Ольга Силаева №1

Глава 6

Глава 6
Работа №741

Бьярне смотрел прямо перед собой, слепой взгляд в пустое небо с оттенками приближающихся семериков и ночи. Остывающий после раскалённого дня воздух начал приобретать вкус и запах. В нём не было ни капли йода морских просторов, брызг и свежести, прохлады и насыщенности. Ароматы известные с детства и закрепившиеся в памяти за годы службы на флоте. Пришедшие им теперь на смену казались не столько резкими и раздражающими, сколько неуместными и нелепыми, вызывающими беспокойство. Беспокойство, возрастающее ещё и по тому, что тело не испытывало ни малейшей качки. Офицер ясно помнил всё, что происходило вокруг вплоть до того момента, когда он, крепкий мужчина, попадавший в самые затейливые ситуации в своей бурной жизни, вдруг потерял сознание. Здесь в «Зодиаке» находится он и его спутники, направляющиеся исследовать феноменальное событие. Но что-то произошло, и, судя по тишине вокруг, вся команда вырубилась, попадала без чувств. Однако, это свершалось на волнующемся массиве моря, переполненном его ароматом, голосом и движением.

Бьярне закрыл глаза и сглотнул. Получилось плохо, слюны не было. Не будь ему сейчас так невероятно лениво, он уже давно определил все досадные неудобства собственного состояния глотком воды и нестыковки окружения простым осмотром окрестностей. Это была даже не лень, а невесть откуда накатившая слабость. Вероятно, таковы последствия обморока. «Живые есть?» - прохрипел он вверх. Ответом ему послужило невнятное тихое мычание. Так бывает отзывается человек, погружающийся в сон и потревоженный вопросом вдруг заскучавшей рядом подруги. Короткое и слабое «м» принадлежало мужчине. «Все в порядке?» - переспросил моряк, прилагая усилия вернуться к своему привычному состоянию. Теперь и спутница подала голос. Компания, кажется, действительно в норме, а это уже хорошо. Превозмогая слабость офицеру удалось сесть, прислонившись спиной к резиновому борту.

Всюду, куда падал взгляд, простирались золотистые пески пустыни. Плоскость перемежалась небольшими барханами, валунами и жидкими колючими кустиками. Небеса ровной линией очертили горизонт, вплоть до которого пролегал однообразный унылый пейзаж. В неподвижном зное остывающей поверхности, в дрожащих испарениях раскалённой земли лишь изредка можно было различить шорохи перетекающего песка. Ничто не тревожило пустынного спокойствия, векового порядка вещей. Только резиновая лодка не вписывалась в гармонию пространства, да невероятный, сиреневый в свете заходящего светила, шар метрах в десяти.

Учёная братия, валяясь безвольной колодой во чреве надувного корабля, как-то исподволь затеяла пикировку на почве оценки физических недостатков, мнимых и реальных, каждого из присутствующих, каждого из отсутствующих и вообще каждого из когда-либо посещавших планету Земля. Остроты и саркастические замечания спорщиков, их злобные и откровенно хамские выпады окончательно вывели из себя моряка. Он прочистил горло, набрал воздуху в лёгкие и, указуя рукой куда-то за борт, рявкнул: «А ну, встали и принялись за работу!» Сам он поднялся не без труда, но решительно выпрямился и сошёл на берег.

- Помогите мне, - прошипела математичка.

- У нас равенство полов, - огрызнулся физик.

- Что это? – близоруко прищурился философ, - плохо видно…

- Кто тут исследователи? – вскинул брови Бьярне, - Вперёд! Скоро совсем стемнеет.

- Вы здесь тоже не для мебели… - повысила голос Кара.

- Да, мадам, я тот, у кого кнут, - уже совсем спокойно бросил он и побрёл к шару.

- Это не дом, не метеорит, - рассуждал, ковыляющий следом Ньютон.

- Похоже на русский космический спускаемый аппарат, - принял участие Джез.

- Пожалуй, - поддержала коллегу Кара, - и цвет как у обгоревшего металла.

Так они подошли к объекту вплотную, и девушка приложила ладонь к поверхности незнакомца:

- Похоже на керамику.

- Он тут недавно, и не упал, а был аккуратно положен, - Бьярне с фонариком исследовал нижнюю часть сферы.

