Нидейла Нэльте №1

Граница

Граница
Работа №34

Дин проснулся на полу. Осторожно приподнялся на локтях и с трудом переместился на диван. Посидел некоторое время неподвижно. Навел фокус в глазах, словно робот.

Знакомый беспорядок и натужно гудящий кондиционер позволили предположить, что Дин находится в своей квартире. Но как бы он ни пытался припомнить сквозь мигрень, что случилось накануне, ничего не получалось. Однако Дин догадывался: прошлым вечером он, скорее всего, опять упоролся дурью. Сон наверняка был приятным, но безвозвратно выветрился из головы, оставив только пульсирующую боль в голове.

Дин давно подсел на дурь. Он уже и не помнил, из-за чего именно, но делал он это часто – зубы точно чистил реже. Каждый день начинался с очередной дозы, и сразу жить становилось не так уже гадко.

Но сегодняшнее утро обещало стать самым скверным за последнее время. Дин никак не мог нащупать заначку в щели между сидением и спинкой дивана. Слабость как рукой сняло: Дин перерыл квартиру, еще больше усугубив беспорядок, но так ничего не нашел.

– Да не может такого быть! – в сердцах воскликнул он тишине, чувствуя, как из-под ног уходит почва.

Ничего не поделать – надо искать дилера. На выходе из квартиры Дина поджидал интерфейс, высветивший агрессивно-красное сообщение о задолженности.

– Нету у меня лишних денег! – раздраженно ответил Дин и быстренько проверил, хватит ли у него кредитов на дозу. Хватит. Дин облегченно выдохнул и успокоился.

Воздух на улице был еще хуже, чем дома, – тяжелый, сдавливающий легкие. Что неудивительно: над городом не первый день нависал смог. Дин кашлянул и зашагал по ночной улице. Сколько времени прошло после отключки? Пара часов? День? Два? Черт знает. Провалы в памяти случались и раньше, но почему-то только сейчас Дину казалось, что он забыл нечто важное.

Куда ни глянь, всюду плясала мерзкая назойливая реклама, хоть глаза выкалывай и ставь вместо них искусственные – те, что со специальным фильтром. Да, абсолютно плевать на сколько здешние поюзанные чипы и части тел дешевле соседних. И не надо талдычить об этом на каждом шагу, черт, голова же болит!

Ворча, Дин добрался до пивной. В душном помещении пахло потом, сигаретами и железом. Местные распивали вовсе не алкоголь, да и сами походили на людей лишь наполовину. На многих столах сиял «Фаворит» – голубоватое светящееся пойло, от которого у обычного человека желудок за пару секунд превращается в дырявую тряпку. Но железякам с их искусственными желудками подобная мелочь не грозила. Они хмелели, краснели и регулярно ходили за добавкой.

К слову, дилер тоже был из железяк. В свою кочерыжку он установил какой-то модуль с черного рынка, который помогал ему отделять правду ото лжи. По крайней мере, среди клиентов ходили такие слухи. Дилер обещал, что появится в пивной в этот четверг – так где же он? На всякий случай Дин уточнил у хозяина, какой сегодня день недели и получил хмурый ответ: четверг.

Дин сел за свободный столик и стал ждать. Мужчина с блестящей металлической рукой, сидевший за дальним столиком, вот уже добрых полчаса буравил Дина взглядом – наверно спал с открытыми глазами. Может, коп? Не-ет, эти ребята действуют похитрее будут. К тому же Дин нигде не прокалывался… Ведь не прокалывался?

– Эй, здоровяк!

Дин дернулся от неожиданности. Рядом стоял худосочный паренек с железным носом.

– Отвали, – угрюмо поприветствовал его Дин.

Рассеянный от выпивки Железный Нос рассеянно улыбнулся:

– Ты кого-то ждешь?

– По морде хочешь? – терял терпение Дин.

– Мой нос не боится кулаков! Тебе ведь нужен дилер?

– Тише, тупица! Ты бы еще громче сказал! – Дин огляделся по сторонам и, поняв, что вроде как никто не слышал, успокоился.

Железный Нос икнул, сел рядом и перешел на шепот:

– Звиняй. Я тоже его жду. Хотел с утра закинуться, а оказалось нечем… Вот приходится использовать заменители.

– У вас же, железок, собственный рацион. Если мы говорим об одном и том же дилере, то он предоставляет товар только нормальным людям.

– А у меня тока нос ненастоящий, – загундосил тот, – боксер я бывший. Отломали мне, вот и пришлось ставить…

– Да-да, мне все равно, – с каждой минутой в такой компании настроение Дина опускалось все ниже и ниже. Не до болтовни сейчас!

– Почему ты такой грубый? Может, пойдем искать его вместе, а?

Наконец, Дин не выдержал, резко встал из-за стола и вышел из пивной. В тот же момент пискнули его наручные часы, сигнализируя о новом сообщении. Дин догадывался, кто отправитель. Настроение потихоньку поползло вверх.

Итак, дилер, наконец, вышел на связь и сообщил свое примерное местоположение.

Кто-то присвистнул прямо над ухом – Дин и не заметил, что рядом слегка пошатывался Нос.

– Так он все-таки явился?

– Не понимаю, о чем ты, – Дин быстро зашагал прочь, надеясь оторваться от ненужного сопровождения.

– Эй, стой, подожди!

Не удалось. Нос приклеился, словно слизняк. Для пьяного он слишком быстро соображает!

Так они и шли по пыльным, шумным улицам. У Дина зудели костяшки. Он боролся с желанием проучить навязчивого спутника. Нос сказал, что когда-то боксировал – рано или поздно Дин это проверит.

Что только не продавалось на этой широкой улице, усеянной хлипкими лавочками, – как будто собрали мусор со всех уголков планеты, кое-как придали ему товарный вид и теперь старательно пытались толкнуть:

– Ну купи наши побрякушки, – сопровождали Дина гипнотизирующие взгляды, – облегчи карман, зачем тебе кредиты?

Тут и там горели вывески с иероглифами. Стойко воняло лапшей. Одному технобогу известно, откуда развелось столько лапшичных, как будто наступила мода. И огни повсюду, что голова раскалывается!.. Дин не отказался бы от аспирина, да вот только не был уверен, что в продаже остались лекарства для людей. Для нормальных людей, естественно. Он старался относиться к железкам нейтрально, но, блин, какого черта они постоянно усложняют ему жизнь?

– Сколько нам еще идти, дружище? – поинтересовался Нос.

– Я тебе не дружище, – мрачно ответил Дин. – Ты меня забудешь, как только проспишься.

Нос икнул и противно улыбнулся.

Они пробились сквозь плотную стену людей. Постепенно шум улиц заметно стих.

Как и полагается проулкам, в которых проворачиваются грязные дела, этот был темным и неприметным. Дилер еще не пришел. Дин прождал какое-то время, выслушивая пьяный треп Носа.

Минуло еще пять минут. Да где же дилер? Раньше он не позволял себе таких задержек! И если бы случился форс-мажор, сразу бы сообщил. Или… Дин шлепнул себя ладонью по лицу. Наверно, в этот раз он оставил закладку! Но есть одна проблема – чужие, пусть и двоящиеся, глаза.

