Ольга Силаева №1

Короли Снов

Короли Снов
Работа №726

Ведущий в чёрном костюме и белой рубашке, на чёрном галстуке которого, благодаря очень высокому разрешению сверхтонкого дисплея телевизора, можно было разглядеть вышитую золотом бабочку, громко заявил: «Мы продолжаем наш магазин на диване!!!» и широко улыбнулся ослепительно белоснежной улыбкой. Битые пиксели монитора испортили впечатление от радушия ведущего, покрыв его зубы чёрными точками, когда камера взяла крупный план. Но все недостатки показа поглотили тёмные очки, торжественно возникшие на экране. Возложенные на светлый зелёный бархат, очки величественно вращались вокруг своей оси, чтобы будущие покупатели могли со всех сторон рассмотреть их совершенство. Материал под аксессуаром благородно переливался, а чёрный цвет самих очков, казалось, поглощал свет, внимание аудитории, и возможно, пространство. Было непонятно, что это - настоящая съёмка или компьютерная графика, но с каждым оборотом очков становилось неважно, все вопросы вспыхивали желанием получить аксессуар прямо здесь и сейчас.

- Следующий лот... Номер 06... Очки... Виртуального!.. Пространства!!! - захлёбываясь от волнения произнёс ведущий, словно представляя боксёра, выходящего на ринг. Рядом с ним уже стояла умопомрачительная девушка в белом платье, бережно держащая перед собой зелёную подушечку, с водружёнными на неё очками. Модель томно улыбалась и смотрела в камеру, всем своим видом давая понять - она пойдёт с вами на свидание, только если вы владелец этих очков.

- Очки виртуального пространства созданы для весёлого и увлекательного досуга, выполнены из прочных и качественных материалов... - продолжил ведущий, и друг друга начали сменять кадры со счастливыми и довольными пользователями рекламируемого продукта. Да, людей вроде тех, что на экране, не встретишь на улице, и уж тем более, они не живут по соседству, но девиз всех медиа, однажды создавших современного человека по образу и подобию своему, звучит как «Стремление к совершенству».

- ...Имеют лаконичный и стильный дизайн, а так же встроенную программу виртуального пространства «летний лес», - на этих словах ведущий надел очки и очутился в прекрасном изумрудном лесу. Наверняка, лишённом всех тех мелких и раздражающих, порой опасных недостатков, которые мешают насладиться настоящей природой, к тому же потерявшей свою первозданную целостность из-за грубой руки человеческого прогресса.

Летний лес сменился заснеженными горами, знойной пустыней, островом в океане, загадочным космосом, культовым фильмом, компьютерной игрой, неудержимым рейвом. На протяжении всего этого калейдоскопа виртуальных реальностей, ведущий продолжал нахваливать очки, с наигранным удивлением озираясь по сторонам, забавно и чуть невпопад реагируя на смену окружающей обстановки:

- Лёгкие, компактные, абсолютно безопасные очки виртуального пространства позволят вам отправиться в самые отдаленные уголки Вселенной. Напоминаем, что подключение остальных программ виртуального пространства в комплект не входит!

Неожиданно ведущий снял очки, вернувшись в студию, и камера выхватила крупный план его встревоженного лица. Он приставил указательный и средний пальцы к уху, задумчиво поводил глазами, и устремил серьёзный взгляд в объектив, пытаясь пронзить им каждого зрителя у экранов.

- Внимание! Только что нам сообщили, что при немедленном заказе очков виртуального пространства... - ведущий расплылся в радостной улыбке и скороговоркой затараторил, повторяя снова и снова - В подарок вы получаете вторую пару очков абсолютно бесплатно!!! При немедленном заказе очков виртуального пространства в подарок вы получаете...

Мерцание экрана нервно освещало два силуэта, шевелящихся в тёмной комнате напротив сверхтонкого дисплея. Будто ничего больше и не существовало. Только два еле различимых облика, оказавшихся зрителями «Магазина на диване», и миллион пикселей перед ними, передающие картинку этого шоу с энергичным ведущим:

- Звоните сейчас и заказывайте две пары очков по цене одной!!! - появилась вся необходимая информация для совершения заказа. На последних репликах голос ведущего изменился, обретая еле заметные тональности и странный тембр, закрадываясь в подкорку мозга - Очки виртуального пространства – сквозь них мир видно лучше! Напоминаем, что спонсор магазина на диване – корпорация «Бабочка».

Шоу прекратилось, сквозь черноту экрана угрожающе проступила золотая бабочка, и застыла на несколько секунд под торжественно-тревожный музыкальный проигрыш.

Алладин примерил тёмные очки, затем снял, и решил внимательнее их рассмотреть. Даже в полумраке комнаты были видны все изъяны старой модели: более грубые линии оправы, чересчур толстые дужки, линзы со временем исцарапались, а один из шарниров был легкомысленно перемотан изолентой, и потому не складывался.

Вещание продолжил мультфильм с красивыми большеглазыми и стройными персонажами, ведущими борьбу с уродливыми хакерами. Кислотно-яркие цвета заполонили экран, громкое и назойливое озвучивание резало слух. Алладин, нащупав пульт, поставил телевизор на «mute».

Рядом сидел Джафар и без остановки водил пальцами по тусклому дисплею цифрового планшета.

- Что ты слышал про Королей Снов? - вдруг спросил Алладин.

Джафар поднял голову, недоверчиво посмотрел на коллегу, и снова склонился над планшетом. На его дисплее сменялись сканы электронных схем, всплывали диалоговые окна, Джафар быстро отвечал на вопросы системы, также быстро вводил команды, вызывающие очередные схемы, в которые вносились изменения.

- Ну, знаешь, это типа тех историй... – как бы между делом начал отвечать Джафар своим охрипшим басом. Потом он отвлёкся, чтобы задумчиво почесать свою пышную чёрную бороду - Которые рассказывают друг другу взломщики, пока идёт загрузка.

