Нидейла Нэльте №1

Побег из Киева

Побег из Киева
Работа №47. Дисквалификация за отсутствие голосования

С Киева нужно было бежать и чем раньше, тем лучше. Сергей это понял только после двух месяцев, с того момента как всё это началось. После длительных сомнений и взвешиваний всех за и против, он загрузил рюкзак самым необходимым и двинулся в путь, надеясь лесом прорваться через оцепление на юго-востоке столицы. И действительно, ждать было нечего. Город медленно умирал, и надежда была где-то там, где-то за его приделами.

Стояла поздняя осень. С самого утра шел мелкий, воняющий химикатами, дождь. Зеленоватые ручейки стекали в маслянистые, покрытие тонкой корочкой с истлевших листьев, лужи.

На повороте, возле «Фуршета», сразу за двумя сгоревшими автомобилями стоял блокпост: устаревшая машина полиции и ржавый танк с одиноким военным, сидящем на гусенице.

«Хоть бы документы не спросил» - подумал про себя Сергей и натянул капюшон ещё сильнее. Хотелось пробежать быстрее, но делать это было нельзя, чтобы не привлекать внимание.

- Ей! - Крикнул солдат.

Сердце ушло в пятки. На подкашивающихся ногах он подошел к молодому, небритому парню в грязной форме.

- Слыш, закупить не будет? - Наглым голосом спросил военный, поднимаясь на ноги и поправляя автомат.

- Да, конечно. - Сергей достал пачку и протянул одну сигарету.

- Три дай. - Приказным тоном скомандовал незнакомец, - и подкурить.

Заплясало оранжевое пламя зажигалки, цепляясь за сухой табак.

- Спасибо. - Солдат слабо улыбнулся и затянулся на все легкие, выпуская плотное облако дыма. Он присел в исходное положение, а Сергей двинулся дальше, стараясь вести себя спокойно и не привлекать внимание.

Всё обошлось. Военный продолжил сидеть на гусенице танка и задумчиво потягивать горький дым, постепенно погружаясь в свои мысли.

Сергея трясло ещё несколько кварталов и не безосновательно. Мало того, что он собирался вырваться из оцепления, так ещё и считался уклонистом. Проверь солдат его паспорт, Сергею светил бы суд, денежное взыскание и немедленный призов в армию.

Таких как он, не желающих идти на службу, тем более в совершенно непонятной и пугающей обстановке, было большинство. Некоторых забирали практически насильно, принуждая отдавать долг родине, ведь в противном случае светил штраф и тюрьма. Некоторые шли добровольно, но таких было немного.

Военное положение никому не давало поблажек. Проверяли и брали на учет всех, кто попадался, но в ходе дальнейшей неразберихи многие просто не являлись в военкоматы. Призывные участки разместились практически везде: от детских садов и школ, до холлов ТРЦ и супермаркетов. Старая техника рассекала улицы города, а из оживших, проржавевших громкоговорителей на столбах и зданиях, лился хриплый гимн. Рекламу поспешно стянули со щитов и вместо неё наклеили патриотические, халтурно сделанные в фотошопе, плакаты.

Проявление милитаризма достигло апогея. Враг рядом, от него нужно защититься всеми силами, ведь он хочет только одного – нашей смерти. Ну а что это за противник, где он находиться и есть ли он вообще? Ответов нет и по сей день. Зато есть масса слухов. Одни всерьез говорят о третьей мировой войне. Другие утверждают, что Россия, наконец, открыто напала на Украину и ведет блокаду столицы. Третьи же верят в инопланетное вторжение, как бы это абсурдно не звучало. В такой обстановке можно всерьез отнестись к любым утверждениям, ведь пока слухи не опровергнуты доказательствами - возможно всё.

Сосед Сергея вообще утверждал, что видел американские самолеты, кружащие над Троещиной. Привиделось ему что-то или он действительно их видел сказать невозможно.

Обогнув очередной двор, Сергей попал в небольшой парк, а вернее, в то, что от него осталось. Все деревья срубили под корень на дрова, плитки с дорожек тоже растащили, оголяя черную землю, а детскую площадку порезали на металлолом. Вдалеке показалась небольшая группка людей, горячо что-то обсуждающих и громко кричащих. Пришлось свернуть влево и сделать небольшой круг, чтоб не попадаться на глаза незнакомцам.

А с чего всё это началось? Сергей задумался, вспоминая точное число и события того дня.

