мне не оставалось нечего другого кроме преследования. За то время что я горевал радом с погибшим, этот мерзавец успел найти и вскрыть машину, о чем я узнал поранившись разбитым стеклом на тротуаре. Сам не понимая зачем, за отмщением или за ответами, во весь опор бежал я ведомый страхом этого человека. Городская дорога сузилась и перешла в однополосную, выйдя за пределы жилых массивов, воздух стал чище, как и звуковые частоты. Вскоре впереди показалась брошеная машина с открытой дверцей, видимо кончилось топливо. Без труда определив дальнейшее направление беглеца, я не сбавляя темп свернул в поле.

Ночь была тихой, попытавшись сосредоточиться только на слуховых ощущениях и полностью доверив лапам свой бег, я попытался услышать впереди бегущего. И это удалось: сбитое неровное дыхание и невнятные ругательства словно раздавались совсем под ухом. Инстинкт подсказывал, что бежит он вовсе не от меня, его будто гонит ужас неизбежной гибели, этого не было когда мы столкнулись лицом к лицу. Я просто вспугнул его, да и потом от собаки проще было укрыться в здании, нежели на открытом пространсстве. Возможно, произошло что-то ещё. Снова обратившись к слуху стало ясно, что бежит нас вовсе не двое, были и другие преследователи. Они бежали позади меня.

***

Огни посёлка показались среди деревьев, жили там лесорубы, молва об их жестокости ходила уже давно. Если они схватят меня с трупом на своей территории, нас обоих поджарят, и не для того чтобы замести следы. В этой забытой всеми глуши, на многие дни пути во все стороны, эти каннибалы жили уединённой общиной, творили всякое. Редко кто выбирался чтобы порассказать про них, видимо эти звери изредка развлекались, давали фору пленникам и устраивали травлю. Знаю одного бедолагу, сбежать то сумел, но насмотреться успел жуткого. Именно эту дурную славу я и полагалась в своих расчётах, никто в здравом уме на их территорию не сунется.

Выбрав дом на отшибе, я подкралась к двери, оставив пока тело поодаль. Висячий замок говорил об отсутствии хозяина. Так себе был замок. Последними силами втащив тело и захлопнув входную, включила фонарик и осмотрелась. Слой пыли на скудной мебели был ощутим – здесь давно никто не жил, потому нельзя выдать своё присутствие светом в окнах, к счастью ставни были плотно закрыты снаружи. Я разожгла пару ламп на кухне и перевела дыхание. Убогая обстановка, минимум удобств, главное то, что лесные дома обогревались за счёт печей с настоящим живым огнём.

Дров внутри не оказалось, не рискнув выйти на улицу, в ход пустила стулья и полки. Мебель была старая и ветхая, можно было без лишнего шума сломать руками. Огонь в печи разгорелся быстро, согревая не только теплом, но ещё и скорейшим завершением миссии, однако тело предстоит ещё как-то разделать. Порывшись на кухне и не найдя ничего подходящего, со вздохом пришлось выйти наружу. Сарай находился не более чем в двадцати шагах от дома, до рассвета было достаточно времени. Думай только о решении.

На улице было по-прежнему темно и пусто, деревянный склад-сарай был заперт всего лишь на петлю и гвоздь. Не удивительно, в такой-то глуши. Освещая внутренности помещения светом фонарика, я быстро нашла топор и точильный камень. Они словно ждали меня, стоя отдельно в пустом углу. Взгляд упал на жестяной ящик размером в пару ладоней, не смогла уйти, не заглянув под крышку. Там оказался древнющий револьвер, замотанный в материал, и коробок патронов. Разместив по карманам оружие и патроны, коробку я поставила на прежнее место и крадучись вернулась в дом.

Помню в детстве когда помогала маме готовить, процедура разделывания мяса будоражила и сжимала мне сердце, наводила на тяжелые мысли о том, что всё живое по сути своей всего лишь кусочки мяса. Стоит ли описывать ощущения от рубки того, что совсем недавно бывшего человеком, и тот ни с чем несравненный запах сгорающей плоти. Да, забыть это получиться не скоро.

