Ольга Силаева №1

Близнец

Близнец
Работа №746

Меня зовут Дидим, что значит «близнец».

Я исследователь, прибывший из локации «4х1011:22:7017», или согласно терминологии землян, одного из параллельных миров.

В моей действительности, уже разгадана тайна времени и каждый слой мультивселенной признан хрональным полем. У нас осталось совсем немного из того, что люди смогли бы правильно распознать. Мой мир глазами человека- всего лишь переливающийся радужный туман.

В нашем мире, эволюционирующем за счет развития внутренних возможностей каждого из обитателей, мы обходимся без материальных приспособлений. А для совершенствования процессов жизнедеятельности и исполнения миссии существования используем энергию мысленных комбинаций. Видоизменившись под воздействием переформатированных вирусов, представители нашей цивилизации избавились от множества физических параметров практически сведя на нет твердое и жидкое состояние материи.

Сферой моей деятельности является изучение хронального поля Земли. В двадцати процентов случаев, когда целью экспедиции является исследование природных явлений, мои визиты не требуют материального воплощения и остаются незамеченными. В остальных случаях, когда объектом исследования являются живые организмы, мне приходится использовать их телесные оболочки, которые я условно называю «близнецами».

Методом случайной выборки, я получаю ссылку на разрешённый к эксплуатации объект, и временно внедряюсь в его мозг функционалом собственного сознания. Выполнив задачу, стираю в памяти «близнеца» информационные следы своего присутствия, вношу определённые корректировки в окружающую его действительность и «рассчитавшись» за доставленные неудобства, благополучно удаляюсь. Вот и всё. Ничего сложного!

Чью личину я только не примерял! В прошлой экспедиции, исследуя формирование уникального ретровируса, пришлось побывать даже горбатым динозавром времён мезозоя. Намучились мы там с ним основательно. Но зато, благодаря моему вмешательству, «близнецу» удалось выжить во время стихийного катаклизма. По закону мироздания, уравновешивающего каждое вмешательство, это и было моей «платой». Компенсацию всегда выбирает «близнец», а я только реализую одно из его насущных желаний. В тот раз, динозавр отчаянно хотел выжить, и я помог…

Целью моей нынешней экспедиции является изучение процесса моделирования персональной реальности человека, воссозданной им на основе вводных данных, находящихся за гранью его понимания. По моим наблюдениям, человеческий мозг не видит целостной картины, он воспринимает лишь отдельные точки информации, а все пространство между ними заполняет потенциалом накопленных знаний.

Сжатый формат информации, загруженный мной в сознание «близнеца», будет «распаковываться» отдельными фрагментами. Первым делом он получит послание о моём присутствии и о степени моего влияния на его сознание. На следующем этапе я подтолкну его к поиску рационального объяснения происходящих с ним событий. Чуть позже докажу, что его восприятие обманчиво и не соответствует действительности. Далее предоставлю возможность вступить со мной в контакт, а затем лично поприсутствовать в симуляции событий одной из моих экспедиций.

В ходе эксперимента, мозг моего подопечного окажется в ловушке. Он будет вынужден искать выход, скитаясь по непознанным лабиринтам от одного зашифрованного «пазла» к другому и моделировать цепочку событий используя привычные и понятные ему символы. Другими словами «близнец» , сам того не осознавая, превратиться в декодер -эдакое звено, преобразующее зашифрованную информацию.

Моим «близнецом» в хрональном поле «Земля 4х109:21:7097», был выбран некто Фома Неверов – среднестатистический представитель человеческой расы, с интеллектом чуть выше среднего, развитым воображением и открытым каналом для поступления знаний высшего порядка. Подробная оценка его остальных характеристик для исследования не имеет никакого значения, поэтому кратко: сирота, двадцать шесть лет, брюнет, цвет глаз серый, рост один метр восемьдесят сантиметров с учетом дефекта позвоночного столба - кифоз второй степени, вес семьдесят два килограмма, размер ноги сорок три.

Вероятнее всего, что при «расчете» Фома захочет избавиться от своего горба. Что ж, по-моему, логично! За всю мою многолетнюю практику у меня только однажды попросили знаний, там, где я намеревался устранить дефект зрения и исправить косоглазие. В остальных же случаях люди с радостью избавлялись от болезней или физических недостатков. После чего, некоторые из них сочиняли истории о похитивших их инопланетянах-хирургах или вмешательстве потусторонних сил. А самые изощрённые умудрялись продать свои выдумки и повысить материальное благосостояние. Они не понимали, что таким образом полностью аннигилируют полученную компенсацию. Ведь материальное поощрение категорически запрещено мирозданием.

Перед тем как начать эксперимент я сканировал окружающее Фому пространство на присутствие внешних помех. Все показатели соответствовали норме: -«Нижние слои атмосферы отражали лучи солнца, воссоздавая в конических фоторецепторах сетчатки глаза цвет, идентифицирующийся с координатами: 219; 112; 147 по системе RGB. Разорвано-слоистые продукты конденсации пара, образованные при инверсии в антициклонах, перемещались со скоростью двадцать восемь километров в час.

Органы слуха воспринимали ритмичные колебания продольных волн микрочастиц пространства на уровне четырёх килогерц.

Примитивное плавсредство с двигателем, преобразующим энергию сжигаемого топлива в механическую, двигалось по природному водотоку с естественным течением в направлении компонента гидросферы, не имеющего непосредственного соединения с морем.»

