Ирис Ленская №1

Кантралор

Кантралор
Работа №64

Солнце, казалось, только что было в зените, палило страшно и неукротимо...но сейчас огненный шар уже коснулся острых пик Гор, окрашивая их белоснежно-белые и грязно-серые очертания в карминово-красные тона. Птицы уже начали засыпать, лишь изредка слышались одиночные шорохи и шелест листвы.


***

Нимфадор, свободный воин, шёл со спутниками сквозь густой лес Кантралор уже второй день, довольно-таки быстрым темпом, останавливаясь лишь на ночлег. Из вещей у них было только самое необходимое, нужное в походе и в бою, дичь же на ужин предводитель группы бил практически на ходу из своего составного лука, благо эта часть Леса изобиловала всяким зверьём. Совсем не пуганая, она так и разбегалась из под ног, просясь под длинную, тяжёлую, с серым оперением стрелу.
Тяжёлые думы ворочались в душе у героев, и идти медленнее они просто не могли, поэтому каждый привал был по-настоящему привал: весь небольшой скарб перекочёвывал на землю, путники валились на траву только для того, чтобы потом по команде уже собравшегося командира вновь двинуться в путь. Как ни странно, на сон это почти никак не повлияло, и все без исключения засыпали без сновидений, пока Нимфадор с Паклусом несли ночную стражу.

***

Тихо потрескивал маленький костерок, в воздухе витал тонкий запах лесных трав, воин сидел на поваленном дереве, спиной к огню, по чистой привычке, так как пламя костра не слепило, но мешало карим глазам оглядывать окружающий привал лес. Стругая небольшой сучок, придавая ему форму какой-то замысловатой руны Нимфадор оглядел свой отряд: полугном, поляница, вирольт. Паклус, Лиска, Рокс'анит. Такие разные существа, связанные одной общей целью и одним человеком собрались в крепкую группу, закалённую не в одной битве, не в одном сражении...
Лиска зашевелилась: кинжальчик выскользнул из узкой ладошки, нащупав его и опять схватив, она снова погрузилась в сон. Воина же отнюдь, нисколько не тянуло на сон, только небольшие морщинки вокруг глаз выдавали его напряжение, подчёркивая гордую красоту лица.
Луна выглянула из-за густейшей растительности, рассыпала по слабому кругу света от костра новые, серебряные блики. Послышался громкий звук, похожий на приглушённый рёв какого-то животного. Это проснулся полугном, приподнялся, глянул вверх...и вскочил, страшно лязгая наручами, обвешенными тонкими колечками.
Против своего обыкновения, Паклус сегодня положил кольчугу рядом с собой, а не лёг на неё следом, что говорило о его хорошем настроении. Лицо же его выражало такую неподдельную ярость, что лежащая рядом кольчуга никак не могла её опровергнуть.
–Нимфадор!!! Ты опять сторожишь больше установленного времени! Ты же обещал мне, что разбудишь меня через четыре часа! Прошло уже шесть! Да как ты...
–Тихо. Остальные спят. Кантралор небезопасен.
Полугном осёкся на полуслове. Резкие, как будто чеканные слова резали слух старого друга, потому что произносились они тем голосом, от которого он всю жизнь слышал только весёлые, наполненные оптимизмом выражения...
–Я тебя не разбудил, потому что не видел, где находится луна. Такое объяснение тебя устроит? Не надо говорить о моём чувстве времени. Всё же когда-нибудь подводит, правда? Но не все. Спасибо Паклус. Но я думал.
Бросив последний взгляд на руну, которую он вырезал, Нимфадор резко швырнул её в огонь, но гном успел заметить, что она была на языке Даргов–родины воина. Северянин встал, вытянулся во весь свой немалый рост, и шагнул в сторону лежанки полугнома.

***

Наутро, когда ещё только-только забрезжил красноватый свет, путники позавтракали вчерашним кроликом, добытым Нимфадором и двинулись дальше, в самое Сердце леса. Сквозь толстый травяной покров кое-как проглядывалась тропинка, поэтому шли как можно более осторожно, стараясь сильно не отклоняться от еле видной дорожки, по которой не ходили, казалось, веками.
Лиска, тоненькая, хищная движениями девушка, вырвалась вперёд, погнавшись за какой-то зверушкой. Уже почти рассмотрела, уже протянула руки...как вдруг тропинка резко как будто выпрыгнула из под ног, свернув петлю прямо перед её носом. Поляница проломила кусты и вылетела на просторную опушку. Что странно, так как путники уже долгое время не видели не то что каких-то площадок, но даже иногда солнечный свет полностью затворялся в могучих ветвях деревьев.
Оказавшись на опушке, девушка перекатилась, подпрыгнула и выхватила кинжальчик. Пространство перед ней было свободно, но Лиска могла поклясться, что слышала древесный шорох у себя за спиной. Развернувшись, она попыталась вернуться через те же кусты, но её как будто само деревце не пропускало внутрь; упиралось, хватало веточками за краешки ладно скроенной, плотно сидящей на тонкой девичьей фигуре одежды. Девушка не сдавалась, кромсала куст кинжальчиком, и наконец перебралась на ту сторону...но тропинки она не обнаружила. Ровная трава, местами чуть пожухшая, но абсолютно чистая, без следов, не принадлежащих полянице. Лиска набрала в грудь воздуха и окликнула своих спутников. Ей показалось, что справа был слабый отклик, но на удивление, почему за такой короткий момент друзья успели уйти так далеко, не было времени, и девушка побежала в ту сторону...