«Пятнадцатое или шестнадцатое сентября?» - Задал он себе вопрос и не смог на него однозначно ответить. Зато все события он помнил досконально. В обед, примерно часа в два, по всему городу отключилось электричество, ещё через пару часов не стало воды, а к вечеру и газа. На следующий день пропала мобильная связь. На подъездах появились небольшие, написанные от руки записки, повествующие о чрезвычайном положении, но никто тогда не придал им значения. Вскоре все выезды и въезды в столицу были закрыты, трасы перекрыты, авиарейсы отменены, поезда остановлены. Университеты, заводы и предприятия временно закрылись. Только некоторые организации продолжали работать за особым графиком. Магазины были открыты ещё несколько недель, пока оставались продукты на складах. Цены в них поднимались каждый день, а в ломбарды сносилось вся электроника и драгоценности. Кто мог, уезжал, выкладывая целое состояние за возможность убежать из столицы. Паника нарастала, голод становился всё ощутимее, а преступность усилилась в несколько раз, и выходить на улицу ночью стало слишком опасно.

Далёкий, приглушённый взрыв отвлёк Сергея от неприятных воспоминаний. Звук донёсся с востока, оттуда, куда он направлялся. Земля содрогнулась слабыми толчками, и послышалось тяжёлый рокот, словно огромный червь вгрызался в земные недра.

Он остановился под козырьком подъезда советской пятиэтажки, прислушался, закурил сигарету, всмотрелся в небо. Свинцовые тучи медленно плыли вышине и ни одного солнечного просвета, только серая, бугристая даль, растворяющаяся вдали.

«А может зря все это, - сам с собой завел внутренний диалог Сергей, - может зря я пытаюсь выбраться, не известно ведь что там находится. Может там вообще всё плачевно? И на что я только надеюсь? Навряд ли там будет что-то по-другому».

Дверь дома за спиной со скрипом отворилась, и на улицу вышел древний, сгорбившийся старик. Вздрогнув от неожиданности, Сергей поспешно двинулся дальше, стараясь не оборачиваться, чтобы не привлекать ещё больше внимания. Он чувствовал, как дед провожает его, просверливая спину подозрительным взглядом.

Через час он оказался перед пустынным Парком партизанской славы. Всего несколько килограммов и город останется позади. Не решаясь выйти с тени последней панельки, Сергей снова застыл. Он не знал, что ждёт его дальше и эта неизвестность пугала больше всего. Как сказал Говард Лавкрафт: «Страх — самое древнее и сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх — страх неведомого».

Снова послышалось отдаленное эхо взрыва, но на этот раз беглец не обратил на него внимание. Он погряз в сомнениях, которые душили, пугали и терзали. Коленки подкосились, а сердцебиение ускорилось, отдаваясь в висках пульсацией. В самую последнюю, решающую минуту появилось острое желание отступить, и он еле сдержался, чтобы не развернуться и не пойти назад.

Он совсем не подумал о самом главном, как пройти через военных, охраняющих границы города? Наверняка весь периметр усеян огневыми точками, окопами и техникой. Как пробраться через всё это? Надеяться на счастливый случай? А есть другой выбор? Или отступить или двигаться вперед и надеяться, что всё получится. Постояв на одном месте ещё некоторое время, он сделал шаг навстречу неизвестности, стараясь не думать о том, что будет тогда, когда он встретит солдат.

Содрогаясь от любого шороха и оборачиваясь по сторонам, Сергей тихо пробирался по вырубленному парку. Тишина давила на нервы и казалась чересчур подозрительной, как будто предвещая опасность. Холодный, сырой ветер дул прямо в лицо.

Он добрался до первого озера и пригнулся, завидев вдалеке несколько застрявших в грязи грузовиков и парочку палаток болотного цвета. Движения рядом не было и всё выглядело полностью заброшенным. Очередной пост находился уже в глубине парка на невысоком пригорке, там, где поросль деревьев всё ещё оставалась достаточно густой, хотя и здесь были следы активной вырубки.

Немного расслабившись и осознав всю величину разрухи, беглец осмелился подойти ближе, хотя поджилки и тряслись. Что-то тянуло к этим огневым точкам, к ржавым орудиям, к брезентовым палаткам. В центре довольно большого лагеря остался след от костра, валялась кастрюли, одежда, личные вещи. Немного дальше стояло три покалеченных БТРа и один советский, измотанный временем, танк. Ощущалось, что покинули это место впопыхах, не успев толком собраться. Но почему? Почему солдаты ушли отсюда так поспешно? Может они собирались вернуться обратно и что-то пошло не так?

