Нидейла Нэльте №1

Ласка

Ласка
Работа №713

Виктор

— Виктор Анатольевич! Срочно в операционную! — прозвучал голос из рупора.

В операционную зашёл хирург в полном обмундировании: халат, маска и колпак. Он подошёл к пациенту на столе. Ассистенты вокруг готовились к операции. Один из помощников протянул Виктору перчатки.

— Что у нас здесь? — спросил хирург, надевая перчатки.

На операционном столе лежала без сознания девушка с глубокой раной в плече и мелкими порезами по всему торсу. Её белые волосы были пропитаны кровью, как и вся верхняя одежда.

— Это хозяйка…

— Я знаю кто это, но мне казалось, она уже как год без вести пропавшая. Что произошло?

— Её нашли в таком состоянии в парке, видимо кто-то из банд…

— Ясно, к работе!

Врач принялся зашивать раны. Операция проходила спокойно без проблем. Пациентка все так же лежала без сознания, только учащалось её дыхание, как и пульс.

— Виктор! Её пульс.

— Вижу. Вколите…

Кардиомонитор запищал, пульс резко подскочил и на секунду между персоналом повисла тишина.

— Дефибриллятор! — скомандовал Виктор, — Сто пятьдесят джоулей.

Ассистенты зашевелились, приготовили дефибриллятор, смазали электроды токопроводящим гелем и подали хирургу.

— Разряд.

Виктор выполнил удар в грудь, но пульс продолжал расти.

— Двести пятьдесят джоулей. — ассистенты подняли силу разряда, и Виктор приготовился к очередному удару. — Разряд.

Без результатов.

— Триста шестьдесят.

Команда повторила все действия, но ничего не изменилось. Наступила тишина, только писк кардиомонитора создавал рабочий белый шум.

— Время смерти двадцать два часа сорок четыре минуты. — объявил хирург.

Он снял перчатки и вышел из операционной, вслед за ним последовала одна из ассистенток. Она сняла маску и положила руку на плечо Виктору.

— Ты сделал всё, что мог.

— Кристин, дома поговорим. Хорошо?

— Да, любимый.

Утром, после ночной смены, Виктор уже сидел дома за своим столом и наливал коньяк в стакан. Его рабочее место не отличалось ничем особенным: ноутбук, настольная лампа, кипа различных бумаг и медицинских книг, письменные принадлежности и в рамке фотография со свадьбы. На снимке ещё молодые и счастливые: смуглый черноволосый парень и русая девушка славянской внешности. Времени прошло немного, но свой след оно оставило: у Виктора появились морщины, а седые волосы преобладали над черными; а Кристина от ночных смен и вечной усталости выглядела намного старше своих лет.

— Не обязательно после каждой тяжелой смены прикладываться к бутылке. — спокойным голосом произнесла Кристина, стоя на пороге комнаты.

— Просто хочу крепче спать.

Кристина обняла Виктора и в неудобном для неё полустоячем положении пробыла с ним пару минут, после чего поцеловала в щеку и выпрямилась.

— Не засиживайся, я тебя жду в постели.

— Хорошо. Немного ещё посижу и приду спать. — сказал Виктор, после чего Кристина собралась уходить. — Я люблю тебя. Если не ты, я бы давно сошел с ума с этой работой.

Кристина улыбнулась и кивнула с взаимностью во взгляде, после чего закрыла дверь.

Виктор осушил стакан и налил новую порцию. Алкоголь и сон стали единственным лекарством от беспокойной работы. С каждым годом, должность хирурга отяжеляла Виктора, но бросить своё место он не мог. Кто-то должен помогать пострадавшим от войны между бандами, не важно мирный гражданин или преступник. Но после каждого глотка идея покинуть свой пост преобладала, больше невозможно терпеть то бесчинство, что творилось на улице. Пора уехать в тихое место, в какой-нибудь небольшой городок, где не будет столько насилия. Оставалось обговорить эту идею с женой, а после искать себе замену и средства для новой жизни. Но это всё после сна. Виктор допил коньяк, поставил стакан на стол и пошёл в спальню.

Кристина уже спала. Виктор, аккуратно, чтобы не разбудить любимую, прилег рядышком, обнял её и сразу же уснул.

Разбудил Виктора доносившийся шум из кухни. Кристина готовила «обед» на ночную смену, значит скоро на работу и пора вставать. Виктор сел на кровать и посмотрел время в телефоне. Без пяти шесть - пять минут до будильника. Это невыносимо. Мысль о том, что не доспал пяти минут, будет бить колокольчиком в голове всю смену. Он отключил будильник и направился в ванную комнату.

Умывшись, Виктор оделся и собрал нужные вещи на работу. На кухне его ждал вечерний завтрак: тосты с ветчиной и сыром. Кристина уже позавтракала и одевалась на работу.

— Звонил патологоанатом, вскрытие показало отравление стрихнином, — сказала Кристина, — мы бы не смогли спасти её. Видимо правда, что Аид вернулся в город.

— Я смог бы спасти... У неё изначально было учащённое дыхание. Я должен был распознать яд… — Виктор перевёл дыхание, — Я устал. Я так хочу сбежать уже из этого дурдома… Давай уедем куда-нибудь, мне все равно куда, главное, чтобы там не было этого безумия.

— Во время эпидемии ты говорил тоже самое, но всё наладилось. Успокойся, мы прорвёмся.

Виктор ел завтрак и осмыслял между тем слова Кристины.

— Наверное, ты права. Мой очередной приступ сбежать от всех проблем.

Кристина подошла к Виктору со спины, растрепала его волосы и прикоснулась губами к ним.

— Доедай, и поедем на работу, нас ещё ждёт куча бумажной…

Мобильный телефон Виктора зазвонил. Лена. Бывшая его одноклассница, хороший друг и ФСБшник.

— Ох, что ей — то надо? — себе под нос сказал Виктор и ответил на звонок, — Да?

— Привет. Ты сейчас в больнице? — донеслось из трубки.

— Ну, привет. Никаких «Как твои дела?» видно не будет?

— Вить, мне сейчас не до любезностей, нужна твоя помощь. Так что, где ты сейчас?

— Дома, на работу собираюсь.

— Прошу, заедь ко мне по пути.

— Хорошо, а что случилось-то?

— Не могу по телефону объяснить. Просто приезжай скорей и захвати для себя маску. — Лена повесила трубку.

— Всё в порядке? — спросила Кристина.

— Не знаю… Это Лена. Просила подъехать к ней. — Виктор думал, что делать. — Ты езжай без меня. Я быстренько до неё сбегаю и сразу же на работу. В больнице скажешь, что задержался у пациента.

— Помощь не нужна?

— Думаю, нет. Скорей всего опять зашить огнестрел… Хотя она сказала маску прихватить… Не знаю. Потом расскажу, что стряслось, по любому ерунда.

Виктор взял свою медицинскую сумку, приготовленную специально для таких случаев, надел пальто и направился к Лене. Она жила на другом конце района в получасе ходьбы. Виктор быстрым шагом добрался до нужного подъезда и набрал код квартиры в домофоне.

