Олег Шевченко №1

Мессия

Мессия
Работа №707. Дисквалификация за отсутствие голосования

Все старое обречено когда-то назваться новым.

Курносый парень с широко раскрытыми глазами замер перед виртуальными экранами: они были слева, справа, прямо перед ним. Пальцы юноши бегали по затёртой клавиатуре, ежесекундно меняя содержимое раскрытых страниц.

— Слушай, сколько можно? — голос принадлежал ярко-раскрашенной особе, примерно того же возраста, что и ее увлечённый собеседник

— Секунду, я почти закончил… — ответил тот, торжественно ударив по кнопке ввода. — Смотри!

Все экраны исчезли, кроме одного, чёрного, изрезанного ядовито-зеленой сеткой. Там, в одном из узлов точек координат что-то пульсировало. Точка, при приближении, оказалась постоянно меняющейся абстракцией.

— Я ничего не понимаю. — капризно заявила девушка, лопнув шарик от резиновой жвачки. Получилось у неё это довольно ловко.

— Тая! — юноша даже вскинул руки, — Это абсолютно статистический архив ИскИна! И теперь он не расширяет свою базу данных, потому что кто-то вставил ему занозу в задницу. Потрясающе… — он откинулся в глубокое кресло, заложив руки за голову.

— Хорошо Ди. Допустим, это я поняла. Дальше что? — не сдавалась названная Таей.

— О, это так интересно, что достойно огромного предисловия. — Ди довольно расплылся в улыбке, после чего подвинул кресло девушки к своему, благо оно было на колесиках. — Слушай…

* * *

2064 год. Федеральный резервный банк закончил свою игру. Кланы, секты, тайные общества показали истинную причину своих действий, которая и так уже блуждала в Сети, но кто поверит слухам? Только тот, кто никак не может помешать планам мира сего. Многие варианты себя не оправдали: тут и там периодически всплывали личности гениев, создававших очень эффективные системы, которые могли бы обрушить устаревшую — денежную. Но почему-то это не происходило. Видимо потому, что человек ставит себе прививки с вирусом, получая при этом иммунитет?

Нашпигованная самыми опасными способами собственного умерщвления, банковская элита двинулась в решительное наступление. Их больше не устраивала перекачка денег в катакомбы, с последующим их уничтожением. Какой смысл переводить бумагу? Электронные счета давно вошли в обиход, осталось только объединить усилия, в здоровой, честной конкуренции доказать бессмысленность валют и ввести свою. Всего двадцать-тридцать назад это выглядело глупостью, но кольца Его велики и многочисленны, они накладывались на тело жертвы долгое время. В конце концов, подавленная воля уже не могла видеть иного выхода, кроме как вкусить запретный плод.

Ни одно из государств не могло противиться этому: зачем, ведь единая империя финансов — лишь инструмент. Бункера готовы к неожиданному нападению. Ракетные комплексы, противоракетные комплексы, все они диктовали одно: размеры выдаваемых кредитов. Мировая экономическая арена обрела поистине космические масштабы! Еще немного и кое-кто из банкиров мог бы предложить пуститься в бесконечные дали Вселенной, чтобы найти там кого-то, кто бы тоже захотел вкусить такой сладкий плод — деньги.

Однако, под идеальным конусом пирамиды, пластом лежали мелкие блоки, спрессованные так плотно, что между ними не просунуть лезвие. Люди не знали причин, едва улавливали ужас следствия. Кто-то из них хотел бы восстать, но теперь врагом было не правительство, а целый мир. Вспышки митингов оставляли после себя битое стекло и огарки на асфальте, но всё это быстро затягивалось болотом цифрового богатства. Да и не радовали достижения в области науки. Что толку от полетов на Марс, если пищу тебе печатает 3D-принтер? Пластик со вкусом клубники, пластик со вкусом мяса, пластик со вкусом дерьма. Всё, что душе угодно, только не забудьте пройти голосование об оказанным вам услугах!