- …на поверхности какой-то рисунок, какая-то закономерность…- в тон ему продолжала рассуждать девушка, - Ньютон, не молчи.

- Физика работает по некоторым данным. От материала будут зависеть масса и плотность. И вообще: монолитность или наличие пустот в его теле, электрические или магнитные его свойства…- физик пожал плечами, - что это нам сейчас даст?

- Это должно вас мобилизовать, привести в боевое положение, так сказать, - моряк не допустил в голосе ни малейшей эмоции.

- С подобной ерундой, - чеканно выговорил Ньютон, - с догадками и фантазиями обратитесь по другому адресу, - он кивнул в сторону безучастно сидящего поодаль философа.

- Джез, - девушка попыталась немного смягчить неприятный тон говорившего, - нам интересно мнение твоей науки тоже.

- В отличии от физики моя наука зрит в суть вещей, - ответствовал Гаэттано.

- Так, открой же нам её, - съязвил Ньютон.

- Искажение пространства происходит вместе с искажением времени. Пространство вокруг, - он раскинул руки, - исказилось. Вижу пустыню вместо моря. Я успел заметить, что все часы, что у нас есть, показывают разное время, и никто не может сказать где мы и когда мы, - Джез смерил пренебрежительным взглядом Ньютона, - К тому же здесь, похоже не работают законы физики…

- Парни! – офицер предупреждающе воздел руку, - Не уймётесь – пристрелю обоих!

Это несколько охладило молодых людей, мучимых неким неразрешённым прежде антагонизмом, перешедшем теперь в острую фазу. Физик что-то бормоча под нос стал чертить пальцем на песке. Тот непослушно осыпался, пряча промеж своих острых крупинок плоды трудов учёного.

- Тогда, мы в ловушке, ибо найти выход отсюда хоть куда-нибудь нам не по силам, - умозаключил Ньютон, разбавляя тишину.

- Вовсе не случайность, что наша лодка и этот шар оказались в одном месте в одно время, я думаю. Оба эти объекта чужеродны среде, и лично меня не посетило чувство фатальной неизбежности, - покосился Джез на физика, - наоборот, мне кажется, что волшебная ночь только начинается!

- Ты о чём? Головой ударился? – буркнул оппонент.

- Придурок, тебя не распылило на атомы в этом путешествии возможно только по той причине, что некто направил своего проводника для этой миссии. Зачем охранять бесполезный багаж?

- Видимо, багаж имеет некоторую ценность, - приняла участие Кара.

- Как мы тут распорядимся своей ценностью? Мы нужны там…дома. Может, мы переместимся обратно? То есть этот шар переместит нас, - Ньютон кинул взор на объект.

- Не ясно чем, но иногда ты, всё-таки, думаешь.

- Хватит, - спокойно заключил моряк, - знать бы как надолго всё это. Есть мысли на сей счёт?

- Меня больше интересуют те, кто может собственной волей перемещать в пространстве и времени такие предметы! – откровенно удивлялась девушка.

- Ньют, она назвала тебя предметом! – засмеялся философ.

- Сам ты «предмет»! – но возражения утонули в дружном хохоте. Бьярне тоже не смог сдержаться, а следом за ним и физик оттаял и растёкся в смущённой улыбке. От напряжённости не осталось и следа, кажется.

Веселье стихло мгновенно, как только со стороны шара послышалось приглушённое «клац». Люди заметили на его поверхности бледную тонкую светящуюся нить. Она причудливо петляла, обегая рисунок. Разомкнутая по краям, она стала бесшумно расширяться. Добрая половина объекта пришла в движение. Этот сегмент плавно поднимался на верхней петле, открывая зрителям дивную картину; обнажающийся полированный срез с серебряным силуэтом в центре. Его окружали пять круглых знаков. Застывшая параллельно земле створка, проливала на окружение не яркий тёплый свет. Сопровождаемая лёгким жужжанием и звуками, похожими на сонары, картина вызывала чувство невероятного умиротворения. Все стояли как зачарованные, боясь малейшим движением спугнуть величие происходящего. Наверное, они даже дышали через раз. Звуки стихли, свет медленно пульсировал. Среди тёмной пустыни раскрылась огромная чудесная раковина. Серебряный барельеф в недрах её вдруг ожил: фигура человека сначала села, затем, оттолкнувшись руками, полностью отделилась от шара. Ощутив под ногами твёрдую поверхность, блестящий человек томно потянулся и, хрустнув шейным позвонком, открыл шлем так же, как минуту назад раскрылся сам шар.