— Кто это? — донесся голос Лены из динамика.

— Это я.

Входная дверь открылась, и Виктор поднялся к нужной квартире. На пороге его ждала Лена, которая сразу же за ним закрыла дверь. Видок у Лены был потрепанный. Из одной из комнат выглядывал её муж Антон. Его белые зрачки на потускневшем лице смотрели сквозь Виктора в пустоту.

— Здраствуй, Антон.

— Привет.

Антон на ощупь проскользнул в комнату и прикрыл за собой дверь, через проём виднелись выстроенные, как кегли, бутылки от пива.

— Взял маску? — спросила Лена и надела свою, Виктор сделал тоже самое. Она повела гостя во вторую закрытую комнату.

У стены на диване лежала девушка с покрасневшей кожей, её кровеносные сосуды готовы были лопнуть, и судя по бинтам на руке – это уже началось. В таком состоянии сложно узнать человека, но это была Катя, сестра Лены.

— Этого не может быть.

— Может, Вить.

— Поры?

— Нет ещё. Я нашла её в таком состоянии несколько часов назад. Как только осознала, что это, позвонила тебе, в надежде, что поможешь.

— Как? У меня нет лекарства. — Виктор приступил к осмотру Кати, — «Ласка». Этот вирус, как чума, достаточно людей от него погибло. И как она умудрилась заразиться?

— Не знаю. — в Лене боролись сестра и ФСБшник, — Я не могу сказать своему начальству. Да и никто не должен знать об этом.

— А мне, что прикажешь делать? Я здесь бесполезен.

— Облегчи её мучения.

— Ты с ума сошла?! Я не буду убивать её!

— Не убивать, а смягчить симптомы. Пойми меня, я просто не хочу, чтоб она страдала.

— А поры?

— Поры со временем рассеются в воздухе, главное, чтоб никто без защиты не подходил к ней.

Виктора шокировала вся эта картина, и от страха он не знал, что делать.

— Ты сможешь достать лекарства, которые я тебе напишу? — спросил Виктор.

— Нет, тебе придется это сделать самому. Я больше рискую, пойми.

— Почему с тобой всегда так сложно. Чего ты боишься? Это твоя сестра.

— Если я попадусь с лекарствами, то начнут выяснять в чем дело. Если тебя, то спустят на тормоза, ведь ты хирург.

— Всё это очень сложно, Лен. Многое может пойти не так.

— Я знаю. Поэтому я обращаюсь в первую очередь к своему другу, а не к врачу. Я сделаю для тебя всё, что попросишь.

— Всё, говоришь? Помоги нам с Кристиной уехать в тихий городок, подальше от этого безумного города, а здесь поставить кого-то мне на замену.

— Без проблем. Устрою рокировку. Я думаю, найдутся те, кто захочет, наоборот, перебраться в большой город.

— Тогда вызываю такси, съезжу в больницу за лекарствами и вернусь.

— Хорошо.

Они вышли в коридор. В коридоре топтался Антон, судя по запаху перегара, он успел уже напиться.

— Что ты здесь ходишь?! — обратилась Лена к супругу.

— Что мне уже нельзя ходить по квартире?!

— Не беси меня! — чуть ли не с криком произнесла Лена, — Я устала убирать каждое утро бутылки. Сколько можно?

Лена направилась в комнату, куда ранее скрылся Антон, судя по разбросанным «кеглям», он выбил страйк.

— Представь себе, — обратился он к Виктору, смотря всё также в пустоту, мимо гостя, — думал, что приютил пеночку, а оказалась кукушка. Всю жизнь старался поступать, как человек, и её учил тому же. И что в сухом остатке?

Прозвучал сигнал телефона: смс о прибытии такси.

— Лен! Такси подъехало. Я ушёл. — сказал Виктор.

Всю дорогу хирург записывал лекарства, которые ему понадобятся для «лечения» Кати. Ни в одном из пунктов своего списка он не был уверен, ведь не знал, что действительно поможет.

В больнице его уже ждала Кристина.

— Я уже собиралась набирать тебя. В операционную привезли парня с огнестрельными ранениями.

— Чёрт. Как не вовремя.

— Почему? Что случилось у Лены?

— Некогда объяснять, — Виктор протянул составленный список Кристине — Найди всё, что тут указанно, и отвези Лене, на улице уже ждёт такси. Лена объяснит в чем дело. Думаю, ты разберешься чего и сколько надо. — протараторил он, — Если кто-то спросит, зачем эти лекарства, то ссылайся на меня, а я как-то отбрешусь.

— Что происходит, Вить?

— Нет времени, сама сказала, пациент уже в операционной. — Виктор поцеловал жену и направился одеваться.

В операционной уже ждала команда для оперирования очередной жертвы уличных банд: на столе лежал парень с тремя огнестрельными ранениями в груди. Виктор принялся удалять пули из тела: два ранения пришлись на плечо, извлечь металл и зашить рану не составило труда, а третья же пуля вошла в живот. Пинцет аккуратно вошёл в отверстие и подцепил инородный предмет, но не успела пуля выйти из раны, как кровь хлынула наружу. Внутреннею рану зашить оказалось не так легко: для того, чтобы добраться до кровотечения, Виктору пришлось открыть рану шире, и только так получилось устранить источник кровотечения. Только спустя время ему удалось исправить свой прокол, и жизнь парня была спасена.

Виктор вышел из операционной и первым делом набрал на телефоне номер Кристины, во время операции он больше волновался не за пациента, а за Катю.

— Ну что там?

— Ужас, Вить. Я не ожидала подобного… — на другом конце трубки повисла тишина, — Я уже собираюсь обратно. При встрече поговорим.

— Хорошо, дорогая.

Виктор отключил вызов и приступил к повседневным обязанностям. Когда Кристина вернулась, то тоже ушла с головой в работу. Времени на разговор просто не находилось.

Обратно домой, после тяжелой рабочей смены, машину вёл Виктор.

— Почему ты мне не сказал, что это «Ласка»? — спросила Кристина.

— Нельзя было, чтоб кто-то ещё услышал. Я думал, Лена объяснит это.

— Она предупредила, но… Это всё равно страшно. Я видела и раньше жертв… и не думала, что увижу их снова.

Виктор понимающе кивнул. Эта картина также не оставила его равнодушным.

— Разобралась с лекарствами? И как Катя после них?

— Разобралась, но не сильно помогло. Когда я приехала, у неё уже образовались поры. От лекарств она только пришла в себя… — Кристина перевела дыхание, — Не стоило этого делать… Ей было очень больно.

— Ну хоть Лена сможет попрощаться с сестрой.

— Да, но одним из первых вопросов, что Лена спросила у Кати, то, как она могла заразиться.

— Её можно понять, она как ФСБшник должна обеспечить безопасность остального населения и предотвратить дальнейшее распространение вируса. — Виктор подъехал к дому и искал, где припарковаться, — Так что ответила Катя?