Осуществив «старт», я погрузился в сознание «близнеца» … Действительность тотчас изменилась…

***

Нежно-розовый закат, похожий на клубничный кисель, окрасил контуры редких облачков, лениво плывущих над гладью тёмной воды.

Под приглушенные звуки ритмичной музыки белоснежный теплоход, крадучись, покидал узкое речное русло, чтобы через час войти в долгожданные воды Ладоги.

Я стоял, облокотившись о перила, у выхода на шлюпочную палубу и любовался холмистыми красотами берега.

Мой приятель, Мишка, работающий в коммерческом отделе нашего издательства, неслышно подкрался и встал рядом.

- Ты чего сбежал-то, Фома!? – недовольно пробасил он, - Там тебя потеряли… Издательство, понимаешь, ради презентации вашей книги целый теплоход арендовало, а ты с пресс-конференции свалил! Хорошо, что Кузьмич о твоём дезертирстве не знает.

- Там есть кому на вопросы отвечать, - попытался отмазаться я, - да и голова что-то закружилась.

- Ясен пень, - согласился Миша, -два года без отпуска по двадцать часов в сутки чужие опусы корректировать, а в оставшееся время ещё и умудриться фантастический роман писать. В отпуск тебе нужно, причём срочно! Ты, дружище, вот что… Сделай-ка «ход конём»! Найди нашего директора, он где-то тут по телефону разговаривает да напомни ему про банкет. Если ему кто из «доброжелателей» про твой побег и накапает, скажешь, мол вас искал… Вот тебе и алиби!

Своего начальника я обнаружил стоящим на верхней палубе в одиночестве.

- Вас коллектив в ресторане ждёт, - нарочито взволнованным тоном доложил я о цели своего визита. - без вас не начинают.

Он неопределённо повёл плечами и поправил на носу солнцезащитные очки.

- Ну так вы придёте? - повторил я вопрос.

Тим Кузьмич застегнул пиджак и растянул рот в голливудской улыбке.

Модный льняной костюм бежевого цвета сидел на его стройном теле безупречно. Эх, мне бы такую ровную спину! Я бы тоже в костюме ходил. А так, из-за проклятого кифоза, мой выходной гардероб может обновляться только сшитыми на заказ мешковатыми фланелевыми рубахами с обязательным наличием капюшона для «маскировки» горба. Знакомая девчонка из ателье по пошиву одежды, с пониманием подходила к созданию моих «нарядов». Её последний «шедевр» (стильная рубашка в лилово-чёрную клетку с темно-серым трикотажным капюшоном) сегодня был надет мной впервые.

-Какое у тебя Неверов редкое, старинное имя, даже псевдонима придумывать не придётся, - задумчиво констатировал шеф, — это тебя так, наверное, в честь какого-нибудь славного предка нарекли?

-Нет. Я сирота-подкидыш, а имя это мне в доме малютки дали. И лично мне оно очень нравится, потому как Фома — значит «близнец», значит имею брата… - удовлетворил я любопытство нового начальника.

- Действительно со смыслом…- согласился Тим Кузьмич, - просто так «близнецом» не назовут… Представляю как не сладко жилось в детском доме…

Грустно улыбнувшись, я вежливо кивнул, а про себя подумал: -«Вряд ли! Вряд ли человек выросший в кругу родных людей, и с детства привыкший к заботе, ласке и поддержке, может представить каково оно, расти на государственных харчах и не иметь семьи.»

В этот момент на узкой дорожке, тянущейся вдоль речного берега, показался велосипедист. Паренёк так остервенело крутил педали, словно участвовал в чемпионате мира по BMX.

Я застыл не в силах отвести от него глаз. Особенно от его длинной рубахи в чёрную и лиловую клетку точь-в-точь как у меня… Велогонщик, будто почувствовал мой взгляд и быстрым движением руки натянул на голову мягкий капюшон.

Он обогнал теплоход, двигаясь по ходу судна, остановился, на мгновенье юркнул в кусты и вновь появился на дорожке, держа в руках снайперскую винтовку. То, что он целится в нашу сторону, сомнений не вызывало.

От страха я попятился, но запнулся и неуклюже упал на пол, больно ударившись спиной. В глазах потемнело.

- Тебе помочь, Фома? - словно не замечая никакой угрозы, Тим Кузьмич склонился надо мной.

И тут… я увидел его лицо через глазок оптического прицела. Перекрестие сместилось на лоб и застыло. Вдох, выдох… Респираторная пауза… Мой указательный палец на правой руке замер, будто готовясь нажать на спусковой крючок. Что за чертовщина? Меня выгибало и корёжило. Я сопротивлялся происходящему каждой клеточкой своего конвульсируещего организма… Не переставая всматриваться в прицел, скрежеща от напряжения зубами мне удалось сместить оптическую ось в сторону и «выстрелить».

- У него раньше бывали такие припадки? – словно из далека донёсся до меня голос Тима Кузьмича.

- Да вроде нет, - испуганно ответил Миша.

***

С того дня моя жизнь превратилась в ад. Я никак не мог избавиться от гнетущего чувства стыда за то, что испортил дорогостоящее мероприятие, вдобавок прослыв припадочным.

Напуганное руководство тут же отправило меня в отпуск, рекомендовав пройти тщательное обследование. Однако ни назначенные лекарства, ни визиты к психологу не помогали. Депрессия вкупе с бессонницей доканывали меня изо дня в день. Я снова и снова прокручивал в голове врезавшиеся в мою память воспоминания того дня в надежде найти хоть какое-то рациональное объяснение …

- Что ты знаешь о нейро-фитнесе? - закончив очередной сеанс, устало поинтересовался психолог.