- Я говорю по-английски, - произнёс он, - с кем я буду говорить?

Ответом ему была тишина. Точно под гипнозом исследователи молча таращились на происходящее.

- Вы говорите по-английски? – обратился он к девушке.

- Я знаю французский, - почему-то пробормотала она.

- Если мадам удобно, - галантно предложил «рыцарь в блистающих доспехах».

- А я знаю испанский, - торопливо вставил Ньютон, - только, не здорово.

- Похоже, все неплохо владеют английским, - резонно заметил Джез, - может, проще будет остановиться на этом наречии?

- Весьма разумно, - внезапный гость перевёл взгляд на Бьярне, - Скажите что-нибудь?

- Пить…очень…хочется…

- Понимаю вас. Предлагаю всем сделать несколько дыхательных упражнений и присесть.

Пришелец снял шлем и, положив его на песок, направился к шару. Путешественники переглянулись и послушно опустились на землю там же где стояли. Их взоры были прикованы к среднего роста мужчине, пятому узнику пустыни. Он непринуждённо извлёк из шара крупный полированный цилиндр. Точнее сказать, один из символов на срезе шара легко последовал за серебряной рукой. С этой ношей незнакомец вернулся к компании.

- Вы так красноречиво молчите, что это становится смешно.

- А вы чего ожидали? – отозвался Гаэттано.

- Меня встречали по-разному: кто-то бросал камни, иные убегали, но чаще приветствовали радостными криками. В мою честь устраивали праздники и религиозные церемонии.

Говоря так, он разделил принесённый предмет на части. На песке появился металлический диск, хозяин слегка надавил на него и тот отозвался жёлтым светом, уютным, успокаивающим. На диск он водрузил два равных цилиндра, показавшихся прежде единым целым. Через пару мгновений от столбика из блестящих предметов повеяло божественным ароматом ванильного бисквита, великолепного чая и свежего лимона – аппетитной симфонией гостеприимства. Древняя традиция решать самые сложные и деликатные вопросы за дружеским столом не канула в веках. Когда характерные звуки сообщили миру, что чай готов, а бисквит испёкся и может быть подан к столу, диск самостоятельно приглушил свет, перейдя из светло-жёлтого в почти оранжевый.

- Можем, конечно, посидеть и молча… - манипулируя своей походно-футуристической кухней продолжал незнакомец.

- Не будь всё это так реалистично, - отозвался Джез, - я бы подумал, что происходящее есть сон…

- В самом деле: не рядовая ситуация. Мы в шоковом состоянии, - поддержала коллегу Кара, принимая от собеседника чашку с парящей жидкостью цвета красного дерева, - понятия не имею, как вести беседы в такие моменты.

- Извините, я не представился, - серебряный приветливо улыбнулся, - Эво.

- Кара, Джез, Ньютон. Меня зовут Бьярне, - Эво каждому пожал руку, но разговор всё равно клеиться не желал.

- Я не болтливый таксист. Ваше поведение и речь должны сообщить мне ваше психическое состояние. И я должен обязательно принять его к сведению при возвращении.

- Мы вернёмся? Когда? – наперебой оживились исследователи.

- Сразу, как только мой напарник выполнит свою часть программы. Расчёты показывают, что это произойдёт через три часа двенадцать минут.

- Кто вы? – Кара пыталась что-то разглядеть в глазах Эво, - Откуда? – она хотела спросить многое и узнать всё сразу, но только покачала головой. Собеседник неторопливо отхлебнул чаю.

- Я из параллельной геоцентрической вселенной, наша цивилизация старше вашей на несколько тысяч лет. И всё по тому, что астероид, убивший динозавров, угодил в Землю на несколько тысячелетий раньше. До определённого времени наши сценарии идентичны.

- Геоцентрическая?

- Только термин, указывающий человечество, как единственную известную форму жизни. Имеются и вселенные с централизацией по другим населённым планетам. Но даже нам не хватает технологических возможностей для проникновения туда. Впрочем, и они к нам не стремятся… Есть сценарии без участия Земли, не существует такой планеты вовсе, есть марсовидная Земля, безлунная… Долго перечислять! Ведь, только населённых людьми действующих сценариев, известных нам и посещавшихся нами, не счесть!

