Эрато Нуар №2

Реинкарнация

Реинкарнация
Работа №380. Дисквалификация за отсутствие голосования

Снова это чудесное солнечное безмятежное утро. Хочется ещё понежиться, открыть глаза и посмотреть на солнечные блики на стенах, сейчас прибегут дети, прыгнут как обычно ко мне в объятья, я вспомню о своих светлых мечтах, мы начнём играть и смеяться, и начнётся день. Мне нравится эта жизнь.

Но никто не пришёл. И было подозрительно тихо.

Я открыла глаза. В глаза бил направлен яркий свет лампы на потолке – вовсе не солнце. Что это за место? Какое-то подвальное помещение без окон, отделанное белой плиткой.

Разбитое состояние, словно по мне проехался грузовик и смял меня в лепёшку. Голова тяжёлая, руки словно придавлены. Я пыталась встать – не вышло, я не могла пошевелиться, но всё тело заныло – это отдалось резким ударом в голову.

Я не могла сказать, больно ли мне, холодно или жарко – я не чувствовала этого.

Да что же происходит? Никогда со мной не было ничего подобного. Я пыталась вспомнить вчерашний день – но в голове не было ничего, кроме ноющей шумящей пустоты. Я ничего не понимала. Мне было страшно.

Определённо это похищение. Я привязана. Наверняка они связали меня – вот почему я не могу пошевелиться. Огрели меня по голове чем-то тяжёлым и приволокли сюда. Что им нужно? Кто принёс меня сюда?

Я слышу эхо шагов. От этих голых холодных стен ничего не скроешь – всё слышно. Это они! Точно они! Вот сейчас и узнаем, кто это. Мой муж наверняка знает, что меня похитили. Он меня очень любит, волнуется, если я задержусь на работе хоть бы и ненадолго, на самую малость. Он очень беспокойный.

Он позвонит в полицию, они приедут. Вот и всё. Я буду жить. А пока, господа маньяки, наслаждайтесь моим обществом. Ух! Я не дам вам скучать! Только подойдите ближе. Я не из тех, кто так просто сдаётся!

Я увидела человека в белом халате, идущего ко мне.

А, вот он ты! Паразит, хочешь лёгких денег! Вырядился как врач. Ближе, ближе, голубчик. Я не знаю, что сделаю с тобой, но это будет страшно.

Я лежала молча, внешне я сохраняла спокойствие. Я напоминала ядерный кипящий чайник, тикающую бомбу, готовую вот-вот взорваться и отправить всё это вокруг на воздух ко всем чертям.

-Уже проснулась? – спросил человек вроде бы как у самого себя, просто пробурчал это себе под нос.

Он явно издевается надо мной.

Я молчала и злобно смотрела вверх. Он склонился надо мной и принялся осматривать меня. Я уловила момент, когда он едва задел меня по щеке – я укусила его за палец. Вцепилась крепко, сжала его, пока не почувствовала вкус крови. Мне стало гадко, и я выплюнула его.

-С характером… - спокойно заметил он, оборачивая кусок материи вокруг окровавленного пальца.

Его спокойствие злило меня, ещё сильнее выводило из себя.

Я повернула голову и увидела, как он подходит к экранам.

- Так, все показатели в норме. Думаю, вас можно уже включить.

Я почувствовала лёгкость и прилив сил, но эта фраза сбила меня с толку. Он разговаривает с компьютером как с человеком! Я в плену у какого-то сумасшедшего.

-Эй! С кем это ты разговариваешь! – крикнула я и удивилась – это был вовсе не мой голос. Он звучал будто искусственно,

-С вами, конечно. Из живых здесь только двое, - ответил этот «врач» и хихикнул, - Вас я уже включил. Попробуйте встать.

Первое, что я сделала – это подняла руки. Я опешила – это были не мои руки, они были из резины, но похожи на настоящие. Я не понимала, что происходит, и мне хотелось поскорее разрешить эту загадку.

Тем не менее я постаралась встать. Это далось мне с трудом – руки и ноги были какие-то вялые. Но по весу они были намного легче, чем раньше. Я села на край металлической кушетки, положив руки на подол белой больничной сорочки – одежду, что была на мне.

-Вы мне можете объяснить, что происходит?- потребовала я.

Мне было не по себе, но я старалась держать свой страх при себе. Лучше встретить это смело. Так поскорее это разрешится, кончится, и я уйду домой.

-Всему своё время, - ответил этот врач или кто он там вообще.

-Вы убегаете от вопроса, - я старалась звучать и выглядеть как можно увереннее и строже, чтобы он понял, с какими силами он имеет дело. По виду его понятно, что никакой он не маньяк – как такой тощий хлюпик, который всё время смеётся, может представлять угрозу для меня. Пока он там вертелся возле своего псевдонаучного компьютера, я успела нащупать на столе кое-что интересненькое – скальпель.

