Валентина Савенко №1

Грузовик с батарейками

Грузовик с батарейками
Работа №388

Программист Антон Стоянов "Муравей" в обеденный перерыв зашел домой.

Катя, как и всегда в это время, сидела, уткнув нос в экран компьютера. На экране было открыто четыре окошка. В одном она просматривала ролики конкурентов и коллег, в другом быстро строчила отзывы, выражала свое мнение с помощью пиктограмм или призывала к действиям: присоединиться к друзьям, подписаться на рассылку или срочно, не теряя времени и в обязательном порядке поставить "лайк". Во третьем окошке в ленте социальной сети постоянно появлялись новости, при- или, скорее, от-влекавшие внимание Кати. В четвертом неподвижно застыл на числе "пятнадцать" счетчик просмотров родного, Катиного, интернет-канала.

Катя служила промоутером и занималась продвижением интернет-канала по теме "элитные средства для длинных волос". Сама Катя этими средствами не пользовалась и носила короткую стрижку.

Катя, Катенька, Катюша... Кошечка пушистая... Муравей уже целых шесть месяцев удивлялся тому, что Катя находится с ним рядом, никуда не уходит и не исчезает.

Муравей подошел к Кате, обнял за плечи. Хотел привлечь к общению, обсудить очередную пищевую добавку, рекламу которой он обнаружил в почтовом ящике. Эта добавка обещала быстрейший набор мышечной массы.

Несмотря на постоянные упражнения со штангой, гантелями и пищевыми добавками, Муравей выглядел не как спортсмен, а как Муравей. Он был длинный и тощий. И еще он был кривой на один бок - Муравей занимался дома и упражнения считывал с телевизора, постоянно поворачиваясь влево, из-за чего правая сторона у него тренировалась и наращивала мускулы заметно сильнее.

Катя сердито замахала руками, затрясла головой - не мешай, мол. Она творила очередное письмо с просьбой заметить ее интернет-канал и подписаться на него, и отвлечение внимания легко могло испортить сразу и все, превратив точные и выразительные слова в нечто бесформенное и бессмысленное. За такое формальное письмо и забанить могут, и на спам пожаловаться, и тогда рейтинг канала упадет до нуля!

Муравей отошел от Кати, перешел к обеденному столу и достал две пластиковые коробки. Он открыл их, и коробки немедленно начали нагреваться. От них пошел пар, наполнивший квартиру -студию запахом клубничных духов. Муравью запах понравился. Сегодня он специально выбрал еду "с запахом клубники".

-Будешь жаркое? - спросил Муравей.

Катя замычала и замотала головой. Она поспешно заполняла очередную таблицу, распределяя 15 просмотров по четырем целевым аудиториям и семи географическим регионам. Большей частью она этим и занималась - в спешном порядке, к очередному срочному дедлайну заполняла таблицы, анализируя динамику продаж и рекламных активностей. За это она и получала свою скромную зарплату, которой ей, тем не менее, хватало. Раз в месяц она покупала себе новые зубную пасту и шампунь, раз в квартал - новые беговые кроссовки и раз в несколько лет - одежду и белье. Интернет и социальные сети полностью исчерпывали ее потребность в общении. Занятия по бегу были бесплатными. Еду приносил Муравей. Компьютер предоставила компания.

Несколько лет назад, получив по рекламной акции билет, Катя сходила в театр. В театре Кате понравилось. Она бы с удовольствием сходила еще раз. Однако, стоимость билета превышала ее заработок за несколько месяцев. Потратить такие деньги казалось Кате абсурдным. Она подписалась в сетях на все бесплатные раздачи билетов, часами просиживала на сайтах, ловила момент, но ни разу не успевала. Запись закрывалась за считанные секунды.

Муравей доел свою порцию, сложил в коробку одноразовые вилку с ножом и выбросил их в мусорный бак.

-Ты как, скоро закончишь?

Катя закивала.

-Закончишь - одевайся. Сегодня у нас в Компании вечеринка.