***

Нимфадор проводил глазами спутницу и покачал головой. Слишком уж активно она носилась по лесу, как бы на какую-нибудь тварину не налетела...Рокс'анит шел в задумчивости, запнулся об извилистый корень, схватился за воина и заковыристо выругался на своём родном наречии.
–Я чувствую, что что-то не так. Птицы умолкли. Совсем.
–Да, кстати! Я думал, это я пугаю...бряцаю...но оказалось, что всё ещё хуже?
–Что бы это значило? Рокс?
–Что животные что-то видят или ощущают. Но магии я не осязаю.
–А ещё и Лиска убежала...эть, Нимфадор, мож кликнуть её?
–Думаю, она скоро вернётся, побежала она за какой-то мелочью, то ли белка, то ли бурундук...
–Ну да, сейчас принесёт этй зверушку со свернутой шеей, мол, Рокс'анит, кто это?
–Ха! Я помню, притащила она тогда тебе летучую мышь...а как она оказалась живой...
–Паклус! Не время. Хотя история забавная.
И, чуть ускорив шаг, друзья двинулись дальше.
Лес странно притих и, казалось, излучал тихое ожидание чего-то. Эта давящая тишина не нравилась путникам, и они невольно озирались, Рокс'анит же вообще боязливо втягивал голову в плечи. Ему, как чародею, больше всего было не по душе это состояние. Подвижные уши вирольта вздрагивали от каждого шороха и ловили каждый звук. Он-то и услышал крик Лиски, доносящийся из непомерной дали, что даже не понятно было, почему звук казался настолько глухим.
–Лиска!
–Что?
–Кричит. Тебя.
–Где? Я не слышал. Почему так далеко?
–Не знаю, но думаю, надо спешить.
И только зазвенели наручи полугнома, никак не поспевающего за длинноногими товарищами...