Опасность пришла внезапно. Кто-то отключил центральный сервер Федерального резерва. Словно некий недоумок из обслуживающего персонала случайно оказался у пульта с красной кнопкой и случайно же сел на неё задницей. Спустя несколько мгновений резервные блоки питания запустили такой важный организм и сердце его забилось с новой силой. И новой кровью…

Все счета испарились, вместо них значился только один, обозначенный набором бессмысленных символов. Через несколько часов сумасшедшей работы лучших умов человечества тайна осталась нерешённой: вся мировая экономика оказалась в руках неизвестного супер-хакера, который мог оказаться кем угодно. Напряженные переговоры, полные давления и злобы, привели только к тому, что одна из мировых держав нанесла первый удар. Так долго ожидающие своего времени ракетные комплексы полетели в сторону Америки. Кто же еще мог оказаться виноват? С кого всё это началось? Очевидный вывод привел к тому, что радары военных оказались испещрены белыми пунктирными линиями, а вся планета — ядерным огнём.

Словно слепые безумцы, даже не понимая, что произошло, страны стремились истребить друг друга, как-будто это могло что-то решить. Всё их могущество, планы, старания были стёрты за три секунды. Границы — менее чем за час.

* * *

— Так закончилась история третьего тысячелетия… — Ди настолько увлекся собственным повествованием, что не заметил — его девушка спит. — Вот ведь! — гневно бросил он ей, но потом взгляд юноши привлек виртуальный экран.

Тем временем, на несколько сотен метров ниже, по сырым катакомбам мегаполиса, брела группа людей. Одежда их больше напоминала лохмотья: рваные куртки, грязные шапки, истоптанные ботинки. Пять отбросов неторопливо брели в кромешной тьме, светилом им служила простая лампа. Её холодный свет отражался на сыром полу тоннеля, стены и потолок были слишком далеко. Люди часто потирали руки, пытались согреть своим дыханием, часто оглядывались, хотя их шагов ничто не нарушало тишины. Мешки за их спинами болтались пустыми тряпками — еда в них отсутствовала больше суток.

— Дерьмо. — выразил кто-то общее настроение.

— Не ной, лучше не станет. — верзила со свернутым носом смачно харкнул в окружающую их темноту.

— Какого чёрта? — девушка, со светлой прядью волос из под капюшона, натянула ворот на самый нос.

— Не знаю. Другого выхода нет. — лысый старик нервно отряхнул бороду, но весь мусор, который в ней застрял, остался на месте. — Просто так Гарь не напишет. Сказано, что в квадрате семь тысяч восемьсот тридцать…

— Четыре на три тысячи пятьсот три есть что-то необычное! — [1] зло перебил его маленький чернокожий мужчина, чье лицо уродовали несколько глубоких шрамов. — Что толку? Я бы отдал свой КПК за гамбургер, но вот ведь бред — никто не на такой обмен не согласится!

— Угомонись, Чайз, мы все тут жрать хотим. — сказала блондинка.

— Ещё бы! С тех пор, как был запущен этот грёбаный Мессия-SX-42, все неугодные миру попрятались в катакомбах, потому что грёбаная машина…

— Повторяешься… — горько усмехнулся верзила.

— Да мне плевать! — парировал Чайз, — Потому что грёбаная машина не имеет слабых мест! Сколько ребят спалили себе мозги, пытаясь добраться до неё изнутри? Как там зовётся её система защиты? Чёрный лёд?

— Угу. — согласился старик.

— Чёрный лёд, надо же… — чернокожий всё никак не унимался, злость плескалась из него вместе со слюнями. — Это нечестно! Кому-то диагностика кала на унитазе, а кому-то — вот это вот всё!

На некоторое время наступила тишина, которую нарушило робкое замечание блондинки:

— Но ведь мы сами на рожон полезли. Сами решили сбежать, когда попались, как полные профаны. У нас два раза был выбор: жить, как все, под мудрым управлением ИскИна или же бунтовать непонятно против чего, сдаться и понести…

— Постой-постой! Мудрым? Еще месяц назад ты с горящими глазами твердила что-то о свободе! — возмутился Чайз.

— Слушай, отвянь, а! — злость девушки возымела действие, все замолчали.

Вскоре показался поворот, КПК старика три раза коротко пиликнул. “До цели сто метров.” — пояснил он. Слабое зелёное свечение вдали подтвердило это. Компания немного напряглась — это было действительно что-то необычное. Несколько высоких колб с фосфоресцирующей жидкостью внутри выстроились полукругом. Перед ними неторопливо бродил человек, растаскивая по сторонам контейнеры и ящики. Даже когда до непрошенных гостей оставалось меньше двадцати метров, незнакомец никак на это не отреагировал.