-Хорошо. Вы являетесь участником тайного научного эксперимента. И я вас не выпущу, пока не пройдут 2 недели испытательного строка.

Эта фраза прозвучала так, словно он заучил её. «Я не выпущу», - значит, он действует один, и если я нападу на него, то никто не поможет. Могу больше не бояться его. Пора освободить себя. Поставить точку в этом сумасшествии. Он отвернулся - я срываюсь с места, подскальзываюсь и падаю прямо на его кресло со спины. Я моментально обхватила его, перехватила скальпель и приставила его к шее этого докторишки.

Он вообще не сопротивлялся. Был на удивление свободен, и даже сиял от счастья. Вот псих!

- А теперь отпусти меня, или одним недоврачом на Земле станет меньше! - пробурчала я, но в голосе моём не было никакой жестокости. Хотя в моей голове всё кипело – я чувствовала, какая она горячая.

-Я рад, рад, что вы можете злиться, испытывать эмоции и исполнять такие сложные действия! Я не думал, что мои технологии способны на это! Но осторожнее с этим – сильные порывы могут истощить вас.

Пока я была в недоумении, он опустил мои руки и вытащил скальпель из моей ладони. Как же я разозлилась!

-Хорошо, - ответил он, - и его глаза радостно блестели сквозь очки, - Я могу отпустить вас прямо сейчас.

-Ты врёшь, - прошипела я.

В противном случае не стал бы он делать такую радостную мину. Всё это мне уже порядком надоело. Вот-вот меня прорвёт в истерику – голова кипит и горит огнём.

-Вовсе нет, я даже могу обеспечить всем необходимым.

Его деловой тон меня успокоил – быть может, ему можно поверить. Видимо, чтобы убедить меня в серьёзности своих намерений он достал свой бумажник из кармана брюк под халатом и спросил:

-Сколько вам нужно?

-Нисколько!- небрежно буркнула я, - Уберите их.

Он отсчитал довольно крупную сумму – мне бы этого хватило на месяц беззаботного существования, и положил деньги на свой рабочий стол. Я даже не хотела смотреть в их сторону.

-Я полагаю. Вам нужны инструкции по адаптации, чтобы…

-Не нужны!

Он думает, я жизни не знаю! У меня есть семья, я работаю на приличной работе, а он мне втирает какие-то инструкции. Мне хотелось поскорее убежать отсюда. Неважно, как. Поскорее. Стены давят на меня. Я хочу домой.

Он куда-то повёл меня, но я потянула его в коридор за рукав.

-Мне ничего не нужно.

Я сорвала в коридоре с вешалки какой-то непонятный ватный бушлат, накинула его на себя. Я подалась вперёд, к железной двери и схватилась за ручку, но он остановил меня.

-Вы же не пойдёте босиком. Конечно, ваша импульсивность и скорость реакции – это очень хорошо, это похвально, но вы можете поднять шумиху, вас могут поймать полицейские.

И он протянул мне тяжёлые чёрные армейские ботинки, и живо воткнула в них ноги, и снова рванула к двери.

Плевать мне, конечно, было на то, как я выгляжу, и уж тем более на то, что могут подумать люди обо мне.

-Стойте! Ещё кое-что… - закричал он.

Ну что опять? Поскорее бы уже уйти, сколько можно уже мучать меня? Я прямо сейчас, на месте, расправлюсь с этим докторишкой на раз-два. Оох, и взбесит же он меня!

-Конечно, может быть, сейчас ты и не видишь, насколько я злая. Отойди! И лучше не стой у меня на пути! – я оттолкнула его от себя так, что он упал на пол, ударившись затылком об стену. Я не хотела ударить его так сильно, но рука взметнулась слишком легко.

Я говорила спокойным голосом без интонаций, что меня раздражало ещё больше, и чтобы выразить хотя бы часть эмоций, я прилагала усилия. И мне удавалось изменить звук моей речи – сделать его более громким и сдавленным, как будто я говорю против воли, через зубы.

Надеюсь, что теперь-то он всё понял.

-Очевидно, при жизни вы были очень эмоциональным человеком…- тихо и с виноватым видом сказал он, вставая с пола, - Но сейчас эмоции могут сыграть с вами очень злую шутку.

Он походил на обиженного, но вёл себя довольно спокойно. Мне даже стало его жаль. Он медленно подошёл ко мне. Потрёпанный, очки криво сидели у него на носу.

Он протянул мне картонную карточку и сунул мне её в карман.

-Возьмите мою визитку на всякий случай, чтобы вы просто знали, что вы в этом мире не одна. Вы в безопасности, ведь я всегда готов помочь вам.

Он сжал мои руки и умоляюще посмотрел мне в глаза, - Будьте осторожны.