***

Лиска бежала, продираясь сквозь кусты и ругаясь про себя на окружающие её предметы, когда прямо-таки вывалилась на очень плотые завитки плюща, провалилась в них, как в пуховую перину, и вывалилась кубарем...на поляну. На ту самую поляну, с которой она только что так странно сбежала. А голоса друзей слышались в отдалении, то приближаясь, то удаляясь, и складывалось ощущение, что они просто беспорядочно бегают по лесу. Девушка хотела было крикнуть, уже глубоко вздохнула для очередного повтора имени кого-то, но тут ей просто-напросто зажали рот. Ладонь была тёплая и пахла мелисой и мёдом, совсем как рука её сестры, укрывающей перед сном маленькую рыжую девочку...
–Тише, зачем кричать? Скоро вы все встретитесь.
Тихий, тонущий в переливе шелеста листвы голос послышался сзади, поляница резко обернулась, выхватила кинжальчик и... он так и вывалился у неё из рук. Перед ней стояла богиня мудрости и природы. Только совсем не похожая на изображения в Храме Первых, а сильно напоминающая её мать, оставленную девушкой в родной деревне.
Сзади послышалась ругань, лязг, хруст раздираемых кустов, потом небольшая пауза и обескураженные голоса почти в унисон на разных языках проговорили: "Мать?!". В ответ богиня лишь мягко улыбнулась, развернулась и пошла к середине поляны, где неизвестно откуда возник кондовый стол, с четырьмя табуретами и стулом из резной липы во главе. На середине пути она повернулась, разглядела нерешительность на лицах друзей и поманила их за собой. Те же, как будто во сне, шагнули вперёд, к Столу Богини.
Путники остановились в раздумье. Первым раздался голос Рокс'анита. Слова так и прилипали к языку:
–Это...это моя мать?
–Нет. Это моя мать! Ты не видишь, борода, крутые мышцы, обруч на голове!
–Так. Я же вижу свою мать. Рокс, полагаю, тоже?
Огненно-красные глаза полыхнули.
–Несомненно! Но...каждый видит то, что хочет увидеть, поэтому...
–Это богиня. Одна из Первых. Но вот кто...?
–Если богиня, то как у неё могут быть гномье тело? Это моя мать, и я не позволю...
–Паклус. Утихомирься. Думаю, скоро всё прояснится.
И воин шагнул в сторону резного стула, не похожего на трон, но тем не менее выглядевшего довольно-таки величественно.
-–Каждый из нас видит в тебе образ своей матери, я в том числе. Кто ты, гостеприимная?
–Я Эолана, Первая Богиня, и вы пришли в мои владения...Как полагаю, не просто так. Мои верные маленькие слуги докладывали мне о каждом вашем передвижении, но ваши цели и мотивы вы должны поведать мне сами.
–Мы шли к Хозяину Контралора, чтобы спросить у него совета. У меня есть одна вещь...семейная реликвия, и мы, наш отряд, решили исполнить последнюю волю умершего, доставить этот артефакт Ему.
–Хозяин Леса-это я. Да, я понимаю, что чаще всего меня изображали страшным змеем, имеющем две головы и странные гребни по длине спины...но это лишь вымыслы. Я перед вами.
Голос её на последних словах возвысился и превратился из мягко-ласкового в твёрдый и острый, заставляя невольно втянуть голову в плечи и сжаться в комок.
–Тогда прими от доблестного Курана Лольд Дорана этот дар, его последней волей было отнести это вам, он умер доблестно сражаясь за свой дом и близких. Эта реликвия передаётся в нашем роду уже несколько веков, и я должен был доставить её тебе. Мои друзья вызвались мне помочь, поэтому они тоже здесь, а не остались в разрушенном селении, как я просил...
И воин благоговейно вытащил из мешка шкатулку, стер с неё невидимую пыль и подал ей, преклонив колено. По одухотворенному лицу богини пробежала лёгкая тень удивления, потом она приняла из рук Нимфадора шкатулку и долго смотрела на герб, изображенный на крышке.
–Ты Нимфадор Лольд Доран, потомок Нера Лольд Дорана?
–Да. Куран-мой отец. На наше селение напали неведомые воины в серых облачениях, они двигались как тени, но с пугающим шумом, их короткие посохи извергали странный огонь, и держали они их прямо перед собой, убивая наших бойцов...
–Пугающее начало.
Богиня несколько замялась.
–Это мой браслет. Это один из Ключей к Вратам Силы. Твой род-род Хранителей Ключей, и ты достойный его последователь...сядьте пока, утолите свою жажду и голод. Это послание очень много значит для меня, мне нужно время...
И на столе перед друзьями появились блюда с фруктами и орехами, глиняные кувшинчики с легким малиновым вином. Путники ели безрадостно, на всех давила гнетущее ожидание, лишь у Нимфадора, казалось, прибавилось сил и живости. В карих глазах наконец-то начал проглядывать огонёк, и перемена в настроении командира начала передаваться остальным.
–Слушай, Лиска, а чего у тебя с одеждой? Неужто кого-то отыскала?
–Ох, Паклус, получешь же когда-нибудь...
–А что, Рокс, не поддерживаешь? Идём какой день, вокруг ни души, а тут одежа разодрана...
–Я пробиралась по кустам! И они меня хватали...
–Хахх! Хватали? Бедная девочка... Ну ничего, скоро будем в каком-нибудь городке, там кого-нибудь найдешь...
–Паклус. Успокойся. Мне кажется, что внимания противоположного пола как раз не хватает одному хитрому полугному.
–Ну, Нимфадор, как всегда в точку. Ладно. Я рад, что мы на месте. Долгий был путь.
–Согласен, я сам уже изрядно вымотался...А уж эти образы... Да. Не самое лучшее воспоминание.
–Ну! Тогда да успешное прибытие!
Рокс'анит поднял в приветствующем жесте тонкую, отскобленную ракушкой кружку. Все последовали его примеру и продолжили разговор, изредка поглядывая на застывшую фигуру богини, выражавшую глубочайшее раздумье. Далее разговор пошел на отвлеченные темы, в более спокойное русло.
Наконец, когда друзья сидели, потягивая вино и обсуждали преимущества старой леронской боевой школы перед новой крентийской, богиня встала. С того времени, как она усадила гостей за стол, прошло не более получаса, и солнце уже успело перевалить за полдень и выглядывало из-за западных деревьев. До заката солнца оставалось часа четыре. Все замерли в ожидании, отложив кружки и смотря на Хозяина Леса.
–Есть два решения этой ситуации. Первое: вы возвращаетесь в свой мир и смотрите, как неведомые воины крушат одно селение за другим, не встречая практически никакого должного отпора...
–А второе? Что же второе?
Лиска прямо-таки приподнялась со своего места, желая услышать получше.
–Второе. Второе решение потребует всех ваших сил, всех ваших помыслов ради спасения того, что ждёт опасность. Вы отправитесь в Горы, в самое их сердце, чтобы отыскать заветную Пещеру Силы, сакральное святилище древнейших Богов.
–Но как? До Гор больше недели пути... Хотя их и очень хорошо видно, это обманчиво. Я по молодости пытался достичь подножия первой, Чёрной горы. Не получилось...
–Вас донесут мои слуги, какое-то время они вас проводят, дальше вы вынуждены будете идти самостоятельно. Но существенную часть пути вам помогут одолеть.
–Что надо будет сделать в Пещере? Добраться-то мы до неё доберемся...Надеюсь.
–У вас есть Ключ. Этот браслет. С помощью него вы найдёте ответ на вопрос.
Богиня сделала странный жест рукой, крикнула какое-то странное слово и друзей окружили лесные зверьки-каждый нёс что-то полезное, и вскоре путевые мешки были полны. Путники повернулись к богине, желая спросить об слугах и прочем... Но богини не оказалось на месте. Вместо неё на поляне возвышались величественные грифоны: истинные сгущения силы, ловкости и какого-то странного ощущения превосходства.
–Эолана! Спасибо тебе за гостеприимство, мы выполним твою просьбу...просьбу моего отца.
–Ступайте, да пребудет с вами благословение Первых Богов.
Голос богини, казалось, шёл отовсюду, отдавался в самых отдалённых уголках сознания.