Джафар снова уткнулся в дисплей планшета. Алладин разочарованно уставился на вакханалию красок, происходящую на экране телевизора:

- Пацаны говорят, они могут показать... - опустив взгляд на старую модель очков в своих руках, он мечтательно произнёс - Истину.

- Никто никогда их не встречал, - пробормотал Джафар, и со вздохом облегчения откинулся на спинку дивана.

Алладин краем глаза заметил процесс загрузки на дисплее планшета и тихо рассмеялся.

Джафар сокрушённо развёл руки и начал рассказ.

***

По шоссе, разрезающему пустоту, едет большая чёрная машина. Автомобиль не издаёт ни единого звука, кажется, что он несётся по асфальту с огромной скоростью только за счёт силы воображения. За рулём сидит большой мужчина, будто поставляемый в комплекте с машиной. На нём униформа, с вышитой на предплечье золотой бабочкой. На лице водителя - ни единой эмоции. На заднем сиденье - чёрный чемодан.

На дороге появляется человек в спортивном костюме, машина останавливается перед ним. Окажись под капотом двигатель, алгоритм «заглох мотор» был бы верным.

«Короли Снов были взломщиками. Лучшими среди взломщиков! - неохотно начал Джафар»

Лицо водителя не выражает никаких эмоций, он выходит из автомобиля, чтобы устранить преграду. Рыжая девушка в роскошном вечернем платье подходит к нему сзади и стреляет в затылок. Голова и тело рассыпаются ворохом цифр и символов, они сплетаются, образуя бабочку, и пытаются улететь. Парень в спортивном костюме ловит абстрактное насекомое рукой, сжимает в кулаке и щербато улыбается девушке, посылая воздушный поцелуй. Она бросает парню револьвер и достаёт чёрный чемодан с заднего сиденья.

«Они продавали документы корпорации «Бабочка», которые ловко похищали, используя свои таланты при взломе трансферов, - продолжал Джафар»

Старый кондиционер отважно борется с летней духотой. В скудно обставленном номере дешёвого отеля, на двуспальной кровати, сидит Пимп, парень в глупой пижаме, и быстро печатает на клавиатуре, провод которой тянется к небольшому серверу. Устройство еле слышно гудит, сквозь женские трусики, по случайности, оказавшиеся на нём, проступает мигание зелёных светодиодных сигнальных лампочек.

Рядом с парнем сидит рыжая девушка, Скалли, в розовом махровом халате. Она с улыбкой снимает с себя очки виртуального пространства, приближается к Пимпу, обнимает сзади, и осторожным движением снимает очки с него, целуя парня в небритую щёку.

«Конкуренты «Бабочки» хорошо платили, - Алладину показалось, что Джафар произнёс это с завистью - И Короли Снов продолжали взламывать, пока…»

Пимп и Скалли занимаются любовью на стопках бумажных денег, нарочно выложенных по всей поверхности двуспальной кровати. Купюры падают на пол, где в беспорядке разбросаны одежда, цифровые устройства, провода, электронные схемы и множество тёмных очков.

Большая чёрная машина падает. Дерзкая парочка на краю обрыва наблюдает, как авто взрывается в пустоте. Всполохи пламени отражаются в их глазах. Пимп держит чёрный чемодан, нервно стучит по нему пальцами, оглядывается. В отдалении он замечает красный спортивный кабриолет, возникающий из текстуры виртуального пространства. С облегчением качнув головой, Пимп устремляется к спорткару, швыряет чемодан на сиденье. На горизонте, куда устремляется бесконечное шоссе, начинает пурпуром заливаться закат. Они не могут его пропустить, поэтому парень оборачивается и торопит подругу. Скалли застывает на краю обрыва.

Спустя мгновение она срывается в пустоту.

По щеке стекает кроваво-красная слеза. Скалли снимает очки и в бессилии падает на кровать.

Пимп срывает с себя чёрные очки и с ужасом склоняется над своей любовью. Белки её глаз наполнены тёмно-красной жидкостью. Сознание Скалли медленно покидает тело.

«...Пока девушку не заразили сетевым вирусом. Потеря зрения, нервной системы и возможно, скорый летальный исход… - монотонно продолжал историю Джафар»

Сервер истошно пищит, сигнальные лампочки горят красным. Пимп в отчаянии швыряет его в окно. Звон битого стекла, где-то внизу с грохотом разбивается сервер.

Скалли тяжёло дышит.

Пимп печатает на ноутбуке. Отвлекается лишь затем, чтобы проведать Скалли. Дни сменяют ночи за разбитым окном. Самопальная капельница питает угасающее тело заболевшей девушки.

Крошечная снежинка искрится в лучах осеннего уставшего солнца. Она нагло залетает в номер влюблённых, осторожно садится на плату, которую паяет Пимп, и тает. Парень поёживается, бросает своё занятие и укрывает Скалли вторым одеялом. Он ещё плотнее заделывает разбитое окно, приклеивая разорванный пакет из магазина электроники. Лого бабочки на куске целлофана зловеще дрожит от ветра, бьющего в окно.

На глазах Скалли повязка с двумя чёрными пятнами. Они становятся больше с каждой минутой, напоминая рисунки из теста Роршаха.

«Но парень нашел выход, - Джафар сделал паузу и внимательно посмотрел на Алладина, юнец с нетерпением ждал развязки»

Устройство смахивает на чудовище Франкенштейна; уродливо соединённые друг с другом платы, с криво посаженными системами охлаждения, окружёнными паутиной проводов, один из которых тянется к очкам, надетым на бездыханную девушку. Пимп с недоверием смотрит на своё создание. Подключает ноутбук к электронному созданию и начинает вводить команды с самодовольной ухмылкой. Взволнованно надевает очки, с проведённым к жуткому устройству проводом, и дрожащей рукой нажимает на клавишу «Enter».

«Он перевёл сознание девушки в виртуальное пространство и отправился следом за ней. Сохранил девушке жизнь, вырвав её, и себя вместе с ней, за границу обычного бытия - с каким-то наивным восторгом вдруг заговорил Джафар»

На мониторе ноутбука начинается процесс загрузки.