Я была в ступоре какое-то время. Он аккуратно обошёл меня и отпер ключом железный гремящий замок, оттолкнул дверь рукой. Всё было белым, мне в лицо полетели снежинки. Я даже будто бы чувствовала запах мороза – нет, не чувствовала…

Спотыкаясь, я медленно пошла вперёд. От моей ярости мало что осталось – только какое-то непонятное жужжание в моей голове. В ней было очень холодно и пусто.

Я пошла к автобусной остановке. Мне было всё равно, как ехать, лишь бы эта дорога привела меня домой.

Автобус скоро подошёл – это добавило мне энтузиазма. Я вскочила в последнюю дверь, чтобы проехать бесплатно – денег у меня при себе не было. Я чувствовала себя прямо как в детстве, будто я ушла из дома в поисках приключений.

Впервые я начала волноваться о том, как выгляжу со стороны, как люди отнесутся к человекоподобному роботу. Но всё обошлось. Люди были заняты собой – мой вид их не сильно беспокоил.

Я спокойно села у окна и наблюдала за движущейся картинкой. Мне было так холодно. Я не чувствовала ничего извне, только хотела чувствовать – наверное, так работала эмоциональная память. Как странно, так пусто. То есть, я чувствовала холод в душе. Мне было тоскливо.

Там, за этими серыми домами, мой. И там все те, кто любит меня. Мне должно быть хорошо там. Снежинки кружат, облепляя окно, как хорошо, морозно. А у меня дома тепло.

Я посмотрела на свои силиконовые руки. Наверное, они сильно удивятся, когда увидят меня. Что же со мной произошло? Куда же делось моё настоящее тело? Что я им скажу?

Я ничего не чувствую, кроме эмоций, которые не могу выразить. Словно это тело стало моей тюрьмой – я его пленник. Но если рядом со мной будут те, кто будет любить меня по-прежнему, несмотря на то, что я изменилась, это мучение перенесётся легче.

Наверное, этот чудо врач потому так беспокоился и денег мне много дал, что забрал себе мои органы и продал их, а я, дура, ничего ещё с него не потребовала, даже не спросила, что он сделал со мной.

Да ладно…Главное, что я жива. И что я на свободе.

И так я ехала-ехала до конечной, до самой границы города. Меня тянуло туда. Я вышла и поняла, что знаю, куда мне нужно идти.

Это было похоже на состояние бреда или сна. Я просто шла, шла. Уверенно шла. Ноги сами несли меня. Я свернула с улицы во двор моего двухэтажного дома. В окнах было темно и пусто. Я подумала, что мои спят и громко застучала в дверь. Я прислушалась – в доме ни звука.

Я прижалась к окну и поглядела в него: на стенах висели фотографии. Я рассмотрела одну из них - моя голова разгорелась. Я знала этих людей, изображённых на ней, там была и я. Меня словно огрели чем-то тяжёлым.

Молниеносно и бледно, как фотографии, пронеслись кадры в моей памяти. Так вот что было. Больно, больно. И там медленно, тянулся тот момент. Я видела их – это мои дети, я и мой муж. В тот страшный момент они жались ко мне, а я успокаивала их. Схватывало грудь, мы летели вниз, в тёмную бездну. И это было больно. Я знала, что будет дальше, и не хотела этому верить. Мы кричали, потому что так легче было перенести тот момент, в самолёте, когда наш мир перевернулся, когда мы балансировали между жизнью и смертью. Отрезвляющий момент шока. Я успела отказаться от своей жизни и приняла удар. Я видела тьму. И глаза застилала боль.

Меня разрывало изнутри. Я горела и кипела. Моя голова была готова взорваться, я чувствовала, как гасну и падаю. Моё сознание отключилось.

Я услышала знакомый голос и открыла глаза. Я лежала на полу в том же злочастном подвале, из которого я утром ушла. Тело было опутано проводами. Но мне было легко, что очень удивляло.

- Счётчик показывает небольшую перегрузку. Сейчас исправим…Так, вот-вот должно быть пробуждение…

Я открыла глаза увидела доктора. Ненавижу этого урода – сколько можно преследовать меня?

- Что ты опять опять творишь, мерзкий паразит? Ты же сказал, что отпустишь меня! - закричала я.

-А вы думали, я так просто вас отпущу? Я догадывался, что может произойти что-то, и установил GPS-датчик вам в тело, чтобы не потерять вас. И к тому же не нужно так грубо со мной разговаривать, в конце-концов, если б не я, вас бы сейчас не было вживых.

И он смеет ещё что-то говорить о том, что я должна быть благодарна! Я разозлилась ещё больше. Нет, это уже переходит всякий предел. Я кипела-кипела, и наконец, взорвалась.

-Ну конечно! Благородный спаситель! Да лучше б ты сразу прикончил меня! Ты чудовище! Я не хочу жить такой жизнью. Где моё нормальное тело, что ты с ним сделал? Где моя семья? Где мой муж, где мои дети?