Предвкушая хороший мордобой, Дин обернулся и к своему удивлению обнаружил, что Носа и след простыл. Стало быть, проблема решилась сама собой. Дин немного разочаровался, что не помашет кулаками, и стал искать закладку, подсвечивая кирпичные стены циферблатом-фонариком своих часов.

Не успел он погрузиться в поиски с головой, как тишину разорвал возглас. Дин похолодел и на несколько секунд заколебался: проверить, кто кричал, или свалить, пока не поздно? Нет, плевать, что там случилось, своя шкура дороже!

Он углубился в извивающийся змеей проулок, стараясь держать подальше от главной улицы. Сколько же здесь было грязи и хлама – далеко не самому чистоплотному Дину даже становилось противно. Но так везде: чуть свернешь с людных мест – и повсюду вздымаются груды мусора. Как будто технореволюция вселила людям нелюбовь к чистоте. Ну да, зато теперь можно сделать себе стальное седалище.

– Ты здесь! – вырисовалась рядом тень.

Дин отреагировал мгновенно, но кулак пронесся мимо цели. Нос увернулся издевательски легко и удивленно воскликнул:

– Ты что?

– Осторожничаю, – разжал кулаки Дин. – Кто кричал? Ты?

Нос кивнул. В глазах серьезность и ни капли хмеля. Дину это не понравилось.

– Что случилось? Хотя нет, молчи. – Пока не поздно, Дин решил уйти.

– Дилер мертв, – остановил его Нос, схватив за плечо. – Это точно он. В башке дырка. Видимо, подстрелен, не знаю, я сразу свалил оттуда, даже не рискнул проверить, не осталось ли у него в карманах дури.

Дин пожалел, что вышел сегодня из дома. Конечно, он допускал, что когда-нибудь подобная ситуация может произойти, но почему сегодня и именно сейчас?

– Что делать? – растерянно спросил Нос.

– Что хочешь, – Дин, как можно живее, пошел прочь.

К этой истории он никакого отношения не имеет. Значит, ему ничего не грозит. Он просто уйдет и забудет о случившемся.

Чем дальше Дин удалялся, тем сильнее его сердце глодало неприятное чувство. Он что-то упускал из виду, но не мог понять что именно. Все это время Нос верно следовал по пятам и что-то активно обсуждал сам с собой.

И тут Дина осенило. Он обернулся и схватил Носа за грудки.

– У нас проблемы!

– Что? В смысле? – моментально побелел тот. – Я ничего не трогал!

– При дилере наверняка остался список клиентов. Понимаешь, тупица?

– Список зашифрован… – кадык Носа нервно дернулся.

– Расшифруют! – тут же возразил Дин. – Если наш знакомый кому-то насолил… или копы… Копы ломают такие списки, как орешки.

– Это лишь догадки, – пытался успокоиться Нос.

– Где ты видел труп? Показывай! – рявкнул Дин.

Вскоре они стояли на том самом месте. Вот только мертвого тела здесь не оказалось. Нос засмеялся в истерике:

– Клянусь, он был здесь! Ну не мог же он испариться, а? Дружище, ты мне веришь?

Дин выругался. Втянул ноздрями спертый воздух, стараясь привести мысли в порядок. Во что же он вляпался? Неужели дилер действительно кому-то перешел дорогу? Кто его порешал? Кого надо остерегаться?

Стараясь сохранять спокойствие, Дин осмотрел окрестности в поисках любой зацепки, которая могла бы подтолкнуть его к догадке, но ничего не нашел. Мигрень понемногу отступала, а вместе с ней все явственнее становилось понимание – Нос, молчаливо стоявший в сторонке, был последним, кто видел труп. Все складывалось: он прикончил дилера и забрал всю дурь себе.

– Что-нибудь узнал? – сжал Нос трясущиеся кисти в кулаки.

Смеется. И как хорошо изображает невинность! Но… Дин опять заколебался: «Тогда почему я еще жив? Для осторожности Нос мог давно прикончить меня… И раз он убийца, зачем он кричал? Чтобы отвести подозрения? Нет, полная чушь! Нос ни при чем».

– Я ухожу, – сказал Дин.

– И что нам делать? – вновь вопросил Нос, словно не желая оставаться в одиночестве.

– Что делать, что делать, – передразнил Дин.

– Знаешь ведь… Копам только повод дай. В тюрьму сразу заграбастают. Подожди, куда ты идешь?

– В морг. Возможно, труп подобрали чистюли, но это только догадка.

– Я с тобой, – приободрился Нос.

– Конечно, так просто ты не отвяжешься, – пробурчал Дин.

***

Дабы город не превратился окончательно в огромную сточную канаву, чистюли собирали трупы, появлявшиеся каждую ночь то тут, то там под аккомпанемент выстрелов и полицейских сирен. Дин иногда помогал чистюлям, так что до морга они с Носом добрались в момент. На пороге их остановил мужчина с искусственными глазами, моргавший как сова:

– Опять пришел, Дин? – он неприятно ухмыльнулся, как будто поймал мышь в мышеловку. – Дай угадаю, не хватает кредитов?

– Я пришел не за этим, Род.

– О, ты сегодня выглядишь бодрее, чем обычно, – разочаровался Род и почесал колючий подбородок. – И зачем же ты здесь?

– Ты сегодня один, похоже.

– А ты в компании, что для тебя тоже не свойственно. – Род пожал плечами и пропустил Дина и Носа внутрь. Они спустились по короткой лестнице и оказались в холодном светлом помещении.

– Трупа я при тебе не вижу, – заметил Род и показал кривые зубы: – Или ты собираешься сделать его прямо сейчас, хе-хе? – Он по-приятельски пихнул Дина в бок.

– Полчаса назад кого-нибудь приносили? – прямо спросил Дин.

– Из живых – нет. Только один мертвец.

– Можно посмотреть?

– Если только посмотреть, то он в третьей камере. И без трюков! У меня глаза все видят.

Из противоположной стены – вернее сказать, из какой-то камеры, – послышался стон и гулкий стук.

– Кажется, спутали выпивоху с трупаком. Опять, – весело хрюкнул Род. – Я проверю.

Под внимательным взглядом Носа Дин открыл третью камеру и выдвинул поддон с телом. Да, это оказался дилер, источник всех бед. На его правом виске зияла здоровая дыра.

– Такое ощущение, будто что-то лопнуло внутри его головы, – заметил Нос, не отводя глаз от мерзкой раны, из которой еще сочилась кровь.

Тем временем Род захихикал:

– Точно живой! Не замерз, голубок? Повезло тебе: еще пара часов – и отправили бы тебя в печку! – Он помог сесть ссутулившемуся от холода мужчине.

Дин воспользовался моментом и быстро обшарил карманы куртки дилера. Ни дури, ни списка. Он помрачнел, но кое-что все-таки понял: копы в этой истории замешаны не были – они бы забрали тело. Но это не значило, что убийца не может передать украденный список копам.