- Впервые слышу, - вяло ответил я.

- У меня есть знакомый, - замялся мозгоправ, - очень продвинутый специалист… Одно время успешно занимался нейро-технологиями, но за свой волюнтаризм был уволен из научной лаборатории, - он написал что-то на клочке бумаги и протянул мне. - Все зовут его Тиль. Вот тебе номер телефона. Расскажи ему о случившемся…

Выйдя на улицу, я сразу же решил воспользоваться предоставленным шансом.

- Алло. Здравствуйте, это Тиль? Ваш номер мне дал… - закончить вступительную фразу не удалось. Взволнованный голос перебил меня на полуслове.

- Слушай, дружище, если тебя не смущает двадцать тысяч в качестве ежемесячной оплаты и у тебя имеются бабки за три месяца вперёд, приезжай прямо сейчас! Лесная восемь, квартира два! Торопись! - я непроизвольно улыбнулся - это была моя первая положительная эмоция со дня позорного припадка.

Сняв в банкомате нужную сумму, я поймал такси и приехал по адресу.

На стене этой облезлой двухэтажки не хватало таблички: «Уцелело после бомбардировки». Обшарпанная дверь в подъезд не нуждалась ни в домофоне, ни в кодовом замке. Беспрепятственно войдя во внутрь, я замер около старомодной, выкрашенной коричневой краской металлической двери с криво нацарапанной посредине двойкой. Позвонить в звонок не успел. Дверь приоткрылась, и чья-то рука втащила меня за порог. Затем моё тело, через тёмный коридор и проходную комнату, захламлённую настолько, что это смахивало на самый разгар ремонта, было отбуксировано в крохотную спаленку и усажено прямо на смятую кровать.

- Деньги! Давай скорее деньги! Через минуту хозяйка заявится, - причитал маргинального вида лохматый, заросший клочковатой щетиной долговязый мужчина, безумно таращась на меня воспалёнными косящими глазами.

-Тиль? - коротко спросил я и полез в карман за деньгами.

-Да, Тиль, Тиль!

Он выхватил у меня купюры и хотел было их пересчитать, но тут раздался звонок в дверь.

Косоглазый приложил палец к губам и вышел. Затем щёлкнул замок, и я услышал голос своего нового знакомого.

- Здравствуйте, благодетельница моя!

- Ты мне зубы не заговаривай. Или деньги неси, или съезжай к чёртовой матери! - визгливо потребовала невидимая женщина.

- Деньги! Вот деньги, бесценная моя! За два прошедших месяца и ещё за месяц вперёд! И очень, очень прошу вас не тревожить меня последующие тридцать дней. У меня сейчас период творческого подъема! Меня нельзя отвлекать, слишком многое будет зависеть от моего подхода к решению проблемы! Понимаете меня!?

- Да пошёл ты…

- До свидания, добрейшая моя…

Замок снова щёлкнул. Стало тихо.

Посидев для приличия минут пять, я решил напомнить хозяину о своём существовании и покинул «укрытие». Как выяснилось, в квартире, кроме меня, никого не было. Заглянув на кухню и в ванную, я уже начал испытывать чувство раскаяния за свою доверчивость, когда входная дверь распахнулась и на пороге возник счастливый «халупосъемщик» с двумя бутылками водки в руках. Видимо мой инструктор по нейро-фитнесу считает возможным посещать магазин в грязных трениках и дырявых тапках на босу ногу.

- Тебя хоть как звать-то? - весело спросил он, усаживая меня на замызганный табурет около кухонного столика.

- Фома Неверов, - брезгливо поморщившись, представился я.

-Ух ты! Почти библейский персонаж… Я буду звать тебя Дидим, - он поставил на стол прозрачные пластиковые стаканчики, сомнительной чистоты.

- С чего вдруг? - я тоскливо наблюдал, как водка наливается в мутные емкости по самую риску.

- По-гречески это и есть Фома… А я между прочим … Тимолай Ильядис, но все зовут меня Тиль, - он коснулся импровизированной рюмкой краешка моей одноразовой тары и, шумно выдохнув, выпил сорокоградусную залпом. Затем блаженно улыбнулся, взъерошил и без того торчащие в разные стороны волосы.

- Жить будешь в спальне. Потому как я работаю по ночам, там тебе будет удобней.

- Да мне есть где жить! Я пришёл разузнать про этот… про твой нейро-фитнес. Что это за штуковина такая? – и, чтобы не обижать Тиля, я наконец последовал его примеру и тоже замахнул за знакомство.

- Ну как? Хорошо пошла? - искренне поинтересовался он, не обратив внимания на мой вопрос. — Это так здорово, что мы с тобой живём в такой милой энтропии, где всё поддаётся смешиванию. Но согласно моей теории, такая возможность будет не всегда… Что тогда делать? Как разбавлять кровь алкоголем? - он рассмеялся. - Вот окажемся мы с тобой в другой действительности, а там вместо водочки нам подадут кислород, водород и углерод в чистом виде. Так что давай продолжим, пока мы здесь.

И он снова наполнил наши «кубки».

-Ты веришь в существование параллельных миров?

От выпитого мне нестерпимо захотелось есть. Не спросив разрешения, и забыв об одолевавшей меня ещё несколько минут назад брезгливости, я взял лежащий на столе кусок хлеба и принялся жевать.

- Категорически нет! - заявил Тиль. - Никаких миров, кроме нашего, не существует!- со снисхождением старшего брата он похлопал меня по плечу и, открыв холодильник, начал расставлять на столе нехитрую закуску: банку корнишонов, шпроты, колбаску.