-Пожалуйста, успокойтесь. Эмоциональные перегрузки истощат ваш мозг, вы можете сгореть заживо. Я отвечу на все вопросы. Наверное, мне нужно было рассказать с самого начала…Я хотел, но побоялся вашей реакции, - тихо и спокойно сказал он и посмотрел на меня, словно ожидал моего ответа.

Я молча внимательно слушала его. Он смотрел не на меня, а сквозь, сам как будто был не здесь. Сумасшедший, безумный. Потом я поняла – он просто не хотел смотреть в мою сторону.

-Я работаю в реанимации и занимаюсь не совсем законными исследованиями. И вы – моя первая подопечная, моё первое творение, если можно так сказать…- он говорил неуверенно и тихо, смущаясь. То и дело он прерывал свой рассказ, - Да. Вы чуть не умерли. Произошла авиакатастрофа, в которой погибли все. Почти все. Кроме вас. А вас посчитали мёртвой и отвезли в морг. У вас каким-то чудесным образом работал мозг при том, что всё тело, все органы были раздавлены, все кости разбиты. Мне показалось несправедливым, что они упекли в морг живого человека. К тому же я понял, что вы незаурядный человек…Меня ещё с института влекло к чему-то большему, чем карьера обычного врача. Мне хотелось совершать великие открытия, заниматься настоящей наукой, но я не нашёл возможностей для этого в больнице… И вот, наконец, я нашёл вас, и решил дать вам второй шанс.

Я не знала, что ответить. С одной стороны, мне было приятно, что кто-то потратил невообразимое количество усилий на то, чтобы оживить меня. С другой – мне хотелось бы умереть, я не видела никакого смысла жить дальше. Всплыли болезненные воспоминания, я уже не могла противиться наплыву истерики, поглотившей меня.

-Убей меня… - прошептала я, - Убей, - повторила я громче, - Я не должна была выжить! Зачем ты сделал это?! Ты вообразил себя Богом? Ты не оживил меня, ты уничтожил мою жизнь! Я ненавижу тебя и таких как ты! Убей меня, или я сделаю это сама.

Я была в отчаянии и громко кричала. Я понятия не имела, как могу убить себя, но мне очень хотелось сделать это. Прямо сейчас.

- Нет. Я не позволю тебе вот так вот просто умереть. Конечно, я не Бог. Но значит, так нужно, раз ты теперь жива. Это было бы слишком легко - уйти и всё. Я же дал тебе второй шанс. Ты особенная, другой человек, не как все. У тебя есть шанс прожить жизнь второй раз. Многие готовы отдать за это всё, что угодно! – он старался говорить как можно спокойнее и тише, но не особенно хорошо у него это выходило. У него не получалось скрыть свои эмоции. Он взывал моей совести, требовал от меня что-то. С каждой секундой я ненавидела его всё больше.

-И что, ты предлагаешь мне прожить её заново? Пойми ты наконец, что я изуродована. Я не человек. Я не смогу жить нормально!

-Сможешь.

-Как ты можешь вот так просто рассуждать? Встань на моё место! Я не вижу смысла жить, когда знаю, что я была счастлива и потеряла всё.

-Как это эгоистично, - вздохнул он, - Ты хотела бы жить спокойно, сыто и счастливо. Обыденной жизнью, просто не думая о плохом. А сколько людей тянутся к жизни, ты знаешь? Сколько людей считаются отброшенными, непригодными для жизни без шанса на восстановление? На них вечный крест. Ты хочешь жить в своё удовольствие и не думать о них. Закопать свои способности ради исполнения своих прихотей, когда ты можешь принести много пользы?

Он сильно разгорячился, но я не понимала, о чём он говорит.

-О чём ты?

- О том, что раз в твоей жизни нет смысла, то можно наполнить им жизнь других. Я, конечно, тебе не указ. Ты свободна решать сама, как поступить. Я вижу, что в тебе скрыто большее. Слишком уж много энергии для простой домохозяйки. Я предлагаю тебе реализовать свой потенциал. Ты можешь работать вместе со мной. Спасать тех, кто уже потерял надежду на всякую помощь. Дать им шанс начать жизнь сначала.

-1
1034
Комментарий удален
21:25
много лишних местоимений
Вас я уже включил почему обращение с большой буквы?
в диалогах после тире нужен пробел
2 недели числительные в тексте
неверное оформление прямой речи
своих намерений он достал свой бумажник из кармана брюкпод халатом и спросил: мог достать чужой?
своизмы
яизмы
И он протянул мне тяжёлые чёрные армейские ботинки, и живо воткнула в них ноги, и снова рванула к двери. «я» пропущена
вторично, предсказуемо, пресно, скучно
tired
Загрузка...
Мартин Эйле №1