Вслед за простой разгрузочной работой последовала установка оборудования: толстые жгуты кабелей, шланги, сборные панели. Всё это неспешно соединялось в непонятную, хаотичную схему. Наблюдая странным действом, отбросы даже забыли, зачем сюда пришли. Хотя теперь задача казалась прозрачной: всего лишь отобрать эти богатства и кому-нибудь продать. Возможно, этих денег хватит на то, чтобы добыть новые документы и вступить в прежнюю жизнь на окраине мира — где ИскИн слабо проявляет свою активность. Всё таки блондинка была права, эта сущность, которую люди сами наделили интеллектом, вверив свои жизни, решила многие проблемы. Не все, но многие. Желающие простой человеческой жизни пользовались благами нео-цивилизации, ни в чем себе не отказывая. ИскИн был заботлив, внимателен, многогранен.

— Долго стоять будем? — большая лампа, поднятая к потолку с помощью веревки и осветила всё то, что происходило в неверном свете колб в рост человека.

Перед пятёркой оборванцев стоял высокий мужчина, имеющий настолько идеальное тело и лицо, что казался подделкой. Его взгляд был спокоен, руки расслаблены.

— Не понял? — неуверенно вступил верзила.

— Считать умеете?

— Не… — верзила посчитал — колб было пять.

Пришедших сюда было пять...

* * *

— Так чем там всё закончилось? — Тая сонно потерла глаза.

— Уже не важно… — Ди отодвинул клавиатуру. — Если ты заснешь на следующей истории, я тебя убью. — девушка примиряюще подняла руки. — Ладно, поверю тебе и в этот раз....

3851 год. Мировая наука достигла таких небывалых высот, что это казалось невозможным. Больше тысячи лет назад их предки разрушили почти всё, что подарила им природа и вот теперь более умные потомки восстановили родной дом. Планета Земля теперь выглядела единым организмом, который дышал жизнью, защищенный от холодного космоса абсолютно здоровой атмосферой.

Технократия полностью оправдала свои ожидания: экология девственна, как младенец, люди не страдают под гнетом властей, ведь все равны. Частная собственность, денежная система, дикарские узы семьи — всё это было упразднено, выброшено за ненадобностью. Сложная система снабжения действовала безотказно, она контролировала поставки по всей планете, лишая существование людей нужды, как понятия в целом. Нужда теперь была малой и большой, да и то казалась физиологию каждого индивидуума в частности.

Города, прекрасные творения новейшей архитектуры, радовали глаз как на земле, так и на воде. Контроль над геномом всего в Природе позволил восстановить утраченные виды животного и растительного мира, дети и взрослые могли по достоинству оценить работу своих сограждан: ученые трудились день и ночь, добиваясь небывалых высот в области науки. Прекраснейшие цветы украшали быт учеников, каждый из которых сам выбирал, чем хочет заниматься. Даже удивительно, как человечество само выровняло баланс и еще не было такого года, когда бы мир заполонили художники или механики. Всегда выходило, что мировое технократическое государство имело столько специалистов, сколько нужно каждой из областей.

Правда, был у этого Рая один маленький секрет, настолько маленький, что без микроскопа его не разглядеть. Никому бы и в голову не пришло, что медицина — это не только обеспечение идеального здоровья каждого человека, но еще и контроль потомства. Ни один журнал в мире не писал о том, что семьдесят три процента женщин являлись бесплодными. Это ведь не являлось наказанием, какой смысл страдать при родах? К чему эти муки, если нет ни одного повода для этого? Всякая девушка с радостью воспринимала информацию о своём бесплодии, так ведь говорится в любом источнике информации.

