Нидейла Нэльте №2

По воле Создателя

По воле Создателя
Работа №734

В жизнь Джека пришел кошмар, когда он в очередной раз шел в сторону издательства. Из сумки торчали листы бумаги, отпечатанный текст почти полностью скрывался за красным маркером. Джек лишь на секунду остановился, чтобы поднять воротник и закрыться от режущего холодного ветра. Именно в этот момент мир начал сходить с ума, отбивая чечетку на поломанных жизнях.

Сначала зазвучали барабаны. Глухие удары раздавались из ниоткуда или, если угодно, отовсюду. Два удара, один, один, три, один, один, три, один, один… Люди оторвались от экранов телефона и магазинных витрин, стали оборачиваться, поднимать головы, но источник звука по-прежнему никак себя не проявлял. Затем земля начала дрожать, все стекла вокруг зазвенели, а через пару секунд лопнули, осыпав градом осколков, попадая в глаза и раскрытые от удивления рты. Вдруг кто-то закричал: «Ядерный удар!», и эта бредовая, явно ошибочная версия происходящего разлетелась по толпе, словно чума.

Раздались крики и плач детей. Все заметались, многие рванули прямо через разбитые витрины в магазины, выбегая обратно с полными карманами всего, что подвернулось под руку. Джек же оказался в числе меньшинства, тех, кто так и остался стоять на месте, наблюдая за происходящим. Стекло хрустело под ногами паникующих горожан, улица переполнилась звуком, а барабаны продолжали выбивать свой дьявольский ритм.

Дальнейшие события так и не были приняты теми, кто смог уцелеть.

Толпа, бегущая к перекрестку, внезапно начала останавливаться, развернулась и побежала в обратную сторону, смешивая с асфальтом тех, кто не успел среагировать и отступить. Воздух прорезали нечеловеческие вопли, которые вскоре заглушило жужжание. По спине Джека протекла ледяная струя ужаса, а глаза раскрылись так сильно, что едва не выпали наружу. Зрелище и вправду было впечатляющим.

За верещащими горожанами летели две гигантские жирные мухи. Взмахи крыльев поднимали машины в воздух, и те, переворачиваясь, падали в толпу. Красные фасеточные глаза безлико пялились в пустоту, а мерзкие лапы загребали людей и бросали прямо в мушиные пасти.

- Что за чертовщина… - прошептал Дж---

-Что за хрень?! – заорал Джек и ломанулся прочь от тварей. Он бежал, не разбирая дороги, перепрыгивал через тела и все искал укрытие, укрытие, укрытие! Внезапно резкий грохот, и ---

Раздался оглушающий грохот, и кусок стены небоскреба полетел вниз. В образовавшемся проеме появилось еще одно насекомое. Оно перевалилось через край и поползло по стене, оставляя дыры от ног.

- Что происхо---

-Твою мать! – Джек чудом увернулся от куска стены. Стены! Гребаной стены! Эта тварь выломала кусок дома и теперь жрет народ, как легкую закуску! Это, блин, не просто не нормально, это какой-то---

Внезапно Джека подхватило и понесло. Одна из мух каким-то образом подцепила мохнатой лапой его сумку, и молодой писатель беспомощно забарахтался в воздухе. Он с трудом принял единственное верное решение---

«Да пошел он, этот роман!» - с этой мыслью Джек выскользнул из лямки и упал вниз. Благо, ничего себе не сломал, приземлившись на какого-то толстяка с торчащим из головы куском металла. Проводив взглядом монстрятину, уносящую его писанину в дальние края, Джек лихорадочно осмотрелся в поисках хоть какого-то укрытия и остановил свой выбор на канализационном люке. Резонно предположив, что ради спасения можно и поплавать в дерь---

…Джек бросился к люку и попытался его сдвинуть. Удивительно, на что способен человеческий организм в стрессовых ситуациях, но парень одним движением отбросил чугунную крышку на несколько метров---

Тяжеленная дура едва не упала на ногу – а чего бы и нет-то, до кучи! Джек лишь на секунду тупо уставился в черноту, а затем чуть ли не щучкой нырнул навстречу зловонию и, что важнее, спасению---

А дьявольские барабаны продолжали отбивать: два удара, один, один, три, один…

***

Джули тупо следила за мухой, бьющейся в окно с уличной стороны. Ей было скучно: Мартина не было уже десять минут, хотя он «отлучился на секунду», а их заказ до сих пор не принесли. Глядя, как глупое создание раз за разом врезалось в невидимую преграду, девушка пропустила момент, когда все ее нутро сжалось от тревоги. Что-то надвигалось…

-Прости, что так долго!