- Я смотрю фантастический фильм… - тихо пробормотал Ньютон.

- Не напрягайтесь так, вы скорее всего даже не вспомните по возвращении об этом приключении. Психика упруга. Единственное, что реально может с вами произойти, это некоторые паранормальные способности. Да и они могут не проявить себя никак.

- То есть, всякий, скажем так, неординарный человек побывал в подобном переплёте?

- Совсем не обязательно. На Земле регулярно происходят энергетические выплески различной мощности.

- Что-то сродни протуберанцам? И в чём их суть?

- Ну… - Эво задумался на мгновенье, - Если Гравитация – это интернет, то выплески скорее всего, как посты юзеров в социальных сетях. Это персонально адресованные короткие, но ёмкие послания, средство вселенской коммуникации.

- Кому? Для чего?

- Признаёте вы вселенную информационной системой или живым организмом не имеет особого значения. В любом случае существует обмен информацией в теле её. Эти выплески рождаются в глубинах небесных тел под воздействием множества причин и мощь их невероятна. Попавший в такой пробой, с вероятностью 75%, может рассчитывать на Подарок Судьбы. Или на Проклятие. Это уже кому как. Именно в такой пробой и угодили викинги.

- А мы просто попались под горячую руку?

- Интересно, знай вы наперёд о том, что произойдёт сегодня посреди моря на борту боевого корабля, согласились бы участвовать в авантюре? – Эво хитро прищурился, разглядывая членов команды. Они молчали, безмолвствовал и пришелец из будущего.

- Вы наверняка знаете то наше будущее, что для вас уже в прошлом, - столь же многозначительно заметил физик, - не прими мы приглашение Фрэдди, вы нянчились бы с группой других простачков. И это была бы совсем другая история, другая параллельная реальность. Всякий выбор, всякое «да» или «нет» добавляет очередную ветвь на древе эволюции. Тьма отдельных не переплетающихся направлений! Это, я думаю, нечто титаническое.

- Рискую разочаровать, но мне известно про вас ничтожно мало. Моя служба не допускает использования лишних данных. Известно ведь каждому, что путешествовать проще налегке. Знания про вас не несут для меня никакого практического смысла. Моя задача проста до примитива – безопасно сопроводить невольных участников процесса из времени «Б» во время «А». По тому предельно прост мой носитель и лёгок багаж знаний. Я здесь вообще с чисто ритуальной функцией. Проводили опыты с голографическими операторами, но лучшего эффекта достигают именно воплощённые пилоты.

- О каком эффекте речь?

- Вы, например, худо-бедно подготовленная публика и то пребываете в прострации. С живым человеком лучше общаться вживую.

- Интересно, - Кара слегка наклонила голову, - существуют люди, попадавшиеся вам дважды? Знаете, как это бывает: таким субъектам хронически не везёт, если что-то купил, то на завтра это уже сломалось, опоздал на важную встречу или на самолёт. Ну, всё в таком духе.

- Это ты про Кармоди? – улыбнулся Ньютон, Кара хихикнула.

- А ведь если он прыгает во времени, набираясь невероятных способностей, то очень скоро он таки наваляет тебе по-полной! – сально промурлыкал Джез.

- Ой! Я бы подписалась на такой апгрейд!

- Тебе-то это зачем? Умненькая, хорошенькая. Чего ещё хочешь? – Бьярне покосился на математичку.

- Неужели я тут единственная, кто сохранила детскую мечту примерить костюм супергероя? – она немного смутилась и уставилась на пламенеющий диск на песке.

- Попробуйте освоить хотя бы то, что приобретёте после сегодняшнего. Ведь те 75%, это только возможность приобретения свойств. А об их использования абсолютное большинство даже не догадываются.

Так незаметно нашлась тема, заинтересовавшая всю команду, подвигшая к блеску глаз, к эмоциональным проявлениям. Эво наблюдал с удовольствием, иногда комментируя чьё-либо замечание, посмеиваясь над удачной шуткой, угощая молодых людей напитком и закуской. Оживлённый разговор причудливо перемежался воспоминаниями, ожиданиями, гипотезами и разочарованиями. Возникали откровенные вопросы и научные споры, ушла напряжённость и подозрительность. Свойственные молодости и живому пытливому уму общительность и любознательность полностью раскрылись теперь. Им стало легко и спокойно где-то посреди пустыни под россыпью звёздной пыли в высоких тёмно-синих небесах.

