Светлана Ледовская №1

Зеленая планета

Зеленая планета
Работа №377

Ремень автомата опять натер шею. Хмуро окинув взглядом своих невозмутимых спутников, поправил его, сместив немного в сторону, и покосился на часы. Уже полдня идем практически без остановок, и хоть бы одна капля с небес упала – солнце выжигает местность с завидным усердием. И от обеда я бы не отказался. Только на аборигенов рассчитывать не приходилось – занятые сбором голубянки, здешней волшебной травы, они плохо соображали, кайфуя от пыльцы. Одно радует: выбираясь неделю назад из шлюпки, совершенно автоматически пустил очередь в местного наркобарона. Когда успел снять с предохранителя и затвор передернуть, совершенно не помнил. Что поделать, нервы совсем сдали, а тут он, машущий руками и разбрызгивающий какую-то голубую дрянь во все стороны.

Вообще-то в нас постоянно вдалбливали умение избегать конфликтов с чужим разумом. Всегда в первую очередь следует разобраться в ситуации и попытаться найти компромисс. Но знаете, господа преподаватели и офицеры, встаньте-ка на мое место, а я на вас посмотрю. Один на незнакомой планете, еле выкарабкался из рухнувшей шлюпки, не успел даже похоронить товарищей, а тут – бешеное существо, смутно похожее на человека. С детства не любил карликов, они жуткие. А у этого дельца вообще с лицом беда, такое ощущение, словно в юности он попал в лапы индейцев, но скальп с него сняли не до конца. Вот я и не выдержал, пальнул по нему из мер предосторожности.

Попавшийся на моем пути чуть позже старик упал в ноги и быстро-быстро залепетал о чем-то своем. Когда ступор прошел, я узнал язык, который учил последние полгода и смутно понял суть дела. Сейчас, когда на планете черт ногу сломит, провинции вообще остались без защиты. Приходи и бери. Узурпатору, сменившему законного правителя, нет дела до окраин. Вот их и захватывали все, кому не лень. Здесь тридцать лет назад обосновался мистер Гинги, давно мечтавший о воплощении мечты. Насадил тут плантации с травой, заставил жителей собирать ее. Пыльца делала их абсолютно счастливыми и тупыми.

Как объяснил старик, с пожилыми и людьми среднего возраста уже покончено, мозг атрофировался настолько, что никакое противоядие не поможет. Теперь надежда на детей, не успевших попробовать сладкий аромат голубянки. Но я очень сомневался на этот счет. Если несколько тысяч жителей не смогли дать отпор одному зарвавшемуся засранцу, с малолетками толку тоже не будет. Но это уже не мои проблемы.

- Нет, зря мы все-таки ничего не позаимствовали у недавнего каннибала, - затянул снова свою песню Леон. – Так и с голода подохнуть недолго.

- Перекинься, да побегай по зарослям. Может, удача тебе улыбнется, и поймаешь тростниковую крысу, - холодно улыбнулась Вуги, мозговой центр нашего отряда. – Авось не сдохнешь. Хотя я переживать в любом случае не буду.

- А я в тебе, стерва, и не сомневался. Аккуратнее спи ночью, как бы чего не вышло.

- А ну, тихо, идиоты, – флегматично одернул их Феллер. – Сейчас войдем в лес, и если услышу хоть слово от любого из вас, придушу, не раздумывая. Мы почти на вражеской территории.

- Стесняюсь спросить, с какого перепугу ты тут раскомандовался? – сощурилась Вуги. – Если мне не изменяет память, приказы здесь отдает Алан.

- Смешно, - фыркнул Леон. Я лишь презрительно скривил губы. Если бы не проклятая аппаратура, отправившая на тот свет челнок и мою команду, мне не пришлось бы терпеть этих недоделков. Один другого краше.

Мы, люди – отряд Альфа. А эти монстры – Бета. Всего лишь пушечное мясо, посланное нам на помощь. Которое теперь пытается взять верх. Ну, мы еще посмотрим.