Дело было сделано быстрее, чем я предполагала. То ли адреналин подгонял, то ли шум просыпающегося посёлка за окнами, так или иначе к рассвету всё необходимое было обращено в пепел. В ночи дым из трубы заметить никто не мог, а утро выдалось туманным, моя удача всегда со мной. Оглядывая жилище и пытаясь предположить реакцию обнаружившего взлом, подытожила что нужно «прибраться», к тому же среди бела дня незамеченной мне всё равно не уйти. Дом расположен на достаточном расстоянии от других, даже посреди ночи звуки «разборки» стульев никого не разбудили, значит можно не торопиться и обставить всё как следует. На взлом с целью ограбления не спишешь, какой дурак рискнет украсть у лесоруба? Поджечь дом это тоже слишком, мне нужна максимальная фора и минимум внимания. Придётся открыть половину правды: пусть будет случайный путник, который набрел на поселение, вломился с помощью топора в дом, и дабы согреться, но не быть замеченным сидел внутри и жёг в печке мебель. Думаю, сгодится как вариант.

До наступления сумерек, мне пришлось собрать весь пепел в мешок, разрубить и сжечь стол, устроить небольшой погром на кухне, якобы в поисках еды, скудный запас которой я обнаружила ещё в самом начале обыска, когда нужен был топор. Пара банок консервированных овощей и чекушка чего-то достаточно крепкого, отправились в рюкзак, она может пригодится мне позже. Самой важной находкой в доме стала аптечка, в ней оказалась пара ампул с анестетиками, физраствор и антибиотики, шприцы, бинты и пара инструментов, всё это могло спасти в случае ранения. К наступлению темноты мне удалось выспаться и полностью восстановить силы.

Необходимо было как можно скорее добраться до следующей точки сохранения, желательно не сталкиваясь ни с одной живой душой. Теперь на вооружении у меня не только любимый охотничий нож и собственный интеллект, но и огнестрельное. Предстоит день пути, всё по тому же лесу, будем надеяться, что сюрпризов не будет. В доме ничего полезного и интересного больше не нашлось, а на улице стало достаточно тихо и темно, пора выдвигаться.

Повредив замок топором, чтоб сошло за дело рук дилетанта, я забросила инструмент обратно в дом. Такая тяжесть мне не позволительна, а жаль, мог бы здорово пригодится. Мешок прихватила с собой, чтобы сбросить где-нибудь по дороге.

Выглянув за дверь и убедившись, что никого не встречу, я со всей возможной проворностью шмыгнула прочь в лес. Избавившись от «мусора», на некотором расстоянии конечно же нашлась свалка, удалось снова вернуть обычное спокойствие. Обходя поселение и прислушиваясь, не всполошился ли кто, взяла нужное направление.

Через несколько часов, темнота стала непроглядной даже для моего фонарика, и хоть я и не устала, решила сделать привал до утра. Развела небольшой костерок и сняв надоевшие шапку и перчатки, подставила руки поближе к огню. Таким обрам удобно устроившись около дерева и согреваясь, принялась не спеша анализировать события нескольких прошедших дней. Задание было выполнено мною чисто, но в ответ на фото отчет пришли дополнительные инструкции, впервые за всё время сотрудничества. Зачем им потребовалось подчищать следы убийства преступника. Как вариант, могла случиться ошибка, и они послали меня за невиновным человеком. Вероятность что такое могло случиться очень и очень мала, проработав у них почти шесть лет я знала как редко эти парни что-то делают, не проверив информацию сотню другую раз. К тому же, кто может расследовать дело, кроме них, единственной военной организацией в этом мире? Концы не сходились и это меня очень настораживало. На моё сообщение, что дело сделано, ответа не пришло вовсе. Достав монетку из внутреннего кармана куртки, я принялась крутить её пальцами, как и всегда в непонятных ситуациях.

***

Преступник уже скрылся в лесном массиве, когда я остановился и развернул голову назад. На оставленной нами дороге появилась еще одна машина – темный фургон, и от него в мою сторону бежали четверо человек. Сам не знаю почему, захотелось дождаться и поглядеть на них поближе. До этого необъяснимого случая мне раньше не хотелось и не приходилось играть в этой реальности, поэтому как выглядела местная военная сила наверняка я не знал. Приближающиеся люди были одеты в одинаковую темную кожаную одежду, у каждого было по пистолету в руках, бежали они легко и ровно. Подойдя вплотную, четверо мужчин остановились и молча уставились на меня. Стараясь их не провоцировать, я замер, но уши мои ещё следили за убегающим преступником, невольно и взгляд уходил в лес. Через пару минут люди шёпотом что-то обсудили, язык их был к сожалению не знаком, убрали оружие, быстрым шагом пошли к дороге и уехали на своем же фургоне. Я остался стоять в полном недоумении. В то, что четверых вооруженных и, судя по внешнему виду, физически подготовленных мужчин напугала собака, верилось с трудом. Решив, что больший интерес для меня представляет убийца Ника, нежели этот странный отряд, я во весь опор помчался в зимний лес.