- Ты говоришь, инопланетные жители не посещали Землю, - вернулся Бьярне к волнующему его вопросу, - Тогда сознайся: что за непонятные объекты мы часто наблюдаем и на Земле, и в космосе?

- Вы наблюдаете носитель с оператором за выполнением программы, - буднично отозвался Эво.

- Всё это вы?! – моряк был явно разочарован.

- Давай рассуждать здраво, - отозвался серебряный, - что проку в контактах с иной формой жизни?

- Технологический прорыв!

- Иная форма жизни может располагать технологиями, не могущими быть применёнными для Человечества. Не ясно так же с какой такой радости они станут делиться тем, чем вы, скорее всего, навредите сами себе. Чем взамен могла бы заинтересовать менее развитая цивилизация более продвинутую?

Вопросы Эво задавал настолько правильные, ответы на них складывались столь однозначные, что собеседники притихли, обдумывая услышанное. Бьярне вскочил и заходил вокруг очага, сцепив руки за спиной.

- Ну, а вскрытия инопланетян? Что бы там не говорили, я-то знаю, что Это имело место быть!

- Брось, - снисходительно улыбнулся Ньютон, - известно ведь любому сопляку, что это весьма грубая поделка.

- Загадок возникло множество, - не унимался моряк, - но одно можно утверждать точно; то были гуманоиды!

- Эво, правдива эта история или вымышлена? – обратился за подкреплением физик.

- Правдива, - выдохнул собеседник. И в этом вздохе уловили прочие некую тоску, что-то тяготящее душу и прогоняющее с лица безмятежное выражение, - было вскрытие…однажды. ВВС США сбили наш носитель во время завершающей стадии программы. В результате труп одного оператора достался им для исследований. И так как режим изменения был прерван, оператор получил фатальные искажения, которые так заинтриговали всех; землисто-серая кожа, гипертрофированные глаза, аномалии внутренних органов, общее нарушение пропорций. Ваши исследователи не разглядели в жертве авиакатастрофы человека, им всюду мерещились инопланетяне.

- Вас всегда двое в программе? – уточнила Кара.

- Да.

- И что стало со вторым оператором?

- Пропал в другой петле, тоже погиб. Мы связаны сильнее, чем близнецы.

Все притихли. Пили чай молча. Чтобы немного разрядить обстановку Эво подытожил, - С тех пор мы стали умнее, и нам с вами уже ничего не угрожает.

- Значит, никаких инопланетян?

- Не стоит расстраиваться, капитан! – Эво дружески хлопнул норвежца по плечу, - Ведь вся прелесть именно в том, что нам нет конкуренции в ближайшем космосе.

- О чём это ты? – Бьярне окончательно был сбит с толку.

За разговором время летело незаметно. Эво утомился сидеть и стал расхаживать по песку, переняв эстафету у поникшего моряка. Светильник автоматически добавил яркости, обеспечивая хозяина необходимым комфортом.

- Вам, наверное, будет приятно узнать, что человечество, как самостоятельная единица, не нуждается в поддержке иного разума. Однажды вы поймёте, что поиски его попросту бесполезны. Всё необходимое для полноценной жизни находится в пределах досягаемости. Да и ценить стоит выше то, что уже имеется в распоряжении, чем то, что может даже не достаться никогда.

- Как жестоко ошибаются фантасты, что представляют самое невероятное смешение инопланетных обитателей в одном кадре, - в голосе Гаэттано послышалось разочарование, - нам выпало вариться в собственном соку.

- Возможно, смешение галактических расс имеет право на существование, - размышлял Ньютон, - но перспектива его простирается дальше времени Эво, - он покосился в сторону пришельца.

- Я не заглядываю в будущее, - отозвался тот, - мне интересно настоящее. А настоящее так переменчиво, так непредсказуемо и интересно, что я не хочу предаваться размышлениям в духе «как бы это могло быть, если…»

- Но судя по всему вы активно влияете на будущее, по крайней мере наше.

- Кара, вдумайтесь; мы на самом деле влияем исключительно на настоящее, ибо любой происходящий момент есть настоящее. И возвращение ваше случиться именно в тот момент времени, в который произошло ваше исчезновение в Северном море. Никто там не заметит вашего отсутствия в течении нескольких часов.