– Кто принес труп? – Нос как будто прочитал мысли Дина. Может, он не так уж бесполезен.

– Не знаю. Не из наших, – лениво ответил Род.

– Как он выглядел?

– А зачем он вам? – Род хитро прищурился. – Не то, чтобы я лезу в чужие дела, но ваш интерес подозрителен. Приносят труп – и буквально через десять минут за ним объявляетесь вы.

– Тебя это не касается, – напомнил Дин.

– Угу. – Род ковырнул мизинцем в ухе, с интересом оглядел кончик пальца. – Высокий – под два метра, и широкий, как стена. Амбал, одним словом. Я бы не рисковал искать его. Но, конечно, это не мое дело.

– Вот и посмотрим, кто из нас крепче, – хмыкнул Дин, а затем спросил Носа: – Ты уверен, что нам нужен именно он?

– Не уверен, но сам подумай, времени между убийством и исчезновением тела прошло мало. Скорее всего, это был один человек.

– А что если двое? Один застрелил, другой отнес.

– Зачем?

– Чтобы запутать нас!

– Ты путаешь сам себя.

– Ты запомнил что-нибудь еще, кроме его габаритов? – повернулся Дин к Роду.

– Не-а, извини, – развел руками тот.

Выйдя из морга, Дин томно вздохнул. В воздухе чувствовалась влага, намечался дождь. Они с Носом ни на шаг не приблизились к пониманию. Кто убийца? Торчок, решившийся на крайность? Или кто-то более опасный?

– Есть идеи? – в надежде поглядел Нос.

– Похоже, здесь след обрывается, – подытожил Дин. На большее его затуманенный ломкой разум сейчас не был способен.

***

Существовать стало невыносимо. Раньше Дин хотя бы мог закинуться дурью, но теперь оказался лишен даже этого. Вместо дури по венам разливалась тревога, и каждый толчок взволнованного сердца трезвил и напоминал о том, что надо действовать. Дин думал о побеге. Но куда? Огромный улей, охвативший планету, пусть и имеет укромные места, но куда ни беги – ты никогда не покинешь город.

Дин уже забыл, когда в последний раз видел солнце. Иной раз казалось, что город навсегда поглотила ночь. Наверно, это было связано с дурацким распорядком дня, когда Дин валялся без сознания или спал все светлое время суток и бодрствовал ночью. Но что же остальной город, оживавший только с наступлением сумерек?

Дин стоял посреди дороги. К своему удивлению он находил шум дождя и капли, торопливо стекающие по лицу, успокаивающими. Он так привык к реальности, которую транслировала дурь, что от настоящей воротило. А впрочем, настоящее и вымышленное давно поменялись местами. Где та самая граница? Может, он вовсе не выходил из трипа?

Сквозь дождь послышался плеск приближающихся шагов.

– Дин! – перед глазами появился запыхавшийся Нос. – Слушай…

– Не помню, чтобы говорил тебе свое имя, – проворчал Дин.

Нос жадно хватал ртом воздух, будто выброшенная на берег рыба, и в то же время пытался что-то сказать.

– Дай угадаю, ты едва унес ноги от копов? – устало произнес Дин. – И повезло же тебе наткнуться на меня. Значит, придется убегать вместе. Черт.

– Нет… все не так, – наконец отдышался Нос и гордо сообщил: – У меня есть зацепка.

– Вот как, – почти не отреагировал Дин. – Когда я уже подумал, что мы застряли в беспросветном тупике, вдруг появилась зацепка. Тебе не кажется это странным? И глупым?

– Теперь уже нет. Мне упало письмо на почту – а я ее проверяю по несколько раз на дню, – и, короче, там…

– Успокойся, соберись с мыслями и скажи внятно.

– У нас появился доброжелатель! – признался Нос. – Пообещал помочь нам.

– Как?

– Не знаю! Он сказал, что для начала я должен найти «своего друга Дина». Сообщил твое местоположение и… вот ты здесь.

Дин похолодел до костей. Откуда этот доброжелатель все знает? Имена, почту, даже местоположение – откуда? Дин резко обернулся. Медленно провел взглядом по улице. Только неоновые иголки дождя.

– Я так понимаю, мы должны ждать указаний… – предположил Нос.

– Указаний? От незнакомца, который вылез непонятно откуда? Ты себя слышишь? – раздражился Дин.

– А что еще остается? Последние два дня мы попросту сидели и ждали у моря погоды! – возмущенно взмахнул Нос руками. – Как хочешь. Я пойду один.

– Черт, ладно! Я понял.

Едва они пришли к согласию, часы Дина пискнули. Неужели письмо от доброжелателя?

– Прекрасно, вы снова вместе, – читал Дин вслух. – Из-за вас мне приходится прибегать к этому дешевому трюку. Кто же знал, что вы окажетесь настолько слепы и апатичны.

– Что это за несуразица? – свел брови Нос.

Пожав плечами, Дин читал дальше:

– Камеры зафиксировали подозрительную личность в третьем районе, рядом с покосившейся многоэтажкой. Крупные габариты, плащ, длинная спутанная борода – это тот, кто вам нужен. За свою помощь, я возьму немного. Но поговорим об этом позже.

Нос задрожал, капли мигом смыли краску с его лица.

– Отец! – воскликнул он и исчез за стеной дождя.

Дин едва поспевал – Нос несся, словно ошпаренный, и несколько раз почти пропадал из виду. Подумать только, для этого придурка семья – не пустой звук. Дин даже немного зауважал его.

Но вдруг Нос резко остановился.

– Что случилось? – чуть не врезался в него Дин.

– Отец всегда учил меня, что даже если его жизни будет грозить опасность, я должен в первую очередь подумать о себе.

– Как вовремя ты вспомнил, – съязвил Дин. – Однако твой отец – не глупый человек.

– Доброжелатель и убийца – одно лицо.

– Возможно… Но какой смысл убийце раскрывать самого себя?

Нос развел руками и сказал серьезно:

– Надо быть готовыми дать отпор.

– Ты боксер, а меня научили драться улицы.

– Точняк, – кивнул Нос.

– Я буду предельно осторожен, – пообещал Дин.

Дождь стихал. Дин обнаружил, что они с Носом стоят на пешеходном переходе, подмигивает зеленым светофор и машины нетерпеливо подгоняют вперед.

– Я узнаю, что с отцом, даже если это чревато, – решительно сказал себе Нос.

Вскоре они достигли покосившейся многоэтажки. Мрачный подъезд, изнурительный подъем на десятый этаж (спасибо неработающему лифту), и дверь со взломанной замковой панелью. Дин и Нос прокрались в темную квартиру. Шагнули в комнатку. Тишина. Что-то алеет, пульсирует в полоске света, пробивающейся из-за занавесок. Дин подсветил часами.

Лежащего на полу старика покрывали многочисленные ожоги, но ужаснее всего выглядела его правая рука: она как будто побывала в кипятке. На глаз нельзя было точно определить, жив старик или нет, а прикасаться к нему Дин лишний раз не хотел. Но все-таки пришлось – Нос застыл словно статуя, видимо, не в силах побороть ужас. Только Дин наклонился, чтобы проверить пульс, как старик внезапно растопырил глаза и уставился на гостей.