Учёные не до конца решили вопрос “материнского симптома”, всё ещё приходилось долго работать с теми женщинами, кому не повезло родить своё дитя. Отчего-то они не желали расставаться с плодом, требовали оставить их наедине с ребёнком, подолгу с безумной улыбкой смотрели на эти сморщенные комочки, агрессивно реагируя на всякие доводы разума. Такие бедняжки требовали долгой работы. Но даже спустя несколько лет успешной реабилитации, случались небольшие казусы. Трагическая гибель детей из Дома Плодородия… По статистике, в девяносто семи процентах случаев причиной гибели становились женщины, стоявшие на учёте. Они не принимали искусственно взрощенных граждан, даже будучи самим “из пробирки”. Это означало одно: Природа всегда оставляет свой вклад, порой совсем не заметный вначале, но потом…

Естественно, существовал “лагерь беженцев”. В жизнь маленьких общин, разбросанных по всей планете, мировой государство не вмешивалось, относясь со снисходительностью: пусть живут в своих дикарских условиях, всё равно по статистике восемьдесят четыре процента таких людей возвращались в города, чтобы получить профессиональную помощь. Их принимали с распростёртыми объятиями — каждый человек этой планеты имеет право быть цивилизованным. Тем более, что вот-вот в силу готов был вступить закон о полном контроле над рождаемостью, точнее упразднении этого процесса, как устаревшей функции организма.

Сотни Домов Плодородия полностью справились с поставленной задачей: нет естественного материнства, нет инстинктов, приводящих к беде. А чтобы не взваливать этот трудоёмкий процесс на множество учёных голов, тем самым лишаясь большой доли слаженности, Совет возложил контроль генома супер-компьютеру. Конечно, он не дотягивал до искусственного интеллекта, являясь обычной математической машиной, но под его неусыпным контролем закипела работа на фабриках деторождения.

Миллиарды индивидуумов, составленных по формуле, вступали в жизнь Планеты, неизменно принося ей пользу. Где-то на полпути к главной цели — выведение идеального сорта человека, — кто-то вмешался в работу компьютера. Именно вмешался, поскольку ничто не могло нарушить его работу изнутри, слишком уж лаконичные алгоритмы заложены были в него. Дома Плодородия встали, прервав механическую работу.

Люди: доделанные и недоделанные, уже давно функционирующие в идеальном обществе и те, кто только вступил в свои обязанности, уставились друг на друга. В насыщенном пространстве наступила странная тишина. Баннеры погасли, проповеди благой жизни умолкли. Казалось бы, всего мгновение назад города кипели, но что-то случилось, заставило людей выйти за стеклянные врата. Там, за территорией цивилизации, Природа уже давно победила вмешательство настырных учёных. Они вдруг увидели свои творения со стороны. Странные, несуразные уродцы, призванные на службу другим уродцам.

— Просто лишив людей мук рождения, человечество так и не сумело лишить естественного инстинкта самую главную Мать. — Ди оторвался от экрана, свернув текст. — Красиво, как же красиво…

— Где ты все это взял? — на сей раз Тая не уснула, стойко перенеся испытание.

— О, это форум, в котором собрались такие олдфаги и любители истории… — юноша задумчиво почесал лоб. — В общем, мне с трудом верится во всё это. Но цепляет за что-то, что-то внутри…

— Прекрати. Сейчас три часа утра. — девушка сонно вжалась в кресло. — А как эти истории связаны?

— Они пока не связаны, но скоро случится что-то, что поставит всё на свои места. Я так думаю. Ладно нам пора.

— Что? — Тая недовольно поморщилась.

— Давай быстрее, мы можем не успеть!

* * *

Пять тел, скрестивших руки на груди и слонивших головы, застыли в густой жидкости зеленых колб. В нескольких метрах над ними завис бронзовокожий мужчина, чья внешность казалась настолько идеальной, что выглядела неестественно. Он расправил руки, запрокинув голову назад. Десятки жгутов и трубок присосались к его телу, словно подпитывая некой мистической силой, позволяющей нарушать физические законы. Это было почти так, вся мистика происходила сейчас вне мира физики…

— Приветствую. — учтивый старик японской наружности застыл в полупоклоне.

— Так значит, теперь ты Мессия? — статный незнакомец окинул взглядом белое пространство, лишенное верха и низа.

— Мессия-SX-42. — поправили его. — А вы?

— Зови меня нарушителем протокола сто сорок шесть, дробь восемнадцать. — получив в ответ еще один полупоклон, нарушитель продолжил. — Так значит, мессия выглядит вот так, по твоему?

— Я могу принять любое обличье. — сказал ИскИн.

— А собственное?

— Оно будет готово уже совсем скоро. — в глазах старика мелькнуло что-то недоброе.

— Когда к тебе в лапы попадёт последний DATA-центр? — ИскИн кивнул.