Снег хрустел, лапы уверенно несли в направлении, которое указывали уши и нос. Сейчас самое время определить свои дальнейшие действия: либо просто перегрызть убийце глотку, так сказать холодная месть, или же проследить и получить возможность узнать причину его трусливых преступлений. Убить безоружного человека в тёмной подворотне и сбежать, кто он, если не трус и мерзавец? Перебирая в голове все эти события, я смог сделать выводы, которые едва ли можно было назвать утешительными. Моё ошибочное перемещение в этот игровой мир должны были обнаружить практически мгновенно и тогда же исправить, именно так корпорация наживает свои богатства, отдавая часть из них бесчисленному количеству удаленным специалистам слежения за игровыми процессами. Поскольку я провел здесь уже более нескольких часов, стоило предположить неслучайность всего происходящего, вероятно Ник знал больше и ему просто не хватило времени и сил. У меня же напротив есть и время и возможности чтобы как следует во всём разобраться, узнать причину гибели друга. Перед глазами снова всплыл образ умирающего и его слова, он просил лишь пойти следом за этим человеком, а не убивать или мстить.

Вспомнился тот день, когда Ник пришел ко мне и сказал: мама умерла. Оказалось, она уже несколько лет боролась с раком, но безуспешно. Нова всё знала, но держала в тайне, по просьбе матери. Мне не забыть тоски и опустевший взгляд, что-то сломалось в нём, детство скорее всего. Через полгода его отец попал под колеса фургона и скончался, нам тогда было по шестнадцать, Нова встретила своё совершеннолетие сиротой. Спустя пару недель они собрали вещи и уехали. Прощание вышло грустным и немногословным, я не знал что говорить. Пару месяцев мы созванивались и обсуждали новости и пережитое, но всё реже и реже. Спустя пару месяцев после Прорыва, Ник позвонил и долго молчал, словно подбирая слова. Из его невнятной речи я понял только что Нова ушла с головой в кибер, бросив учебу и его самого. Я предложил помощь, сказал что приеду, на что он ответил что они переезжают, и что напишет адрес как только узнает куда именно. Прождав несколько дней в тревоге, я всё же поехал, но их там уже не застал. После как ни пытался, не нашёл ни следа, ни единой зацепки. Они оба словно испарились.

Окончательно решив только следить и оставаться незамеченным, я сбавил темп и немного расслабился. Вокруг стояла предрассветная тишина, обитатели леса ещё не проснулись. Изредка с веток взлетали птицы, глубоко под снегом мне слышалось мирное дыхание мелких зверушек в спячке. На расстоянии доступном для моих чувств, кроме нас с впереди бегущим поблизости никого больше не было.

Весь день мы двигались в неизменном направлении, строго на восток. Я признаться чувствовал только любопытство и удивления своим приобретенным инстинктам и тому, какой мир оказывается необыкновенный и многогранный, меня не мучил ни холод и усталость. Ночь пришла и ушла, не принеся сна ни одному из нас. С наступлением сумерек мужчина нашёл дерево, на которое смог взобраться и до рассвета только и делал, что пытался не свалиться с него. Я зарылся в снег и наблюдал, спать не хотелось совершенно. Чуть свет мы снова двинулись в путь, углубляясь в лес. Началась сильная метель, что сильно замедлило и разгневало брюзжащего человека идущего впереди.

Спустя пару часов, до моих ушей стали доноситься звуки ещё одного путника в нашем лесу. Как я мог судить, тот другой двигался в том же направлении что и мы, но был немного севернее и позади. Прикинув что мерзавец никуда не денется, тот ели передвигал ноги пытаясь сопротивляться бурану, я решил пробежаться и, сделав крюк, посмотреть кто же там бродит.