— Да ничего толком, она последние два дня даже не выходила из квартиры, валялась смотрела сериалы и ела конфеты, найденные в закромах шкафа.

— Может в конфетах дело? Вспомни, как появился вирус. — машина наконец припарковалась.

— Но не в конфетах же, Вить. Да и навряд ли Лена держала бы дома штамм вируса, особенно в виде конфет. В спальне лежала эта коробка, так что поверь, это не оно. Лена сказала, что конфеты были подарком на свадьбу от бывшего напарника.

— Видно, хороший был напарник.

— Она сказала, что они вместе вели охоту на Аида, но когда напарник напал на след, то был отравлен.

— Кирилл. Помню его. Печальная вся эта история. Собственно, после свадьбы с ним это и стряслось.

Супруги поднялись в квартиру и занялись своими делами: Кристина готовила еду на следующую смену, а Виктор поливал домашние растения. За окном светало: пора ложиться спать. Закончив свои занятия, супруги легли в постель.

— Что произошло с Антоном и Леной? Неужели и с нами будет так же? — спросила Кристина.

— Не знаю. Антон должен быть счастлив, что рядом с ним хоть кто-то. Ведь не каждый готов свою жизнь связать с таким бременем.

— Просто пока была у них… Они же ненавидят друг друга, каждый винит другого в своих несчастьях… Грустно всё это.

— У нас так не будет. Сама сегодня сказала, что мы прорвёмся. Главное вместе. И, кстати, Лена сказала, что может помочь с переездом.

— Может сперва со мной стоит посоветоваться, прежде чем принимать такие решения?

— Перед работой же говорили.

— И я разве согласилась? Ты всегда так делаешь, принимаешь решение за двоих.

— Прости…

— Давай уже спать.

Так прошёл день, пока не начал звенеть будильник на телефоне, оповещающий, что пора вставать на работу.

— Кристин, подъём. — не открывая глаз, произнёс Виктор.

Супруг интуитивно поцеловал жену в лоб, но упёрся во что-то горячее. Виктор открыл глаза, перед ним лежало покрасневшее тело его жены.

— Нет! Нет! — закричал Виктор и стал пытаться привести в чувства любимую, — Кристина очнись. Только не ты…

Алексей

— Вставай!

Удар ледяной водой пришелся в самое лицо, от чего парень на полу сразу очнулся. Под глазами красовались два больших синих мешка, такого же цвета, как и губы. Парень вытер воду с лица и поднял голову, чтоб понять, кто это сделал. Над ним стояла блондинка с недовольным выражением лица.

— Пшла вон! — огрызнулся парень.

— Своих друзей будешь слать.

— Они у меня хотя бы есть, а у тебя-то кто? Все твои, так называемые друзья, готовы в любой момент тебя кинуть. Ты думаешь кому-то столь важна твоя благотворительность. Всем плевать.

Парню сразу же прилетели пинок под зад и телефон в лицо.

— Я тебе всё утро звоню, Лёш. А ты опять никакой. Обещал же прекратить эти пьянки. Небось ещё и что-то употреблял.

— Почему что-то, кое-что конкретное.

Очередной пинок. Лицо Алексея посинело, он изо всех сил старался держать себя в норме, но не вышло. Он оперся на ванну и всё, что было в нем внутри, вышло наружу.

— Воды. — прохрипел Алексей.

Девушка включила кран. Струя воды упала на макушку парня, но через несколько секунд он отскочил в сторону.

— Не нравится кипяток? — с усмешкой спросила девушка.

— Совсем жить надоело. Тебя хоть волнует, почему я запил?

— Лёш, я устала волноваться и переживать. Если ты сам себе не хочешь помочь, то я ничего не могу сделать.

— Ну тогда не стой над душой.

— Я уйду, не переживай. Только навсегда.

— Вали уже! — со злобой произнёс Алексей, — Бесишь.

Девушка развернулась и ушла из ванной, следом из соседней комнаты последовал хлопок металлической дверью. Ещё некоторое время Алексей приходил в себя, после чего взял стакан с раковины и налил холодной воды из-под крана. Он утолил свою жажду и вернулся к исходному положению. В глаза бросилось разбитое черное зеркало на полу. Алексей поднял телефон и включил экран. Двенадцать пропущенных от «Шкура» и несколько смс от неё же. Среди всех обеспокоенных сообщений затесалось письмо часовой давности от абонента «Аид»: «Есть дело, встречаемся в клубе».

Алексей с большим усилием поднялся, всё его тело трясло, он так и не отошёл после бурной вечеринки. Он выбрался из ванной в свою студию, в ней царил хаос: разбросанные бутылки от различного алкоголя; несколько «мертвых» тел, среди остатков разломанного стола валялись шприцы и ложки; прожжённый диван и куча другого мусора. Алексей искал хоть какие вещи, но ничего не попадалось, поэтому подошел к лежавшему на полу парню. Он несколько раз толкнул тело, но оно только промычало что-то неразборчивое. Все мышцы дико выли от боли и приложить усилия, чтобы снять одежду, для Алексея стало огромным испытанием, но добытые вещи пришлись в самый раз, свою же грязную одежду он бросил около парня. Возле выхода лежала худощавая девушка в косухе, которая была не её размера; с такого тела Алексею не заставило труда снять куртку. Он надел косуху, свою косуху, и на его спине закрасовался устрашающий волк с надписью «Оборотни».

Алексей вышел на улицу, уселся на свой мотоцикл, завёл мотор и поехал в бар, где его ждал Аид, да и весь байкерский клуб «Оборотни». Бар находился на другом конце города. Весь путь ветер бил в лицо, приводя в чувства, когда Алексей приехал, то полностью пришел в себя от похмелья.

Спокойствие, что нависло над баром, не соответствовало хаосу внутри. Найти трезвого посетителя – невыполнимая задача, даже бармен, который должен контролировать всё безумие, выпивал с остальными, но это было ложное впечатление. Алексей вошёл в самый удачный момент, всё произошло классически, как в лучших вестернах: начался мордобой; всем было лишь бы подраться, врезать кому-нибудь в челюсть, неважно, злейший враг или лучший друг; бармен некоторое время наблюдал за тем, как разносят его заведение, достал из под стойки обрез и выпустил дробь в потолок. Затишье перед громом. Байкеры взревели, начали брататься и пить дальше, поднимая тост за хозяина заведения.

В безмятежном состоянии за барной стойкой попивал пиво Аид, по его тяжелому и уставшему лицу легко было сделать вывод, что ночку он тоже провёл веселую.

— Предупредил бы, что опоздаешь. — сказал Аид, когда увидел, как Алексей присаживается рядом и заказывает себе пиво.

— Как проснулся и увидел сообщение, то сразу примчал. Не злись. Забыл, что продал мне? Я долбил всю ночь.

— Вроде хороший парень, а увлекаешься такой херней, бросал бы это дело.

— А ты бросишь продавать? — с ухмылкой спросил Алексей, — Сам попробуй и поймешь, как это круто. Поверь ты многое теряешь из-за своих принципов.