***

Грифоны были неутомимы. Единственный же их недостаток был в том, что на скользкой спине было крайне сложно усидеть, и приходилось то и дело поправлять себя и крепко держаться друг за друга. Внизу с немыслимой скоростью проплывали огромные пространства, сливаясь в далёкое лоскутное одеяло пастельных тонов. Грифоны сменяли друг-друга, неся по очереди седоков, так что у путников были хотя бы минуты свободы от ледяной, пронизывающей хватки ветра.
Крылья двух более сильных грифонов, по видимости предводителей стаи, отливали синевой, которая странно красиво сочеталась с инеем и кристалликами льда, их покрывавших. Но эти самые кристаллы сильно грозили друзьям падением, так как держаться стало практически не за что, а грифоны лететь постоянно на одной и той же высоте не хотели, им нужен был простор... За линией облаков.

***

Нимфадор был погружен в глубокую думу, когда его сознания коснулось что-то, явно дружелюбное. Воин открылся и впустил одного из грифонов-предводителей.
–Слушаю тебя.
–Мы подлетаем к концу пути нашего. Очень скоро дороги наши и ваши разойдутся.
–Сколько времени ещё осталось?
–Три-четыре Взмаха Когтями.
–Погоди, переведи это на человеческие часы и минуты...
–Примерно два часа. Дальше не полетим мы. Опасность чувствуем.
–Какую? Откуда? Как?
–Много вопросов, человек. Сильную,неизвестную, с Запада Гор и своими чувствами, не подвластных сознанию твоему...
–Благодарю вас за помощь. Ссадите нас куда и когда сочтёте нужным.
Нимфадор поставил ментальный щит и устремился взором на запад, гадая, что там могло бы быть и как оно движется... Но зоркие глаза очень устали и к тому же сильно слезились от ветра, поэтому воин не заметил ничего необычного, пропустив некоторое неестественное свечение у самой кромки западных Гор...

***

Высадившись, стряхнув с себя весь снег и воду, путники с наслаждением втянули тёплый, пахнущий горными травами и нагретым камнем воздух. Грифоны высадили их на заросшем чахлой травкой плато, где с одной стороны виднелся небольшой ручеёк, а с противоположной стороны была каменная расселина, с видневшейся справа одинокой руной Покоя.
Паклус снял с плеча боевой молот и рассеянно закрутил его в руках, всё ускоряя темп, Лиска силилась вытащить у себя из волос вмерзшие кристаллы, Рокс'анит подошёл к руне, дабы её изучить, а внимание предводителя группы привлекло некое пятно примерно по середине площадки, не сильно выделявшееся на сером фоне горы. Спокойным шагом приблизившись к интересующей области, Нимфадор присел на пятки, изучая лужицу дурнопахнущей жидкости, не похожей абсолютно ни на что известное ранее. Запах был резкий, слегка дурманящий, а жидкость сильно запачкала и обожгла пальцы, вызвав недоумение воина. Он обтер пальцы об траву, пытаясь хоть как-то сопоставить события, как вдруг его слух уловил странный шум слева от него. Резко развернулся, потянулся к ножнам за спиной...нет, он не успевал. Но Паклус не зря так ценился в кругу рыцарей. Странное чудовище быстро приближалось к нему из ближайших зарослей, растущих около ручья, оно уже было в нескольких метрах от воина, как вдруг около человека что-то угрожающе прошелестело и в зверину с огромной силой практически в лоб прилетел молот, раскрученный до такой степени, что удар был поистине страшен. Чудище остановилось, молот глубоко засел в пробитой и помятой груди, и оно рухнуло как подкошенное, сея вокруг себя искры и странную вонь...