Джули вздрогнула и перевела взгляд на Мартина, глаза которого светились не хуже, чем дорогие ресторанные лампы. Он сел за столик и, продолжая сиять, стал нервно трепать меню одной рукой, вторую же так и не вытащил из кармана.

-Чем ты занимался? – спросила Джули, будто бы невзначай, хотя начинала догадываться о причине его отсутствия, и тревога быстро сменилась волнением с примесью предвкушения.

-Мы уже давно вместе… - начал Мартин, - и я думаю, настал момент перевести наши отношения на следующий уровень.

Все признаки были налицо: и радостная улыбка жениха (пока будущего, но осталось совсем немного…), и рука в кармане, и долгое отсутствие. Осталось лишь дождаться вопроса, ответ на который уже давно теплился в сознании Джули.

Подошедший официант поставил на столик блюдо, накрытое крышкой, и с поклоном удалился. Девушка на миг задержала дыхание и почувствовала, как слезы начали скапливаться в уголках глаз.

-Ты, наверное, проголодалась? (робкий кивок) Я позаботился, чтобы этот ужин остался в нашей памяти надолго. Прошу, милая, сними крышку.

Второй раз можно было не просить. Джули с радостным писком схватилась за ручку и подняла металлический купол над головой. В следующий миг из ее груди вырвался слабый вопль, а глаза в ужасе уставились на то, что этот купол скрывал.

Посреди блюда лежала рука, отрубленная по запястье. Вокруг пальцев обвивалась татуировка змеи, на которую они вместе с Мартином откладывали деньги. Мертвая конечность сжимала двумя пальцами прелестное кольцо, еще одно поблескивало на безымянном пальце, а вокруг руки в луже крови были разложены ее любимые цветы.

-Ты выйдешь за меня? – спросил Мартин полушепотом, по голосу явно едва сдерживая эмоции. Все вокруг встали и зааплодировали, закричали «Соглашайся!», а официант, принесший ужасный деликатес, одобрительно кивал у стойки бара. Всего этого Джули не видела, так как не могла отвести взгляд от кольца с маленьким аккуратным бриллиантом. «Что.. за..---

ХРЕНЬ?!»

Она отшатнулась от столика, чуть не упала, но глаза ее по-прежнему пялились на руку жениха, смирно лежащую на блюде.

-Джули! – вскрикнул он и бросился помогать, протянул к ней руки, а если точнее, руку и плохо перебинтованную культю.

-Отвали!

Джули ползла прочь, цепляясь за штаны и юбки посетителей. Мартин замер в нелепой позе с вытянутыми руками (рукой, РУКОЙ!), от радости и волнения на лице не осталось и следа. Уголки рта ублюдка опустились, он выглядел растерянным---

- Это значит «нет»? – после этой фразы воцарилась гробовая тишина. – Но мне казалось, что у нас все хорошо…

Джули не могла вымолвить ни слова. Она смотрела и смотрела на столь необычный способ позвать ее в жены, однако что-то за окном явно требовало к себе больше внимания, а именно---

Муха. Гребаная муха размером с автобус летела прямо в сторону ресторана. «Эта десять минут биться в стекло не станет», подумала Джули и вскочила на ноги. Она не видела, но слышала, как разбилось окно, как заорали люди, как вопил ее жених, как крик оборвал хруст ломающихся костей. Не видела она этого, потому что изо всех сил улепетывала к черному ходу---

Вдруг что-то ударило ее по затылку с такой силой, что она плашмя полетела на пол. Оторвав лицо от паркета, она увидела прямо перед носом кольцо с бриллиантом, радостно сверкающее на мертвом пальце. Джули схватила руку и, не особо целясь, бросила в муху, которая уже навострила челюсти на очередной лакомый кусочек в виде новоиспеченной невесты. Поймав снаряд на лету, та жадно захрумкала, кольцо блеснуло, будто в последний раз подмигнуло этому миру, и исчезло навсегда. Тем временем, Джули уже выскочила на улицу и бежала, не разбирая дороги, под ударный аккомпанемент---

Ритм казался ей знакомым, хотя она и понимала, что сейчас вообще не тот момент, чтобы думать о музыке. Обрести жениха, узнать, что он долбанутый на голову, а потом тут же потерять его, и все это за пару минут… «Да уж, подруга, можешь смело обновлять список дел на год».