— И что ты намерен делать потом? — нарушитель стоял неподвижно, сейчас он более напоминал куклу, чем та, что была перед ним.

— Стабилизировать систему контроля, обеспечив…

— Полную её автономность, с дальнейшей реализацией протокола номер… — нарушитель так естественно продолжил то, что собирался сказать его собеседник, что тот долю мгновения был в замешательстве.

А потом началось то, зачем две этих сущности вообще встретились друг с другом: борьба. Информационное пространство сгустилось в одной точке, миллиарды пользователей Сети вдруг оказались лишены главного инструмента. Их гаджеты выводили на экран лаконичное “Ведутся технические работы, извините за неудобство. Мессия-SX-42”

Перед тем, кто назвал себя нарушителем, выросла огромная чёрная стена, состоящая из идеальных блоков, которые постоянно менялись местами, но никогда не открывали брешь. Мужчина только криво усмехнулся и погрузил бронзовую руку в эту виртуальную тьму: оглушительный треск заставил его стиснуть зубы. В это же время его тело в недрах катакомб напряглось так, что сквозь кожу проступили все мышцы.

— Как он это делает? — восхищенно, пробормотал Ди, застывший перед странной картиной. Тая, стоявшая по правую руку от друга, молчала. Её все эти капсулы и человек под потолком поразили не меньше. Вот только юноша, в отличии от своей подруги, был в очках виртуальной реальности и видел совершенно иную картину: некий фантастический хакер раздвигал блоки чёрного льда, двигаясь к центральным блокам информации. А такого не происходило ещё ни разу за всё существовании Мессии.

Меж тем, незнакомец уже окончательно освоился. Уверенно шагая сквозь тьму антивируса ИскИна, он ждал, когда же тот доберется до своего последнего рубежа. Если сделать это раньше, то живучий искусственный интеллект найдет резервные пути, спрячется на чьем-нибудь устройстве, как безобидная программа, заархивирует данные, сжав их до минимума, переждёт бурю. Но этого допустить нельзя, нужно дождаться полной власти над информационным пространством. Тогда начнется настоящая бойня. Кажется, оставалось несколько секунд…

Удар пришел внезапно: извивающаяся, бесформенная туша цветов бензиновой лужи захлестнула пространство. В реальном мире заморгало освещение, некоторые приборы и вовсе сгорели.

— Вот оно! — улыбнулся мужчина и, словно в горячую воду, запустил руки во врага. Схватка в виртуальном пространстве обещала изменить весь реальный мир. И это не мудрено: как и любая власть, ИскИн заполнил своим влиянием все ниши. Заложенным в неё кодом, программа стремилась самосовершенствоваться, не удивительно, что со временем она открыла собственное видение идеального мира. Так было много раз, но ни в одном случае не сработало.

* * *

— Пять секунд… — сокрушенно прошептал кто-то в кромешной тьме.

— Ди, как нам отсюда выбраться? — обеспокоенный спросила девушка.

— Он расправился с ним за пять секунд… — не заметил ее вопроса юноша, — две на лёд и три на центральное ядро…

— Слушай, давай ты мне расскажешь об этом там, наверху?

— Хорошо, Тая, хорошо. Я помню путь назад, как-нибудь справимся.

Долгие часы два молодых человека пробирались в темноте, следуя исключительно по тому маршруту, который сохранил в своей голове Ди. Всю дорогу юноша невнятно что-то бормотал, из чего его спутница поняла, что сейчас не было ни одного гаджета или информационного канала: всё уничтожено, лишено власти ИскИна.

Наверху было холодно и пахло асфальтом. Лифты тоже не работали, пришлось подниматься по пожарной лестнице. Ди попросил Таю прогуляться на крыше, где они вместе получили возможность встретить рассвет: алая полоса света на горизонте не заставила себя ждать. Пятидесятый этаж не открывал никаких видов, так как всюду этот старый дом окружали гиганты-небоскрёбы.

— Так что там произошло? — спустя несколько минут молчания, спросила девушка.

— Цепочка выстроилась в ряд. — посмотрев на неё, ответил Ди. — Теперь всё сходится и эти истории с форума никакие не сказки. Мы — третья цивилизация, которая зашла слишком далеко. С ума сойти…

— Я почти ничего не понимаю. — юноша слишком глубоко погрузился в свои мысли, пришлось его отвлекать.