Неожиданно для себя самого Сергей почувствовал разочарование. Он ожидал здесь увидеть десятки единиц военной техники и сотни солдат, а увидел только два заброшенных лагеря. Всё складывалось в его пользу, но это совсем не радовало, а только сильнее настораживало.

Вдалеке послышались неразборчивые голоса. Не решаясь куда-то убегать, Сергей спрятался в огневой точке. Одна стена была полуразваленной, мешки с отсыревшим песком и мусором съехали с небольшого возвышения. Стараясь вести себя как можно тише, он укрылся мокрым, дырявым одеялом, и застыл.

Речь становилась всё отчетливее.

Вжимаясь в землю, он старался не дышать и вслушивался. Разговаривало несколько мужчин. Слышались отдельные, обрывочные фразы, но не весь разговор. Вскоре они подошли совсем близко, и выяснилось, что их трое, трое уставших, худых солдат в грязных одеждах.

- Раз, два, три, четыре, пять я иду искать, кто не спрятался, я не виноват! – Громко крикнул один военный и засмеялся.

- Тише, - приказным тоном скомандовал второй, по всей видимости, главный из них. – Осмотритесь здесь.

Третий подошел к большому пню и стал очищать свои ботинки от глины, налипшей на обувь большим слоем.

- Давайте только время не терять, – продолжал командовать второй, – быстро посмотрим и пойдем.

- Может, так назад пойдем? Привиделось кому-то что-то, так что теперь нас постоянно посылать проверять? Всю неделю они кого-то видят, а результат один и тот же.

- Может и привиделось, но… – слова оборвались, и повисло молчание на несколько секунд, – смотрите.

- Что? – Отрываясь от чистки обуви, спросил третий. – Следы?

Перед глазами у Сергея потемнело. Судорога прошла по всему телу, как будто тысячи иголок одним махом впились в кожу. Виски сдавило от напряжения.

- Опа! Это уже намного интересней! – Радостно крикнул самый громкий и разговорчивый солдат.

- Тише, – зашипел в ответ командир.

- Значит, не привиделось. – После этих слов раздался щелчок автоматного затвора.

«Дурак, дурак, дурак. – Беглец мысленно кричал на себя и бился в агонии отчаяния. – Что дальше? Они меня всё равно найдут. Какой же я всё такие дурак. Зачем вообще было подходить сюда?»

Неожиданно для себя самого, Сергей резко вскочил и выпрыгнул через полуразваленную стену.

- Стой! – Крикнули сзади. – Будем стрелять.

Раздался звук первого выстрела.

Он кубарем скатился с горки, то и дело, напарываясь на острые пни и разбросанные, мелкие ветки. Встать на ноги с первого раза не получилось. Придерживаясь за ствол дерева, он поднялся и побежал со всех ног, покачиваясь со стороны в сторону.

Очередная пуля пронеслась совсем рядом и врезалась в старую сосну. Ошметки бугристой коры разлетелись в разные стороны. Стреляли не часто, явно пытаясь прицеливаться.

Руку пронзила боль, а белый синтепон фонтаном вырвался с рваной дырки на рукаве куртки. Сергей понял, что его подстрелили не сразу. Он вообще мало что понимал в эти минуты. Инстинкт гнал вперед, и мыслей в голове не было.

Прорвался через густую поросль кустов. Колючие ветви ненадолго задержали его, царапая руки и лицо. Добрался до узкой тропы, свернул вправо. Крики за спиной отдалились, но переводить дух ещё было рано. Увидев большие связки колючей проволоки, он попытался перепрыгнуть их, но разорвал штаны и чуть не упал.

Сергей посмотрел на свою руку. Кровь стекала маленьким ручьем прямо на землю. Он обернулся. Коричневые, мокрые листья и бурые сосновые иголки были покрыты красными каплями. Ненароком беглец оставил за собой отчетливый след.

Рану ненадолго зажал ладонью здоровой руки. Теперь он постарался обдумать дальнейшие действия и маршрут, но не успел, так как за спиной снова послышались крики.

Словно загнанный, испуганный зверь, Сергей кинулся вперед, так и не успев перевести дыхание. Всё это было похоже на охоту, на неровную схватку стаи гончих собак с уставшим лисом, который уже догадывался об исходе погони, но всё равно пытался изловчиться, чтобы уйти от расправы.

Шансы на успех таяли с каждой секундой. В боку кололо. Глотку обжигало. Легкие сдавливало тисками. Каждый шаг был мучением. Голова начала кружиться от потери крови.