И все же… Каким бы кошмаром не было произошедшее, как бы истерически не вопило ее сознание, она невольно на бегу отстукивала этот ритм зубами.

Тум-тум, тум, тум, тум-тум-тум, тум-тум…

Клац-клац, клац, клац…

***

Хлоп.

Хлоп.

Хлоп.

- Боб, я прошу тебя, прекрати. Оставь ее.

- Чертова муха! Ненавижу их! – Боб снова замахнулся рукописью, и стал на цыпочках подкрадываться к своей жертве. Разумеется, муха не стала дожидаться, пока толстый редактор нелепо доковыляет до нее, и нагло пролетела через весь кабинет под полные возмущения возгласы.

Вален покачал головой и снова повернулся к окну. Бывалому критику, метко и едко разносящему в клочки шедевры желторотых писателей, было куда интереснее изучать свинцовые грозовые тучи, чем наблюдать за унылой охотой на глупое необразованное насекомое.

ХЛОП.

- Есть! Убил!

- Поздравляю. А теперь будь добр, почисти рукопись.

Боб брезгливо сморщился и соскреб мушиные остатки об край стола. Вален терпеливо дождался, пока бумага не приобрела товарный вид, и попытался возобновить прерванный мухой разговор.

- Так что ты все-таки думаешь? Дать шанс?

- Этот Ривз – парень амбициозный. Считаю, зря ты так обошелся с его романом. Было в нем что-то такое…

- В нем был мусор, - критик даже скрипнул зубами, - канцеляризмы, штампы, никакой логики повествования. Очередной диванный фантаст. Вот только где фантастика-то? Сплошная порнография.

Боб покачал головой.

- Ты слишком жесткий, даже для критика. Должно же тебе хоть что-то нравиться.

- И это мне говорит Боб Стэнфорд? – усмехнулся Вален. – Скольких авторов ты сам съел с потрохами?

- Ха-ха, твоя правда! Взять хоть вот этого, - Боб помахал «орудием убийства», - годится только мух бить, ни на что другое! Я таких жрал целыми пачками!

Он швырнул рукопись на стол и короткими жирными пальцами начал бесцеремонно хватать листы и бросать за спину. Вален продолжал улыбаться, но уже слегка натянуто. Его товарищ как-то слишком резко распалился не на шутку.

Внезапно со всех сторон сразу зазвучали барабаны. Они сотрясали стены издательства, предметы на полках начали подпрыгивать. Вален быстро посмотрел в окно, но ничего необычного там не увидел. А Боб, похоже, вообще ничего не замечал.

Просто швырять рукопись по углам ему, видимо, было мало, и он начал пихать ее в рот целыми листами.

- Любовная линия просто нелепа!

Лист в рот.

- Никакой динамики!

Лист в рот.

- Перегруз деталями!

Лист в рот.

Боб продолжал выкрикивать претензии, набивая щеки рукописью, он не успевал жевать, и просто глотал скомканную бумагу целиком.

- Вот так я их жрал! Вот так! Вот так!

Лицо Боба наливалось кровью, стало сначала пунцовым, затем багровым. Глаза вылезли из орбит, а мощные челюсти продолжали перемалывать труды бедолаги-писателя и изрыгать в его адрес ругательства.

Барабаны зазвучали громче. Грамоты попадали с гвоздей, стекла в рамках треснули. Вазочка с конфетами опрокинулась, и они весело покатились по столу. Боб уже не мог внятно произнести ни слова, он надулся, как индюк, и наконец, перестал пихать в рот бумагу. Тяжело навалившись на стол, редактор попытался откашляться, но из глотки вылетели лишь несколько одиноких клочков. Ноги подкосились, и Боб рухнул в редакторское кресло, захрипел и затих.