Вскочив на ноги, Нимфадор отпрыгнул от твари и обнажил клинок отличной работы. Хорошо центрированный, обоюдоострый длинный меч был слегка протравлен, что придавало отличной стали ещё более лучшие свойства и изделие служило верой и правдой против разных существ...но не таких.
Это нечто отливало железно-серым цветом, имело горящие глаза и какой-то светящийся посох в руках. Также в месте пробития его молотом виднелись сине-зеленые внутренности, которые исходили едким дымом, и то и дело из бреши вылетали искры.
–Демоны! Вот о какой опасности говорили грифоны! Вот кто разрушает наши города и поселения...
Подошедший Паклус с усилием вытащил молот, осмотрел и присвистнул: на тяжёлом бойке виднелись следы оплавления, но не настолько страшного, чтобы попортить качество стали.
–Думаю, ты прав. Только у демонов может бушевать такое пламя в груди.
Подоспели остальные. Лиска с смотрела на поверженного демона с ужасом, вирольт же с живейшим интересом, даже подошёл поближе, желая разглядеть получше.
–Оно мертво?
–Не знаю, но Паклус приложил его знатно.
Рокс'анит подошёл к исчадию вплотную, произнёс заклинание, простёр руки перед собой...посмотрел на посох, и взял его в руки.
–На этом предмете нет магии, я проверил...
Маг начал рассматривать артефакт. Посох был странной формы, напоминающей аптечную вывеску, имел светящиеся пятнышко и отверстие на торце, другой же торец был с чем-то упругим, а примерно посередине виднелась скобка, как на стременах, с каким-то штырьком. Нимфадор осторожно взял в руки предмет и спросил:
–Это какое-то тёмное оружие? Ты встречался с таким раньше?
–Нет, и ауры или чар я также не чувствую.
Воин так и эдак вертел в руках неизвестную вещь, пару раз взмахнул, пробуя как оружие, наконец он никак не понял, как с ней обращаться и потянулся к поясу, чтобы повесить на него за скобку посох, может и пригодился бы как дубинка. Но только карабинчик сомкнулся на скобке и задел штырёк, артефакт пугающе вздрогнул и рядом со ступнёй Нимфадора образовалось пятно выжженной травы, а сапог страшно зашипел, обдав всё вокруг сногсшибательной вонью дубильных веществ. Посох полетел на землю, а воин отпрыгнул от него с излишней поспешностью, налетев на очень удивленного мага.
–Вы это видели?!
Но тут маг прямо пошёл к артефакту, валяющемуся неподалеку.
–Рокс! Стой! Это опасно!
Но он не слушал. Подняв предмет с земли, он направил его на кустик, из которого недавно вылетел демон, и нажал на штырёк в скобе от седла. Куст вспыхнул, а посох опять ухнул...

***

Решили отдать это неведомое оружие Лиске, так как она единственная не имела чего-то более внушительного, чем кинжальчик на тощем поясе. Поупражнявшись и оставив на отвесных скалах бурые отметины, она гордо кивнула и путники двинулись к расселине с руной. Первым шел Нимфадор, обнажив клинок, следом полугном, поляница и маг замыкал шествие.
Спустя пару часов скорой ходьбы друзья оглянулись на вдруг застонавшего мага.
–Рокс! Что случилось?!
Тот не отвечал, лишь медленно оседал на пол, сползая по скальному уступу. Подоспевший полугном подхватил почти невесомое тело, лидер группы достал маленькую баклажку с вином, поднёс её к губам вирольта, его лицо чуть поменяло цвет, стало более синим, и он открыл глаза, невидяще глядя в сторону.
–Свет...свет впереди, идти недолго, сила, чистая Сила...
Как будто окончательно проснувшись, маг осмысленно огляделся и все понял.
–Видение. Я случайно наткнулся своей блуждающей мыслью на скалу, а вместо того чтобы от нее отлететь, меня вдруг плотно к ней притянуло и пошли какие-то странные образы, знаки...но я теперь знаю, где находится Пещера.
–Веди.
Короткое, твердое слово, и воин помог Рокс'аниту встать.

***

Маг пошел, изредка спотыкаясь, зажег в левой ладони Сферу и использовал её как светильник, так как света в расселине было не так много, а сила вирольта позволяла. Отряд шел за ним, минуя все развилки и развалы, надеясь только на его видение, так как все уже точно запутались в извилистых коридорах-переплетениях. Пару раз им встречались простые звери, не имеющие никаках сходств с демонами, но Сфера без проблем с ними справлялась, а маг зажигал новую.
Шли довольно долго, как вдруг проводник остановился и устало проговорил:
–Мы у цели. Я чувствую Силу... Её даже уже возможно черпать...
Рука мага чуть дрогнула, Сфера на ней качнулась, налилась цветом и, соскользнув со сведенных судорогой пальцев рухнула на каменный пол, взорвавшись тысячей осколков и ранив весь отряд...