Неожиданно деревья кончился, и он выбежал на пустое шоссе. Ближайший блок пост находился в тридцати метрах. Снова раздались выстрелы, шум, возня, крики. Он пересек дорожное полотно, покалеченное глубокими воронками от взрывов. За трассой был спуск в лес и противотанковый ров. Не задерживаясь, он перебрался через ров и железные ограждения.

Несмотря на то, что Сергею удалось выбраться за город, полная победа была ещё далеко. Навряд ли солдаты так просто сдадутся и отпустят его. Он не прекращал бежать ещё несколько километров, пока не свалился без сил на мягкую землю. Не в силах подняться он пролежал в таком положении почти полчаса. Пока что всё было тихо. Ненадолго успокоившись, он решил перевязать руку. Кровь начала уже немного подсыхать – это хороший знак. Плохо только, что продезинфицировать рану нечем.

Серое небо нависало над сосновым лесом, но оно было совсем не таким как в городе. Казалось, вот-вот откроется просвет в однообразных тучах и засветит яркое солнце. Теперь неизвестность не казалась такой уж ужасающей, появилась надежда.

Чувствуя дрожь в ногах, путник неспешно шел, осматриваясь по сторонам. Он не мог поверить, что его так просто отпустили, дали сбежать.

Землю покрывало множество воронок разного диаметра и глубины. Довольно большие территории леса были выжжены. В некоторых местах деревья просто валялись, как будто кто-то их смял, вывернув с корнями.

Через несколько часов он сделал очередной привал и лег под поваленным, размашистым деревом, намереваясь немного отдохнуть. Спать Сергей не собирался, но усталость взяла верх, и он сомкнул веки.

Он видел тревожные сны. Снова убегал от солдат и перепрыгивал препятствия. Ноги грузли в черной грязи, которая налипала на обувь большим слоем и не отпадала. Двигаться становилось всё тяжелее. Воздух казался вязким и неприятно прилипал к коже.

- Вставай!

Кто-то закричал прямо в ухо и Сергей встрепенулся. Сон рассыпался. Он не понимал, где находится и что происходит.

- Выспался? – Спросил высокий, крепко сбитый солдат, держащий палец на спусковом крючке.

- Что? – Сергей медленно приходил в себя.

Снова моросил мелкий дождик, имеющий странный запах, совсем не похожий на тот, который был в городе.

- Поднимайся. Пойдем. – Скомандовал военный и показал знак дулом автомата.

- Куда?

- К нашим. Ты неплохо бегаешь, кстати. Ребята не ожидали такого проворства. Но ничего, далеко ты зайти не успел.

- Я не пойду. – Сергей попятился назад, прямо под колючие ветви дерева. – Нет, нет, нет! – Он запаниковал.

- Придется. – Солдат с опасением посмотрел на восток. – Поторопись.

- Слушай, отпусти меня, пожалуйста. Сделай вид, что никого не видел, я прошу. – Взмолился Сергей.

Незнакомец непонимающе улыбнулся.

- И куда же ты пойдешь?

- Туда. – Махнул рукой на юго-восток. – Подальше отсюда, не важно.

- Ты не знаешь, о чем говоришь. – Выражение лица солдата стало грубее. – Поднимайся, на это нет времени.

- Я сказал, что никуда не пойду.

Высокий парень снова поглядел вверх, будто чего-то опасаясь. Он направил дуло на Сергея и пригрозил:

- Если не пойдешь, нажму на курок. Я же тебе жизнь спасаю, придурок. А теперь поднимайся и пошли, на разговоры нет времени.

- Что? Почему? – Сергей тоже поднял глаза к небу, но ничего не увидел. Ветер начал усиливаться. Лес зашумел. Верхушки старых деревьев зашатались.

- Давай! – Солдат был в настоящем ужасе. Он схватил беглеца за руку и сильно дернул его на себя.

- Нет, отпусти.

- Уходим. Пошли, быстрее.

Сергей продолжал сопротивляться. А незнакомец всё сильнее походил на безумца. Его глаза нервно забегали, а на лбу выступили большие капли пота. Тревожную лесную тишину обрушил неожиданный скрежет, как будто кто-то валил исполинское дерево, вырывая его с корнями.

- Твою же мать! – Солдат совсем забыл о пленнике. Он вскинул автомат на плечо и быстро пошел обратно, а Сергей рванул в чащу, снова стараясь убежать. – Дебил! Вернись! Ты не понимаешь, что там! Ты сдохнешь! – Крики военного превращались в истерику, но он не стал гнаться за беглецом.