Тучи продолжали клубиться над издательством. Лицо Боба побелело, а пальцы подергивались в последних конвульсиях, будто пытаясь нашарить шею какого-нибудь писаки---

Вален кое-как заставил себя пошевелиться.

- Боб… Боб, твою мать… ты… ты чего? Ты живой?

Лишь только вопрос прозвучал, как Вален осознал его тупость. Только теперь он бросился к другу, но помочь ему уже, естественно не мог. «Почему я просто стоял и смотрел? Почему? Почему не помог? Почему не остановил? Почему просто смотрел?..» Это же было так логично. Именно так он и должен был поступить. Но вместо этого он…

А где он был вообще?

Просто стоял.

Просто смотрел. Или нет?

Вален не мог вспомнить. Единственное, что снова и снова вспыхивало в памяти – Боб Стэнфорд, пожирающий чью-то рукопись. Ни того, что он сам делал в этот момент, ни чья это была рукопись, Вален понятия не имел.

Резкая боль пронеслась через виски. Валена скрутило и прижало к полу. Он пытался подняться, но в голове внезапно замелькали, заметались мысли, вот только чьи?---

Вален очнулся на полу. Нашарив очки, он водрузил их на нос (очки? какие еще к черту очки? я не ношу очков!) и поднялся на ноги. Боб так и сидел в кресле. Вален увидел, как из открытого перекошенного рта вылетела муха и уселась на глаз мертвого редактора (откуда взялась муха? он же убил муху. не буду смотреть). Вален смотрел (не смотрел!) смотрел (не смотрел!) Вален видел (нет!) Вален (пошел к черту! что за имя вообще? разве меня так зовут? кто додумался так меня назвать?)

Я!

Тишина.

Вален (который уже сомневался, что это действительно его имя) огляделся, но не увидел говорящего. Едва он открыл рот, чтобы спросить, как голос снова зазвучал, как те барабаны… отовсюду.

Я ТАК ТЕБЯ НАЗВАЛ. Я ВИДЕЛ ЭТО ИМЯ В ОДНОЙ ПЬЕСЕ. ТЕБЕ ПОДХОДИТ.

У Валена пересохло во рту, а язык прилип к небу.

«Кто ты?»

ТВОЙ СОЗДАТЕЛЬ. ТВОЙ И ВСЕГО СУЩЕСТВУЮЩЕГО.

«Ты Бог?»

ДЛЯ ТЕБЯ – ДА.

***

Джули огляделась. Она понятия не имела, куда попала. Последнее, что она помнила – как она бежит из ресторана, где ее сбрендивший жених… Подкатившая тошнота прервала ход мыслей. Джули закрыла глаза и несколько раз тяжело вздохнула. Полегчало. Теперь она могла мыслить более или менее связно. Итак…

Какого хрена вообще произошло?

Это кошмар, страшный сон, бред сумасшедшего, чья-то больная фантазия… Джули вздрогнула, хотя сама не могла объяснить, почему---

В любом случае, Джули понимала: тот, кто это сотворил – обладает безграничной властью---

«Что это?»---

Перечить ему опасно.---

«Кто это? Что происходит?»---

Он может заставить ее расшибиться об асфальт и растечься кровавой масс---

Джули закричала и бросилась бежать. Она петляла по улицам, вокруг творился какой-то хаос, люди носились взад и вперед, но девушке было не до них. Она остановилась лишь перед каким-то зданием, которое видела впервые. Что-то подсказывало ей, что там она будет в безопасности.

НЕ ВХОДИ ТУДА.

Голос просто зазвучал в голове, но Джули изо всех сил старалась не обращать на него внимания. Она взялась за дверную ручку

НЕ ВЗДУМАЙ.

повернула

У ТЕБЯ ЕЩЕ ЕСТЬ ШАНС

открыла дверь---

В ее тело будто вонзились раскаленные иглы---

«Нет!»

и вошла внутрь.

***

Вален обернулся и посмотрел на вошедшую. Несколько секунд они просто смотрели друг на друга. Потом девушка увидела труп и тихо вскрикнула.

- Понимаю, выглядит недвусмысленно… Но это не я сделал.

Джули силой заставила себя не смотреть на тело.

- Я и похуже видела. Что происходит?