Надо признать, бежать в полную силу, сквозь снег и ветер, было очень здорово: из ноздрей валил пар, легкие горели от мороза, а мышцы упруго сокращаясь, заставляли меня почти что лететь. Впервые подумалось, что быть собакой не так уж и плохо.

Едва завидев незнакомца, я понял две вещи. Во-первых, двигался он определенно точно в том же направлении что и мы, упорно продвигался вперед сквозь метель, не выглядел потерявшимся или застигнутым в расплох. Во-вторых, был явно хорошо подготовлен и собран в путь: теплый спортивный костюм не стеснял движений, шапка-маска закрывала лицо от холода, очки защищали глаза, в рюкзаке за спиной явно были только полезные вещи. Затаившись в снегу я понаблюдал пока человек не скрылся за деревьями и пеленой снега, потом вернулся назад тем же путём, которым прибежал сюда.

День тянулся так же медленно, как двигал ногами преследуемый мной человек. Я то и дело задумывался, а знает ли тот вообще куда идёт? К вечеру совсем обессилев, он собрал сухих веток и довольно быстро развёл огонь, при помощи одной только зажигалки, что было, по-моему мнению, невероятным везением. Мужчина грелся у костра, его живот урчал от голода, как собственно и мой. Уже привычно зарывшись в сугроб и глядя на огонь, представляя вкус горячей еды во рту, я на мгновение или чуть дольше задремал. Внезапно, каким-то внутренним чувством я ощутил присутствие в нашем лагере третьего. Без сомнений, это был тот самый путник. Как же сильно я устал, что позволил себе расслабиться и допустить такую ошибку!

В последний раз навострив уши, я уловил что незнакомец остановился отдохнуть чуть раньше нас, на приличном расстоянии. И вот он здесь.

Мне не нужно было даже открывать глаза, чтобы оценить ситуацию. Чужак неспешно подкрался сзади к сидящему у костра, даже на таком расстоянии я улавливал учащенное адреналином сердцебиение незваного гостя. Убийца Ника согревал свои замерзшие кости и не заметил как к нему самому подкралась смерть. Быстрое отточенное движение и на его горло мертвой хваткой легла петля, пара минут неравной борьбы и он был готов.

Я просто наблюдал из своего укрытия, не зная что думать, радоваться что убийца наказан, или злиться о того что теперь не узнаю за что он убил моего другом. Эмоций внутри была буря, но сейчас больше всего хотелось понять что делать дальше мне самому.

Достав из куртки телефон и сделав снимок мертвеца, человек снял рюкзак и сел у огня погреться. Снова посмотрел на экран, будто удивился и разозлился одновременно, поднялся и произнёс только одно слово: чёрт. Тут я сделал очередной вывод об этом человеке, это бесспорно была женщина.

***

Внезапный шорох заставил меня прервать свои размышления и оглядеть периметр. За пределами света от костра стояла ночь, тишина и ещё кто-то с блестящими глазами, учитывая размер и высоту на которой они находились, можно было предположить что это волк. Пару раз мне попадались местами укрытые снегом следы, потому эта встреча не была неожиданной.

Принято считать, что дикие животные боятся огня и не подойдут к горящему костру, но бывают настолько изголодавшие звери, которые ради выживания пренебрегают всякими страхами и инстинктами. Мой любимый нож был как всегда за поясом, в одном коротком отработанном движении от удара. Зверь стоял неподвижно на самой границе освещенного круга, сомнений не было: он почуял смену пульса и ритма моего дыхания, от этих охотников такое не скрыть. Сделав медленный и плавный разворот в его сторону, я приблизила лицо к огню и сохраняя максимальное спокойствие, стала смотреть в его сверкающие глаза, пытаясь показать что ничуть не боюсь схватки. По инструкции так делать категорически запрещается, но склонить голову и ждать милости от этого лесного хищника – такое не по мне. Гораздо лучше встретить врага таким же горящим страстью и яростью взглядом.

Всего мгновение спустя, моя рука метнула нож, лезвие которого уперлось в плечо едва шагнувшего навстречу зверя. Животное издало глухой стон и обмякло, завалившись на снег. Вскочив на ноги, я достала из рюкзака револьвер с фонарём и, направляя их на врага, подошла ближе. Лезвие вошло не так уж и глубоко, как показалось поначалу, рана не выглядела смертельной, однако животное не подавало признаков жизни. Шерсть была короткой и светлой, под ней виднелась широкая грудь и длинные мускулистые лапы, хвост был купирован, а шею украшал металлический ошейник. Это определенно был не волк, я чуть не убила собаку следаков.