- Но НАШЕ будущее, - девушка обвела взглядом окружающих, - уже не будет следовать прежним руслом.

- Родилась ещё одна параллельная вселенная! – воскликнул Ньютон.

- Другой Джузеппе Гаэттано продолжит свои изыскания в своём университете, с ним не произойдёт ничего подобного по тому, что ему не позвонит Фредди…

Компания ещё некоторое время смаковала момент деления настоящего на самостоятельные ответвления, которые становятся настоящим для других людей. Скорее всего те другие, такие же реальные люди, их реальность многоцветна, полна звуков, ароматов и динамики. Но все эти реальности внезапно стали непреодолимо изолированными, фантастичными по своей сути, не позволяющими малейшего доказательства своего существования, своего действительного присутствия здесь же, на этой маленькой планете Земля. Тонкое полотно мироздания туго сжато, позволяя полноценно существовать всем и сразу в любой своей точке не толкаясь плечами, допуская неустанное образование всё новых и новых сценариев, версий, реальностей. Вообразить такой объём возможно вряд ли. Это сродни попыткам охватить умом Вселенную, счесть атомы, составляющие хотя бы видимую её часть. Под воздействием подобных величин разум скорее всего перейдёт в фазу пассивного наблюдения, отказавшись от попытки систематизации откровения, либо примет самый простой и, возможно, справедливый вывод, что окружающее есть лишь программная оболочка, населённая разрозненными, но взаимодействующими по её алгоритмам блоками информации. Матрица, блин! Вернуться в прошлое? Вот запрашиваемый файл, загружаю. Узреть будущее? Система просчитает множество ваших сценариев и предложит максимально вероятный для определённого хода вашей персональной эволюции в наиболее корректной среде. На удобренных смелой фантазией плантациях взрастает железобетонная уверенность, что всё возможно…

Подобные коллективные рассуждения оформились в некую концепцию, предполагающую наличие за тончайшими непроницаемыми преградами неких миров. Совершенное большинство их населения лишено даже призрачной надежды хоть краем глаза заглянуть к соседям. Но есть люди в каждом измерении, которые умеют в силу различных причин, управляться с энергиями, настраиваться на чуждые частоты, видеть, пусть размыто, слышать, пусть не чётко происходящее во вне… Тех, что действительно обладают сказанными возможностями, разумеется не избыток. Они вряд ли толпятся сотнями на единицу площади. Художественное их столпотворение, использованное в «Людях Х» и в «Альфах» лишь кинематографический приём. Но некоторые проявления присутствия ещё кого-то незримого рядом могут стать доступными буквально каждому. Вы увидели призрак? Возможно это буянят соседи. Вам был голос? Может статься, что вы подслушали их мольбы. Приснился вещий сон? А не в гостях ли вы побывали во сне?! Ведь наши соседи живут с нами буквально двери-в-двери!

Эво умолк и поднял глаза. Лёгкое ласкающее движение в атмосфере тронуло волосы. Оно наполняло грудь и прогоняло тревогу и усталость. Сначала он увидел только мерцающие точки, множество разнокалиберных точек. Они широкой полосой пролегли от горизонта до горизонта, точь-в-точь дорога из ниоткуда в никуда. Он просто смотрел и молчал. Как вдруг по этой широкой дороге пронеслась искра. Чиркнула по тёмно-синему бархату длинным хвостом и исчезла в единый миг.

Бьярне, погружённый в созерцание, неустанно возвращался мыслью и напряжённо переваривал так поразившее его откровение, посланное из будущего: «Что же всё-таки происходит? За десятилетия так никуда и не пришли. Да, это долгий путь, но хоть малейший результат должен быть! Я многое видел, через эти руки прошло море информации, способной потрясти даже самого прожжённого циника. Неужели всё зря? Нет! Так не должно быть! Не может такой труд пропасть даром. Надо признать, что в технологическом плане мы стремительно движемся вперёд. А раз так, то должна быть какая-то программа этого движения, пункт назначения. Ведь абсолютно не известно, чем занимается аналитический отдел «Протокола». Может так случиться, что эти гении фундаментальной науки знают, а точнее догадываются, об истинных целях эволюции человечества. Я достаю данные для того, чтобы они правильно ими распорядились, чтобы смогли найти им место в глобальной структуре мироздания и привести человечество… Куда? К инопланетянам?! Бред! В будущее! Выходит, я винтик в ответственном механизме, муравей в своей общине, солдат. Так я и есть солдат! И меня это устаивает. Я на своём месте и здесь я нужен. Пускай втирают про инопланетян, но теперь то я знаю правду!» Прекратив себя терзать, Бьярне Рис, офицер разведки флота обрёл новый смысл и почувствовал огромное облегчение. Он вытянулся на песке во весь рост, в глазах его отражались звёзды.