«Трансгрессия»

***

На дисплее планшета завершился процесс загрузки. Раздался звуковой сигнал, и Джафар, немного погрустневший после рассказанной истории, начал подготовку.

- Что такое трансгрессия? - восхищённо спросил Алладин.

- Спросишь у них, когда встретишь, - деловито ответил Джафар, осторожно доставая свои очки из футляра.

- А ты хотел бы их встретить? - Алладин начал лениво протирать глаза, как будто разминая их перед сеансом виртуальной реальности.

Джафар аккуратно отложил планшет в сторону и приготовился надеть очки. В его движениях сквозило лёгкое беспокойство.

- Я хотел бы, чтобы ты заткнулся, и мы сделали работу! - грубо бросил Джафар, держа очки перед лицом и пытаясь сконцентрироваться. Алладин виновато пожал плечами.

Взломщики одновременно надели очки виртуального пространства.

***

Переход произошёл плавно. В этом особенность виртуальных пространств, предоставляемых корпорацией «Бабочка». Очки всего лишь ключ, инициирующий необходимую программу для нейроимпланта в вашей голове. Здесь важен момент совместимости. Большинство имплантов принадлежит «Бабочке», поэтому лицензионные очки их производства обеспечивают комфортный и безболезненный переход. Если кратко - голубое небо, с расплывающимся золотым диском солнца, медленно нависло над пышущим зеленью летним лесом, окружившим взломщиков.

«Какой-то чудак. Понятно, почему так мало берёт» - подумал Джафар, взглянув на Алладина и доставая голографическую карту: «Но куртка прикольная».

Такие кожаные куртки носили, да и вообще так, как его молодой помощник, одевались мафиози. Потом компьютерные задроты и уличные беспредельщики вытеснили мафию из теневого бизнеса, она издала предсмертный вопль в виде нескольких терактов и кровавых перестрелок, в то время, пока корпорация «Бабочка» осторожно вытесняла государство. Стиль мафиози канул в лету. Джафару тогда было как Алладину, если не меньше, и он только начинал постигать азы, выбираясь на взломы в качестве помощника для более опытных коллег.

С тех пор многое поменялось, но правила взлома по-прежнему работали по относительно безопасному и незаметному «принципу Нолана» - создание виртуального пространства внутри виртуального пространства. Профессия взломщика, несмотря на риск превратиться в овоща в реальности (в случае обнаружения защитной программой), стала широко распространённой, почти как таксист. Джафар не понимал, почему так произошло. Может быть потому, что жить в реальности стало не менее рискованно, и каждый новый день угрожал техногенной болезнью или заточкой в живот на улице. Или корпорация и её конкуренты разрослись настолько, что несчётное количество взломщиков превратилось в стайку надоедливых мух, по большому счёту не представляющих реальной угрозы.

- Класный прикид! - Джафар одобрительно кивнул парню, изучая карту.

- Спасибо, - Алладин окинул взглядом серый комбинезон Джафара, и великодушно, не скрывая гордости, предложил - Знаешь, я могу подогнать тебе пару нормальных скинов, когда мы всё закончим. Я дизайнер одежды.

В реальности все давно плевать хотели на то, как ты выглядишь. Если ты не сотрудник корпорации или уличный бандит. Первые, рангом повыше, носят деловые костюмы (этих людей показывают только в медиа), или рабочие комбинезоны. Вторые это придурки; например, члены «банды мёртвых рексов» таскают на себе шкуры бездомных собак. По-настоящему важным стало то, как ты выглядишь в виртуальном пространстве, какие есть скины у твоего аватара. Знаешь, как сделать их стильными и красивыми? Тогда можешь пригодиться обществу, летящему в цифровую бездну.

- Я думал, ты хочешь стать взломщиком! - смущённо воскликнул Джафар, и, обнаружив сетевой узел на карте, быстро пошёл в нужном направлении - Не отставай.

- Занимаюсь этим, чтобы накопить денег, - Алладин еле поспевал за Джафаром; парню показалось, что взломщик обиделся - На запуск своей линии одежды. Но больше всего я хочу встретить Королей Снов.

Джафар горько усмехнулся про себя, продолжая следовать за маячком на голографической карте. Он вспомнил одного мальчишку, полного надежд и мечтаний, чей молодой дух стремился к будущим подвигам и великим свершениям. Потом мальчишка повзрослел, взял себе кодовый никнейм Джафар и утонул в рутине бесконечных взломов, устало смахивая пыль со своих сияющих идеалов.

- Только представь: линия одежды, вдохновлённая встречей с легендами! Они покажут мне истину! А я покажу её на своей одежде! Если это воплотить, а я уверен, мне это удастся - это не останется незамеченным! - не унимался Алладин, плутая где-то позади.

Джафар, следуя карте, направился в чащу леса, и, оказавшись в тени высоких деревьев, почувствовал прохладу и свежесть. Вернее, нейроимплант в его голове передал нервным окончаниям все необходимые ощущения. Джафар давно отделался от иллюзий. Находясь в виртуальном пространстве, он представлял своё тело, безвольно лежащее на диване - это помогало сконцентрироваться на работе.

Следом за Джафаром, в чащу ступил Алладин, и с наслаждением прислушался к пению кукушки. Он обожал «летний лес». В отличие от эмуляторов других компаний, предлагающих бедные текстуры, лагающий интерфейс и слабое взаимодействие с окружающей обстановкой, «летний лес» погружал пользователя полностью. Единственное доступное виртуальное пространство от «Бабочки» (потому что предоставляется в комплекте с очками, которые сами по себе стоят уже целое состояние) служит хрупким мостом между реальностью и убежищем - местом, где взломщик совершает своё чёрное дело, перебираясь туда по «принципу Нолана». Хрупким - потому что защитные программы не дремлют.

Третьим, вслед за Джафаром и Алладином, в гущу леса забрался бородатый мужчина в костюме лесника, с вышитой на костюме золотыми нитками бабочкой. С лицом, лишённым эмоций. И большим топором лесоруба в руках.