Катя раздраженно посмотрела на счетчик эффективности - специальную программу, которую ставили всем удаленно-работающим, чтобы следить, сколько времени человек проводит, трудясь на благо компании, а сколько тратит на кофе, перекуры и социальные сети. Счетчик эффективности был близок к нулю - сегодня Катя больше просматривала новости, чем продвигала свой сайт.

-Ты заранее не мог сказать? Меня выпрут, если я хотя бы до 30 процентов счетчик не доведу.

По мнению Муравья, ни Катя, ни человечество от этого ничего бы не потеряли. Если бы ее уволили, может быть, она бы не сидела, уткнувшись в очередную сводку, а смотрела на него...

-Катенок! Я на новую работу перехожу.

Катя пробурчала, не оборачиваясь:

-Куда?

Муравей наконец получил возможность рассказать свою новость.

-Как я и хотел - к Разработчикам.

-К ним самим? - заинтересованно спросила Катя, на этот раз повернувшись.

-К ним, - скромно, но с достоинством ответил Муравей.

-Ура!

Катя вскочила, оттолкнув стул, который с грохотом упал и вызвал опасное сотрясение стола. Катя считала себя очень эмоциональной, но многие думали, что она просто неуклюжа.

Через мгновение Катя висела у Муравья на шее и целовала его во все доступные на лице места - в нос, в щеки, в губы, в подбородок.

-И мы в штаб-квартиру переедем?

-Переедем.

-Хочу-хочу-хочу! - кричала Катя.

Муравей не сомневался, что Катя обрадуется переезду.

Сильнейшее нежелание выходить из дому в Кате странным образом сочеталось со страстью к путешествиям.

Все ниши их квартиры-студии были завалены буклетами отелей, описаниями курортов и достопримечательностей. На полках выстроились жесткие диски с фильмами о других Городах и континентах. Кате было мало посмотреть их в интернете - ей хотелось обязательно иметь это информационное богатство у себя дома. Поставить на полку, красиво подписать. Переставлять с места на место, вытирая пыль. Смотреть фильмы было даже не обязательно.

Поэтому часть ее зарплаты уходила на покупку накопителей. Муравей считал их ненужными и спорил с Катей, спорил... но потом смирился.

Само собой, купить даже самый дешевый тур Катя позволить себе не могла, но часами просиживала в сети, изучая маршруты.

Муравей отцепил от себя Катю и строго сказал ей:

-Иди переодевайся.

Катя довольно быстро расчесала волосы ("эх, хотела же вчера голову помыть!"), побрызгала их флюоресцентным лаком ("эх, вечером придется голову мыть!") и натянула джинсы и футболку. Потом сняла джинсы и надела длинную юбку.

-Почему ты не наденешь платье? То, мое любимое.

-Холодно, - пожала плечами Катя, завязывая кроссовки уродливым, но не развязывающимся узлом. Другого варианта не было: шнурки из искусственного шелка были скользкими и плохо держали. Можно было бы надеть туфли, но юбка длинная, и из-под нее почти не видно обуви. Поэтому Катя предпочла то, что удобнее.

***

Они вышли из квартиры.

Муравей сунул руку во внутренний карман за пластиковой карточкой с чипом.

На чипе записывалась вся информация о человеке, его образовании, статусе и здоровье, а также коды доступа к кошельку, в квартиру, к рабочему месту и в другие заведения, где человеку нужно (или можно) было находиться. Почти все граждане давно вживили этот чип себе в руку и больше ни о чем не волновались. Муравью не повезло - у него обнаружилась редкая аллергия на металл. Рука при попытке вживить чип вздулась и заболела; чип пришлось вынуть, а на руке остался большой некрасивый шрам.

Личный чип со всеми данными о Муравье находился на карточке, и Муравей очень переживал, как бы этот чип не потерять. Потому что закон гласил: "Гражданин несет полную ответственность за сохранность личного информационного чипа. Если к личному чипу получают доступ посторонние лица и ими совершаются действия от имени гражданина, гражданин отвечает за их последствия так же, как если бы они были совершены им лично".

Карточка была на месте.