Увидев такое «изобилие», я проявил инициативу и выступил в роли виночерпия. С едой мне стало веселее…

- Что-то ты сам себе противоречишь, - решил я урезонить организатора «банкета», - сам же говорил: «окажись мы в другой действительности»… - я понизил голос и подмигнул.

- «Миры» — это условный термин… Мироздание устроено наподобие веретена… Где лента времени оборачивается вокруг его оси, создавая слой за слоем… Где одни слои — это условное прошлое, другие слои - будущее. С одной стороны, слои отличаются друг от друга смыслом своего существования или предназначением, которое напрямую зависит от расстояния до оси. С другой стороны, ткань времени не только создаёт новые поля, но и «впитывая» в себя информацию всех предыдущих, увеличивает возможности создаваемой действительности, повышая потенциал предназначения. И всё это благодаря неделимым хрононам. Слышал про такие?

Я отрицательно помотал головой.

- Все элементы, из которых состоим мы с тобой, и всё, что нас окружает, возникает из этих самых хрононов. Благодаря им формируются хрональные поля, как отдельного объекта, так и целой действительности.

Мы снова чокнулись.

- Тиль, зачем тебе все эти «тонкости»? - прежде чем выпить, иронично спросил я.

- Глупец! Знание не только сила, но и способ передвижения! - мотнул косматой головой собутыльник. - Поверь мне на слово, ты присутствуешь во всех слоях этого «чудо-мотка» одновременно! Но не понимая этого никогда не сможешь совершить вояж сквозь время, - он многозначительно поднял вверх указательный палец. - Когда наверняка осознаешь сей факт, твоя жизнь перевернётся!

- Моя уже перевернулась, - пробурчал я. - куда бежать?

- Можно пофантазировать! Жизнь зародилась на земле более четырёх миллиардов лет назад, стало быть, мы с тобой находимся в действительности с условным номером, например, четыре умноженное на десять в девятой степени…

- Что такое десять в девятой степени? - мысли начали слегка путаться.

- Это миллиард, двоечник! Дальше укажем век, день и прочее, одним словам, обозначим рамки нашего хронального поля. Осталось пронумеровать все остальные поля и выбрать, куда хочешь переместиться, совместившись со своим энерго- хрононным оттиском.

- Шутник, - скептически произнёс я.

- Может быть, энергия, формирующая тебя, когда-то давно, частично принадлежала представителям популяции горбатых динозавров, с твоей точки зрения вымерших сто миллионов лет тому назад, а с моей точки зрения и сейчас преспокойно обитающих в своём мезозое! «Просочившись» в нашу действительность через слои хрональных полей излучение этой энергии и наделило тебя определёнными качествами, одним из которых является кифоз. Прости, если я тебя обидел! - он виновато прижал руку к груди, после чего снова протянул мне очередной стаканчик.

- Фигня! - почти выкрикнул я. - Мы сидим здесь и сейчас. Не было нас с тобой нигде, кроме этого места! А если, по-твоему, динозавры и сейчас бродят в какой-то параллельной действительности, то почему мы находим их кости?

- Сказать в чём дело?

- Говори!

Я торопливо отпил водки.

- Частоты разные! Каждый слой, каждое поле, каждая действительность осознаётся в определённом частотном диапазоне. А кости мы находим! Ну и что? Ты думаешь они там живут вечно? У них там тоже смена поколений! Останки - это совсем другая энергия, в данном случае, совместимая с нашими частотами… Understand?

- Совершенно не understand!

- Да ё-моё! - сокрушённо вздохнул пьяный теоретик. - Ну, блин, в данной действительности наш мозг работает в интервале от ноля пять герц при дельта-волнах и свыше тридцати пяти герц при переходе на гамма-волны, - он шутовски развёл руками, а губами произвел звук, похожий на звук резкого отсоединения пластиковой пробки от стеклянного флакончика. - Но ты же понимаешь, что существуют такие частоты волн, как десять в двадцатой степени или, например, десять в минус двадцатой степени? Так называемые «ультра» и «инфра»… Кто сказал, что это необитаемые частоты? Формы разумной жизни разные… Даже мы с тобой - сложная многоуровневая энергоинформационная, частотно-волновая, вихревая и полевая биосистема. Когда-нибудь здесь поймут, что исследования, направленные во вне, бессмысленны и бесполезны, тогда как исследования вглубь, вовнутрь себя, позволяют делать намного больше. И тогда, поверь мне, мы сможем и динозавров посмотреть, и с будущим разобраться… Может яичницу поджарить? – резко переключившись, предложил он, глядя на то, как я доедаю шпроты вприкуску с огурчиком.

- Не суетись! - милостиво разрешил я. - Сначала закончи свою мысль.

- Закончи свою мысль…- с издёвкой передразнил меня Тиль. - Я, видишь ли, нахожусь в процессе. Но на данном этапе исследований предполагаю, что при переходе на несвойственные нашей действительности частоты, мы совершим перемещение и окажемся, то есть осознаем себя, уже в другой действительности. И больше скажу, даже сознательное развитие навыка скоростного переключения внутри доступного диапазона с одной волны на другую может творить чудеса! Это и есть мой нейро-фитнес! Ты как себя чувствуешь?

- Отлично! - уверенно отрапортовал я, стараясь шире открыть глаза и сфокусировать взгляд на говорящем.

- Тогда приступим к занятию!

Мы перешли в зал. К моему удивлению, Тиль ловко скатал в рулон лежащий на полу пыльный коврик и указал глазами на крышку люка. Я восторженно икнул.