- Эй, ты обещал чистый взлом! - с дрожью в голосе пролепетал Алладин, заметив преследование защитной программы.

Голографическая карта Джафара, словно хамелеон, приобрела красный оттенок. Алладин взволнованно засеменил, сравнявшись со своим напарником. Тот не подал виду, продолжая хладнокровно следовать за маячком на карте.

- Наверняка это обычное сканирование, - Джафар провёл рукой под картой, и она вернула себе прежний сине-зелёный цвет.

- То есть, он нас не видит? - Алладин обернулся и попятился спиной вперёд, показывая «леснику» средний палец.

Взломщики заметно прибавили шаг. Защитная программа затерялась среди стволов деревьев. Алладин постоянно оглядывался, потом неожиданно посмотрел наверх. Ясная синева неба проступала сквозь застенчивость кроны. Парень представил, как в этот момент он безвольно лежит на диване, в тёмной комнате, перед гигантским мерцающим телевизором, и почувствовал к себе жалость.

- А быстро с нами расплатятся? - спросил Алладин.

- Настоящий взломщик должен делать это не ради денег, - подколол юнца Джафар и остановился - Сеть должна быть здесь!

- Ты все ещё веришь во всю эту чушь?! Типа, взломщик борется с системой, или… - забрюзжал Алладин, словно маленький капризный ребёнок или маразматичный старик - Или взломщик должен бороться не ради денег! Как ты тогда живешь? Без денег?!

Реакция парня позабавила взломщика. «Да у нас тут нигилист!» - злорадно промелькнуло в голове Джафара, пока он сворачивал голографическую карту.

- Пока ты работаешь на меня, ты должен работать по моим правилам, - Джафар по-отечески взглянул на Алладина, с трудом скрывая смех.

Парень, покрасневший как карта взломщика совсем недавно, злобно уставился на своего наставника. Доброе, но глуповатое лицо, испещрённое морщинами и наполовину скрытое за бородой, сейчас вызывало ненависть, а прищуренный взгляд Алладин расценил как презрительную насмешку.

Джафар склонился, едва не расхохотавшись, и присел на колени, спахивая землю с закопанного цифрового планшета. «Видел бы он себя!» - Алладин был похож на того актёра, с волевыми и строгими чертами лица, исполняющего роль конкурента «Бабочки» в комедийном шоу. В гневе он начинал корчить невероятно смешные гримасы, нивелирующие всю его мужественность, когда очередным планам по захвату первенства на рынке не суждено было сбыться.

- Деньги – не цель. Мы пытаемся подорвать могущество больших корпораций, вроде «Бабочки», - Джафар продолжал подливать масла в огонь, одновременно вводя команды на дисплее планшета - Пока их могущество не проглотило всё вокруг себя.

Краем глаза Джафар заметил движение в стороне. Весь задор улетучился, упорхнул как стайка маленьких птиц, которую напугал «лесник». К взломщикам приближалась защитная программа.

- Какого чёрта тогда, этот тип ходит за нами, если ты такой правильный взломщик?! - недовольно буркнул Алладин, но осознав, что "лесник" целеустремлённо направляется в их сторону, начал подпрыгивать на месте от страха и желания убежать.

На дисплее планшета возникла красная надпись "ошибка". Джафар сделал отмену, и ввёл команду снова. «Ошибка». Он растерянно поднял глаза на Алладина, но устремив взгляд сквозь него, куда-то вдаль, начал безмолвно шевелить губами, словно читая молитву.

Джафар перебирал в уме все возможные комбинации для запуска «принципа Нолана». Защитная программа в виде «лесника» застыла на мгновение, чтобы удобнее схватить топор. Затем лесник зашагал ещё быстрее, всё ближе подбираясь к взломщикам.

- Надевай скорее! - Джафар протянул Алладину очки.

«Лесник» взмахнул топором, лезвие грозного орудия сверкнуло в полумраке чащи, перед тем как разрезать пустоту и обрушиться на цифровой планшет, лежащий в земле. На его дисплее, изумрудным цветом, словно летний лес в лучах солнца, сияла надпись «доступ».

***

Неизвестно, как яйца оказались в головах обречённых. Возможно, кто-то вдохнул пыльцу и чихнул. Это называется воздушно-капельный путь заражения. Возможно. Но считается ли это заражением?

Полупрозрачная гусеница, напоминающая кусочек зелёного желе, упавшего на пыльный пол, выползает из яйца. Серое вещество, к которому так ловко цепляются её лапки, служит источником пищи. Ей необходимо много питаться, чтобы набрать массу, благодаря которой гусеница раз за разом покидает свою внешнюю оболочку, совершая линьку. Приходит время, и гусеница сворачивается в хризалиду. Она становится куколкой.

Внутри куколки находятся особые клетки - имагинальные диски. В них содержится информация о будущем образе гусеницы. Из этих клеток формируются органы. Так появляется имаго - взрослая стадия развития насекомого со сложным жизненным циклом. Гусеница становится бабочкой.

***

Алладин пришёл в себя. Переход в убежище сопровождается галлюцинациями - взломщики называют это «сном». Нейроимплант реагирует на нелицензионную программу, и в сознании начинают всплывать странные видения. После такого перехода возможны головные боли, усталость, лёгкое недомогание. Побочные эффекты могут отличаться в зависимости от физического и психического состояния пользователя, а также модели импланта.

Немногое известно об этих устройствах. Они введены в обиход государствами для упрощения контроля, ежедневной жизнедеятельности граждан, и, конечно же, их безопасности. Компания «Бабочка», всего лишь обслуживающая пользователей имплантов в прошлом, со временем аккуратно потеснила государство, превратив политиков в актёров. Настолько всем нравился спектакль, который на миллиардах экранах день ото дня разыгрывали медиа, что никто даже не заметил, как век информации признал право "Бабочки" на абсолютную власть.