Элита Истинного Союза всегда с презрением относилась к инопланетным наемникам. Им никто не доверял, учитывая их мудрую политику – кто больше платит, за того и воюем. Но в этот раз Совет Тридцати, названный так по количеству планет, входящих в него, настоял на своем участии в операции. И я тоже не в восторге от подобного плана.

Впрочем, Вуги мне нравилась. Ее аналитический ум нам пригодится. Если бы еще и внешностью боги не обидели. Фигурка-то ничего, а вот лицо… Хотя, тут не природа виновата, а ее профессия. Вуги – бывшая жрица, едва избежавшая усаживания на кол за небольшое сопротивление против царька их планеты. Ее спасло знание боевых искусств и утонченная изворотливость. Вообще членов их касты вполне можно сразу кидать в спецоперации, без какой-либо особой подготовки. Им вполне хватает «божественных» навыков. И для устрашения противника пригодятся. Взять хотя бы нашу умницу. Уж не знаю, что с телом, а вот лицо покрыто татуировками, не особо эстетичными. Белая кожа с иллюзией выдранных кусков мяса на щеках, рваными губами и огромными черными впадинами глаз. И бритая голова с пучками соломенных волос. Красотка, хоть куда…

А вот к киборгам и метаморфам, или попросту, оборотням, я доверия никогда не испытывал. Леон, наш пушистый друг, как и любой представитель своей расы – горячий парень, совершенно безбашенный. Эмоции, а в частности гнев, нередко застилают ему глаза и здраво рассуждать он не может. Именно поэтому их считают слабаками. Но и от него будет польза, когда мы зайдем в лес. Говорят, каких там только тварей не водится. А метаморфы испускают характерный запах, парализующий страхом все неразумное живое в пределах километра. Мне очень не хотелось бы тратить «золотые» патроны на глупую живность.

Феллер поумнее. Даже слишком, хотя с Вуги ему не тягаться. Но отсутствие каких-либо эмоций и невосприимчивость к боли меня настораживали. Живой металл – не лучший кандидат на роль задушевного друга.

Но как ни крути, а я им все же благодарен. По крайней мере, за свое спасение три дня назад. Неосторожно сунув нос в заброшенную лачугу, наткнулся на здоровенного мутанта, изъявившего желание мною откушать. Я даже автомат вскинуть не успел, получив доской по голове. Меня ожидала не очень приятная смерть, и Феллеру, замочившему эту гадину, я готов руки целовать.

Я вообще не солдат. Алан Смит, пилот-техник, двадцать один год. Завербован в прошлом году, и вот она – моя первая вылазка «в поле», начавшаяся столь неудачно. Я даже стрелять толком не научился, не это качество в пилоте ценится. Да только я и тут облажался, погубив посадочный челнок. По всем законам справедливости я должен лежать там, погребенный под ошметками металла. Но видимо боги дураков любят, раз я единственный выжил. А избранная десантная часть отправилась в лучший мир.

Обнаружив меня, отряд монстряков связался с командованием, а те, в свою очередь, звякнули моим боссам. И вот я, самый везучий неудачник, теперь должен возглавлять наш поход и вести их в Город, столицу Зеленой планеты, захваченную совершенно бессовестным типом, объявившим себя новым преемником местного бога.

Бывшему императору снесли голову прямо во время праздника Солнцестояния. Остальных жителей, не согласных с новыми правилами, отправили на каторгу, разрабатывать месторождения изумрудов и прочих драгоценногадостей, а самое главное - плутония.

Вообще для Союза эта планета жизненной важности не представляла. И чихать он хотел на ее правителей и божков. Если бы не одно «но»: ресурсы и полезные ископаемые. Львиная доля добываемого уходила грозному человечеству. Топливо особенно ценилось. В галактике лишь парочка планет, где нам повезло обнаружить плутоний. А без него жизнь – тоска зеленая и полеты в состоянии замороженных куриных окорочков.