— Я каждый день закапываю кого-то, кому хоть раз продал. Так что не хочу употреблять то, что продаю.

— Знаешь, ты должен радоваться, ведь в обоих смыслах хоронишь своих клиентов и гребешь с них бабло при этом, а клиентов у тебя становится только больше, и каким-то счастливым образом, тебя ещё не повязали. Видимо никто не хочет подозревать гробовщика в торговле наркотой. — Алексей сделал большой глоток, — Забавный ты пацан, Аид, так о каком деле ты хотел поговорить?

— Есть идея, как проредить «Сынов дьявола». Я из достоверного источника узнал, когда и где будут перевозить образец одного «секретного» оружия. Несколько «Оборотней» уже согласилось помочь с абордажем.

— Что за оружие?

— Вирус, который я с легкостью облачу в наркотик и распространю среди «Сынов».

— Ты не ответил на вопрос. Что за вирус? И может не стоит его трогать?

— Источник сказал, что его разработал один несчастный мозг под тотальным надзором военных, дошло до того, что он умудрился заразить свою жену. Он от этого свихнулся и по сей день сидит перед её могилой и повторяет: «Ласка, Ласка, Ласка». Бессмыслица, но из-за этого, так назвали вирус. «Ласка». Не суть. Важно то, что этот гений закончил свою работу. — Аид сделал паузу, чтобы отпить пива, — Как вирус распространяется? Посмертно тело выпускает в воздух споры, которые заражают окружающих; пыльца живёт недолго, поэтому мы сможем в случае чего избежать заражения. И весь процесс происходит всего за сутки.

— Если они не долго живут, то, как они хранятся?

— Точно! Забыл добавить, помимо спор, посмертно жертва выпускает слезу, содержащую штамм вируса, именно их и будут перевозить. Охраны будет мало. Они думают, что никто не знает о «Ласке».

— Хорошо, а что за источник? — спросил Алексей.

— Источник. Большего тебе знать не надо.

— А что получим помимо поддержки «Оборотней»? Хочется что-то позначительней, а то этих мразей мы и так пострелять можем.

— Вот ты наглый, ну ладно, получишь процент за продажу этих псевдо-наркотиков.

— Во, деньги куда интересней, — Алексей сделал глоток пива, — «Ласка» говоришь. Можно попробовать приласкать этих уродов. Я в деле.

Аид и Алексей стукнули стаканами в знак договорённости и всё остальное время обсуждали детали предстоящего дела. Перевоз груза намечен на следующее утро.

За час до операции Аид, Алексей и ещё один рыжий байкер за городом ждали конвой. Опорной точкой они выбрали возвышенность, с которой виден перекресток на опушке леса, через который должны перевозить груз. Команда оделась в куртки с символикой «Сынов дьявола»: младенец-дьяволёнок с автоматом. Аид намеревался максимально навредить своим конкурентам: военные должны были считать, что «Сыны» украли вирус и не справились с ним в дальнейшем.

На одной из дорог появился конвой. Источник не соврал, конвой охраняли слабо: бронированный грузовик и две сопровождающие машины. Аид подал сигнал надеть маски. Алексей и рыжий байкер приготовили к атаке РПГ «Мухи», спрятанные в кустах рядом с мотоциклами. Осталось дождаться следующего сигнала Аида. Дирижер ждал, когда конвой выйдет на самый центр перекрестка.

Аид махнул рукой и два снаряда из гранатомётов устремились к сопровождающим машинам. Машины охраны поднялись в воздух и с грохотом упали на дорогу. Из леса прорвался трактор с ковшом, который ударил в грузовик и перевернул его. Остальные бросили «Мухи», сели за мотоциклы и устремились с возвышенности к грузовику. Из кузова перевернутого грузовика вылезли двое солдат, которые расстреляли из автоматов байкера за рулём трактора. Охрана переключилась на спускающихся. Колесо мотоцикла Алексея прострелили, от чего «железный конь» перевернулся вместе с водителем. Рыжему байкеру повезло меньше, пуля попала в голову. Аиду же удалось избежать выстрелов и сбить мотоциклом одного из стрелявших. Военный так и не встал. Пока второй перезаряжался, Аид успел слезть с транспорта и наброситься в рукопашную, но военный оказался большеват для него. Приклад ударил по голове Аида, от чего байкер сразу упал на землю. Прозвучали выстрелы, военный упал рядом, в нескольких метрах с разряженным пистолетом стоял Алексей.

— Мы сделали это! — поднимаясь с земли, с восторженным голосом закричал Аид. — Забираем «Ласку» и уходим.

— Как же остальные? — спросил Алексей.

— Выпьем за них в баре. После того, что мы сделаем: их имена будут помнить вечно. А сейчас мы ничего не можем сделать, пора уходить, пока не прибыло подкрепление.

Аид забрал из кузова чемоданчик и сел с Алексеем на мотоцикл, и они направились в бар. Со вчерашнего дня в нём ничего не изменилось, те же пьянчуги, те же драки. Аид и Алексей уселись туда же, где были вчера.

— Два пива. — сказал Аид бармену.

Хозяин кивнул и приступил к работе.

— Знаешь, что хочу сказать? Мы сделали великое дело. — обратился к Алексею Аид. — Скоро мы окончательно избавимся от «Сынов» и останемся единственными на рынке.

— А я думал, конкуренция полезна бизнесу.

— Да пошли те, кто так говорит. Монополия — это шикарно. — Аид светился от счастья, в это время бармен поставил стаканы гостям, — Лёха, сегодня мы пьём за нашу добычу.

— И за погибших…

— Ты прав. И помянем наших ребят. Отдохнем, поболтаем. А завтра я примусь за работу.

— Что конкретно ты собираешься делать?

— Растоплю слёзы и пропитаю... Детали не важны. Поверь, я и не такие хитрости делал. Главное кому надо перепродать, а то заражу своих ещё.

— Ты уж постарайся, я не хочу испытать вирус на себе.

— Не боись. Тем более я знаю, что ты предпочитаешь. Кстати, — Аид рукой полез в правый носок и достал оттуда пакетик с белым порошком, — это тебе за труды.

— О, благодарю. Отмечу, так отмечу. Мне казалось, ты не одобряешь подобное развлечение.

— Это твоё личное дело. Я же не прикоснусь к этому дерьму. Поражаюсь, как твоя девушка терпит всё это.

— Плевать я хотел, что она думает. Щель есть, и большего от неё не надо. — Алексей осушил стакан пива, — Повторить! — сказал он бармену, указав пальцем на пустой стакан.

Прозвучал сигнал сообщения. Алексей включил телефон. «Шкура»: «Жду у тебя». Помимо сообщений было несколько пропущенных звонков от того же абонента. Алексей с укоризненным взглядом показал сообщение Аиду.

— Аид, ты счастливый человек, что у тебя никого нет.

— Почему никого? Ты забыл?

— Извини, напомни.

— Пьянка в гараже. Когда мы вместе уснули.

— Смутно помню.