– Черт тебя дери, нельзя же так людей пугать! – отпрыгнул Дин.

– Мне это не мерещится? – хрипло усмехнулся старик.

– Отец! – оттаял Нос и помог ему лечь на грязный, весь в мохнушках и крошках, диван. – Не стой, Дин, вызови скорую! – В глазах мольба.

Старик ухватил Носа за запястье обваренной рукой и с трудом произнес:

– Бесполезно… Сам знаешь, их интересует только импланты. Какое им дело до одинокого старика?

Нос не растерялся:

– Мы попросим их поменять тебе руку! Тогда они точно заинтересуются.

– У тебя есть, чем убедить их? – Старик, похоже, знал, что его сын не имеет ни гроша в кармане.

– Дин, почему ты все еще не позвонил? – зыркнул Нос.

– Жду, пока вы придете к согласию.

– Оставь эту затею, – старик зашипел от боли. – Даже если они приедут, я к тому времени уже отброшу копыта.

– Черт. – У Носа задрожали губы. – Если бы я знал, что он придет сюда, с тобой бы все было в порядке.

– Нет, – слабо покачал головой старик. – Он убил бы и тебя. Здоровый, как гора. Выбил дверь и ввалился в квартиру. Начал стрелять в меня из какой-то странной пушки. А когда настрелял вдоволь, молча свалил.

– Почему? – Нос тряхнул отца за плечи.

– Не знаю, сынок… Кредитов у меня не водилось. Из дома я выхожу редко. Не знаю, кто мог желать моей смерти.

– Все это бессмысленно, – поник Нос.

– Отнюдь. Я даже рад, что это случилось. Наконец-то ты заглянул ко мне.

– Не говори ничего больше.

Старик скривил усмешку и положил обваренную руку на едва вздымающийся живот:

– В последнее время мне стало казаться, что все вокруг как будто понарошку. Простая декорация. Я смотрю на тебя, сынок, и не могу понять, правда ли ты здесь или это мое больное воображение. Я не могу никого об этом спросить. Не поймут. Как можно ставить под сомнение то, что ты видишь своими глазами? Все это время я жил по какой-то... инструкции, сам того не подозревая. Повторение одних и тех же действий каждый день… Неужели это и есть жизнь?

– У него горячка, – задрожал Нос.

Не горячка – то был предсмертный бред. Закончив тираду, старик всхрипнул и умер. Нос робко коснулся его руки. Тело старика вдруг покрылось трещинами и превратилось горку разноцветной соли.

– Чего? – впал в ступор Дин, не веря глазам.

Нос поднялся с коленей. Некоторое время он молча взирал на то, что осталось от отца.

Выдержав паузу, Дин спросил:

– Какие еще подсказки он нам дал, кроме того, что убийца может превратить нас в песочные горки? Нет, ну видел когда-нибудь такое? Если это какой-то до фига секретный прототип, то в сети мы ничего не найдем. Понадобится помощь знающих людей. Эй, ты сможешь кого-нибудь хакнуть?

– То, что он сказал перед смертью… – произнес Нос.

– Просто бессмыслица, – отмахнулся Дин. – Забудь.

– Нет, – не очень уверенно возразил Нос. – У меня чувство, что его слова как-то связаны с убийством.

Дин пожал плечами и стал рыскать по квартире в поисках зацепок. У него было плохое предчувствие на этот счет – что убийца снова сработал чисто и не оставил после себя следов. Поэтому Дин так обрадовался, когда нашел в пакете мусора тоненький планшет.

– Не заблокирован, – заметил Дин. – Твой отец выкинул новенький работающий планшет?

– Может быть, это чей-то подарок… Хотя нет, маловероятно. Вряд ли отца кто-то посещал, – как будто в укор себе сказал Нос.

Дин ничего не нажимал – на планшете сам собой открылся текстовый файл со списком разных улиц, мест, названий и имен. Почти все – зачеркнуты или помечены галочкой. Дин пролистал в самый низ, где обнаружил одну единственную нетронутую запись:

– Магазин бытовой химии «Седьмой круг». Это где?

– Я знаю. Пойдем, – резко переменился в лице Нос.

– Подожди, тут еще не все. Здесь приписка. «Сможешь ли ты понять, чего я добиваюсь, Дин? Я дал тебе предостаточно подсказок».

– Убийца издевается над нами. Но почему он обращается именно к тебе?

– Не знаю. Но он действительно хочет, чтобы мы нашли его! – Дина переполнило возмущение, и он выплеснул его наружу: – Ну смотри, скоро ты у меня попляшешь. Зубы вовек не соберешь!

Едва прозвучала угроза, планшет забрызгал искрами. Дин отбросил его, и тот взорвался еще до того, как коснулся пола.

Потребовался час, чтобы добраться до «Седьмого круга». То оказался неприметный магазин, ютившийся между двумя такими же неприметными жилыми домами. Вывеска висела на тоненьком проводке, грозясь отвалиться от малейшего вздоха ветра, а окна чернели пустотой.

– Не похоже, что они сегодня работают, – иронично заметил Дин. – Ты бывал здесь раньше?

– Заходил пару раз. Похоже, их бизнес прикрыли, – вытянул нижнюю губу Нос.

– Бизнес? Подожди, только не говори, что химия здесь…

– Да, Дин, ты правильно понял.

Звонок не работал. Дин постучал в дверь, но ответа ожидаемо не последовало. Переглянувшись, они с Носом ступили внутрь. Дин снова пустил в ход фонарик.

Полки пустовали, судя по толстому слою пыли на них, уже долго. Пустые углы свидетельствовали о растасканной мебели. Тишина звенела в ушах. Что же убийца мог забыть в таком месте? Дина одолевало подозрение, что они ступили в капкан, который вот-вот схлопнется.

Нос попытался открыть дверь, и та слетела с петель. Грохнувшись на пол, она подняла клубы пыли.

– Что ты там нашел? – закашлял Дин.

– Подсобку. А она больше, чем я думал. Ну-ка подсвети.

Кругляшек света очертил низкий потолок и скользнул вниз. Открывшееся зрелище оказалось чертовски неприятным. На полу сгрудились посиневшие трупы: почти со всех слезла кожа и мышцы, будто пластик с кукол.

– Боже! – воскликнул Нос, прикрыв рот рукой.

Дин брезгливо пихнул ногой ближайшие останки, и те рассыпались в песок.

– Теперь понятно, – говорил он, – здесь все его жертвы.

– Мы не можем так просто это оставить, – решительно произнес Нос. – Мы должны остановить убийцу! Иначе он продолжит безнаказанно убивать людей и превращать их… в это! Он маньяк! Ненормальный! Я тоже не образец для подражания… наркоман и ужасный сын. Но, черт, мне бы никогда в голову не пришло творить такое!

– О, смотрите, кто проснулся. Пока убийца не прикончил твоего отца, ты и пальцем не шевельнул, – фыркнул Дин.

Нос, похоже, с большим усилием проглотил это замечание и выплюнул в ответ:

– А что ты? Точно так же ждал непонятно чего! Скучал по дозе и ныл о тщетности жизни, да?