Смерть пользователя вызывает перегорание нейроимпланта и становится невозможным постичь его устройство. Говорят, исходный код не знают даже директора корпорации, он бесконечно переписывается компьютерами, образующими сеть... Хотите избавиться от нейроимпланта?! Мы знаем как! Подделываем смерть и контролируем последствия перегорания... Если вас заинтересовала услуга, постарайтесь нас запомнить, и мы с вами свяжемся...

Спам. Ещё один недостаток убежищ. Виртуальные пространства, создаваемые взломщиками, находятся в незарегистрированной сети, и ваше сознание может озарить реклама сомнительных услуг, или какой-нибудь другой продукт кустарного маркетинга.

Алладин окончательно пришёл в себя. Если можно так сказать, учитывая его безвольно лежащее в реальности тело. По крайней мере, он начал осознавать, что находится в убежище, несмотря на боль в голове и мутную пелену перед глазами.

- Я поставил адблокер, - предупредил Джафар где-то рядом.

Алладин одобрительно промычал в ответ и начал протирать глаза.

Взломщики сидели на мягком ковре, усыпанном подушками. В углу стояла искусственная ёлка, наряженная в ленту разноцветных огней, весело освещающих комнату в синие, красные, жёлтые, зелёные цвета. У стены тихо жужжал цифровой проектор, превративший противоположную стену в большой экран с невероятно скучным чёрно-белым фильмом без звука. Недалеко от входной двери устроился Джафар, подключая провода к очкам и ноутбуку. Опытные взломщики вырабатывают иммунитет к нелицензионным переходам. Нет, они также чувствуют головную боль, недомогание, и одной материнке известно, что они там видят в своих «снах», но по-настоящему взломщиков волнует только выполнение работы.

Алладин отвернулся к окну. Медленно шёл снег. Пухлые снежинки завораживающе кружились в мутном жёлтом свете уличного фонаря. По оконному стеклу плясали разноцветные блики ёлочных огоньков. Парень почувствовал ожидание, заполнившее комнату. «Странно...» - подумал Алладин. Обычно, находясь в убежищах, парень испытывал какое-то необходимое стеснение, угнетающее рабочее напряжение, сухое и жёсткое. Лучшие архитекторы создавали виртуальные пространства для «Бабочки», надеясь поразить пользователя спектром невероятных эмоций, ощущений, впечатлений, связанных с окружающей обстановкой. Например, «летний лес» разрабатывался два с половиной года, и ещё несколько лет было потрачено на исправление багов и установку дополнений. Чтобы пользователь мог ощутить себя не просто в летнем лесу, а в идеальной абсолютной форме этого места, совершенной в своей иллюзорности и реальности одновременно.

А убежища придумывают грубые взломщики. Они понимают, что это место необходимо лишь для работы. У некоторых убежищем служат два стула и компьютер, зависшие в пустоте.

- Он чуть не отрубил мне голову!!! - парень вскочил с места, и тяжело дыша, с ужасом уставился на проектор.

По Алладину поплыли чёрно-белые кадры. Джафар подскочил к парню и поспешил его успокоить:

- Всё хорошо, хорошо... - он осторожно похлопал Алладина по плечу - Всё хорошо, мы в убежище. Твой переход, наконец, завершился.

Алладин отдышался и с облегчением сел на мягкий пол. Джафар вернулся к работе.

- А у тебя тут уютно, - молодой помощник нервно закивал головой, осматриваясь - Я думал, у тебя тут всё будет по кодексу взломщиков.

Алладин лёг на спину и уставился в потолок, неловко потягиваясь.

- Ты что, первый раз на взломе? - строго спросил Джафар, и не дав ответить, протянул очки - Когда наденешь, станешь командной строкой. Не снимай - это всё, что от тебя требуется.

- Я не впервые участвую во взломе, - сердито посмотрел на своего наставника Алладин и надел очки.

Парня окружила сплошная темнота.

- Как скажешь, - эхом раздался голос Джафара во мраке, и бледным огнём вспыхнул мерцающий курсор - Я начинаю.

Пальцы застучали по клавишам. Словно включили свет, и тараканы в голове Алладина побежали прятаться по щелям. Но треск клавиатуры не унимался, поэтому казалось, что комната без конца расширяется, и насекомые неистово перебирают своими лапами, не понимая, почему заветное укрытие постоянно отдаляется. Алладин еле заметно тряхнул головой, пытаясь скинуть с себя наваждение, и представил ливень, барабанящий по оконному карнизу. Всё это время, следом за дрожащим курсором, в темноте возникали горящие буквы, числа и символы.

Кто-то со всей силы дёрнул дверную ручку снаружи. Джафар остановился и замер. Он насторожённо прислушался, надеясь, что ему всего лишь послышалось.

Ручка задрожала. Затем всё дверное полотно затряслось, словно от страха. Джафар в панике продолжил взлом, одновременно соображая, что делать с незваным гостём.

Ненадолго погружённый в тишину, Алладин вздрогнул, услышав раскат грома, а затем снова заколотили капли. Но символы в темноте начали застывать, мерцающий курсор раз за разом возвращался назад, стирая написанное.

Пальцы сбивались, мысли путались, и под грохот топора, разносящего дверь, Джафар осознал, что завершить взлом не удастся.

- Что происходит?! - Алладин начинал воспринимать тревожные звуки.

В образовавшейся в двери дыре зловеще сверкнул глаз «лесника». Защитная программа оценила обстановку и продолжила уверенно орудовать топором.

- Нас спалили... - процедил сквозь зубы взломщик, нервно покусывая губы - И вернуться никак, единственный выход был через дверь...

Джафар переводил своё внимание с окна, за которым издевательски медленно кружил снегопад, на мигающую ёлку, с ёлки на своего помощника, с испуганного помощника на проектор, с чёрно-белого фильма обратно на окно, словно надеясь найти подсказку среди окружения, или просто пытаясь игнорировать смертельную угрозу за спиной, чтобы придумать план спасения.