— Ты будишь меня. Я открываю глаза и вижу, танцуют две тёлочки. И больше никого. Ты подкатил к одной, я к другой. Антон. Лена. И с тех пор у меня, как-то всё закрутилось.

— Дааа. Было что-то такое. Я точно, как всегда, был в хлам. Поэтому смутно и помню, хотя, с другой стороны, я и не видел тебя с ней. С чего мне знать, что у тебя есть кто.

— Она постоянно работает. Она у меня молодец. Умная. Я же оплатил её учёбу в престижном ВУЗе, как и её сестры. Много с чем помог семье. Вот как-то с тех пор всё и хорошо. С чем-то она помогает мне… Я что хочу сказать. Надо всегда оставаться человеком. По-человечески вести себя с теми, кто тебя любит. Так что зря ты так поступаешь со своей девушкой.

— Слышать речи о человечности от того, кто собрался вершить геноцид… Ты крут.

— Спасибо. Но езжай-ка ты домой к своей женщине.

— Знаешь? А я послушаюсь тебя. Представь себе. Только перед входом закинусь тем, что ты дал.

— А это верно. Дерзай. — сказал Аид с улыбкой на лице.

Алексей выпил залпом пиво, попрощался с Аидом и оседлал своего «железного коня».

Возле двери своей квартиры Алексей уже был готов и возбужден, всё, что находилось в его организме, давало о себе знать. Он вошёл в квартиру. Сперва он подумал, что ошибся дверью: квартира блестела от чистоты. Судя по всему, постаралась девушка. Сама виновница лежала на диване, но когда увидела Алексея, резко вскочила.

— Паскуда, где ты был? — Алексей не успел перешагнуть через порог, как девушка уже предъявляла ему претензии. — Я тебя весь день жду. Хоть бы раз поднял трубку.

— Если что-то не нравится, то можешь проваливать!

— Так легко? — девушка взяла тарелку в руки и метнула в Алексея, он с легкостью увернулся от броска.

— Дура! Совсем рассудок потеряла?

— Я переживаю, а тебе плевать… Ненавижу. Я уйду из этой квартиры и больше не вернусь.

— Да хоть из жизни уйди… Подохни… Или соверши суицид. Мне всё равно.

— Знай, отношения с тобой — пытка!

Девушка направилась к выходу, но около кухонного стола Алексей схватил её за руку, и она вскрикнула от боли. Чтобы вырваться, она второй рукой отвесила пощечину своему возлюбленному. В такой близости она увидела его расширенные зрачки.

— Да ты под кайфом.

— Да. Я под кайфом. И просто так я тебя не отпущу.

Девушка попыталась вырваться, но Алексей только сильней сжал руку и потащил за собой к дивану. Она схватила нож с кухонного стола и ударила Алексей по руке. Он отпустил её.

— Совсем страх потеряла! — закричал он.

— Только подойди. Получишь ещё.

Алексей легким движением избежал нового удара, после чего скрутил девушку. Он выхватил из её рук нож и бросил его в другую часть комнаты. Девушка закричала, что есть сил, чтоб кто-нибудь из соседей услышал её, но Алексея это не волновало. Он со всей силы швырнул её животом на стол: у девушки от такого перехватило дыхание, и она уже не могла кричать. Она со страхом ждала, что будет дальше, но ничего не произошло. Она с трудом повернулась. Алексей лежал на полу, бился в судорогах и открывал рот, словно только что пойманная рыба.

Кирилл

— Лен, сядь уже.

— Не могу. Я не успокоюсь, пока не будет хоть каких-то новостей.

В приемной больнице находились двое молодых людей в униформе спецслужб. Девушка наворачивала круги от одного угла комнаты до другого, грызя ногти. Второй же сотрудник, парень с короткой стрижкой, спокойно сидел на скамейке в ожидании новостей.

— Давай хоть подумаем, что могло случиться. — парень обратился к Лене.

— Тут нечего думать. Просто допился. Устроил преждевременный мальчишник перед нашей свадьбой… — девушка встала перед парнем и укоризненно посмотрела на него, — Спасибо, Кирилл, что помог его привезти сюда, но это не твоё собачье дело. Мы сами как-нибудь разберемся. — Лена продолжила свой ритуал.

— Поверь, я не одного близкого сдавал в вытрезвители. Это что-то другое. Может быть какой-нибудь яд?

— Серьезно?! Ты и сюда хочешь Аида привязать! Антон с ним никак не связан. Прекрати уже искать повсюду теории заговора.

— Алексея, друга Антона, отравили стрихнином, просто подмешав в наркоту. Так что у меня есть основания предполагать, что и Антон может быть под ударом.

—Нет! И ещё раз нет! Сколько раз повторять, он даже никак не связан с «Оборотнями»!

В приемную зашёл врач, к которому сразу же подбежала Лена.

— Вить, как он?

— Все хорошо, мы стабилизировали его. Только… — сделал паузу Виктор.

— Только что? Только что с ним?! — ещё сильней занервничала Лена.

— У него нарушено зрение. Возможно, полная слепота.

— Из-за чего?

— Метанол. Мы его в крови нашли, так что проверь тот алкоголь, что он выпил. Думаю, ты найдешь ответ. А сейчас уже не о чем волноваться, все позади. Успокойся и иди домой, он долго будет отходить от наркоза, поэтому навестишь его утром. Хорошо?

Лена закивала головой и обняла Виктора. Она простояла с ним так несколько минут, после чего отпустила и устремилась к выходу. Кирилл последовал за ней. Они вышли из больницы и сели в машину.

— Домой? — спросил Кирилл.

— Да. Отвези меня… Пожалуйста.

Кирилл завёл машину, и они выехали с автостоянки больницы.

— Дай мне поговорить с Антоном.

— Забудь. Пока он не встанет на ноги, чтоб я тебя даже близко у больницы не видела.

— Я уже год ищу Аида…

— Не Аид это сделал! — на повышенном тоне сказала Лена, — Антон просто купил палённый самогон.

— Хорошо, тогда дай бутылку на анализ.

— Забирай! Только отстань от меня.

Весь остальной путь до дома они ехали молча, да и в квартире они не проронили ни слова.

Внутри все убрано и чисто, только на кухне была накрыта поляна для одинокого алкоголика: бутылка водки, картошка и селедка с луком и в масле, и самое интересное: одна стопка и две вилки.

— С кем он пил?

— Мне откуда знать, опять с кем-нибудь из подъездных алкашей.

— Тогда почему одна стопка.

Лена зашевелила губами, по которым было понятно, что она уже не может себя сдерживать, и сейчас пойдет поток ругани и мата на Кирилла. Он аккуратно положил бутылку в пакет, чтоб сохранить возможные отпечатки, и быстро выскочил из квартиры, пока его не убила Лена.

Кирилл вышел из подъезда и стал высматривать ближайший магазин. Найти его не составило труда, между двух соседних домов стояла небольшая будка с надписью «Продукты». Кирилл направился туда. Внутри оказалось просторно, милая полноватая продавщица разговаривала с престарелым мужчиной в грязной одежде, которую он, судя по всему, не менял уже месяц.