Дин не сдержался и ударил спутника по железному носу. И зря.

– Заканчивай! – потирал он пульсирующие болью костяшки. – Тебе напомнить, зачем мы ищем убийцу? Список, дурень, нам нужен список! Мстить будешь потом. И без меня!

– Но… – сквозь полное решимости лицо Носа проступило ребяческое разочарование.

– Не. Мое. Дело, – процедил Дин.

– Я понял. Понял.

– Прекрасно.

Дин вновь посмотрел на груду трупов и содрогнулся. Что хотел сказать убийца, приведя их сюда? Кроме того, что тот абсолютно больной на голову? Возможно, Дин нашел бы ответ, если бы порылся в останках, но у него не получилось пересилить себя.

***

Чуть позже Дин лениво потягивал пиво. По окну тарабанил ливень, и вообще снаружи было скверно. Зато в пивной – тепло и уютно. Посетителей нет: даже хозяин куда-то запропастился, а Нос уже долгое время торчал в сортире.

Дин еще не до конца верил, что все это происходит с ним. Убийства одно за другим – конечно, случались и раньше, но тогда они маячили где-то там, на фоне. А теперь не замечать их невозможно. Наркотическая реальность нравилась куда больше, но вот хохма – именно она и стала катализатором всех событий.

Закончив сортирные дела, Нос сел напротив Дина. Подпер подбородок ладонями:

– Что-нибудь придумал?

– Разве ты не для того ушел в комнату для раздумий, чтобы вернуться с парочкой хороших идей?

– Мы говорили про хакеров.

– У тебя совершенно случайно нет знакомого-должника, который мог бы ломануть того азиатского поставщика оружия?

– Будь так, мы бы не сидели здесь и не гадали, что делать дальше, – вздохнул Нос.

– Эх, опять тупик.

– Как думаешь, скольких убийца лишил жизни, пока мы так сидели?

– Никого это не волнует. – Дин поправил себя: – Никого, кроме тебя, конечно же.

– Посмотрим, как ты заговоришь, когда он доберется и до твоей семьи, – неодобрительно нахмурился Нос.

– У меня никого нет. Я один одинешенек, – спокойно произнес Дин.

– Ты так говоришь, только чтобы победить в словесной перепалке, – фыркнул Нос. – Конечно, у тебя кто-то есть.

– Даже если кто-то и был – я уже не помню. Дурь начисто стерла это из памяти. Жалею ли я об этом? Ни капли. Я совсем не против того, что она рисует в моей голове.

– А я подсел, когда мелкий был. Один раз чуть не подох от передозировки, но не остановился.

– Да-да, мне очень интересно, что с тобой случилось до нашей встречи, – пренебрежительно сказал Дин.

Нос умолк, но затем вдруг сказал:

– Отец сомневался в моем существовании. И в своем тоже.

Дин не хотел признавать, но ощущал нечто похожее. Что было раньше? Что кроется за мутной пеленой? Неужели пустота? Возможно, он попросту забыл из-за увлечения дурью? Дин начинал сомневаться. Существовало ли прошлое… Существовал ли он до момента, когда начались эти события? Почему он вообще думает о таком?

– Какой смысл искать логику в предсмертном бреду? Сам подумай, как можно ставить под сомнение то, что ты видишь своими глазами? Что можешь потрогать и понюхать? – убеждал Дин скорее себя.

– Когда я упарывался, сны казались мне вполне реальными.

– Вот именно, что казались. – Дин вздохнул. Раньше ему без труда удавалось отличать наркотический сон от реальности, но не теперь. Ломка сделала свое дело: граница размылась.

Свет из окна заслонила тень – снаружи остановилась машина. Дин на секунду напрягся, но затем успокоился – красно-синих огней не видно. Дверь медленно и со скрипом открылась, впуская звуки с улицы, сырость и холод. Последним вошедшим оказался коп с квадратным лицом. Дин осознал, что совершил ошибку, но слишком поздно.

Коп молча поднял пушку. Дин отпрыгнул – и резко потерял контроль над телом. Лежа на полу, он все еще оставался в сознании. Изо всех сил пытался пошевелиться, стараясь не паниковать. Бесполезно.

Носа настигла та же участь. Коп взвалила его на одно плечо, Дина – на другое и бочком вышел из пивной. Сколько же в нем силы, черт возьми? Гигант!

Коп закинул их на заднее сидение своей машины, словно мешки с картошкой. Он не заковывал их в наручники, не требовал карт-удостоверений и прочей мишуры – он просто сел за руль, застегнул ремень и поехал с каменным лицом.

Тишина. Слышно только гул двигателя и метание дворников. Молчала полицейская рация. Коп, видимо, не собирался говорить, на каком основании схватил Дина и Носа. По закону это похищение – вот только закон в городе никто не чтил. Даже полицейские.

Дин не мог увидеть, как там Нос, но вполне догадывался, что тот чувствует. Сейчас они приедут в участок, их быстренько оформят и отправят в тюрьму. Похоже, убийца все-таки отдал список легавым.

Наконец, Дин почувствовал, что может пошевелить губами. Он немедленно воспользовался этим, но вместо вопроса промычал что-то невнятное. Не отвлекаясь от дороги, коп вынул из кобуры пушку. Дин зажмурился. Послышался треск. Губы снова закоченели.

Оставалось только строить догадки. Что если коп и есть убийца? Такой же здоровый, правда пушка под описание не подходит – обычный нейтрализатор. Интересно узнать мнение Носа – да только тот не в состоянии даже моргнуть, судя по слезящимся глазам.

Неизвестность терзала. В запотевших окнах мелькали кляксы разноцветных огней, минуты шли медленно и лениво. Коп ни разу не изменился в лице – все такая же отстраненность, как у робота, бездумно выполняющего заданную команду.

Вдруг он остановил машину и выбросил Дина и Носа на обочину, словно мусор. И, не говоря ни слова, уехал.

Слушая журчание утекающего в водосток дождя, Дин пытался понять, что же все это значило. Итак, ни с того, ни с сего появляется коп, забирает двух подозреваемых, а затем выкидывает их на дороге… Из какого это фильма?

Постепенно оцепенение прошло. Часы Дина мигали, сигнализируя о непрочитанном сообщении.

– Чего там? – подпрыгнул Нос и сердито уставился на часы. – Убийца опять решил поиздеваться?

В сообщении оказалось всего одно слово: «Арка».

– Вот она! – указал Нос на страшноватый старый дом с пустыми глазами-окнами и крохотной пастью-аркой.

Миновав его, они оказались на небольшой площадке – похоже, детской, судя по ржавым качелям и каруселям. В дожде сверкали два силуэта, один был гораздо крупнее другого.

– Пришли, наконец, – произнес голос с едкой усмешкой.

Подоспевшая молния осветила человеческую громадину. В правой руке убийца сжимал пистолет, напоминающий полицейский нейтрализатор, а в левой – воротник какого-то бедолаги.

– Он прикончит его, если мы не вмешаемся, – шепнул Нос.