Темноту вокруг Алладина, вместе с множеством строк из букв и чисел, тряхнуло.

- Какого хрена?!! - парень попытался снять очки.

- Нет, нет, нет!!! Подожди! - остановил его Джафар и почувствовал, как в затылок прилетело несколько щепок - Я нас вытащу...

Взломщик забарабанил по клавиатуре. Рука защитной программы медленно, как змея, вылезла из дыры в двери, и начала нащупывать щеколду.

- Пожалуйста, пожалуйста, вытащи нас - Алладин хотел ухватиться за стремительно убегающий курсор, чтобы он унёс парня подальше отсюда.

- Прости, дружище, если что не так... - последние символы выстроились за остановившимся курсором и Джафар нажал клавишу «Enter».

Всё исчезло.

Кто-то вынул шнур питания?

***

- Где мы?

- Это... - Джафар устало запрокинул голову и начал потирать шею сзади уха - Промежуточный буфер... Кэш.

Он взглянул на Алладина, затем расщепился на кривые линии и геометрические фигуры. Джафар возник где-то далеко, а потом также молниеносно вернулся, продолжая смотреть на помощника, даже не заметив своей телепортации.

Алладин понимающе кивнул и уставился на гигантскую планету, зависшую над пустошью, в которой оказались взломщики. Неожиданно парень провалился, и полетел вниз, отрешённо заглядывая в окна небоскрёба. В одном из них он увидел Джафара и Алладина.

- Как нам выбраться отсюда? - взломщики сидели в лиловом тропическом лесу на берегу реки.

Всё вокруг было окрашено во все возможные оттенки фиолетового цвета. Абсолютно всё вокруг покрывалось сиренево-пурпурным градиентом, переливаясь, возникая ниоткуда и исчезая никуда. Схематичные массивы виртуальных пространств, гигантские, смоделированные каким-то непостижимым умом, объекты, хрупкие графические конструкции, нарастающие друг на друга - всё рушится и вырастает заново, образуя бесконечную волну, осциллирующую, необъятную, холодную и равнодушную.

- Может быть, нам повезёт, и нас заметят другие взломщики, - Джафар поднялся и побежал вперёд, продолжая сидеть на месте.

Его слова будто радиосигнал коснулись головы Алладина, и два взломщика оказались внутри вагончика аттракциона, который устремился по рельсам вниз.

- И каковы шансы? - дрожащим голосом спросил Алладин, уже сидя за рулём спортивного автомобиля.

Локомотив старинного паровоза, не издав ни единого гудка, пронзил салон автомобиля, и Алладин понял, что Джафар промолчал в ответ.

Он шагал по поверхности планеты, наверное, той, которую видел Алладин, или другой, в конце концов, во вселенной их миллиарды.

Парень, отмахиваясь от помех, догнал напарника и громко, злобно, пытаясь обидеть, крикнул:

- Похоже, хреновый ты взломщик!

- Настоящий взломщик имеет право на ошибку... - равнодушно бросил Джафар, и планета превратилась в диско шар, отражающий лучи фиолетового света в ночном клубе.

- Да ты задрал! Я не такой знаток порядков, но по-моему, это всё полный отстой! - Алладин проталкивался сквозь толпу ботов, пока на сцене играли виртуальные рокеры.

Он пытался перекричать музыку, но этого не требовалось, потому что шоу было одномерным. Продольный срез, слой, наполненный звуком и всеми атрибутами рок-концерта.

- Но ведь все давно знают, что взломщики, взломщики... - Алладин взбирался по заснеженному склону горы, с трудом поспевая за Джафаром - Взломщиков придумала «Бабочка»!

Джафар остановился. Алладин, едва не сорвавшись, ухватился за выступ, но тот предательски откололся. Далеко наверху зародился глухой гул, и спустя секунды горный склон ожил, заискрился и полетел вниз. Джафара снесла лавина.

Они придумали идею, кодекс, объяснили «принцип Нолана». Потом завербовали десяток юных бунтарей, чтобы те отправились в город и нашли близких по духу. Так пополнялась армия взломщиков, действующих по невидимому указу кого-то из верхушки корпорации «Бабочка». Находясь в тени, неизвестные ловко манипулировали стропами, приводя в движение сотни марионеток. Послушные куклы с огнём в глазах взламывали генеральных директоров, устраивали подставы и диверсии, компрометируя неугодных, принося их в жертву на алтарь внутриполитической войны.

- Это ложь, дешёвая ложь ублюдков из корпорации! - Джафар прижал Алладина к стене недостроенного средневекового замка - Из-за таких как ты, случайных пассажиров, нас перестали уважать! Из-за таких, как ты, готовых поверить в любую чушь!

Недалеко от них, в клубах сиреневого дыма, несколько рыцарей и огромный дракон сражались друг с другом, рассыпаясь на воксели. Джафар замахнулся, чтобы ударить Алладина, и тот зажмурился.

Парень открыл глаза и увидел, как они идут по мосту, вырастающему прямо перед ними.

- Да, корпорация сильна... - тихо говорил Джафар - Идея взломщиков умирает. А как быть мне?!

Он остановился и вопросительно посмотрел на помощника.

- Как мне просыпаться утром? Всё бросить?! - Джафар зашагал, глупо размахивая руками и переходя на рассерженный крик - Взломщиков придумала "Бабочка"? Не может быть?! Что же мне делать?! А, я знаю... Тогда к чёрту всё! К чёрту всю мою глупую жизнь! К чёрту взломщиков, их дурацкий кодекс, по которому я прожил большую часть своей жизни!!! К чёрту меня!!! В корзину... Теперь я стану... Стану просто ничтожеством... А, нет! Стану дизайнером одежды и встречу королей снов! Ура!!!

- Вытащи нас отсюда, - прошипел Алладин.

- Ты знал, на что идёшь, - с безразличием ответил успокоившийся взломщик.

Парень в бешенстве прыгнул на Джафара, и они вместе полетели с моста, прямиком в фиолетовую текстуру воды. По её глади побежали круги и неожиданно застыли, представ перед взломщиками песчаными барханами.