— Добрый день, — Кирилл обратился к продавщице и показал своё удостоверение, — к Вам сегодня или вчера заходил Антон? Гробовщик? Здесь рядом живет, — он показал бутылку, — покупал такую водку?

— Нет, не заходил. Тем более водка элитная, мы такое не продаём.

— Ясно…

— Что-то с Антошей случилось? — спросила продавщица.

— Просто парень траванулся некачественным алкоголем. Хочу выяснить с кем он отдыхал или откуда эта бутылка.

— У нас вся продукция качественная… Дешевая, но качественная… Нам проблемы не нужны. — заверещала продавщица.

— Он вчера был с хозяйкой центра помощи нуждающимся. Ольга, кажется… — вставил слово мужчина.

— Ольга? Та, что сейчас занимается больными «Лаской»? — переспросил Кирилл, на что мужчина положительно кивнул. — Спасибо Вам за информацию. Доброй ночи.

Кирилл вышел из магазина и сел в свою машину.

Зазвонил телефон. «Любимая».

— Да, зая!

— Привет. Куда ты пропал?

— Прости, сперва несчастье с парнем Лены случилось, а сейчас появилась зацепка по делу, хочу поработать. Так что ложись спать без меня, буду поздно.

— Ладно, главное вернись. А то опять заснёшь за бумажками на работе.

— Не беспокойся… Спокойной ночи, Насть. — Кирилл отключил вызов.

Больницы не принимали зараженных бездомных, поэтому все они стекались в центр помощи нуждающимся, только там они могли обрести последний приют. Центр находился на другом конце города, чтоб не терять времени, Кирилл сразу же двинулся туда. Ближе к пункту назначения улицы города пустели. Кирилл за несколько кварталов от центра остановил машину, одел маску на лицо и пошёл к Ольге. У входа в центр уже располагались небольшие палатки, сделанные из различного уличного мусора, в них жили люди, как больные «Лаской», так и здоровые. Им всем некуда было идти, так как правоохранительные органы их гнали с остальных улиц подальше. Внутри центра картина была страшней: покрасневшие тела с многочисленными порами на коже лежали штабелями на полу. Добровольцы с масками на лице помогали чем могли: подносили горячий кофе тому, кто мог держать чашку в руках, или разговаривали с теми, кто был в сознании.

— Извините. Вам чем-то помочь? — к Кириллу обратилась блондинка в белом медицинском халате и маске.

— Собственно ищу Вас. Вы же Ольга? Владелица этого места?

— Громкие слова, но по факту так оно и есть. — Ольга с подозрением оценила Кирилла, — Чем Вам могу помочь?

— Ответьте на несколько вопросов, — Кирилл показал Ольге своё удостоверение, — Вы знакомы с Антоном? Гробовщиком?

— Да, конечно. С ним что-то случилось?

— Он отравился метанолом, а Вас видели последней с ним.

— Какой ужас, но я не имею к этому никакого отношения, я его встретила… Ох, неужели это из-за той водки…

— Как понимаю, этой? — Кирилл показал вещдок.

— Да, это она, мне один из больных посмертно оставил, а я же не пью, вот и решила в знак благодарности подарить Антону. Он ведь помог нам не одно тело закопать, а сейчас никто не соглашается хоронить их, особенно бесплатно.

— Мне казалось всех зараженных посмертно сжигают?

— Другие так делают, но не мы. Поэтому к нам и стекаются все бездомные, чтоб по-человечески, согласно их вере, быть похороненными. — Ольга перевела дыхание, — Я не догадывалась, что в этой бутылке.

— Значит я опять в тупике. Думал, это дело рук Аида.

— Нет, нет. Я бы никогда не подумала навредить Антону. Надеюсь, он поправится, ведь без него сейчас будет тяжело: больных все больше и больше, а надежды на вакцину никакой.

— Я понял Вас. Берегите себя и спасибо за помощь.

Кирилл вышел из центра и двинулся к машине. Он размышлял о том, что делать дальше, ведь больше нет ни одной ниточки к виновнику всей этой эпидемии. Аид — номер один из разыскиваемых для спецслужб, но никто даже не знает, как он выглядит. О своей неудаче Кирилл решил сообщить Лене. Он набрал номер коллеги. Зазвучали гудки.

— Что ещё? — прозвучало на том конце.

— Звоню сообщить о своей неудаче. Можешь говорить уже: «Я же говорила». Бутылка оказалась обычной случайностью, подарок от хозяйки центра помощи нуждающимся…

— Ольга?

— Да, как понимаю, она с Антоном дружит. И она хотела просто отблагодарить его за помощь, но не знала, что в бутылке.

— Она была девушкой Алексея.

— Алексея? Это тот друг Антона, что погиб от стрихнина?

— Да.

На улице появились три мужчины, они нацелено шли в сторону центра мимо Кирилла. Когда они поравнялись с ним, он узнал косухи «Оборотней». На Кирилла они не обратили внимания и двигались дальше в том же направлении.

— Кирилл?! Ты заснул там?! — прозвучало из трубки.

— Извини, я задумался.

— О чем же?!

— Маловероятно, что это всё просто совпадение.

— Ты опять за своё?

— Извини, мне надо идти.

— Кирилл!

Он отключил вызов и пошёл в след за «Оборотнями». Они однозначно шли к центру, уже нельзя было сомневаться. Приблизившись к лагерям, они надели маски и достали оружие. Арсенал был скромен: пистолет, нож и кастет. Не успели они войти во внутрь, как раздались выстрелы. Кирилл приготовил свой пистолет и подкрался к входной двери. «Оборотень» выстрелил в потолок, но кроме ухаживающих за больными никто не среагировал, зараженным было все равно. «Оборотень» с пистолетом навёл дуло на Ольгу.

— Ты совершила ошибку. Когда он очнулся, первое, о чем он попросил, так это твоей смерти.

— Тогда чего ты мямлишь? Дерзай! — повышенным тоном сказала Ольга.

— Обидно… После стольких лет взаимной работы…

Кирилл вошёл в помещение и направил пистолет на «Оборотней».

— Оружие на пол!

Байкеры отвлеклись на Кирилла, но как только их головы повернулись, Ольга и ещё несколько человек достали оружие и пристрелили «Оборотней». Повисла тишина, она продержалась пару минут, после чего все вернулись к своим делам, как ни в чем не бывало.

— Что здесь происходит?! — с ужасом в голосе спросил Кирилл.

— Обычная разборка с бандитами. Вам что-то не нравится? — Ольга подала сигнал нескольким крупным помощникам, чтобы они убрали тела «Оборотней» из помещения.

— Я имею полное право арестовать Вас.

— Не понимаю, о чем Вы. Ничего не было. И это все подтвердят.

— Не будьте столь уверены. Объясните сейчас же, что здесь происходит.

— Какой же Вы настырный. Хорошо. Пройдемся тогда в мой кабинет.