Спустившись прямо из квартиры в ярко освещённый, огромный подвал, который, судя по всему, служил учёному-отщепенцу и лабораторией, и кабинетом, мы, побродив между странными установками и непонятного вида оборудованием, остановились около цилиндрической блестящей конструкции, напоминающей душевую кабинку.

- Это моё любимое детище! На его изобретение меня натолкнуло изучение «зеркал Козырева». Тут, конечно, мало что осталось от его идей, но, тем не менее… - он с любовью погладил гладкую поверхность установки. – Это - так называемое «сито» или сепаратор. Благодаря комбинации излучений, не причиняющих вреда здоровью, «сито» создаёт внутри себя поле, попадая в которое человек может полностью переосмыслить то или иное событие, произошедшее с ним ранее.

- Поясни! – заинтересованно попросил я. Мне вдруг ужасно захотелось попасть вовнутрь этого цилиндра, чтобы разобраться с мучившими меня воспоминаниями того страшного дня.

- Согласно моей гипотезе, мир устроен совсем иначе, чем та трансляция, которую мы получаем из нашего мозга. Видишь ли, наш наиглавнейший орган приукрашивает действительность своими домыслами, возникающими из эмоционального состояния на тот момент. Вот и получается, что то, в чём мы уверены наверняка, на самом деле не существует. Зачастую эмоции «гипнотизируют» нас, а эта умная штуковина легко отделяет зёрна от плевел.

Тиль лукаво улыбнулся и, подойдя к этажерке, уставленной всякими коробочками, извлёк из одной из них обычный алкотестер, похожий на телефон «печеньку». Присоединив к панели одноразовый мундштук, протянул мне:

- Дыхни хорошенько!

-Ты серьёзно? Мы же почти две «беленьких» приговорили, в чем смысл?

Я не понимал, зачем ему нужны эти манипуляции, если результат и так очевиден. Ну да в чужой монастырь со своим уставом…Тем более, что злить хозяина в мои планы не входило, а вот посетить чудо-установку, наоборот. Ну я и дунул, после чего с обалдевшим лицом уставился на нулевое значение, высветившееся на экране.

- Объясняю! - торжественно объявил Тиль. - Когда мой приятель, у которого ты проходил сеансы психотерапии, сообщил мне твой номер телефона, я подготовился к встрече. Всё, что здесь происходило - не более, чем театральное представление, к сожалению, подтвердившее твое трафаретное мышление. Но не обижайся. Это необходимо, прежде чем мы начнём работать. Я должен был в доступной форме донести до тебя определённую информацию и проверить твою резистентность.

Я с трудом верил в происходящее! Получается, я абсолютно трезв, а мы пили обычную воду! Получается, картинка внешнего вида Тиля, его запущенной квартиры, ситуация с погашением просроченного долга - всего лишь антураж, благодаря которому мой мозг додумал остальное. Мой мозг внушил мне состояние опьянения, которого на самом деле не существует.

- Отменная тренировка! - глядя на бурю эмоций, промелькнувших на моём лице, проговорил Тиль.

И я посмотрел на нового знакомого другими глазами. Теперь его «забулдыжный» вид меня не интересовал. Да как же я раньше мог не заметить его умный и проницательный взгляд, крупные кисти рук с длинными чувствительными пальцами… Я присмотрелся внимательнее. А руки-то ухоженные, чистые, с аккуратными ногтями.

- Процесс пошёл, - хохотнул Тиль.

Я увидел его безупречно-ровные зубы, словно у голливудского актёра. И с чего я решил, что он маргинал!?

- Да-да… Ты послал в мозг несколько отправных сведений ауди и визуального ряда, а остальное он подкинул тебе сам, включив режим шаблонного развития ситуации.

Я и не спорил.

- Теперь ты готов! Сейчас я закрою твои глаза светонепроницаемой маской и усажу тебя внутри «сита». Твоя задача - не торопясь воспроизвести в памяти все события точно в хронологическом порядке.

Я согласно кивнул. Облажавшись, решил прикусить язык и следовать его указаниям.

***

Кажется, чего проще, заставить себя вспомнить то, что не давало покоя всё это время? Но именно теперь у меня ничего не получалось. Сидя в полной темноте и тишине на чём-то жёстком и прохладном, я никак не мог сосредоточиться. Со сцены происшествия на теплоходе мои мысли то и дело перескакивали на картинки, по всей видимости, навеянные мне регулярным просмотром фантастических фильмов и канала Discovery.

- Ты в ловушке, - отчётливо произнёс чей-то голос.

Нет не так! Никакой голос снаружи от меня этой фразы не произносил. Голос возник в моей голове. В «сепараторе», разделяющем мнимое от действительного, я не мог испытывать слуховых галлюцинаций.

- Не молчи, Фома! Ты можешь беседовать со мной мысленно.

- Ты кто? - задал я свой вопрос. Как ни странно, я был абсолютно спокоен.

- Меня зовут Дидим, что значит «близнец» …

Дослушав до конца его рассказ, я не знал, что мне делать дальше. Наверное, лучшим для меня исходом было бы проснуться. Или узнать у Тиля, что всё это розыгрыш или какое-то ноу-хау в программе его нейро-фитнеса. Но я словно окаменел, и никак не решался сдвинуться с места.

- Почему ты не связался со мной раньше? Почему появился только сейчас? - чувствуя, что за этим «знакомством» последует нечто большее спросил я.