- Нам постоянно отводят глаза рассказами об инопланетянах. Наверное, повествователи историй о похищениях маленькими зелёными человечками работают на правительство, этакие нештатные сотрудники, - работа на компетентные органы не единожды подкидывала Ньютону подобные байки. Прежде их приходилось исследовать на предмет наличия рационального зерна. Но теперь относиться к ним с прежним желчным сомнением он не сможет уже никак.

- А ведь кто-нибудь, находясь в ситуации похожей на нашу, после наверняка изложил бы её именно в подобном ключе, - возразил Джез, - определённо, часть рассказов о похищениях правдива.

- Таких историй хватит на пальцы одной руки. Я, по крайней мере, участвовал в одной, - Эво снова подвергся пристальному всеобщему разглядыванию, - Разумеется, я не инопланетянин. Но мой вид вполне мог послужить прообразом похитителей для последующих легенд.

- Я уже ни чему не удивлюсь, - махнул рукой Бьярне. Все молчали, ожидая, когда пришелец утолит жажду.

- Сам расскажешь, или нужно упрашивать! – Кара первая утратила терпение. Её визави сделал ещё глоток-другой.

- Ситуация была похожа на вашу: молодая женщина собирала хворост для очага и попала в пробой. Он был очень мощный и сопровождался колебаниями в параллельных мирах. Нас отправили выпрямлять образовавшуюся петлю. Тут-то я с ней и познакомился, - Эво замолчал. Было заметно, что он волнуется, заново переживая то своё приключение. Его память воскресила кроткий взгляд карих глаз, пышную копну тёмных волос под платком, хрупкую девичью, почти детскую, фигурку, сотрясаемую предательской дрожью и религиозное почтение в каждом жесте, звуке тихого голоса. Только в приказном порядке удалось заставить её выпить немного воды и съесть ломтик хлеба. Этого хватило чтобы избежать обморока бедняжки и завязать хоть какую-то беседу, понижая градус неописуемого стресса. И, хотя убедить её в собственной непричастности к небесному воинству Эво не удалось, самообладание более-менее вернулось к женщине. Она поняла, что ей не стоит опасаться своего внезапного собеседника, сверкающего серебром одежд. Ближе к завершению беседы она призналась, что они с мужем никак не могут завести детей. Что уже только этот факт бросает на них тень подозрений соседей и родных. А нынешнее происшествие угрожает полностью разбить в прах репутацию женщины и несомненно повлечёт за собой побитие несчастной камнями. С этими словами она упала на колени, сотрясаемая рыданиями. Горе этой женщины глубоко тронуло Эво, и он решился нарушить строжайший запрет на любые попытки влиять на будущее перемещаемых лиц.

Что повлияло на его решение? Почему возникла идея этого вероломного плана? Чем удалось ей тронуть тонкие душевные струны, казалось, наглухо замурованные под спудом детальных инструкций и рациональных запретов? Простое и понятное стремление честного человека помочь каждому? Нет. Не каждому, ибо речь шла о НЕЙ. До неё не стучало так сердце, не волновалось всё внутри. До неё всякий встреченный, мужчина ли, женщина, не вызывали эмоций подобной яркости и жара. Не возникало необъяснимых желаний оберегать и заботиться, любоваться каждую секунду простой застенчивой красой. Осознавая метущееся состояние собственного духа в присутствии этой женщины, он тем не менее совершенно точно знал, что единственный возможный для него выход теперь был жесток, но справедлив с любой точки зрения. Он опустился рядом с ней и бережно взял за руку. Бедняжка подняла на него полный слёз и отчаяния взор, а Эво нежно улыбнулся ей в ответ: - «Никто не заметит твоего отсутствия, клянусь тебе. А кроме того скажу, что ждёт тебя радость скорого материнства. Доверься мне и не отходи от моего шара никуда, очень скоро твоё путешествие завершится.»