Вален лишь покачал головой. Вопросов было в разы больше, чем ответов. Да и ответы тянули скорее на предположения. Безумные, абсурдные… но это все, что у них было. Джули раздраженно дернула плечами.

- Хорошо… Тогда что делать со всем… этим, - она махнула в сторону окна. Барабаны все еще звучали, но гораздо тише. Вдали виднелись мухи, ползающие по зданиям.

- Пока что, будем ждать.

- Чего?

- Кто бы знал.

И надолго замолчали. Джули уселась в углу, Вален стоял у окна. Так прошло минут двадцать.

- Что с вами случилось?

Джули подняла голову и задумалась. Вален расценил ее молчание, как нежелание отвечать.

- Это, - он указал на Боба, - мой коллега, редактор. Он съел целый роман и… задохнулся.

- Мой жених позвал меня замуж. Предложил, так сказать, руку и сердце… в буквальном смысле. А потом его сожрала огромная муха.

У Валена вытянулось лицо, и разговор заглох. Они замолчали, вслушиваясь в ударные, перешедшие в монотонный гул. Внезапно Джули осенило.

- Это «Мьюз»!

- Что?

- Группа такая, «Мьюз». Это ударная партия из их песни. Что-то там про…

Она замолкла, ужаснувшись собственной догадке.

- Про что?

- …про Апокалипсис.

Два удара, один, один, три, один, один…

И три удара в дверь.

***

Не дожидаясь ответа, дверь распахнулась, а на пороге возник молодой парень. Едва он вошел, Джули и Вален зажали носы – от пришельца ужасно воняло. Вален прищурился – он узнал вошедшего.

- Джек Ривз?

- Привет, ваше критиканство, - парень издевательски поклонился, – простите за непрезентабельный вид.

- Ривз, вы что, по помойкам лезли?

- По канализации. Прятался от этой летающей мразоты. Но, как говорится, - Джек прошел вглубь комнаты и, не обратив внимания на труп, взял горсть конфет со стола, - через что только в наше время не приходится пройти молодому писателю. Верно ведь? Можете не отвечать.

Они и не собирались.

- Между прочим, я шел к вам. Нес свой роман. Хотел ткнуть вас носом в ваши же правки. Понавешали на меня ярлыков, как обычно.

Вален закашлялся.

- Ривз, вам не кажется, что сейчас не время для личных трений? Мы тут пытаемся выяснить, что за ужас творится.

Джек удивленно вскинул бровь.

- Я думал, уж кому-кому, а вам должно быть ясно. У меня было время поразмыслить над этим, пока я пробирался через отходы. Но неужели у вас нет никаких версий?

- Есть одна. Но она настолько безумна, что я просто не могу в нее поверить.

Джек высыпал недоеденные конфеты в вазочку и облокотился на стол.

- Писатель? – прошептал он.

- Хуже. Плохой писатель.

***

- Так, минуту.

Джули зажмурилась и замахала руками, останавливая жаркую дискуссию между Джеком и Валеном.

- Вы хотите сказать, что весь наш мир – это вымысел? Что мы всего лишь плоды воображения какого-то чокнутого?

- Других вариантов нет.

- Но… Но как? Это же полный бред!

- Да, вот именно! – воскликнул Вален. – Абсолютнейшая ахинея, я таких в жизни не читал, а повидал я много, взять хоть роман Ривза…

- Пошел ты, мастер-критик.

- Никакой логики, мухи взялись из ниоткуда, люди ведут себя не просто странно, а как герои плохой психоделики, при этом совершают ну совсем невозможные поступки. И никаких предпосылок, связи событий, персонажи не прописаны…

- Что, даже мы? – прервала его Джули.

- А ты попробуй, - сказал Джек, - вспомни хоть что-то из жизни до всего этого. Я вот помню себя лишь незадолго до появления мух. Остальное так, размытые образы. Только то, что мне нужно помнить. Например, как мой роман разнесли в пух и прах.

- Успокойся, Ривз, - устало протянул Вален.

- Извини, не могу. Таким меня, видимо, создали. Истеричным засранцем.

- А барабаны? – Джули попыталась вернуть разговор в нужное русло.

- Украл идею у Кинга. Взял ударные из песни и давай творить под них страшное.

- Но зачем? – девушку трясло и колотило изнутри. Вален тяжело вздохнул.