- За пределами этой металлической конструкции ты не нашёл бы рационального объяснения происходящему. Вспомни чем для тебя закончилась моя предыдущая попытка обнаружить свое присутствие.

- Я точно не псих? - тихо произнес я.

- Есть один вариант, убедиться в правдивости моей информации, но всё зависит от твоего согласия.

- Смешно! - я попытался острить, - согласие подопытной мышки — это что-то новенькое!

— Это не правильная оценка моих намерений, -незамедлительно ответил голос, - на данном этапе развития ваша цивилизация ещё не имеет в своем арсенале тех терминов и понятий, применяя которые я бы смог доказать тебе пользу от моего вмешательства в твоё сознание.

-Совсем никак? -мне стало интересно.

-Словами, и мыслями-никак, -казалось он задумался.

-Ты действительно считаешь меня своим близнецом? - смутная идея подсказала мне способ проверки, -если «да», то не нужно словами, -я слегка смутился, -продемонстрируй это ощущениями. Можешь?

Какое-то время ничего не происходило. А потом мне вдруг стало легко. Просто легко без всякой на то причины! И ещё появилось приятное чувство ожидания радости. А ещё уверенности и защищённости! А ещё гордости и счастья! Я раньше никогда такого не испытывал. Меня накрыла волна восторга. Наверное, так ликуют фанаты, когда их любимая команда разбивает соперника в пух и перья! Наверное, так счастливы родители, когда их дети совершают славные поступки. Наверное, так радуются уставшие солдаты, когда становятся победителями! Наверное, так счастливы родные братья, когда они встречаются через долгие годы разлуки. Это единение, причастность, желание оказать любую помощь и отдать всё что имеешь, вот оно какое копившееся во мне чувство … Меня просто распирало от желания жить!

- Слушай, Дидим! - торопливо заговорил я, наслаждаясь своим новым состоянием, - сейчас мне плевать, как и зачем я появился на свет, но всю свою жизнь, которую я помню от начала и до конца, больше, чем от своего горба, я мучился только от своего одиночества. И я всегда хотел, чтобы у меня в этой жизни нашелся хоть один родственник... А если ты называешь меня близнецом значит я действительно твой брат? И согласен на все твои опыты какими бы дурацкими они не оказались!

- Хорошо, Фома, - мне показалось, что голос стал мягче, - постарайся не удивляться месту, куда я тебя депортирую…, расслабься, я разворачиваю информационный оттиск мезозоя. Запомни, я называл его Квазимодо, у него был горб…

***

Это тоже было невероятно! Это было гораздо круче, чем всё, что мне удалось испытать за всю свою двадцати шестилетнюю жизнь.

-Вау! - заорал я с высоты своего пятиметрового роста, задрав голову к ярко-синему небу. Весь мир вокруг меня был наполнен непривычными звуками: стрекота, жужжания и хлопанье крыльев. Гигантские стрекозы почти метровой длины и диктионевриды с прозрачными бирюзовыми крыльями то носились стайками, то замирали, распластавшись на теплых камнях. Двухметровые синеватые артроплевры, самые крупные членистоногие планеты, медленно ползали по земле, спасаясь от яркого дневного света. Всё вокруг двигалось, волновалось и шевелилось. Терпкие и горькие запахи зелени сливались в невероятную для носа вновь обращённого динозавра симфонию.

От переизбытка охвативших меня эмоций я побежал. Бегом в полном смысле слова такое передвижение назвать было бы неправильно, потому как быстро двигаться не получилось. Но тем не менее раскачивая мускулистым хвостом и плавно переваливаясь с боку на бок я, пружинисто чеканя каждый, шаг совершил свой первый осознанный променад в образе горбатого динозавра «Квазимодо». Тело моё для ходьбы использовало только задние конечности. Плоские широкие пальцы с огромными крючковатыми ногтями врезались во влажную почву, проседающую под тяжестью многотонного веса.

Сонмища мелких тварей разбегалась в разные стороны из-под моих огромных чешуйчатых лап. Сочно-зелёный раскидистый папоротник, растущий по всей поляне, блестел на солнце капельками росы. Я залюбовался. Хлопая перепончатыми крыльями, прямо надо мной пролетел птеродактиль и, резко спикировав в заросли травы, взмыл вверх, сжимая острыми игольчатыми зубами пищащий волосатый комок с длинным чёрным хвостом.

Я остановился, наблюдая за полетом летающего ящера. Моя голова на длинной гибкой шее поворачивалась в разные стороны, не выпуская из вид птеродактиля. И тут мне пришла мысль рассмотреть своё тело. Первое что удалось увидеть, был покрытый золотисто-коричневой порослью волосков горб. Этого было недостаточно, и я стал оглядываться в поисках водоёма с гладкой поверхностью. Невдалеке обнаружилось небольшое круглое озерцо.

Подойдя к краю зеркальной глади, я чуть не рассмеялся. Моя плоская вытянутая голова походила на морду утконоса, да и вообще видок у меня был скорее комичный, чем угрожающий. Он кого-то мне напоминал. А светлые пушистые то ли пёрышки, то ли волосинки на затылке придавали образу глуповатого романтизма.

Окрас моей шкуры варьировался от шоколадного на спине, до практически белого с нижней стороны шеи и на животе. Нет! Ну правда, кого я себе напоминаю? И тут меня осенило. Это же Джа-Джа Бинкс — неуклюжий, но преисполненный благих намерений, гунган из «Звёздных войн», только глаза у меня расположены на своих местах, а не торчат смешными антенками.