Совсем рядом что-то взорвалось. Раскатистое эхо прокатилось по всему лесу, обдавая Сергея потоком теплоты и чуть не сбивая его с ног. Верхушки деревьев зашатались сильнее и заскрипели, как будто перешептываясь между собой.

Темнота сгустилась. Небо стало тяжелее, нависая над землей и изрыгая усиливающийся дождь. Взрывы доносились со всех частей леса, то громкими всплесками, то далекими раскатами грома.

В голове роились бесконечные мысли. Ноги неслись вперед как ошпаренные, перескакивая палки, пни и ямы. Он не знал, что будет дальше и что его ждет вдали. Вспомнилось лицо солдата, искаженное ужасом. Чего так боялся тот парень? Что скрывается в глубине леса или там, вдалеке от города?

Но Сергей не собирался останавливаться, даже несмотря на то, что впереди была только неизвестность. Дороги назад уже не было, значит, не было и выбора. Стиснув зубы и превозмогая усталость, смешаю с болью, он ускорил бег, навстречу гибели или новой жизни, но всё это было уже не важно.

-1
383
18:42
+4
Рассказ привлек названием. Стало интересно, о чем же будет данное произведение. Ознакомившись с ним, повторю одну фразу, ставшую знаменитой на этом сайте.



Помимо отсутствия фантастического элемента, коим нельзя считать появление непонятного чуда-юда (вероятно адской российской армии), в тексте куча ошибок, царист стилистический хаос, «был»ье и другие недочеты. Есть также дефекты вычитки, а может, и следы ее отсутствия.

Приведу примеры:

Слыш, закупить не будет


Закурить.

подъезда советской пятиэтажки


лучше написать хрущевки или брежневки, так понятней.

Всего несколько килограммов и город останется позади


Килограммов чего? sick Наверное имелось в виду километров.

Неожиданно деревья кончился


Вот и рассказ неожиданно кончился. Ни о чем.

P.S.: Я против политики в творчестве. Считаю ИМХО, что творчество должно отвлекать от гнусности современного бытия, быть отдушиной, глотком чистого воздуха, а не наоборот.
18:49
+2
Ага, кто-то и себе картинку подготовил :)
22:42
Плагиатом не считается?
19:38
Ни о чем. Бежал и прибежал. Зачем, почему — не ясно.
Картинки происходящего нет. Ошибок море, стиль топорный (Взрывы доносились со всех частей леса).
19:54
Не скажу ничего нового: фантастика, ау? Ты где? если честно, не очень понимаю, как пропустили этот рассказ. Разве что по недосмотру. Дорогой автор, недостаточно намекнуть, что у вас там, возможно, кто-то типа инопланетян или неведомой силы выкорчевывает деревья и оставляет ямы, чтобы это фантастикой считалось.
21:56
с того момента зпт
как всё это началось не как, а когда
— Слыш, закупить не будет? — Наглым голосом спросил военный, поднимаясь на ноги и поправляя автомат.

— Да, конечно. — Сергей достал пачку и протянул одну сигарету.
почему закупить?
— Три дай. — Приказным тоном скомандовал незнакомец, — и подкурить. неверное оформление прямой речи
покрытие тонкой корочкой с истлевших листьев, лужи. почему листья истлели?
затянулся на все легкие, может во, а не на?
Военный продолжил сидеть на гусенице танка и задумчиво потягивать горький дым, постепенно погружаясь в свои мысли. яйца он не отморозил?
немедленный призов в армию что такое призов?
ведь в противном случае светил штраф и тюрьма. выше был штраф и призов, теперь штраф и тюрьма?
что Россия, наконец, открыто напала на Украину и ведет блокаду столицы. политота?
а детскую площадку порезали на металлолом а кто во время осады принимает металлолом? что с ним делать?
Университеты, заводы и предприятия временно закрылись. но металлолом кто-то принимает?
а в ломбарды сносилоАсь вся электроника и драгоценности.
Он остановился под козырьком подъезда советской пятиэтажки wonderпопаданец в СССР?
самизмы
онозмы
Неожиданно для себя самого и так уже третий раз. не ГГ, а самонежданчик
Раздался звук первого выстрела.

Он кубарем скатился с горки, то и дело, напарываясь на острые пни и разбросанные, мелкие ветки.
звук скатился?
вырвался с рваной дырки на рукаве куртки. из, а не с
и пригрозил:

— Если не пойдешь, нажму на курок
держал палец на спусковом крючке, но угрожает нажать на курок?
и что это было? вот это корявое, вот это что?
Загрузка...
Светлана Ледовская №1