***

Нимфадор пришел в себя. Всё тело болело, но не сильно, так как он уже был привычен к всплёскам чистой Силы, когда тренировался в монастыре. С остальными дела обстояли хуже. Лиска серьёзно ударилась, она, как самая лёгкая, отлетела дальше всех, оружие выпало у неё из рук и пугающе наклонилось над трещиной в полу. Паклус просто осел, оглушённый магией, доспехи не позволили ему ни упасть, ни сдвинуться, а маг... Маг пропал.
Но когда, приведя в порядок друзей, воин зашёл за поворот коридора, он увидел вирольта, в неестественной позе лежащего у стены. Глаза закрыты, а кожа приобрела красновато-зелёный оттенок, что говорило о том, что Рокс'анит в бессознательном состоянии. Глоточек ядрёного вина из фляги живо поправил дело: маг открыл глаза, закашлялся, осоловелыми глазами осмотрел коридор и выдал:
–Простите... Виноват... Неизвестная Сила, потерял контроль. Все в порядке?!
–Все живы, а мне такое не впервой.
–Сейчас...
Рука говорящего засветилась и маленькое пространство залило иссиня-белое сияние, неся с собой умиротворение и свободу от боли. Когда все проморгались, Паклус проворчался, друзья увидели мага уже стоящим на ногах, приглашающе облокотившегося на уже расчищенный проход далее.
Коридорчик выходил на открытую площадку, примерно шагов тридцать радиусом, справа от выхода стена сплошь заросла плющом, но ровно посередине зияло ровное, как колесо от телеги, чистое пространство. Площадка практически сразу обрывалась, и внизу виднелись острые скалы, покрытые тонкой вуалью вечного тумана.
–Где мы находимся? В каком месте?
–Если верить моим полугномьим чувствам, мы в самом сердце Гор, и я совершенно не понимаю, как мы за такое время преодолели такое расстояние..,
На последних словах голос Паклуса угрожающе возвысился, но рука предводителя, лёгшая на плечо, чуть поумерила пыл рыцаря.
–Откуда чувствуешь Силу, Рокс?
–Отовсюду...
Вирольт выглядел неважно: по лицу струился пот, дыхание было неровным, со всхлипами, а глаза бешено вращались...
–Что с тобой?!
–Сила! Я не могу ей сопротивляться, она слишком велика, соблазн слишком велик...
Прямо на глазах он стал сохнуть, уменьшаться, пропадать из виду, пока не стал сухим, как скелет. Крик. Крик, идущий прямо из самого чрева...После изнутри его тела забрезжил свет, пугающий, завораживающий, манящий... Он прямо-таки пожирал окружающих, не давая шелохнуться. А тем временем скелет Рокс'анита стал увеличиваться в размерах, обрастать чужим, тугим мясом, потом вдруг старинными, испещеренными таинственными рунами доспехами, выкованных, казалось, ещё во времена Великих.
Когда это странное зрелище прекратилось, путники смотрели на то, что когда-то было великим магом с огромным опасением, обнажив оружие. Но когда Некто встал, все вздохнули с облегчением, так как на его лице ясно читалось выражение их прежнего друга, но вот тело его...
Маг встал с камней, с удивлением оглядел себя, свои широкие плечи, доспехи, от которых так и веяло защитой и умиротворением, потом клинок, неизвестно как оказавшийся у него на поясе, после прошелся по площадке, ловя недоумевающие взгляды друзей.
–Что с тобой?!
Долгий взгляд из под чужих, могучих бровей.
–Я обрёл новую силу, новые возможности... Но, как я чувствую, теперь я привязан к этому месту, к этой Пещере. Теперь я Страж... И...и я не могу вас пропустить внутрь. Что-то внутри меня понукает напасть на вас, скинуть с пропасти, изрубить этим мечем...но я пока держусь. Попробуйте пока открыть вход, но надолго меня не хватит...
С этими словами Рокс'анит сел на землю и обхватил голову руками, судорожно всхлипывая. Такие резкие перемены настроения у в целом нейтрального вирольта были слишком редки, чтобы на это смотреть, и путники чуть ли не бегом ринулись к прогалине в плюще, пытаясь найти механизм для открытия. Лиска даже попыталась выстрелить в "дверь" из посоха, но всё тщетно.
Тут воин почувствовал, что внезапно под легкой бронёй ему стало жарко, и тут он вспомнил про браслет, Ключ к Пещере. Достав сильно разогревшееся изделие, он попытался просто приложить его к скале, но, не увидев эффекта, с обреченным видом надел пылающее железо на руку. Внезапная боль была ожидаема, и Нимфадор прикоснулся правой рукой к стене, чувствуя, как потоки неведомой энергии текут по пальцам... Проход открылся, и путь дальше был свободен.
Почти все уже скрылись в отверстии, когда сзади послышался нечеловеческий рёв, все переглянулись. Повисла секунда молчания. И тут Паклус вздохнул, достал молот и развернулся к выходу. Рука Нимфадора легла ему не плечо, и в ответ лишь слабый кивок, но каждый всё понял. Слёзы побежали у Лиски по щекам.
–Лиска, попробуй посохом его...только быстро, и сразу назад.
–Нимфадор, Паклус же победит?! Точно?
–Я не хочу об этом говорить... Оба этих человека очень важны для меня...хотя один из них и больше не человек.
Предводитель развернулся и пошёл вглубь здания, слегка пряча лицо, чтоб никто не увидел единственной бусинки скупой мужской слезы. Через многое они прошли вместе, через многое...