Ольга указала на дверь в другом конце зала, окна которого выходили на помещение с больными, и вместе с Кириллом отправилась туда. Внутри было скромно: рабочий стол с компьютером; с фотографией её и Алексея, и баночкой с необычными красными кристаллами; на стене множество различных наград за помощь городу; и здесь же находилась кровать.

— Вы здесь ночуете? Не страшно заразиться?

— Это моё личное дело. Я не смогла помочь своему парню, но зато могу помочь им.

— Они же всё равно умрут…

— Что Вам нужно? — перебила Ольга, — Я изо всех сил стараюсь сделать всё правильно. Да… «Ласка» убивает… — Ольга подошла к окну, — Забавная ирония, их всех убивает любовь, видимо, как и нас.

— Что простите? Любовь? Это тут при чем?

— «Ласка»! «Любовь»! С какого это? С чешского или словацкого вроде бы.

— Знаете, никогда не думал об этом.

— Поправьте, если ошибаюсь, я об этом слышала много откуда. Ученый в плену у военных разработал штамм вируса на основе ДНК каракатицы, богомола и сумчатой мыши, и наши защитники решили испытать вирус на его любимой. Благородный поступок. В результате Аид выкрал штамм и заразил полгорода.

— Верно. Только не понимаю, как Вы со всем этим связаны.

— Он убил Лешу. И эти два года я улыбалась ему в лицо, делала вид, что все хорошо. И как только выпал шанс отомстить ему его же методом… — Ольга взорвалась слезами, — Прости меня Леш, я не справилась… Другого шанса не будет.

— Антон – это Аид? Оля успокойся, — Кирилл принялся её утешать, — у тебя есть доказательства? — Ольга отрицательно замотала головой, — Тогда откуда ты знаешь?

— Они с Лешей были не разлей вода, я прекрасно знала кто он и чем занимается. Леша мне об этом не говорил, но пока я его искала после каждой пьянки, наслышалась о многом.

— Тебе надо спрятаться. Уйти отсюда. «Оборотни» придут закончить начатое.

— Поэтому я должна остаться здесь и защитить этих людей. «Оборотни» ни перед чем не остановятся, чтобы найти меня.

— Я пришлю сюда людей на охрану, а сам постараюсь разобраться с Аидом.

Кирилл выскочил из центра и побежал к машине, новость о том, кто скрывается под именем Аид его бодрила, но факт, что это тот, кого он знает лично – задерживала. Он сел в машину и набрал номер оперативной группы.

— Нужна помощь. Пришлите ребят в центр…

— Да. Нам уже сообщили, скоро будем.

— Оперативно. Хорошо. Буду на связи.

Кирилл повесил трубку и завёл машину. Сейчас он хотел только услышать оправдание от Лены. Подъехав к её дому, он убедился, что она на месте, свет в её квартире до сих пор горел. Кирилл припарковал машину около магазина, за то время, что он отсутствовал, магазин уже закрылся, а под дверью сидел всё тот же старик. Кирилл протянул ему купюру, на что бездомный отблагодарил его.

Дверь в подъезд оказалась открытой, поэтому Кирилл сразу же подошел к квартире и позвонил в дверной звонок. Через минуту Лена растерянно встретила его.

— Кирилл? Что ты здесь делаешь?

— Нужно поговорить.

Лена пустила Кирилла в квартиру и закрыла за ним дверь.

— Что случилось? — спросила она

— Ты знала? Да? Выходит, он от тебя узнал о «Ласке»?

— Кирилл, остынь, всё не так просто.

— Тогда поясни. Так как я не вижу оправдания всем этим смертям.

— Я люблю его, Кирилл, как ты Настю. Ты разве ради неё не пойдешь на всё?

— На геноцид? Люди до сих пор умирают. Лекарства нет!

— С этим не волнуйся.

— В смысле? — с удивлением спросил Кирилл.

— Наше начальство нашло решение, к утру проблема будет решена.

— А что с Антоном?

— Он очнулся… Кирюш прошу, пойми меня, он подарил мне всю эту жизнь. Без него я была бы до сих пор простушкой со двора и ничего не достигла. Я бы не выучилась, как и моя сестра. Лекарства моей матери – всё это оплатил он, ничего не требуя взамен.

— А «Ласка»?

— Это случилось намного позже, он только попросил оружие для решения проблемы с «Сынами Дьявола». Никто не думал, что пойдёт такая реакция. А сейчас он уже отошёл от дел, да и после такой травмы он не сможет больше заниматься криминалом.

— Он «Оборотней» прислал убрать Ольгу.

— Кирюш, я обещаю – сделаю всё, чтоб больше никто не умер по его вине. С «Лаской» всё покончено. В войне банд уже сражается новое поколение. Так что я смогу заботиться и следить за ним. Всё прекратится.

— Я не знаю. Это неправильно. Он должен ответить за свои поступки.

— Слепота будет его наказанием. Ему ещё придется настрадаться. Что бы ты сделал ради Насти?

— Настя не совершила бы такое.

— Ну а если с ней что-то случится, ты не сделал бы всё, чтоб спасти её?

Кирилл ходил из стороны в сторону, насколько позволял коридор. Телефон в его руке крутился без остановки.

— Прошу, — начал Кирилл, — сделай всё, чтобы больше никто не погиб по его вине. Я пойду навстречу не ради него, а ради тебя, ведь мы с выпуска работаем бок о бок.

— Спасибо тебе. Я же со своей стороны постараюсь его поставить на ноги до свадьбы и не отпускать далеко от себя.

— Свадьба всё-таки состоится?

— Наша с ним жизнь не изменилась. Я всё равно люблю его.

— Счастья вам, — Кирилл собрался уходить.

— Я могу рассчитывать на тебя?

— Сказал же, главное, чтобы больше не было жертв.

Не попрощавшись, Кирилл ушёл. Он не мог поверить, что это конец. Ничего не оставалось, как ехать домой. Улицы города освещались восходом солнца. Путь до дома по пустым улицам занял не много времени.

Дома царствовала тишина. Кирилл аккуратно подошел к холодильнику: он не ел весь день и решил перекусить перед сном. Внутри был оставлен ужин специально для него. Кирилл сунул заготовку в микроволновку и включил подогрев. Из спальни донёсся шум. Звук микроволновки видимо разбудил Настю, от чего она встала и пришла на кухню.

— Прости, что разбудил.

— Успокойся, я толком и не спала. Ждала тебя.

— Ложись спать. Я поем, умоюсь и тоже лягу… —взгляд Кирилла упал на часы, — Черт, извини, тебе же скоро на работу.

— Не извиняйся и прекращай уже винить себя во всем. Скажи лучше, как у тебя дела? Как расследование?

— Я не знаю. Вроде нашёл то, что искал, но… Я не знаю, как поступить правильно, что для меня важней дружба или справедливость.

— Отдохни, подумай и сделай так, как скажет сердце. Любой твой выбор будет правильным.

Микроволновка отключилась. Настя достала ужин и поставила на стол, после чего аккуратно разложила столовые приборы. Чтоб как-то отвлечь Кирилла от дум, хозяйка включила телевизор.