– Так вперед, – пренебрежительно ответил Дин, – вмешайся.

– Но мы вместе могли бы…

– Я еще пожить хочу.

– У него список! – Нос пустил в ход последний аргумент.

Послышался тяжелый вздох. То был убийца.

– Нет никакого списка. Вы выдумали себе проблему.

– Все было зря? – У Носа отвисла челюсть от удивления, но затем он собрался: – Но почему ты убивал?

Не убирая пушки, убийца почесал подбородок тыльной стороной ладони:

– Тебе я сказать не могу.

– Ты убил моего отца!

– Так и есть.

Нос выходил из себя:

– Думаешь, своим безразличием спровоцировать меня?

– Нет, просто не пойму сути проблемы. Твой отец… как бы сказать… был помехой. И не только он. Дин понимает, о чем я говорю.

– Так ты с ним заодно? – зло сверкнул глазами Нос.

Дин выставил перед собой руки:

– Я не понимаю, о чем он говорит! – и попытался разрядить ситуацию: – Слушайте, наверно, это не совсем к месту, но может, обсудим все за кружечкой пива? Что стоять мокнуть под дождем? Как раз успокоимся!

– Все сходится! – воскликнул Нос. – Вы двое в сговоре. И как я только сразу не понял? Дурак!

– Успокойся, Нос! Как ты не поймешь, тебя надули! Никаких доказательств, что я с ним заодно, нет.

– Ты отказался помогать мне. Этого достаточно.

Убийца расхохотался, прервав перепалку:

– Ну и представление! Жаль руки заняты – так бы похлопал. Но пора заканчивать, – он приставил пистолет ко лбу незнакомца и выстрелил. Мужчина сначала покрылся трещинами, а потом рассыпался в пыль – так ветер сдувает песок.

– Дин! – заскулил Нос. – Он погиб. Из-за тебя.

– Что ты несешь?

– Я до последнего верил, что ты передумаешь.

– Это звучит нелепо! Ты себя слышишь? Я-то тут при чем? – искренне не понимал Дин. – Я же тебе сразу сказал…

– Заткни свою вонючую пасть! – воскликнул Нос и в несвойственной для него манере продолжал: – Ты ничтожен! Абсолютно бесполезен! И я ведь верил тебе.

– Не знаю, что ты говоришь, но ты сам ко мне привязался! – оправдался Дин.

– О, ты очень провинился перед ним, – убийца подлил масла в огонь.

– Ты! – зарычал Нос и накинулся на него с кулаками. Удивительно, но ему удалось повалить Дина на землю и нанести пару хороших ударов по лицу. – Ничтожество! Жалкий червяк! Предатель! – Каждое слово сопровождалось новым ударом. Дин так поразился резкой перемене Носа, что до сих пор не мог собраться.

На губах теплилась медь. Судя по горящим агрессией глазам, Нос и не думал останавливаться. Благодаря габаритам Дин мог спокойно перевернуть ситуацию в свою пользу, но почему-то бездействовал. Он не понимал, в чем провинился. Почему он получает тумаки, а не убийца.

Нос резко остановился. Занесенный кулак покрывали трещины. Заметив это, Нос ужаснулся и отпрянул:

– Что со мной происходит? – он в ужасе посмотрел на убийцу.

– То, что должно, – загадочно объяснил тот.

– Я понял… – произнес он упавшим голосом. – Я не хочу умирать. Даже если все ложь. Не хочу! Лучше так, чем не существовать вовсе!

– Ты и так никогда не существовал. – Слова убийцы прозвучали как приговор. В тот же миг Нос рассыпался в пыль.

Слышно только шепот ливня.

– Система самозащиты от логических нестыковок работает как надо, – резюмировал убийца. – Пусть и с небольшой задержкой. Надо будет пофиксить.

Дин с трудом поднялся, ладонью растирая кровь, сочащуюся из носа:

– Да кто же ты все-таки такой? И что здесь происходит?

– Сейчас объясню, – убийца прочистил горло. – Меня зовут Род, мы уже встречались. Похоже, ты меня совсем не помнишь. Уровень погружения превзошел мои ожидания.

– Ты совсем не похож на того Рода, которого я знаю, – нахмурился Дин.

– Я могу свободно менять свой внешний вид. Например, могу сделаться твоим двойником, – что Род и продемонстрировал, театрально раскинув руки. – Или могу сделать вот так. – Как будто по волшебству, в воздухе замерли бусинки дождя.

Дин невольно отступил на шаг от такого представления.

– Тебе не должно быть это в диковинку. Проснись, Дин. А то я начинаю волноваться за сохранность твоего мозга. Вспоминай: ты бета-тестер, которого я нанял на работу.

Стена в голове Дина посыпалась.

– И тогда выходит, что все это – симуляция, – произнес он, не до конца веря себе.

– Именно! Ух, я уже думал все! Если кто-то узнает, что у нас тут сходят с ума бета-тестеры, компании несдобровать.

– Не могу в это поверить…

– Понимаю. Для полноты погружения мы закупориваем воспоминания пользователя. Но они вернутся к тебе сразу, как только симуляция завершится, – поспешил успокоить Род.

– Зачем все это было?

– Дилер, отец Носа, куча других – я исправлял баги. Понимаешь ли, все они начинали задаваться вопросами, которыми были не должны. У меня глаза на лоб полезли, когда я увидел их мысли в логах. Программы сомневались в собственном существовании. Программы, Дин! Куски кода с набором команд! – Род отбросил пистолет в сторону, словно ненужную вещь.

– Даже не знаю, что сказать, – произнес Дин.

– Да нечего тут говорить. Работу ты выполнил.

– А Нос? Что с ним произошло? Если он программа…

– Да, ведомый Нос. Я сделал его таким. Он полностью зависел от тебя и не мог сделать того, что не сделаешь ты. Поэтому я так удивился, когда он набросился на тебя. Видимо, слишком долго он терпел твое безразличие.

– Если он программа, откуда у него эмоции?

– Это не эмоции, а их правдоподобная подделка.

– И все равно, поступил так, как ты не ожидал.

– Потому что баг. Вообще Носа я приставил к тебе, чтобы ты не скучал, пока обкатываешь симуляцию. Это старая программа, еще с ранних версий. Паршивец хорошо маскировался. Но мы с тобой вывели его на чистую воду. Кстати, ловко ты придумал со списком! Ну а дальше я подхватил и выдумал детективную историю. Люблю детективы.

Дин вдруг почувствовал себя мерзавцем.

– Я действительно верил в реальность происходящего, Род, – мрачно заметил он.

– Юзеры будут в восторге!

Молчание.

– Раз мы все выяснили, пора возвращаться в реальность, – сказал Род и хлопнул в ладоши. Мир разделился на фрагменты.

Дин не почувствовал разительных перемен. Воздух казался таким же спертым. Комнатку освещал тусклый свет пухлого монитора. Род сунул Дину в руки горячую кружку с кофе.