***

Тем временем Лиска уперлась в заросли плюща и нажимала штырёк на посохе. Он ухал, подрагивал, и в броне Стража появлялись внушительные прожженные отверстия, и она уже не казалась столь несокрушимой. В прогалины между металлом проглядывала чуть ли не обугленная кожа, но это не остановило древнего воина, и он упорно шёл в сторону поляницы, когда его внимание привлёк приветственный клич рыцарей. Как ни странно, воин остановился, медленно развернулся и ответил тем же. Подняв оружие, он поприветствовал врага, дав возможность Лиске уйти с поля боя.
Когда поляница скрылась, Паклус поднял молот в ответ, и медленно двинулся по кругу, выцеливая взглядом все прорехи и дыры в латах. Да, артефакт поработал что надо. Целого фрагмента лат не наблюдалось, везде что-то да было расплавлено, прожжено или обуглено. Это давало хоть какие-то шансы на победу, но вот какой ценой она ему достанется... Полугном еле успел отскочить, глухо лязгнул металл о камень и осколки брызнули в бороду. Но страшный удар прошелся мимо. Короткий выпад, сильный замах, и удар обрушился на руку Стража, всё ещё вытянутую на земле. Но это лишило рыцаря равновесия, и ответный замах клинка пришёлся по нагруднику. Металл скрипнул, кожаные амортизаторы скрипнули, но Паклус устоял, тяжело поднял молот...

***

Они стояли у края пропасти. Теперь это стал поединок силы, чистой силы, так как изломанный меч валялся у дальнего края площадки, молот был расплющен и раскрошен, на обоих противниках практически отсутствовала броня и кое-где даже кожа. Стояли они, вперив глаза друг другу в лицо, не в силах ничего сделать. Силы были одинаково слабы у каждого, одинаково сцеплены громадные руки...
Тут Страж как будто прислушался к чему-то, на секунду ослабил хватку, замер. После дико взревел, оторвал полугнома от пола, секунду держал в воздухе, и хотел швырнуть в туман... Но руки Паклуса были тверды, а наручи, сплошь покрытые так надоедливо шумящими колечками, прилипли к залитой кровью спине гиганта. И он, потеряв равновесие, упал, ударился об выступ головой, и окончательно рухнул в пропасть... Вместе с умирающим рыцарем.

***

Когда Страж отвернулся от Лиски, та перестала поливать его странными лучами, и со всех ног кинулась в проход, слыша сзади лязг металла. Не успела она пробежать и двадцати шагов, как перед ней открылась обширная зала, из которой вело три выхода. Практически не раздумывая, лишь увидя слабые следы на покрытом тонкой пылью полу, она бросилась в правый проход, где увидела порубленных и заколотых тварей, чем-то напоминавших ей ящериц, но с пёсьими головами. К тому же в лапах у примерно каждой третьей ящерицы были остроконечные пики, и пара из их была всё-таки в крови. Но дальше по коридору крови не было, значит Нимфадор был ранен не сильно, хоть и пики были ему однозначно противны. Школа его фехтования практически ничего не давала против длинного колющего оружия, что было, несомненно, минусом. Ну а в остальных ситуациях воин владел клинком прекрасно, о чем и говорили трупы, лежащие по нишам прохода.
Тут за очередным поворотом впереди забрезжил неясный свет и замаячили тощие тени, то двигающиеся, то складывающиеся в какие-то знаки и символы... И Лиска увидела своего возлюбленного. Да, именно в этот момент она сама себе в этом честно призналась, не виляя и не уходя от этой мысли.
Нимфадор стоял в метре от пола, раскинув руки, браслет на правой ярко светился, споря с сиянием, исходящим из середины комнаты, где был расположен слепяще-белый шар, прямо из груди воина вились какие-то призрачные нити, тянущиеся к этому шару, и в их изгибах-переливах виднелись какие-то образы, какие-то воспоминания... Тут по его телу прошла судорога, он опустился на пол, тяжело ударившись об каменный пол. Нити из его груди начали наливаться красным, а лицо бледнеть. Видно было, что он отдал слишком многое, но этого было недостаточно, чтобы завершить начатое живым... Но тут вмешалась Лиска. С яростным взвизгом она кинулась вперёд, желая порвать эти нити...но они изменили своё направление, вонзившись в тонкое, молодое, упругое тело. И тут она закричала. Долго и протяженно, потому что умирала. Умирала за свою любовь. Умирала за Нимфадора.
Буквально через несколько секунд крик превратился в сдавленный хрип и иссушенное тело некогда весёлой, жизнерадостной, но в то же время воинственной девушки с глухим стуком упало на пол. А воин, скрючившись, лежал на полу без сознания. Сфера полыхнула зелёным, мигнула, и взорвалась белым светом, проникающим всюду и захватившим, казалось, весь мир...