— Сегодняшний день объявлен: «Днём траура». — заговорил журналист в новостях, — Сегодня мы побороли «Ласку», но то количество людей, что погибло по её вине, мы будем помнить ещё очень долго. Просим убрать детей от экранов, следующие кадры могут шокировать.

На мониторе пошли кадры из пунктов, где лечили или ухаживали за больными, в том числе центр помощи нуждающимся. Все зараженные были убиты и сожжены.

— О Боже, какой ужас! — произнесла Настя.

— Просим, — продолжал журналист, — доложить обо всех зараженных правоохранительным органам. Не пытайтесь защитить больных, просим Вас подумать о тех, кто не заражен. После всех неудачных попыток создать лекарство, правительство приняло решение остановить заражение радикальным методом. Другого выбора нет.

— Я не верю, это же бесчеловечно. Кто-то должен за это ответить. Ведь так зай?

— Да. И я знаю, кто и как.

+1
1170
23:05
+2
Да.
Могу сказать сразу.
Первый рассказ который реально понравился из тех, что уже прочитаны.
Правда есть конечно и вопросы.
Почему они работали ночью?
Почему днем прятались (ну я так понял) в домах?
Но не из-за войны банд это ясень пень. Этот факт (война банд) не тянет на ночную жизнь. К тому же при бандитский войнах наоборот вся движуха мирного населения по ночам замирала.
Второй момент — сама война банд.
Причина войны никак не показана. Даже намеком.
А так же нет описания времени, мироустройства — что это? Постап? Третья мировая прошла? Или потом от потепления? И т.д. и т.п.
Вопросов конечно много.
Возможно, есть у меня такие мысли, что это часть чего-то большого. И если я прав в этом, мне немного обидно.
Я не люблю вырванные куски, пусть даже они и очень органичные, по причине это конкурс рассказов.
А кусок, как не крути, это не рассказ.
Хотелось бы получить ответы после конкурса. Ну если конечно все это не забудется))))
Удачи автор, +.

14:32
+1
Первый рассказ который реально понравился из тех, что уже прочитаны.


Реально первый??? Обидно…
14:38
Если рассказ понравился двум асам-критикам, то непременно прочту. Пока спрятала в закладки :)
14:52
мне не понравился
14:56
+1
О! По короткому отзыва я поняла, что рассказ понравился :)
Я ваши отзывы отслеживаю :)
14:58
+1
Спасибо на добром слове. А на счет моего первого поста здесь, так это не отзыв, а скорее дружеская шпилька Джеку…
15:06
+2
Ну, если дружеская, то ладно :)
Джек хорошо комментирует. На него зря многие обижаются
14:53
Я сейчас пишу отзыв, он, судя по всему будет длинным. Советую сначала ознакомиться с ним )
15:28 (отредактировано)
Не знаю Джек, как тебе мог понравится этот рассказ, который ты сам потом рассказом то не считал. По мне, так это даже не сценарий, а какой-то пересказ.

Начну с перлов текста:

В операционную зашёл хирург в полном обмундировании: халат, маска и колпак.


и все? Теперь знаю, как выглядит мундир хирурга.

Утром, после ночной смены, Виктор уже сидел дома за своим столом и наливал коньяк в стакан. Его рабочее место не отличалось ничем особенным: ноутбук, настольная лампа


В смысле рабочее? Он ведь уже дома и бухает???

Кристина обняла Виктора и в неудобном для неё полустоячем положении пробыла с ним пару минут, после чего поцеловала в щеку и выпрямилась.


Хатха-йога рулит.

На кухне его ждал вечерний завтрак


Завтрак и вечер, противопоставление и взрыв мозга…

в Лене боролись сестра и ФСБшник


— А поры?


Наверное, имелись в виду «споры».

на столе лежал парень с тремя огнестрельными ранениями в груди. Виктор принялся удалять пули из тела: два ранения пришлись на плечо, извлечь металл и зашить рану не составило труда, а третья же пуля вошла в живот.


Это так теперь называются ранения груди?

Только спустя время ему удалось исправить свой прокол, и жизнь парня была спасена.


Конечно, ведь мозг не задет crazy

Удар ледяной водой пришелся в самое лицо


Автор не уточнил под каким давлением несчастному пустили струю в лицо.
( Говорил же Николай Фоменко: «Не стой под струей!!!» )

— Она сказала, что они вместе вели охоту на Аида, но когда напарник напал на след, то был отравлен.


Конечно, любой ФСБшник все рассказывает своим друзьям. Плевать на гос.тайны, секретность. Я вот коньячку сейчас дерну, и давай все и всем рассказывать. Дело в то…

Очень затянуто, трудно читать. Написано рвано и сумбурно. Мысли автора скачут по всему тексту, перебегая от героя к герою. При этом не вычитано. Куча «был»ья и повторения слов, если не в одном предложении, то в одной строчке.

Было что-то такое. Я точно, как всегда, был в хлам.


Итог: ужас.
Ты пропустил один важный кусок.
У них все наоборот — у них ночная жизнь. Они по ночам работают, а днем спят.
В начале на это сделан приличный акцент.
Я не буду спорить.
Я уже после него столько прочитал, что даже отзывы было лень писать.
Второй момент. Это конкурс, рассказов куча, на дворе новый год, работа, реал со своими проблемами.
На тот момент когда я его читал у меня было одно настроение.
Если бы я его прочитал именно сейчас, здесь и сейчас, я бы его разнес. Потому что настроение хреновое, и все не так и все не там))))
забей короче))))))
Знаешь, сейчас с утра перечитал, и понял чем он меня зацепил.
Не смотря на все косяки его хочется дочитать!
В отличии от многих других.
Я могу сказать, что на конкурсе есть рассказы, чистые рассказы, и к тому же сильные.
Мы с тобой один уже обсуждали "Принц" кажется его название, или "Черный принц".
Сейчас некогда рыться в комментах, на работу пора))))))
Но этот текст действительно хочется дочитать.
06:45
Тебе виднее )
15:51
+1
Вечерний завтрак это круто :)))
Вообще-то у них ночная жизнь.
Автор это указал железно))))
02:40 (отредактировано)
Для сценария трёхмиллиардной серии плохого и длинного сериала сойдёт, там нередко такая же какофоническая каша мыслей, кадров, образов. Но даже для конкурса не очень большого масштаба этого мало — слишком очевиден разброс мыслей вширь, вкось, вкривь у автора; по всей косухе, не раз упоминаемой в этом тексте, эти мысли разливаются. Диалоги ужасны, Аид недостоверен, особенно со своей человечностью.
Вот напряжение в рассказе есть, структура есть. Но внутренности, как и почти у всех начинающих авторов, проработаны плохо.
18:44
Идея есть, но много ошибок. вот если доработать его, то получилось бы совсем неплохо)
19:41
Не понравился. Затянутый до невозможности. Куча имён и главных героев. Все кусками. Читала до конца через силу. Однако начало было интригующее. Автора понесло куда-то в дальние дали)))
Загрузка...
Светлана Ледовская №1