- А короли снов? Они нам смогут помочь? - Алладин сел посреди аметистовой пустыни.

- Это всего лишь красивая история, - устало повторил Джафар и усмехнулся - А сюда даже защитная программа не может попасть.

- Но тебе удалось?

- Это из-за ошибки в коде.

- А что делают настоящие взломщики, когда совершают ошибки?

Джафар будто неожиданно проснулся и почувствовал, как ему исполнилось тысячу лет. Вспомнил молодость, когда был готов ко всему - замерзать до смерти, гореть в огне, прыгать с крыш, любить и ненавидеть. И понял, что всё остальное неважно. Взломы, корпорации, виртуальные пространства - блеклые дрожащие тени скучной реальности, освещённой пламенем его молодого духа, сверкающего зарядами неистощимой энергии, оставшейся в прошлом. Но Джафар испытал это, только он испытал это, и никто другой, и только сейчас взломщик смог осознать бесценность этого чувства.

- Отвечают за них - расплылся в счастливой улыбке Джафар - Но знаешь, всё было ошибкой с самого начала.

- Что ты имеешь в виду? - Алладин уткнулся взглядом в носки своих гангстерских ботинок, устав от бесконечных метаморфоз, происходящих вокруг.

- Наше мероприятие было похоже на "идеальный взлом", - Джафар тяжело вздохнул и продолжил - Когда кому-то, не сильно погружённому в профессию, новичку, вроде тебя, пренебрегающему основами сетевой, или, как ещё её называют, нейробезопасности, внедряют маячок для защитной программы. Внедряют прямиком в нейроимплант. Чтобы убрать взломщика.

Алладин возмущённо вскочил с места и обратил внимание, что вокруг стало как-то тихо.

- Похоже, идёт зачистка кэша, - обречённо подметил Джафар и продолжил - Так вот, мне должны были денег за прошлый взлом. Внушительную сумму. Соответственно, лишённый финансов, я мог бы нанять только кого-то, вроде тебя. Нуба. С помощью которого, мой должник мог бы со мной поквитаться - маячок обошёлся бы дешевле долга. Единственная сложность - свести нас друг с другом...

Джафар повернулся к Алладину и испугался, увидев своего помощника на мушке револьвера. Оружие держал парень с балаклавой на голове, одетый в белый спортивный костюм.

Замерев, Алладин наблюдал, как позади его наставника, девушка в красном платье, также с балаклавой на голове, приставила к горлу Джафара лезвие ножа, и протянула молодому взломщику чёрные очки.

Джафар осторожно забрал очки у парня с оружием, пока Алладин надевал аксессуар, любезно предложенный девушкой. Она ловко сложила свой нож-бабочку.

***

Все четверо резко оказались в "летнем лесу".

- Кто вы такие? - парень в спортивном костюме навёл дуло револьвера на Джафара.

- Я взломщик! - последовал гордый ответ.

Прогремел выстрел, и тело Джафара рухнуло на изумрудную траву. Алладин вздрогнул, ожидая услышать трепет крыльев тревожно вспорхнувших птиц. Но вместо этого прозвучало сухое замечание:

- Нет ничего хуже взломщика с защитной программой на хвосте, - парень в балаклаве кивнул подруге, указав куда-то в сторону.

Девушка в эффектном красном платье взмахнула рукой, ловко разложив нож-бабочку, и метнула его в "лесника", который вылез из кустов. Лезвие вонзилось строго в лоб защитной программы.

- Их будет больше, - одобрительно закивал парень и перевёл своё внимание, вместе с дулом револьвера, на Алладина - А ты кто такой?!

Алладин начал растерянно подбирать объяснения, затем взглянул на девушку и смущённо улыбнулся:

- Я... Я хотел... Хотел узнать, что такое трансгрессия...

Парень и девушка многозначительно переглянулись. "Лесники", похожие друг на друга как деревья чащи, из которой они выбрались, начали окружать парочку и непутёвого взломщика.

- Надевай, - Алладину протянули очки.

***

Сначала выросли стены, с наклеенными на них розовыми обоями. Всколыхнулись алые шторы на окнах. Медленно, как текучее олово, навис зеркальный потолок. На полу проступил белый ковролин. С потолка чуть не упала капля, она вытянулась и превратилась в люстру с плафонами в виде купидонов. Алладин сидел на большой двуспальной кровати в форме сердца, наблюдая, как вокруг него возникает пошлый интерьер гостиничного номера для молодожёнов. Переход произошёл невероятно легко и плавно.

Девушка, Скалли, уже переодетая в лиловое платье, сняла с головы балаклаву и мило улыбнулась Алладину. Её друг в спортивном костюме, Пимп, также сбросил маску, под ней оказался коротко стриженый парень, с большим кривым носом и уродливым шрамом на щеке.

- Не волнуйся, с твоим другом всё в порядке, - Пимп деловито достал ноутбук и начал возиться с проводами.

Скалли поправила рыжие волосы. У неё были большие чёрные глаза, длинный узкий нос и маленькие губы в форме бантика. Девушка заметила взгляд Алладина, и неторопливо забралась на кровать, устроилась позади парня и принялась массировать ему плечи.

- Кто вы?! - Алладин напрягся ещё сильнее - Короли снов?!

Пимп вытянул один провод, держа его перед собой, он заговорил как школьный учитель:

- Сейчас твоё сознание разрушит все возможные границы обычного бытия и станет свободным потоком информации.

Алладин почувствовал жжение в области лба и тут же осторожно к нему прикоснулся. Он нащупал что-то металлическое, похожее на гнездо для провода.

- Зачем это?

- Трансгрессия, - озадаченно пожал плечами Пимп.

Скалли стала ещё интенсивнее массировать плечи Алладина.

- Я думал, вы мне просто расскажете... - парень неожиданно для себя начал расслабляться.

- О, об этом невозможно рассказать, милый, - Скалли томно зашептала на ухо Алладину - И никак не объяснить точно. Ты должен испытать это сам.