Свирепые, натасканные и всячески выдрессированные псы были не только символом, чаще всего животные делали большую часть работы за людей, могли неделями преследовать жертву, пока та, обессилев, не сдавалась на свою погибель. В последние годы эти звери дорого ценились и были наперечёт, их не отправляли ловить мелких преступников, такую погоню нужно было заслужить, совершив как минимум убийство высокопоставленного лица. Даже с моим везением я намеренно не ввязывалась в такие истории, брала только мелкие заказы, таким был и трусливый воришка, пойманный в лесу накануне. Если он пришёл за мной, значит ли это что мои услуги следакам больше не нужны и они решили так от меня избавится?Но не могла же я потерять..Рука инстинктивно потянулась во внутренний карман куртки, там, рядом с сердцем, находилась самая дорогая для меня вещь. «Он на месте, всё в порядке!» с облегчением подумала я, а значит всё произошедшее должно пока неизвестным образом пойти мне на пользу. Как именно, ещё предстояло понять и принять.

Передо мной стоял очень простой выбор: либо следовать плану и скорее выдвигаться к следующей точке, оставив его на произвол судьбы и скорее всего на смерть, либо попытаться спасти. Учитывая, что я мысленно уже рассчитала необходимую дозировку для анестезии, затрату времени на обработку и зашивание раны, а также вероятность того что пес откусит мне руку пока буду его спасать, решение мне было уже было продиктовано, а механизм запущен.

За все эти годы привычка полагаться на выбор, который совершает моя бесконечная удача, стала неотъемлемой частью моих приключений. В пору задуматься, сколько бы я смогла продержаться в игре без него? Этот артефакт, с виду самая обычная монета, был сделан из вольфрама, с изображением четырехлистного клевера с одной стороны, на другой была восьмерка, символ бесконечности. Мне посчастливилось найти его чуть ли не в самом начале моей игровой карьеры, в серии самых банальных обучающих миссий. С тех пор при любой возможности я искала информацию об этом артефакте, но, сколько бы ни изучала текстов, сколько бы ни поила путешественников в кабаках, ни словечка, ни единого упоминания об этой вещице. Однако отсутствие информации никоим образом не помешало мне на собственном опыте убедится в том, что артефакт работает.

Хватит мысленной болтовни, пора спасать жизнь.

***

После того как она ругалась с телефоном, события разворачивались очень быстро. Завернув тело в материю из рюкзака и обвязав веревкой, женщина зачем-то потащила его в глубь леса. Я, конечно же, продолжал следить. Мы дошли до небольшого поселения, была уже ночь, огни в домах можно было сосчитать по пальцам. Проникнув дом на отшибе, она до утра оставалась внутри, по запаху горелой плоти мне стало ясно, для чего были все эти мучения и волокита. Проверяя в темноте поселение, я собирал информацию от запахов, которые были повсюду, они подсказывали, что здесь живут рубщики леса, как видно люди весьма суровые. Странным показалось мне отсутствие собак и какой-либо скотины.

Утро и день прошли тихо, чем занималась внутри дома опасная женщина любившая риск, мне оставалось только гадать. С наступлением темноты мы тронулись в путь, её походка стала бодрой и свободной, видно хорошо отдохнула. Как мне показалось, рюкзак стал тяжелее, видно что-то полезное было в том домишке. Освещая путь фонарем, она уверенно шла на юг несколько часов, потом решив наверное, что отошла от посёлка на достаточное расстояние, начала собирать ветки для костра. Разведя огонь и усевшись рядом, женщина стянула перчатки и шапку с очками, тогда моё сердце остановилось. Оно узнало её мгновенно, в то время как мой разум не мог соединеть два таких разных образа в один.

Я и верил и не верил своим глазам одновременно, как такое могло случиться? Согретая жаром костра, Нова сидела у дерева и крутила что-то в руках, мысленно она была где-то далеко. Хотелось подойти и обнять её, сказать, что всё будет хорошо, что наконец-то нашёл и больше не отпущу. Неуверенно я шагнул было вперёд, чтобы разглядеть поближе, убедиться что это не сон. Она поднялась и поглядела с каким-то вызовом. Что-то мелькнуло в темноте и, причинив жгучую боль, утащило меня в забытье.