Налюбовавшись своим отражением, я решил обследовать ближайшие заросли деревьев растущих у подножия пологих гор. Это были сосны-Воллемии, деревья Юрского периода, дожившие до наших дней и обнаруженные в Австралии. С интересом разглядывая эти многоствольные особи со светлыми папоротникообразными листьями, я услышал странное урчание доносившееся откуда-то сверху. Задрав голову, я чуть не свалился от ужаса. Позади меня, упершись в землю четырьмя колоноподобными ровными лапищами, стоял брахиозавр амфицелиас. Самый огромный представитель племени динозавров. Его плоская головка, возвышающаяся надо мной на высоте, вдвое превышающей мой рост, пускала слюни, глядя на пышную зелень деревьев. Шея травоядного монстра вытянулась, словно стрела подъемного крана, и животное, легко откусив верхушку одного из деревьев, принялось жевать, не обращая никакого внимания на моё присутствие. Цепенея от ужаса, я вышел из-под тени гиганта и поспешил вернуться к озеру, чтобы утолить жажду.

Стоя в вязкой болотистой тине на краю озера, я наблюдал за страшного вида рыбами, согласно познавательным телепередачам являющимися любимым лакомством моих соплеменников. То, как этим смогу питаться я в случае, если задержусь здесь надолго, мне даже представлять не хотелось.

Внезапно, неизвестно откуда возникшим у меня звериным чутьём, я ощутил тревогу, да такую, что мороз пробежал по шкуре. Всё словно остановилось и замерло. В этой угнетающей тишине я услышал нарастающий гул, доносящийся из глубин земли. Сизые и чёрные тучи мгновенно заволокли небо. Налетевший ветер выворачивал с корнем кусты папоротника. Со всех сторон раздались душераздирающие крики, вопли свист, рев, хрипенье. Первый раз земля содрогнулась так, что я свалился прямо там, где стоял. Хорошо, что под ногами была теплая жижа и, плюхнувшись, я не испытал боли. Потом землю начало трясти так, что над вершиной одной из гор прогремел взрыв и чёрное облако пепла высоченным столбом вырвалось из недр.

«Вулкан!» - сообразил я и, оглядев окрестность, стал быстро прикидывать, что подойдет мне в качестве спасения от стихии. То, что бежать нужно, удаляясь от извержения и не приближаясь к большим водоёмам, в которых могут возникнуть цунами, я не сомневался. Прятаться на земле — это умереть от выхлопа ядовитых газов. Прикинув свои силы, я рванул в обратную сторону от леса в надежде встретить по дороге холмы или любую устойчивую возвышенность.

Вулкан за моей спиной продолжал рокотать и выбрасывать из своего жерла раскалённые каменные градины. Некоторые осколки долетая, прикипали к шерсти, раня кожу. Не в силах терпеть жжение, я свернул с дороги к широкой бурной реке с берега, загроможденной стволами мокрых поваленных деревьев и воя от усталости и боли, стал тереться о влажную листву.

«Я погиб!» - пронеслось у меня в голове, когда я заметил несколько раскаленных газовых шаров из огненной пыли, летящих прямо на меня.

С трудом поднимая лапы я скользил по прибрежной глине, но выбраться никак не получалось. С каждым движением я только больше заваливался на бок. Куча поломанных деревьев, отделяющих меня от бурлящего потока, разъехалась под тяжестью моей массы, и я рухнул на острые камни несущейся воды. При падении я ударился спиной и повредил лапу. Приготовившись к смерти, даже не пытался подняться с места и лежал так, наверное, больше суток. Иногда я старался попить и пожевать листья, оставшиеся на ветках торчащих из-под меня деревьев.

«Интересно, - размышлял я, мучаясь от своей беспомощности. - сдохнув здесь, в этой материальной оболочке горбатого Квазимодо, где я осознаю себя вновь? В какой действительности? Дурак! Почему я не спросил у Дидима, что происходит, когда ты умираешь в одном из хрональных полей. Ты умираешь только в нём или твоя энергия, присутствующая в других мирах, продолжает существовать? Может, после смерти сознание переходит в другой частотный диапазон и там тоже можно жить… Например, в другом состоянии, в газообразном… Как, чёрт возьми, происходит этот процесс прощания с жизнью? Может, существует несколько копий моего сознания и «мой близнец» сможет снова создать меня?».

Он подобрался к берегу, когда я уснул, впав в забытьё. Я проснулся от едкого запаха невыносимой вони, доносившегося из его зубастой пасти. Проклятый тираннозавр, самый кровожадный хищник, жрущий всё подряд и не гнушающийся даже себе подобных и тухлой падали. Он топтался на своих трехпалых лапах, пытаясь дотянуться до моего тела своей отвратительной пастью. За время землетрясения в русло реки с гор принесло ещё больше каменных глыб. Это естественное ограждение из камней, брёвен и обломков скал по ширине не более пяти метров, сейчас отделяло меня от убийцы.

Хорошо, что этот чешуйчатый с лиловым отливом тираннозавр - не самая крупная особь. Хорошо, что шея хищника не такая длинная, как у его травоядных сородичей. Даже имей он такую же шею, как у меня, наверняка бы дотянулся. А так стоит, примеряется, как ему лучше до меня добраться.

«С этими динозаврами столько сложностей! – раздался знакомый голос у меня в голове. - Нервная система у них рассредоточена. Их трудно убить, даже если попасть прямо в мозг. Они очень надежно сделаны: толстые ребра защищают от выстрела в сердце, лапы и круп повредить тоже почти невозможно. Эти сволочи очень медленно истекают кровью и долго подыхают».