- Но... - голос Алладина охрип от волнения - Но ведь вы проделали это с собой?

Пимп устало бросил провод и опустился в пушистое белое кресло напротив кровати.

- Тот парень, о котором ты слышал, он создал нас, перед тем, как уйти. Чтобы мы отвечали на вопросы кого-то, вроде тебя, - скучающе объяснил он, и закинул одну ногу на другую.

Скалли нежно обхватила Алладина, свесив руки с его плеч. Она невзначай потёрлась щекой о его щёку и снова зашептала:

- Он написал программу и назвал ее "Короли Снов", - сладкий голос девушки защекотал слух Алладина - Это мы.

- А затем его сознание, и сознание его заболевшей подруги стали... - Пимп начал жестикулировать рукой, подбирая слово - Э... цифрой.

Он и Скалли любовно переглянулись.

- Главным условием встречи с королями снов он сделал ошибку, - продолжил объяснение Пимп, заметив растерянный взгляд парня - Можешь поблагодарить своего друга-взломщика.

Алладин начал водить глазами, с любопытством разглядывая Пимпа и провода на полу. Потом он вежливо освободился от объятий Скалли, и на мгновение задумавшись, спросил:

- Но что стало с ними? С вашими создателями?

Пимп принял воодушевленную позу, устремил мечтательный взгляд куда-то в окно и заговорил снова как школьный учитель, будто ему не раз приходилось это повторять. Но теперь это был, скорее, учитель литературы:

- Может быть, они рассыпались на миллиарды пикселей, или застыли в небе в качестве радиосигнала, а может быть они стали набором единиц и нулей, или прямо сейчас, они несутся по старым проводам, превратившись в свет. Можно гадать бесконечно… - Пимп строго посмотрел на взломщика - Или испытать всё самому. Ты готов?

Алладина не вдохновила эта поэтичная речь. Она казалась искусственной. Ещё бы, перед взломщиком сидела компьютерная программа. В виртуальном пространстве. Он сам смоделированный образ парня, который сейчас безвольно лежит на диване!

Будто прочитав мысли Алладина, Скалли ласково провела рукой по его волосам. Он почувствовал нежное прикосновение и задумался. Взломщику было страшно, но ещё больше он боялся, что страх окажется единственной причиной отказа от трансгрессии. Алладин вспомнил своё тело, безвольно лежащее на диване, и в этот раз испытал странную гордость. Он понял, что может существовать в двух разных мирах, даже если один из них всего лишь иллюзия - и это показалось парню преимуществом. В отличие от непонятного состояния, пугающего и бессмысленного, предлагаемого королями снов, его жизнь была чем-то привычным и уже надоедающим, способным приносить боль, несчастье и разочарование, а значит удовольствие, счастье и радость. Какой смысл в существовании, если оно никогда не закончится. Какой смысл во сне, если пробуждения не наступит?

- Нет - твёрдо ответил Алладин - Я хотел стать дизайнером одежды.

- Жаль, - грустно сказала Скалли, сидя на краю кровати.

- Ты уверен?! - Пимп поднялся с кресла и склонился над парнем - Данные о нашей встрече будут стерты.

Алладин удручённо закивал, склонив голову. Пимп немного расстроено взял Скалли за руку, и они направились к выходу из гостиничного номера.

- Подождите, - Алладин потрогал лоб, на нём уже ничего не было.

Пимп и Скалли обернулись.

- Говорят, вы способны показать истину.

Парочка снисходительно улыбнулась.

- Посмотрите! - громко закричал Пимп с насмешливым задором, словно желая, чтобы все жители виртуальной гостиницы, или хотя бы соседи по номеру, его услышали - Паренек хочет увидеть истину! Этот паренёк готов постичь истину! Ты уверен?!

- Да! - Алладин одобрительно закивал, расплываясь в счастливой улыбке.

Скалли протянула ему очки виртуального пространства. Молодой взломщик с нетерпением, и невероятно серьёзным видом, надел их.

***

Мерцание экрана нервно освещало два силуэта, шевелящихся в тёмной комнате напротив сверхтонкого дисплея. Будто ничего больше и не существовало. Только два еле различимых облика, оказавшихся зрителями "Магазина на диване", и миллион пикселей перед ними.

Шоу прекратилось, сквозь чёрный экран угрожающе проступила золотая бабочка, и застыла на несколько секунд под торжественно-тревожный музыкальный проигрыш.

Алладин примерил чёрные очки, затем снял, и решил лучше их рассмотреть. Рядом сидел Джафар и без остановки водил пальцами по тусклому дисплею цифрового планшета.

- Что ты слышал про Королей Снов? - вдруг спросил Алладин.

0
369
13:38
Киберпанк, в духе Лабиринта отражений, только вместо Дайвера — Взломщик.

В целом читабельно, хоть и затянуто. Рассказ можно было сократить на треть и ничего не потерять в сюжете.

Ведущий в чёрном костюме и белой рубашке, на чёрном галстуке которого, благодаря очень высокому разрешению сверхтонкого дисплея телевизора, можно было разглядеть вышитую золотом бабочку


Из-за таких вот громоздких предложений текст становится трудно читать. Лучше сделать два-три мелких.

ведущий расплылся в радостной улыбке


Классический перл

спахивая землю с закопанного цифрового планшета


опечатка в слове «смахивая»

Неизвестно, как яйца оказались в головах обречённых


Перл смешной №1.

Джафар устало запрокинул голову и начал потирать шею сзади уха


Перл смешной №2.

Вообще имена героев, эти Алладины с Джоффарами и Скали без Малдера, вероятно должны были придать рассказу долю юмора, но когда они постоянно мелькают в довольно большом тексте, это только раздражает.

В тексте есть и стилистические огрехи. Слово «Очки» повторяется 38 раз. Многовато.

Итого: средний рассказ на общеконкурсном уровне. 5 из 10.

Загрузка...
Константин Кузнецов