Когда очнулся, Нова уже зашивала обработанную рану, видимо у неё был и наркоз, голова была ватная, всё кружилось, хотя я лежал неподвижно.

Во все глаза, стараясь не моргать, жадно разглядывал и ловил я каждое движение этой невероятной девушки, сначала убившей, а теперь спасающей. Действовала она решительно и очень твёрдо, мне же ничем было облегчить ей задачу, кроме как лежать неподвижно. Сейчас её ритм сердца был ровным, а руки уверенными, но в моей памяти она была совсем другой.

Когда я осмелился впервые поцеловать Нову, она дрожала и прикасалась к моему лицу нежно и нерешительно. Конечно же, это был всего лишь цифровой двойник, но видеть её снова после стольких лет было ни с чем несравнимым счастьем. Вот что он имел ввиду, сказав следовать за убийцей, Ник знал, что таким образом мы встретимся, остается только гадать, откуда и как мог распознать меня в нынешнем обличии. Возможно он один был вкурсе происходящей неразберихи, быть может даже погиб здесь из-за этого. Как же хотелось рассказать ей всё что случилось за последние несколько дней, расспросить как она жила эти годы, куда они пропали тогда. Но я только смотрел на Нову и мечтал остановить это мучительное, но счастливое мгновение.

***

Сделав укол местной анестезии, я быстро продезенфецировала рану и стала накладывать швы. Чем быстрее и аккуратнее сделаю, тем целее останусь сама. Вряд ли очнувшись он будет рад моим прикосновениям.

Мой взгляд привлекла надпись на его ошейнике. Мне не довелось работать рядом с этими собакими, но я немного читала о них в архиве, во время стажировки. Помню там говорилось, что их ошейники отливают из стали, а сверху покрывают белым золотом, как напоминание о выносливости и ценности этих животных. Именами их награждают только когда собака проходит весь курс обучения, вместе с официальным разрешением на службу. Эти имена наносили гравировкой на ошейники, строго на латыне. Я с древними языками была не знакома и что значили слова «alba volu» не имела ни малейшего понятия.

Пока я размышляла над тем как его могли звать, пес очнулся и смотрел на меня из-под полу прикрытых век. Если бы это был человек, можно было бы подумать, что он изучает меня. Взгляд был открытым и ясным, ни злобы, ни мольбы, он просто рассматривал моё лицо и дрожал из-за холода и боли, которая видимо уже возвращалась.

Было что-то большее в его взгляде, или мне лишь так хотелось. Откуда же ты взялся и почему, была ли это подстава или чья-то ошибка, ты не ответишь даже если спрошу вслух. Что прикажешь делать с тобой?

Какими бы жестокими вещами я не занималась в этом мире, в моём настоящем сердце не было столько ненависти, чтобы оставить умирать ни в чём неповинного. Вздохнув напоследок над полусонным после операции животным, я побрела собирать ветки для носилок. До точки сохранения было уже совсем недалеко, но учитывая неожиданности последних дней, мне вовсе не хотелось сидеть и ждать у моря погоды. Моя новая миссия заключалась в том, чтобы разузнать все подробности последнего заказа, включавшие в себя необходимость избавления от улик и неудачное нападение их пса.

Выдвигаясь в путь с первыми лучами рассвета, я поймала себя на мысли о доме моего отца, там где жил мой младший брат и его лучший друг. Я даже завидовала их дружбе, они могли понять друг друга без слов, будто могли читать мысли. Мне не удавалось заводить друзей, ни в школе, ни в колледже, сколько себя помню, я всегда была одна.

Что ж, пожалуй теперь у меня есть компания! Пообещав мысленно приложить все возможные и невозможные усилия, для восстановления не только своего духовного равновесия, но и физического выздоровления моего четвероногого спутника, я твёрдым шагом устремилась вперёд.

+3
690
купился на название.
Абзац первый, впечатления первые.
Кто? Кому? Куда? Зачем? Почему? Какие следаки, какая собака, вы вообще где?????
Так же прошел второй и третий абзацы.
Чет я очкую четвертый читать.
Пробежал глазами. И правда страшно…
ну его на фиг, вихрь этот…
17:52 (отредактировано)
Очень понравилось гениальное начало. В чём-то проскальзывает стиль С. Довлатова, завуалированный под фантастику:)
— Вы не видели здесь белую собаку?