_________________________

–Glingreloss, rufft cherclod, lerkantr droves...
–Похвально, а теперь на здешней речи.
–Верховный! Вокруг континента возник какой-то щит, практически прозрачный, не пробивается совершенно ничем, мы везём самое мощное оружие, но не думаю, что ему будет это под силу...какое-то ощущение надёжности и защиты веет от него, и не в наших силах ему противостоять. Простые бойцы уже оставили попытки, а синтеты лишь выполняют приказ...
–Сколько отрядов осталось внутри?
–Очень мало. И практически все из синтетов.
–Перепробуйте всё, даже орбитальный таран. Если не пробьёт...
–Объект G24U?
–Угу. И еще...
–Да капитан.
–Возьми образец почвы и тех замечательных цветов... Хочу когда выйду из капсулы увидеть их.
–Будет исполнено. Красивая планета... И язык мелодичный.
–Strolkures, vlandero llort.
–Krento vedhent.
Зашуршали об металл струящиеся формы тела Генерала, а Верховный дождался, когда его аудиторию покинут, и разрешил своим призрачным формам струиться на пол, расслабленно созерцая на огромном экране воистину прекрасный мир...

-1
1097
19:12
Смеюсь до слёз.
Что это? (Я про финал)
Сама работа представляет из себя сюжет из настолки по типу ДнД. Отыграли и написали. Хорошо. Вы пошутили, я тоже посмеюсь.
Текст веет наивняком, но таким милым, аж всплакнулось от ностальгии. Эх, как редки нынче встречи настольщиков…
Былки и запятые оставим Настоящим Критикам™, я же займусь калошками.

Лицо его выражало такую неподдельную ярость, что лежащая рядом кольчуга никак не могла её опровергнуть


Чёрт. Попросите помощи у наручей с колечками. Они авторитетней, кажется.

Полугном


Я даже не знаю, что вообразить.

Северянин встал, вытянулся во весь свой немалый рост и шагнул в сторону лежанки полугнома


А теперь не хочу знать.

Тоненькая, хищная движениями девушка <… > проломила кусты


Ёкарный! Хищна, хищна.

древесный шорох


О чём шуршат шумят деревья?

Но магии я не осязаю


Принюхаться надо, принюхаться.

Сзади послышалась ругань, лязг, хруст раздираемых кустов


Мне кажется, герои неправильно пользуются кустами.

Дальше копать не могу, стыдно становится. Автор-то от доброты сердечной этот труд наваял, а я его по мордам…
Добавим конструктива. При перечислении нескольких вещей глагол перед ними тоже нужно в плюрал ставить.
Ругань, лязг и хруст — послышалИсь.
История сама по себе очень банальная. Группа героев идёт с артефактом… А, про настолки уже было.
Стиль не выработан, автор определённо начинающий, и единственное, чем можно резюмировать — пишите-пишите, читайте-читайте, крепитесь-крепитесь и не держите зла.
20:54 (отредактировано)
неукротимо… но пробел пропущен
шёл со спутниками сквозь густой лес Кантралор уже второй день, довольно-таки быстрым темпом, идти темпом нельзя, В темпе — другое дело
Из вещей у них было только самое необходимое, нужное в походе и в бою, дичь же на ужин предводитель группы бил практически на ходу из своего составного лука, благо эта часть Леса изобиловала всяким зверьём. Совсем не пуганая, она так и разбегалась из под ног, просясь под длинную, тяжёлую, с серым оперением стрелу. до чего витиеватый слог
при прямой речи после тире нужен пробел
вообще, банально и вторично, как в тысячах тысяч фэнтезийных поделок ЛитНета
полугном, поляница, вирольт. Паклус, Лиска, Рокс'анит — имя им легион и стандартный квест для непритязательного задрота массчита
Загрузка...
Надежда Мамаева №1