По хорошему, командир мог бы еще один отряд мне на подмогу прислать. А то ощущение складывается не очень приятное – будто ситуация там, наверху, изменилась не в лучшую для вашего покорного слуги сторону. А попросту говоря, они забили на планету и оставили жителей, топливо и главное, меня, на произвол судьбы. На уродцев-инопланетян особой надежды не имелось…

Хотя, дело даже не в этом. Еще тридцать лет не минуло со времен Войны Золотых Шапок, когда наша галактика потонула в хлынувшей крови. Раса обезъяноподобных существ, вторгшаяся в нашу галактику, всерьез задумалась о захвате всех планет с уничтожением их законных жителей. Союзу пришлось заключать соглашение с Советом Тридцати, в те времена еще новорожденной организацией. Но потери все равно оказались огромными. Поэтому сейчас мы до сих пор пытаемся воссоздать былую мощь человеческой армии, пока безрезультатно. Отсюда и нехватка людей.

Лес даровал временное блаженство, закрыв пушистыми деревьями раскаленную до бела звезду. Мы бодро топали по асфальтированной дороге, невесть кем проложенной прямо между здоровенными стволами. Доносившиеся из глубин чащи звуки заставляли поеживаться, особенно когда взгляд опускался на асфальт. Бурые пятна доверия не внушали, видимо во время прокладывания дороги местная лестная живность еще не настолько оборзела, чтобы кидаться и жрать все пробегающее мимо. А вот потом…

- Не ссы, лягуха, - дружелюбно усмехнулся одними усами Леон, поглядывая на меня. – Прорвемся. Видишь, ни одна тварь не рискует выползти на свет и дать нам жару. А если и найдется умник, я с ним быстро разделаюсь. Я как раз жра-а-ать хочу…

- Не каркай под руку, - оборвала его Вуги. – Я лично со зверьем связываться не хочу. Слышала, они даже живой металл в состоянии переварить.

- Ха! – презрительно дернул бровью Феллер. – Хотел бы я на это посмотреть…

- И посмотришь, если успеешь, пока башку твою дурную не оторвут. Алан, что скажешь? Не пора ли нам поднажать? Меня этот лесок заставляет нервничать.

- Согласен, - я кивнул и с благодарностью покосился на бывшую жрицу. Хоть кто-то со мной советуется. – Хотелось бы до сумерек выбраться отсюда. А с наступлением темноты начнем проникновение в Город.

- Столица - ерунда. А вот как во дворец попасть? - почесал в затылке наш мудрый метаморф.

- Это уже моя забота, пушистик, - ответила Вуги. – А Феллер мне поможет. Ты как, все еще в ладах с металлом?

- Сооружу вам дырку в любой стене, - согласно пробасил киборг.

- Ну и шикарненько.

У меня крутился в голове лишь один вопрос – зачем им я? По-моему, бесполезнее создания галактика еще не видела. Но показывать слабину я не реиался. Прибьют не задумываясь, как самое слабое звено, и положат рядом, у дорожки. На радость животинкам.

Из зарослей мы выбрались как раз на закате. Я с облегчением вздохнул, но тут же охнул. Перед нами раскинулся Город, столица Зеленой планеты. Красиво, скажу я вам. Видимо, остаток драгоценных металлов ушел на украшение главного центра государства. Стены домов переливались всеми цветами радуги, а на высоченный шпиль Императорского дворца и вовсе смотреть больно.

- Позеры, - прошептала Вуги. – Истинная красота должна быть внутри… а это что? Вульгарность…

- По мне, так нет ничего лучше простых добрых деревянных домов, - мечтательно вздохнул Леон.

- Стальные стены – вот что нужно для счастья, - прогудел Феллер.

А для меня счастье – приборная панель корабля. Но столица мне все же понравилась. Даже жаль ее. Ведь в случае неудачи десанта командование обещало прислать водородный подарочек, правда, без согласия на то Совета Тридцати. Подозреваю, на нас они надеялись мало.

- Хм, а это кто? – я заметил у ворот двух странных зеленокожих существ с топорами на изготовку. – Я не слышал о такой расе.

- Еще бы. Их искусственно вывели на нашей планете, для помощи в садах-огородах, - ответила Вуги. – Это «лесники», разумные растения, мутировавшие до полного сходства с человеком, не считая цвета кожи. Практически неуязвимые днем, потому как звезда их питает. А вот ночью они и видят плохо, и со слухом проблемы. Так что ситуация благоприятная.