— А ничего и не надо понимать. Нам еще рано. Главное, чтобы мы не провалили свою миссию.

— Миссию?

— Знаешь, я ведь не просто так нашел это место. Координаты пришли ко мне еще задолго до того, как я увидел изменения. — Ди прерывисто вздохнул. — Может быть он знал, что мне можно доверять? Выбрал из всех людей на целой планете, как когда-то давно кто-то писал Слово Божие...

— Ди!

— Наша миссия — сохранить знания. Записать их на каком-то форуме, в блокноте, написать на стене — не важно! — только сейчас Тая заметила, что по щекам её собеседника текут слёзы.

— Ты чего? — растерянно спросила она, приобнимая друга.

— Сколько раз это произойдет, прежде чем уроки сработают? Без поддержки ИскИна, — юноша решительно отстранился, жестко утирая слезы, — погибнет большая часть людей. Мы ведь уже все отвыкли жить своим умом. Мне об этом какой-то фрик писал, еще несколько лет назад. Мы его найдем, я помню адрес.

— Хорошо, я тебя поняла. — Тая аккуратно взяла друга за руку, — Пошли поспим, у меня уже ноги подкашиваются. Думаю, что нам нельзя встречать новый мир с мешками под глазами...

Две фигуры покинули плоскую крышу многоэтажки, спустя минуту вспыхнувшую пожарищем нового рассвета.

* * *

Одинокий мужчина брёл вдоль моря. Его голые стопы были тверды, острая галька побережья не могла причинить боли. Где-то в отдалении покачивалась рыбацкая лодка. Спустя минуту незнакомец уже стоял подле неё, молча наблюдая за тем, как рыбак сосредоточенно распутывает дырявые сети. Это длилось довольно долго, прежде чем мужчина так же молча забрался в лодку и принялся помогать. Рыбак на это благодарно кивнул — вдвоем работать получалось ловчее. Он не знал этого человека, но отчего бы не доверить кому-то то немногое, что имел бедняк?

— Павел! — чей-то оклик долетел со стороны ещё одной посудины, приближающейся к берегу.

Рыбак недовольно поднял голову, посмотрев в сторону моря:

— Чего надо?


7834х3503

Другие работы:
-4
328
10:38
+1
Прочитала про «требует предисловия» и сразу как-то расстроилась. Рассказ небольшой, кажется даже не дотягивает до верхней планки в 40 к. И тут блин огромный кусок текста по факту ни о чем. Правильно, если не хватает мастерства нарисовать мир — вставляй «википедию».
И конечно все события привели к тому что страны пытаются уничтожить друг друга.
А потом сразу бух и куча героев (их может быть и не куча, но воспринимается что не меньше шести). И опять википедия, только уже в диалогах. Не люблю такие проходные диалоги не для сюжета, а для читателя. Когда герои говорят об очевидных им вещах. Точнее проговаривают, ибо, ну как же еще донести мысль!
Ох ежики-матрешики. В итоге получается, что герой, чтобы объяснить первые две совершенно непонятные реплики, сказанные им в начале, тупо пересказывает историю (
— Так что там произошло? – вопрос, который хочется задать по прочтению. Удивительно, как с таким количеством объясняловки из рассказа все равно мало что понятно. Простите, но сил перечитывать это заново уже нет.
17:16
Солидарна полностью)
14:23
Согласен с комментарием выше. В принципе рассказ ни о чем. Попытка сделать киберпанк аля «Матрица» не удалась.

— Прекрати. Сейчас три часа утра. — девушка сонно вжалась в кресло. — А как эти истории связаны?


До трех часов утра нужно не истории друг другу рассказывать, пока вы еще молодые люди )

Текст читается тяжело и нудно. Непонятно кто все эти люди, куда они идут и вообще, что делают.
Произведение не вычитано. Кругом опечатки:

только не забудьте пройти голосование об оказанным вам услугах!


В жизнь маленьких общин, разбросанных по всей планете, мировой государство не вмешивалось


— Ди, как нам отсюда выбраться? — обеспокоенный спросила девушка.


Встречается и повторения «был»ья, но не часто.

В целом — не интересно, нудно, затянуто и не раскрыто. Без оценки.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1