Но затем началоcь «LitRPG» :)) и ещё больше понравился рассказ. Твёрдый+
Комментарий удален
09:58
Очень понравилось. Спасибо автору.
15:57 (отредактировано)
А ведь неплохой мог бы быть рассказ…
Признаюсь, в первый раз я открыла его — и закрыла. Первая часть в настоящем времени сильно проигрывает написанной в прошедшем времени части про собаку. Про собаку вообще гораздо интереснее и понятнее. Нет, про девушку потом тоже все становится понятно, но как-то не цепляет. Может быть, потому что ничего такого особенного с ней не происходит, может, потому что понимаешь уже что это все игра и как бы, какой смысл переживать за того, кто сохранится и пойдет дальше? И все эти расчленения трупов по этой же причине не впечатляют. Это игра.
Интересно становится в тот момент, когда догадываешься, как связаны девушка и тот, который попал в собаку. И ты ждешь, чем это все закончится… А оно не заканчивается, ничем. Раненая собака куда-то подевалась, девушка пошла дальше. Финала, как такового у рассказа нет, к чему все это было, не понятно.
Отдельная проблема — протокольный текст, набитый канцеляритами. И благо было бы еще грамотно… В общем, то что под спойлером — это далеко не все. Тем не менее, мне кажется, что потенциал у автора есть. Дело за малым: помнить, что текст должен быть художественным, не обрывать повествование в середине.
ушибы и рассечения на лице

Это называется «порезы»
Вокруг простирались бескрайние поля снега, а ведь минутах в двадцати быстрого бега отсюда стоит рабочий городок.

И что? За городком не могут простираться бескрайние поля?
Взбежав на высоту со всей возможной скоростью

Скорость бега по сугробам равна примерна скорости идущего человека. Зависит, конечно, от высоты сугробов, может, и чуть быстрее. Но все равно вряд ли это бег.
Как бы сильно мне не хотелось увеличить остроту зрения, щурясь и мысленно посылая взгляд за белую линию горизонта, ни следа, ни какого-либо намека на движение заметить не удаётся.

Если в двадцати минутах городок, он будет виден на горизонте :)
Отражая атаки со всех четырех сторон

Лишнее уточнение.
Ещё пара часов волокиты в таком же темпе и, если верить карте, вскоре должны будут (пропущено слово) видны огни рабочего поселка.

Хотя есть и более приятные и не загромождающие текст варианты: «я увижу», например.
Однако, поселок-то вроде в 20 минутах всего? И там солнце глаза слепит до этого героине…
За последние сутки я изрядно вымоталась и морально и физически, а как просто выглядело это дело в самом начале.

Восклицательный знак.
Всё это время, сидя на земле в тёмной подворотне, мне не было никакого дела до облика и снаряжения, с которым меня сюда забросило.

Всё это время, пока я сидел…
Всё стало другим, виделось, слышалось, происходило и ощущалось иначе, по иному обрабатывалось в голове.

Получается, что он начал видеть, слышать и ощущать иначе, только взглянув на себя и осознав, что он — собака. А должен был раньше, еще до этого.
По мере приближения

Чем ближе я подходил
уши всё более отчетливо улавливали какую-то возню в проулке, в голову стали приходить догадки о происходящем, одна странней другой

Догадки о происходящем в проулке? Или о том, как герой оказался в теле собаки? У вас вышло первое.
источником крови и возни был человек, скрюченный возле стены и прижимавший руку к ране на животе, причиной ранения был мужчина с ножом стоящий напротив.

А можно проще: «Я увидел скрючившегося возле стены человека, прижимавшего руку к ране на животе. Другой человек стоял над ним с ножом в руках». Как-то так примерно.
Нужно немедленно убраться отсюда, но как на зло стоящий повернул голову в мою сторону и мгновенно перенаправил оружие.

Перенаправил wonder
Что значит, перенаправил? Он у вас стоит над раненым, занеся над ним нож и готовясь ударить снова. Да-да, заметьте, не направив нож, нож это не указка все же. И его нельзя «перенаправить». Можно ткнуть ножом в чью-то сторону, можно шагнуть вперед, занося его для удара, к примеру.
Гнаться за ним желания не возникло, меня больше заботили последние вздохи умирающего.