– Меня прямо-таки распирает от предвкушения, – поделился радостью Род, – добавляя в свою кружку уже пятую ложку сахара. – Новый способ переживать истории! Раньше это были фильмы, книги, видеоигры, а теперь – симуляции. Это революция! – Заметив, что Дин молчит и не разделяет энтузиазма, Род немного успокоился. – Можно стать кем угодно. И делать что угодно. Представь, как понизится преступность, когда накопившуюся злость можно выместить на болванчиках в симуляции? – широко улыбнулся Род. Видимо, так он шутил.

Дин не оценил:

– Что ты и делал. Зверски убивал таких, как Нос. Они же болванчики, ничего не чувствуют. А даже если чувствуют, то это всего лишь имитация. Как удобно.

– Не обманывайся, Дин. Тебя не должны волновать вымышленные персонажи. На то они и вымышленные.

– Что если мы и сами вымышленные, Род? А все наши чувства и стремления – заранее прописанные команды? В симуляции я не отличал одно от другого. Я был наркоманом, даже вел себя соответственно, хотя в жизни ни разу не прикасался к наркотикам. Я действительно верил, что могу сесть в тюрьму, если не найду убийцу, и чувствовал ломку…

– И это заслуга погружения! Ты вжился в роль, – Род не слышал его. Или слышал, но предпочитал не замечать. – Тебе надо успокоиться, все пройдет. Такое бывает.

Дин неотрывно смотрел в собственное отражение в черной глади кофе. Оно выглядело растерянным:

– Если мы создали реальность, которую не отличить от настоящей… Тогда где настоящая?

– Это не реальность, а правдоподобная симуляция, – напомнил Род. – Я понял, что не дает тебе покоя. И скорее всего, в ближайшем будущем это станет проблемой для нас. Но знаешь, что я думаю? Предоставим это людям – пусть каждый сам определяет границы. Давай, допивай кофе, пока не остыло. Нам предстоит провести немало тестов.

0
1021
18:45 (отредактировано)
Пожалуй, лучшая «Граница», что я когда-либо читал, но есть ряд вопросов:
1. почему Сэм это допустил?
2. два торчка — коих ломает — ищут жуткого серийного убийцу, чтобы отобрать у него список клиентов убитого барыги, потому как боятся, что список попадёт к копам и их посадят, лол?
3. В каком соборе побывал Нос — в Исаакиевском или Казанском?
4.
Для полноты погружения мы закупориваем воспоминания пользователя.
И тестеру тоже? Серьёзно? концовка просто атассс eyes
15:11 (отредактировано)
+2
Большой плюс рассказа в том, что о нем есть что сказать, некоторые прочитаешь – и вроде все в них хорошо, а сказать-то и нечего. Итак. Читается бодренько для дорожного рассказа, коим для меня он и стал, поскольку читала в метро. Как воспринималось бы с экрана, сказать не могу. В какой-то момент череда приключений героев начинает утомлять, но не сильно. Финал неожиданен, я никаких намеков в тексте на реальное положение дел не заметила. И какие-то моменты, воспринимавшиеся в процессе чтения, как баги, можно – внезапно – назвать фичей. Или тем самым намеком на нереальность происходящего.
Еще один плюс рассказа – наличие сверх-идеи, причем, даже модной в нынешнем сезоне: симуляторы реальности, возможность выплеснуть агрессию в виртуальном мире. Как бы там ни было, она есть – ура. Из десятка прочитанных за вчерашний день рассказов, сверх-идея нашлась у пары-тройки, да и то от силы.
Сказать, что рассказ мне понравился, я не могу. Выбирая в главные герои произведения наркоманов, надо понимать, что градус сочувствия к ним у читателей будет на очень низком уровне. Если сочувствие будет вообще. У двух торчков убили дилера и они пытаются найти убийцу, забравшего список клиентов, чтобы тот не попал в руки полиции? Кто-то, может, и посочувствует, не знаю.
Второй минус обоих героев: отсутствие эмоций, сопереживания, желания помогать другим и друг другу. Бывший боксер Нос ведет себя как хлюпик, нытик и размазня. Да-да, он – зависимая от главного героя программа, несколько вышедшая из-под контроля, но читатель-то об этом не знает. И у кого вызовет сочувствие герой, которому на всех и все плевать?
Но самый главный минус рассказа для меня – диалоги.
Лежащего на полу старика покрывали многочисленные ожоги, но ужаснее всего выглядела его правая рука: она как будто побывала в кипятке. На глаз нельзя было точно определить, жив старик или нет, а прикасаться к нему Дин лишний раз не хотел. Но все-таки пришлось – Нос застыл словно статуя, видимо, не в силах побороть ужас. Только Дин наклонился, чтобы проверить пульс, как старик внезапно растопырил глаза и уставился на гостей.
– Черт тебя дери, нельзя же так людей пугать! – отпрыгнул Дин.
– Мне это не мерещится? – хрипло усмехнулся старик.

Как можно усмехнуться хрипло? Усмешка – это движение губ. Да и вообще, вы себе можете представить, что человек в таком состоянии, с такими ранами, может усмехаться? Ну да, автор тут может возразить, что это все нереальность, а в игре может быть, что угодно, но, повторюсь, читатель-то не знает, что видит игру.
– Будь так, мы бы не сидели здесь и не гадали, что делать дальше, – вздохнул Нос.
– Эх, опять тупик.
– Как думаешь, скольких убийца лишил жизни, пока мы так сидели?
– Никого это не волнует. – Дин поправил себя: – Никого, кроме тебя, конечно же.

Многие не любят излишек авторской речи при диалогах. Иногда бесконечные «сказал» так или этак, пояснения, что чувствовал герой, действительно бывают чрезмерными. Но в данном конкретном случае авторской речи явный недостаток. Герои подают плоские реплики, за которыми нет никаких эмоций. Это скучно и не интересно. А кроме того, «поправил себя» — так не говорят. «Уточнил» больше подойдет.
– Но… – сквозь полное решимости лицо Носа проступило ребяческое разочарование.
– Не. Мое. Дело, – процедил Дин.
– Я понял. Понял.
– Прекрасно.

Опять тоже самое. Да еще и ребяческое разочарование проступило сквозь лицо? Серьезно?
Ну и так далее.
Хорошо, что группа не моя и не мне думать, какие ставить оценки. Однако «парадоксально, но факт» ©, когда я ругаюсь на какой-то рассказ, он оказывается если не в победителях, то в топе. Сколько раз уже такое было… посмотрим, что выйдет в этот раз :)
14:09 (отредактировано)
+1
Выбирая в главные герои произведения наркоманов, надо понимать, что градус сочувствия к ним у читателей будет на очень низком уровне.

Это если читатель никогда не упарывался «хмурым» и не переламывался потом с холодным потом, рвотой и «галюнами». А настоящий писатель должен хотя бы один раз попробовать, что такое ломка — во имя искусства.

И, к слову, автор рассказа не знает. Слишком уж у него бодрые наркоши. Бегают себе.
14:19
А настоящий писатель должен хотя бы один раз попробовать, что такое ломка — во имя искусства.