Когда наконец главное светило устало рухнуло за горизонт, мы пошли на абордаж. Охрану вырубили быстро и надежно – Леон просто откусил им головы в своем истинном облике.

- Не нравится мне все это, - покачала головой Вуги. – Слишком просто. Похоже на ловушку…

Закончить она не успела. Из-под земли вдруг выскочила сотня змей и со скоростью света бросилась к нам. Леон даже рыкнуть не успел – по инерции перепрыгнул через стену и был таков. Пресмыкающихся метаморфы недолюбливали. Вуги, стараясь не отставать, вскочила на ограждение, словно кошка, и протянула мне руку. А я, словно зачарованный, продолжал смотреть на змей.

- Это корни! Алан, давай же!

Феллер слабо вскрикнул – он первым стоял на пути взбесившихся растений-гадов. Через секунду корни утащили его под землю, и что там с ним будет сейчас происходить, даже страшно представить. Зато это зрелище меня отрезвило, и я схватил ладонь Вуги. Она с небывалой для женщины силой втащила меня на стену, и я рухнул по ту сторону, словно мешок с картошкой.

- Бедняга киборг, - вздохнул Леон. Вот уж не ожидал от него сентиментальности. – Что это была за дьявольщина, жрица?

- Растения, совершенно оразумленные и оттого чокнутые. Вам повезло. Я с ними общий язык умею находить еще со времен службы в храме, да только полностью сдержать не успела.

- Феллера не так-то просто убить, возможно, мы еще увидим его на обратном пути, - заметил я.

- Наивный парнишка. Он может и неуязвим, да только дыхательные функции никто не отменял. У этого идиота человеческие легкие, еще не полностью механизированным в драку полез. Так что пусть земля ему будет пухом, как бы саркастично это ни звучало.

К счастью, дальнейшая дорога прошла без осложнений. Нет, «лесники», конечно, нападали, но наш храбрейший Леон справлялся с ними уже полюбившимся ему способом. Кроме них на нашем пути никто не очутился. Жители словно вымерли, впрочем, может так и есть. Половину убили, четверть – на рудниках, а остальные в страхе сидят по домам под гнетом комендантского часа.

А меня одолевали сомнения. Кто-нибудь знает, как выглядит лидер новой революции? Я лично – нет. И сомневался в знании моих коллег.

Вот только чем ближе мы подходили к обиталищу повстанца, тем хуже себя чувствовал метаморф. Вуги тоже с подозрением поглядывала на него, но молчала. Оборотня вдруг у самого входа во дворец вырвало какой-то зеленой гадостью, затем он повалился на бок и тихо-мирно скончался. Я вытаращил глаза сначала на него, потом на Вуги.

- Вот дурачок, - ласково произнесла она, присаживаясь рядом с ним. – Почему ж не спросил, а можно ли их глотать.

- Что с ним случилось?

- Я виновата, не уследила. Кто ж знал, что он их жрет. Выплевывать нужно. Зеленушка-то ядовитой оказалась.

- И как мы пройдем через лес без него? Нас же порвут на имерский флаг.

- Ничего, что-нибудь придумаю, - беспечно отозвалась Вуги. – Хм… Холодное оружие есть?

Я достал из кармана куртки складной ножик чуть больше перочинного, и не успел протянуть его, как Вуги одним движением сняла с бедняги Леона скальп.

– Вот и все, это наш пропуск. Думаю, вонять будет не хуже, чем при живом. Пойдем, хватит тут рассиживать. Я кажется знаю, куда нужно попасть.

Ну, мы и попали. Вернее, я. Это уже чуть позже выяснилось. Следуя за жрицей, проплутал по коридорам проклятого здания почти до утра. Как ни странно, больше ни одной зеленой морды нам не встретилось. Я не уверен, что патроны их смогут остановить, а главный глотатель скоропостижно нас покинул. Поэтому я весьма радовался отсутствию «зеленушек». И напрасно…

- А ты кстати знаешь, прежний император был человеком? – спросила Вуги, распахивая дверь в небольшую каморку. Мы находились на минус первом ярусе дворца, и судя по тому, как целеустремленно туда шла жрица, она здесь не раз уже бродила.