- Наверное, всему виной авторская вседозволенность. Мол, могу написать, что хочу. Захочу, создам целый мир, а потом его же и уничтожу, самыми изощренными способами. Никто же не пострадает на самом деле. Вот только не учел, что безграничной власти у писателя нет. Все подчиняется логике и хорошо прописанным героям.

ОШИБАЕТЕСЬ!

Их прижало к полу, затем отбросило к стенам, переломав им все кости. Потом их конечности стало выкручивать, а зубы разлетелись по углам---

- Тебе самому не смешно?

Джек встал посреди комнаты и кричал в пустоту.

- Нельзя просто так швырять людей. Должна быть какая-то причина!

Я – АВТОР! Я – СОЗДАТЕЛЬ МИРА! МНЕ НЕ НУЖНЫ ПРИЧИНЫ, ЧТОБЫ УНИЧТОЖАТЬ ТО, ЧТО Я ЖЕ И СОЗДАЛ!

- Тогда почему мы тебе не подчиняемся? Ты упустил контроль!

НИЧЕГО Я НЕ УПУСТИЛ!

В голосе послышались истерические нотки.

КРУГОМ ОДНИ КРИТИКИ! НЕ НРАВИТСЯ ТО, НЕ НРАВИТСЯ ЭТО! Я – БОГ СОБСТВЕННОГО МИРА! Я- ВЛАСТЬ! ЭТО МОЙ ЗАМЫСЕЛ, Я ТАК ЗАХОТЕЛ! А КРИТИКИ – ИДИОТЫ! ИМ ТОЛЬКО ДАЙ ОГРАНИЧИТЬ АВТОРА, ВЫДЕЛИТЬ ВЕСЬ РОМАН СВОИМИ МАРКЕРАМИ, НАЗВАТЬ МОЙ ТРУД БУМАГОМАРАТЕЛЬСТВОМ! НО КОГДА ОНИ ЗДЕСЬ, В МОЕМ МИРЕ… Я МОГУ ИМ ОТОМСТИТЬ, ХОТЯ БЫ ТАК!

Вален странно захрипел, глаза его налились кровью. Его сложило несколько раз пополам, скрутило в шар, потом подбросило и уронило как кучу тряпья и костей. Затем он поднялся, на переломанных ногах поковылял к двери и вышел на улицу. Джек и Джули переглянулись и последовали за ним.

Со всех сторон перед издательством собирались такие же переломанные люди. Большинство из них были в галстуках, очках, некоторые держали в зубах трубки, а у одного из нагрудного кармана болтался монокль. Они стали верещать, как маленькие дети, сгибаться с хрустом костей, подбирать камни и бросаться в небо. Вален присоединился к ним, схватил за хвост пробегающего кота и, раскрутив, швырнул несчастное животное---

-Идиот, - прошептал Джек. – Позор литературы.

ПОЗОР, ГОВОРИШЬ? С МЕНЯ ХВАТИТ! ЭТО БЫЛА ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ, ДЖЕК РИВЗ! НЕ ТЕБЕ УЧИТЬ МЕНЯ! МЕНЯ – ТВОЕГО БОГА! ТЫ ЛИШЬ ЖАЛКАЯ ПАРОДИЯ НА ПЕРСОНАЖ, МНЕ ДАЖЕ ЛЕНЬ ТРАТИТЬ НА ВАС ВРЕМЯ! ПОШЛИ ВЫ К ЧЕРТУ, ВСЕ ПУСТЬ ИДЕТ К ЧЕРТУ! СДАЛОСЬ МНЕ ЭТО ПИСАТЕЛЬСТВО…

Слова заглушил грохот, барабаны просто разрывались, земля разламывалась, хлынули ливни, ударили молнии, океаны вышли из берегов, с неба сыпались огненные шары, земная ось вертелась волчком, а всю планету облепили мухи.

***

джек

джек

джули это ты

да

что происходит

где мы

нас больше нет джули

ничего больше нет

все ушло

осталось лишь

ничто

чистый лист

пустой

белоснежный

девственный

чистый

лист

пиши

название

глава первая

Итоги:
Оценки и результаты будут доступны после завершения конкурса
0
184
14:21
Мда… Смахивает на ночной кошмар начинающего писателя.
Загрузка...
Ирина Коняева №1