- Я внёс необходимы уточнения в программу полёта и вскоре без проблем переместил её обратно.

- Ты задал программе параметры для излечения её бесплодия? – уточнила Кара.

- Это не сложно, ведь я перемещаю не людей в чистом виде, носитель переводит их в информацию. С ней и работает система. По возвращении в конечную точку информационный блок снова преобразуется в привычный человеческий вид. И чем точнее выполнены все эти операции, тем меньше изменений произойдёт с перемещаемым.

- Так что случилось после с той женщиной? – было заметно, что Джез выстраивает некую мысленную цепь.

- На её одежде было несколько волос её мужа. Вычисленная ДНК позволила загрузить на исправленную матрицу все данные по беременности.

- Как её звали? – Эво колебался с ответом настойчивому философу. Ньютон осторожно произнёс известное на весь мир женское имя.

- Да. Уже после выяснилось, что она наградила своего сына невероятными возможностями управляться с энергией, - после долгой паузы Эво закончил рассказ, - Когда он умер, посылали носитель, чтобы забрать его тело и скрыть важнейшую генетическую информацию. А вся эта история сложилась известным вам образом, обросла мифами и загадками, стала основой новой цивилизации… Нет, Джез, вы не напишете об этом трактат. И предъявить вам нечего, и вспомните вы об этой беседе едва ли…

Воздух пустыни стал свежее и светлее, незаметно подкрался рассвет. Пришелец облачился к старту, молчаливой команде было велено погрузиться на ботик и ждать. Пришло время прощаться.

0
19:40
382
15:54
Это значит не просто рассказ. Это роман
Ясно.
Но конкурс то рассказов
10:32
Глава 6 автор рассчитывает получить приз за самое оригинальное название?
приближающихся семериков семерики что такое?
он уже давно определил все досадные неудобства собственного состояния глотком воды эту фразу как вообще понимать?
Превозмогая слабость офицеру зпт пропущена
валяясь безвольной колодой во чреве надувного корабля у надувных лодок нет чрев…
Добрая половина объекта пришла в движение а злая половина сохраняла издевательскую неподвижность?
чашку с парящей жидкостью левитация?
— Кара, Джез, Ньютон. Меня зовут Бьярне, а куда делся Гаэттано?
— Геоцентрическая?

— Только термин, указывающий человечество, как единственную известную форму жизни.
да ну? я вот и другие формы жизни знаю. кошки, например… растения, насекомые, мхи и лишайники, грибы…
вселенную с большой буквы
Именно в такой пробой и угодили викинги. wonderтвою мать! какие викинги?!?!
По тому слитно
— Это ты про Кармоди? – улыбнулся Ньютон, Кара хихикнула.

— А ведь если он прыгает во времени, набираясь невероятных способностей, то очень скоро он таки наваляет тебе по-полной! – сально промурлыкал Джез.
это вообще что???
75% проценты в тексте
Иная форма жизни может располагать технологиями, не могущими быть применёнными для ЧеловечестваЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ.
корявый громоздкий текст. традиционно вторичный и скучный
Содержание (спойлер!) devil
Бьярне ждет семериков и восьмериков (прихода, короче), вдыхая ароматы. Как у многих поддавшихся пороку у него проблемы со слюноотделением. Наконец приход приходит: ГГ в пустыне, а резиновая лодка заглатывает и переваривает во чреве команду ученых. Бэд трип! Кнуто выгнал кучку ученых из чрева и отправил к непонятному шару. Шар, которому надоело, что ученые тыкают ему не пойми куда фонариком, разделился на добрую и злую половины. Из доброй половины вышел гуру вшлеме и начал обучать собравшихся дыхательным упражнениям и медитации. После сеанса медитации гуру поит всех голландским чаем с марихуаной и угощает английским бисквитом под бразильский лимон. Дабы доказать свое могущество, гуру заставляет чай парить над чашкой. Потом, когда чай начинает действовать, гуру лепит какую-то псевдонаучную чушь. Забалтевшие ученые сально улыбаются и клеятся к математичке. Гуру рассказывает, что принимал участие в зачатии Христа и таинственно улыбается. Занавес!

думаю, у автора должно хватить совести снять кусок не пойми чего с конкурса рассказов. Это не рассказ! devil
17:05
Добрая половина объекта пришла в движение а злая половина сохраняла издевательскую неподвижность? — Я под столом.
аккуратнее там
Илона Левина