- Нет, да и зачем мне это? – я равнодушно пожал плечами, усилием воли заставляя себя ровно стоять и отгоняя желание прилечь прямо на пол. Ноги гудели жутко. И я сейчас сам не отказался бы откусить кому-нибудь голову.

- И правда. Меньше знаешь, крепче спишь, - рассеяно заметила она и принялась ощупывать стену рядом с дверью. Я со слабым интересом наблюдал за ней, слишком мешала всепоглощающая усталость. Наконец она прекратила свои ласкательные движения и удовлетворенно взглянула на меня. Я молчал. Ровно до того момента, пока позади меня с жутким визгом прямо из стены не вывалилась панель с разноцветными кнопками. Я подпрыгнул, откуда только силы взялись, и что-то пискнул от испуга.

- Не бойся, все свои. Подойди ближе и нажми во-о-он ту зеленую кнопочку. Ага. Молодец. Снял предохранитель.

- И что теперь?

- А теперь я смогу пользоваться всем остальным по своему усмотрению. Спасибо большое, ты весьма меня выручил.

- Нам нужно найти узурпатора! – рявкнул я, вернее, собирался рявкнуть, а на деле получилось какое-то жалкое тявканье.

- Ты уже его нашел, глупышка. Ты мне помог, так что могу предложить тебе жизнь в обмен на верную службу.

- Ты нанюхалась голубянки?

- Вот все вы, людишки, такие. Жалкие. Смотреть противно. Ничего-то вас не интересует, кроме набитого брюха и возможности шикарно жить, - не глядя на меня, произнесла Вуги.

- Ты что несешь? – вот тут я снова испугался. То ли она чокнулась, то ли… и есть узурпатор. Да ладно! Только я мог влипнуть так глупо и так по-детски. Меня почти разобрал истерический смех.

Как выяснилось, наша драгоценная страшила по имени Вуги задумала захватить власть для собратьев-жрецов. Для начала – на Зеленой планете. Она же намекала, для особо одаренных, что именно они вывели разумных «лесников». Я должен был удивиться их присутствию здесь, но почему-то принял сей факт как должное. И напрасно. Помог ей получить доступ к контрольной панели императора, который совершенно неожиданно тоже оказался человеком, и теперь она удумала наслать на несчастных жителей чуму, саранчу и еще черт знает какую напасть. Может, даже потоп намечался. Я особо не вникал в ее вопли, хотя скорей всего стоило.

Вуги совершенно ошалела. Пляски, истерический хохот, жутко выпученные глаза. Не иначе, в шаманский экстаз вошла, чтобы разом покончить со всеми непокорными. Чтобы хоть как-то остановить эти прыг-скоки, недолго думая, схватил ее за пучок соломы, вежливо называемый волосами. Вернее, их остатками. Конечно, с женщинами так не обращаются. Но за последние пять минут я начал сильно сомневаться в принадлежности Вуги к слабому полу. Непонятное и неадекватное существо. Пугало. А ведь она вызывала у меня симпатию, какой ужас. Сейчас я с удовольствием поглазел бы на костер с ее непосредственным участием.

И тут я вспомнил, что вообще-то вооружен. Быстренько сняв предохранитель, направил ствол на контрольную панель императора. Проклятущий автомат дергался в руках словно одержимый, и гениальному чучелу тоже перепала парочка пуль. Бедняга Вуги. Не везет ей с восстаниями. То на кол пытаются посадить, а тут вообще пристрелил неуч-техник, угробивший первый же доверенный ему челнок. Мне бы на ее месте сделалось очень обидно.

Отдышавшись и отложив автомат, чтобы самому себе не снести ненароком пол-башки, нехотя занялся обследованием трупа. От Вуги досталось приличное наследство: скальп незадачливого Леона и передатчик. И то и другое пригодится.

- Альфа – «Канзасу». Операция выполнена. Высылайте зачистку. Тут разумные растения бегают по городу, так что захватите химикаты, - на выполнение речевого устава не осталось ни сил, ни желания.