Я точно знал, что эта фраза из обожаемого мной романа «Парк Юрского периода» Майкла Крайтона, видимо, не случайно всплыла в памяти. Я вдруг ни с того, ни с сего почувствовал приятный трепет зарождающейся надежды на спасение.

- Единственный выход – это разорвать его на куски, - словно прочитав мои мысли отозвался Дидим.

С трудом приподняв голову я посмотрел на противоположный берег.

Там снова стоял он. В широкой фланелевой рубахе с чёрными и лиловыми клетками. Только теперь, вместо снайперской винтовки, он держал на плече заряженный гранатомёт.

- Спасёт! - с облегчением промелькнуло в моей голове.

— Это прогресс, - прокричал Дидим. – Теперь при моём появлении ты испытываешь положительные эмоции! Спасибо тебе за терпение и за сотрудничество! Скоро мы расстанемся, но я обязательно исполню твоё самое заветное желание. Хочешь, я навсегда избавлю тебя от горба!?

- Стреляй уже! Я потом скажу, чего мне надо, - теряя сознание прошептал я.

***

-Тим Кузьмич! Смотрите! Фома очнулся!

Чей-то радостный крик ворвался в мой мозг и спугнул обрывки смутных видений.

- Сам вижу! И потом, запомни наконец моё полное имя- Ти-мо-лай! Тимолай Кузьмич Ильядис! -с досадой в голосе произнёс шеф, — Лучше принести воды!

Я приоткрыл глаза и увидел лицо склонившегося надо мной начальника. Он был уже без темных очков, и я впервые заметил, что его глаза косят.

-Не молчи, Фома! – обратился ко мне шеф, -Скажи, чего ты хочешь?

Вопрос был задан с такой многозначительной интонацией что я смутился. На самом деле, мне нужна была чья-нибудь сильная рука, очень хотелось подняться и встать на ноги, а то валяюсь на палубе как раненый динозавр.

-Мне нужен мой брат! - твёрдо произнёс я.

- Ну конечно! -Тимолай Кузьмич, облегчённо выдохнул, - Да вон он! Уже бежит, второй Неверов! Хоть бы воду не расплескал, счастливый соавтор… 

+1
1092
20:43
прибывший из локации «4х1011:22:7017» bravoвот как раз дидимы из этой локации мне 85 драхм с прошлого года должны…
В моей действительности, уже разгадана зачем зпт?
множества физических параметров зпт
В двадцати процентовАХ случаев
Методом случайной выборки, я получаю а тут зпт зачем?
персональной реальности человека, воссозданной им на основе вводных данных, находящихся за гранью его понимания. eyesтекст уже за гранью моего понимания
отдельные точки информации а тире информации он не воспринимает?
Сжатый формат информации, загруженный мной в сознание «близнеца», будет «распаковываться» отдельными фрагментами. Первым делом он получит послание сжатый формат получит послание?
эдакое звено эдакое?
среднестатистический представитель человеческой расы, с интеллектом чуть выше среднего у среднестатистического представителя не может быть интеллект выше среднего. 76 % в стране явно даже зачатками интеллекта не обладают
Подробная оценка его остальных характеристик для исследования не имеет никакого значения, поэтому кратко: сирота, и сирот не так уж много
размер ноги сорок три а второй ноги? Или кифозный Фома был одноногим?
После чего, некоторые из них сочиняли истории о похитивших их инопланетянах-хирургах про инопланетян-проктологов умалчивали?
Примитивное плавсредство с двигателем, преобразующим энергию сжигаемого топлива в механическую клише
Мой приятель, Мишка тут зпт зачем?
Ты чего сбежал-то, Фома!? – недовольно пробасил он, — Там тебя потеряли… неверное оформление прямой речи
Найди нашего директора
Своего начальника я обнаружил стоящим на верхней палубе в одиночестве
нарочито взволнованным тоном доложиля о цели своего визита
стаканчики, сомнительной чистоты зачем зпт?
ехитрую закуску: банку корнишонов, шпроты, колбаску wonderничего себе нехитрая закуска. да в провинции не всякий праздничный стол так накрывают
онозмы
двадцати шестилетнюю слитно
Хоть бы воду не расплескал, счастливый соавтор…?
Тут спойлер: devil
Дилим из паралельного мира растекается мыслею по древу Мультивселенных, при этом в его рассказе куча косяков и мелких огрех. Он развивает новые теории т.н. «точек и тире информации» и «эдаковых звеньев». Поймав среднестатистического одноногого сироту Фому с кифозом, радостно скачущего покупать новый башмак 43 размера, Дилим решает заклевать ему мозг. Для этого подстраивает направление к мозгоправу, которые подрабатывает агентом секты нейрофитнеса.
Сектант-маргинал-алкоголик-хронон Тим всего за 20 штук в месяц (5 из которых башляет мозгоправу, а 5 квартирной хозяйке) берется излечить Фому. Лечение начинается с двух пузырей паленой водки. Окосевший Тиль начинает гнать пургу про «зеркала Козырева». Дилим впихивает Фому в горбатого динозавра. Динозавр-Фома встречает крупных членистоногих. После членистоногих один путь: выздоровление. Хэппи-энд: шеф Фомы и есть Тим.
21:53
thumbsupЧерт, это прекрасно.
в смысле?
15:30
В смысле что начав писать комментарий, стало ясно, что этого не требуется — вы все сказали. Даже те же самые места из текста упомянули.
И с юмором.
blushспасибо, я старался
Загрузка...
Ирис Ленская №1