А так же прыгнуть с парашютом, сломать себе какую-нибудь конечность, убить кого-нибудь, родить или уж хотя бы испытать боль дефлорации, чтобы не писать, чего не знаешь :))
14:23
+1
Было бы недурно, согласен. Особенно родить, особенно мужчинам — даже не писателям. Может, тогда иссякли бы шутейки вроде «да я лучше беременным похожу, чем буду каждый день рожу брить!»
14:30
Это да laugh
14:33
+1
Ещё отслужить и отсидеть должен!
20:24
Обязательно!
11:50
+1
поругайте мой рассказ, пожалуйста )))
12:34
Скажите, куда идти laugh
15:55
очень хороший и умный рассказ, мне понравился.
17:01 (отредактировано)
Откровенно говоря, не понимаю, почему есть восторженные комментарии об этом рассказе. Заезженная тема. Типо — всё кажется, всё матрица… Но форма рассказа понравилась! И второе «но» — минус этом рассказу не поставлю, потому что люблю Бодрийяра:)
13:50
+2
Кажется, я читал этот рассказ на Грелке. Или не этот. Или не читал.

И к слову о киберпанке: начиналось все бодренько. Наркоманы, мертвый дилер, загадочный убийца. А потом автор начал разводить кисель на пустой воде — и вся бодрость вылетела в программный буфер деструктора. Так бывает, да.

Язык у автора более-менее приличный, но и только. Нет в нем вкуса. Остроты нет. Киберпанк надо не подобными оборотами окаймлять. Может, будь текст поколоритнее, я бы не затосковал в конце первой трети. А я затосковал.

Пока на троечку. Или, если брать от 1 до 10 — на 5. И это я еще закрыл глаза на избитость темы.
14:44
+2
Приличный язык автора:
старик внезапно растопырил глаза и уставился на гостей.
15:04
Ох, ну зачем вы так rofl
Чуть не подавилась обедом rofl
Как-то я эти растопыренные глаза пропустила rofl
11:50
+2
Начало было бодреньким. Взять в герои наркоманов, которые ищут дозу — многообещающе. Но об особенности своих героев автор почти разу забыл. Никаких характерных маркеров в поведении, в самочувствии как минимум. И не ломает их особо и идея фикс с «найти дозу» быстро переключается, а потом еще раз и еще и вот я уже читаю, что главгада нужно остановить потому что он же так и продолжит убивать людей…
То есть мысль-то конечно светлая, нужная, но мы начинали с наркош, которые ищут дозу и это ну странно.
А финал в лучших традициях матрицы. Ну и не только. Сейчас не вспомню название фильма, где герои создали мир один в один — свой, а в финале гг выезжает за пределы своего города и видит сеть кода — мол из «реальный» мир тоже был кем-то создан.
Да и механика странная. Срубать память тестеру? Зачем? Это же тестер, как он баги ловить будет, уверенный, что все реально? Да и не особо вижу смысл обычным игрокам память срубать. В чем тогда смысл симуляции? Любая дичь станет рутиной и перестанет вызывать интерес.
По языку.
Рассказ воспринялся, ка фильм Гая Ричи с его характерным монтажом. Только в кино это круто, а здесь нет.
Очень много повторений. От Дина в глазах рябит уже на третьем абзаце.
Слог рубленный. Диалоги картонные. Общее впечатление — персонажи говорят слишком много лишнего. Непонятно зачем. При этом в целом кроме Носа герои особо не вырисовываются. Да и Нос воспрнимается довольно стереотипно, таким себе великовозрастным ребенком.
Даже казалось бы эмоциональные сцены ( типа смерти отца) эмоций не вызывают вообще. А фраза типа: «хорошо что так вышло, ты наконец-то ко мне пришел» — ну бред же. Сравнили тоже мне.
13:39
Спасибо всем, кто прочитал рассказ. Его я переписывал несколько раз, и если начало не трогал, то у остального менялись события, хронология, да и тон повествования. Героев у меня не получилось внятно обрисовать, поскольку, повторюсь, несколько раз менял сюжет, а вместе с ним и мотивацию – сшил худо-бедно и ладно. То же самое можно сказать и о финале, он и вправду банален. Изначально я хотел, чтобы Дин и Нос потихоньку сходили с ума, уверенные, что за ними кто-то следит (полицейские, эффект от ломки, etc), а в конце бы оказалось, что во всем виноват читатель. Серьезно. Мол, он читал, внимательно следил за ними, и довел бедняг до сумасшествия, как ему не стыдно, злодею. Но вышло, что вышло. Это я не оправдываюсь, может, кому-то будет интересно, почему рассказ вышел именно таким.
Насчет того, чтобы тестеру срубать память. Закупорили память только Дину, Род тоже является тестером и потому может проследить, как работает система по действиям коллеги. А смысл срубать простым пользователям память есть. Во-первых, это способствует погружению. Во-вторых, некоторые специально бегут в виртуальность от реальных проблем. Такие, возможно, еще и доплатят за эту функцию.
Еще раз спасибо всем, кто прочитал. Кому понравилось – я рад. Кому не понравилось – спасибо за критику. Всем бобра.
20:44
Навел фокус в глазах, словно робот. фокус в глазах делает престидижитатор, при чем тут робот?
Дин давно подсел на дурь. Он уже и не помнил, из-за чего именно, но делал он это часто – зубы точно чистил реже. Каждый день начинался с очередной дозы, и сразу жить становилось не так уже гадко. многовато онозмов
– Да не может такого быть! – в сердцах воскликнул он тишине, чувствуя, как из-под ног уходит почва. wonderв квартире был земляной пол? ужас, до чего нарики небрежно живут
– Нету у меня лишних денег! – раздраженно ответил Дин и быстренько проверил, хватит ли у него кредитов на дозу. откуда кредиты, если он заначку не нашел?
Но железякам с их искусственными желудками подобная мелочь не грозила.
давно железяки стали хмелеть от пойла? «См „Мои бедные железные нервы“ — для справки, от чего железяки хмелеют
В свою кочерыжку он установил какой-то модуль с черного рынка, который помогал ему отделять правду ото лжи wonderв кочерыжку? надеюсь, я неправильно понял и речь не об искусственном члене дилера?
Не-ет, эти ребята действуют похитрее будут что-то тут неправильно написано
– А у меня тока нос ненастоящий, – загундосил тот, danceТот снова в строю!!!
Ну да, зато теперь можно сделать себе стальное седалище. оснащенное кодовым замком?
– Список зашифрован… – кадык Носа нервно дернулся. лучше бы нос Носа…
Дин, Род, Нос — близнецы-братья. Кто для этой истории более ценен? Ленин, Ленин, Ленин!!! yahoo
18:49 (отредактировано)
квартире был земляной пол? ужас, до чего нарики небрежно живут

про образные выражения вы, видимо, не слышали? c:
откуда кредиты, если он заначку не нашел?

дурь он не нашел, а не кредиты, внимательнее читайте
что-то тут неправильно написано

тут согласен, май бэд
в кочерыжку? надеюсь, я неправильно понял

угу
фокус в глазах делает престидижитатор, при чем тут робот?

ну вот, делает прести-как-там-его, а наводит — робот.
Загрузка...
Константин Кузнецов