- Что с Бета?

- Никто не выжил, - лаконично ответил я.

Инопланетчиков не особенно жаловали, так что по этому поводу никто особо не расстроится. Да еще и город не придется уничтожать. Сейчас с кислотой пройдутся чистильщики, и от зеленомордых зомби никого не останется.

***

И снова бурый жутковатый асфальт, ведущий меня сквозь лес. Недовольное рычание и подозрительные шуршания. Скальп – не оборотень, столько амбре не источал. Зверье и не думало разбегаться, но показываться на глаза не решалось.

Феллера и Леона жаль. Они оказались хорошими ребятами, туповатыми, да, не спорю. Но хоть не мечтали о мировом господстве. Не думаю, что они были в курсе махинаций нашего умнейшего пугала.

«Лесники» тоже не тронули. Видимо, еще действовал приказ Вуги о нашей неприкосновенности. В столовой дворца успел разжиться буханкой черствого хлеба и пищевыми концентратами. На путь до корабля Беты должно хватить. Надеюсь, их «Серебряный Башмак» не очень сложен в управлении, и я смогу долететь, а главное, состыковаться с «Канзасом».

Но это случится даже не завтра. А пока бодро топаю по дорожке из «красного кирпича» в гордом одиночестве, жуя безвкусные пищевые кубики.

+1
1129
Комментарий удален
14:33
Актуально получилось… возможно это наше будущее… unknown
17:36 (отредактировано)
Хмуро окинув взглядом своих невозмутимых спутников, поправил его, сместив немного в сторону, и покосился на часы. как на шее можно сместить ремень в сторону? это не плечо, это шея
– солнце выжигает местность с завидным усердием. Солнце
Попавшийся
  • на моем пути
чуть позже старик упал в ноги

Перекинься, да побегай по зарослям. Может, удача тебе улыбнется, и поймаешь тростниковую крысу, — холодно улыбнулась Вуги, мозговой центр нашего отряда. – Авось не сдохнешь. Хотя я переживать в любом случае не буду.
— Нет, зря мы все-таки ничего не позаимствовали у недавнего каннибала, — затянул снова свою песню Леон насколько корректно употреблять термин каннибал?
Но в этот раз Совет Тридцати, названный так по количеству планет, входящих в него, настоял на своем участии в операции. коряво
Вуги – бывшая жрица, едва избежавшая усаживания на кол за небольшое сопротивление против царька их планеты. Ее спасло знание боевых искусств и утонченная изворотливость. ну, ну, жрецы и боевые искусства. не надоела развесистая клюква?
еще и прогорклые оборотни на постном масле
Живой металл оксюморон
яизмы
Еще тридцать лет не минуло со времен Войны Золотых Шапок, когда наша галактика потонула в хлынувшей крови. намек на девочку Элли, улетевшую из «гребанного Канзаса»?
Но показывать слабину я не реиалсячто-что не хотел делать?
киборг — намек на Железного дровосека? метаморф — трусливый лев? а жрица — Страшила?
— Еще бы. Их искусственно вывели на нашей планете, для помощи в садах-огородах, — ответила Вуги. – Это «лесники», разумные растения, мутировавшие до полного сходства с человеком, не считая цвета кожи. Практически неуязвимые днем, потому как звезда их питает. А вот ночью они и видят плохо, и со слухом проблемы. Так что ситуация благоприятная. деревянные солдаты Урфина Джюса?
Когда наконец главное светило устало рухнуло за горизонт, мы пошли на абордаж абордаж тут некорректно
и со скоростью света бросилась к нам как же тогда ГГ рассмотрел, на такой то скорости? и как они не сгорели от трения о воздух на такой скорости?
Я не уверен, что патроны их смогут остановить патроны или пули?
тут вообще пристрелил неуч-техник, угробивший первый же доверенный ему челнок. так техник или пилот?
топаю по дорожке из «красного кирпича» там дорожка из желтого кирпича была
незамысловатый и неловко скроенный ремейк «Волшебника Изумрудного города» или «Страны Оз», в первоисточнике
Загрузка...
Лара Шефлер №1