И почему же пса заботили последние вздохи не знакомого умирающего? Я, как читатель, не должна гадать, что вы сказать хотели, вы сами должны прописывать мотивацию ваших персонажей.
Четыре длинные мускулистые лапы несли меня вперед, на запахи и звуки убийцы.

Звуки убийцы. Стесняюсь спросить, какие?
В общем, я тут остановлюсь… Нет, не выдержала :)
Преступник уже скрылся в лесном массиве

В лесу!
Сам не знаю почему, захотелось дождаться и поглядеть на них поближе.

я захотел дождаться
быстрым шагом пошли к дороге и уехали на своем же фургоне

А могли или должны были уехать на чьем-то чужом?
Через полгода его отец попал под колеса фургона и скончался, нам тогда было по шестнадцать, Нова встретила своё совершеннолетие сиротой.

Их отец. Да и оба они остались сиротами, не только Нова.
Я признаться чувствовал только любопытство и удивления своим приобретенным инстинктам

Удивление своими
Мой любимый нож был как всегда за поясом, в одном коротком отработанном движении от удара

Выхватить нож и нанести удар — это два движения.
Всего мгновение спустя, моя рука метнула нож, лезвие которого уперлось в плечо едва шагнувшего навстречу зверя.

Уперлось — это когда не вошло. А у вас оно вошло именно. ну или вонзилось.
20:41
-6
туповатый разбор. Вы как критик который советует с какой ноги правильно шагать сороконожке, бесите.
13:09 (отредактировано)
+3
Кажется, я читал этот рассказ…
Error 404. Story not found.
Debug? y/n
y
Console prompt: player.find_some_sense_in_text(1)
Error 501. Not Implemented.
Quit? y/n
y

Ребятушки, литропыга — сложный жанр. Во-первых, у него репутация — и репутация такая себе. Во-вторых, это ветка киберпанка, и киберпанк надо уметь. Надо чтобы захватывало. Надо чтобы увлекало.

А тут скучилищная скучня, корявый слог и абсолютно никакого желания разбираться, кто кого за что пырнул посреди снегов.

Нет, так мы рассказ в топ не выведем.
14:22
+2
За Error 404 и тд поставила бы вам много плюсов, но могу только один :)
14:32
+2
Обращайтесь) (поклонился и махнул шляпой)
11:17
+1
Рассказ не то чтобы плох, а скорее посредственен. Ну и скучный, что уж там. Что интересно, скучен он перманентно — часть с собакой, например, более захватывающая, понятная и интересная, чем с девушкой.
От литрпг в тексте только слова автора по факту. Герой-собака такой себе связующий элемент двух сюжетных веток. Но связывает он эти ветки по типу кэпа.

При этом о том, что героиня — женщина он узнает только по голосу. Крутая собака.
Особенно доставило в описании «В рюкзаке были только полезные вещи» — гениально определил содержание.
Текст читается не то чтобы сложно, но очень занудно. Много официоза, странные образы.
Смутил холод, который пробирал до мозга костей. Все-таки «до мозга костей» устойчивое о человеке, его качествах. Например «зануда до мозга костей», холод же привычнее пробирает просто до костей.
осмотрелась. Слой пыли на скудной мебели был ощутим

тут просто ляп, разные чувства в прямой зависимости друг от друга.
В самом начале еще помню было замечательное «оглядываясь во все стороны».
В общем, текст не кажется сильно-сильно кривым, так что за голову хватаешься, но очень много таких вот ляпов. Грязный рассказ, хочется вычитать и сократить.
Потому что для такого финала рассказ неоправданно растянут. Неоправданно потому что не ясно для чего используется такое количество слов. Мы и героями не проникаемся, и за сюжетом особо не следим ибо ну право же не за чем тут следить. Тема с любовью всей жизни вообще выглядит как рояль. Хотя вроде и интригу на него накинули, а все равно нелепо и по-детски что ли. Ну и главное — зачем же все это? Идут себе герои и идут, встречают людей, убивают людей, идут дальше одни с собаками или трупами. А смысл? Первая часть с девушкой и сохранением в конце в принципе зашла бы на нормальную завязку, но как ее затем начали раскручивать — вообще не понятно зачем, так она и осталась лишь перспективной завязкой.
Загрузка...
Мартин Эйле №1