Но Муравей не успел ее вытащить - Катя подскочила и приложила запястье к двери, запечатав ее своим кодом. Муравей в очередной раз почувствовал себя изгоем в мире, где давно уже никому не надо искать по карманам документы и ключи.

Одновременно с закрыванием входной двери в студии отключились кондиционер и холодильник. Закон требовал, покидая помещение, полностью выключать электричество. Это означало, что в потом в квартире будет душно. На 87 этаже, где жил Муравей, окна никогда не открывались.

В послеобеденное время лифты были не слишком востребованы: всего через 10 минут ожидания Муравей и Катя смогли войти в пустую кабину. Муравей притянул к себе Катю и впился в ее губы поцелуем. В лифте ему не приходилось делить ее внимание с сетями и сайтами.

Выйдя из подъезда, Муравей с Катей поспешили по широкому тротуару. Осколки неба между домами были серыми. Верхние этажи прятались за облаками.

-Может, кар возьмем и в выходные за город съездим? - посмотрев на припаркованные электрокары, спросила Катя.

Муравей поморщился. Он не любил быть за рулем. В лабиринте дворов-колодцев он неизменно путался, а команды навигатора доходили до него всегда с опозданием, после того, как нужный поворот оставался позади.

Электронное табло на остановке обещало, что через 2 минуты появится нужный электробус. Катя и Муравей спрятались за стеклянной стенкой и начали целоваться.

Электробус приполз к остановке минут через 25. За это время электронное табло трижды предсказало его появление и снова начало свой отсчет.

Подъехавший электробус двигался медленно, натужно гудел и сотрясался.

Они вошли. Катя отметила оплату проезда со своего вживленного чипа, а Муравей, ощущая себя не таким, как все, со вздохом потянул из кармана карточку.

Электробус ехал не быстрее пешехода. Муравей, обнимая Катю, смотрел в заднее окно. Вид был красочный: разноцветные стены домов, на сотни этажей тянущихся вверх, искусственные деревья со всего света в разгар цветения...

На небольшом подъеме электробус замедлился еще больше и, наконец, остановился. Освещение в салоне и панель, на которой высвечивалось название следующей остановки, погасли. Электробус постоял и вдруг медленно откатился назад. Сзади нервно прозвучал клаксон и взвизгнули тормоза. Водитель электробуса дернул ручник, затем распахнул дверь и выскочил наружу. Муравей в окно наблюдал, как водитель засовывал под колеса ржавые "башмаки". После этого водитель вернулся на свое место и выглянул в салон:

-Граждане, придется подождать. Аккумулятор разрядился.

-И что? - зашумели пассажиры.

-Надо подождать, пока свежий привезут.

-Долго ждать придется?

Водитель промолчал.

-Двери -то откройте, - сказал один из пассажиров. - Я пешком дойду.

-Как я Вам двери открою, если электричества нет? - возмутился водитель.

Пассажир побежал вперед, к кабине.

-Ну, дай я через твою кабину выйду. Спешу я очень.

-Нет! -закричал водитель и нажал кнопку блокирования двери. - Нет! В кабину пассажирам заходить запрещено.

Пассажир в сердцах пнул дверь и отвернулся.

Катя спросила Муравья:

-Как ты думаешь, мы надолго застряли?

-Батарею подвезут, поменяют...

Минут через двадцать в салоне стало жарко и очень душно, но водитель не смилостивился и никого не выпустил. Еще минут через двадцать появился грузовик. Он огласил тихую улицу рычанием и обогатил воздух оксидами и диоксидами углерода.

Из кабины выскочил высокий мужчина в грязных джинсах и безрукавке типа muscleshirt, подчеркивающей его мускулистые руки.

-Повезло тебе, что я только приехал и еще не разгрузился, - сказал мужчина водителю.

Мужчина толчком распахнул дверь электробуса и обратился к пассажирам:

-Ну? Кто поможет аккумулятор заменить?

Муравей встретился с ним глазами и поспешил наружу.

Стоявший позади Муравья пассажир, тот самый, который очень торопился и скандалил с водителем, протянул:

-А дверь-то, оказывается, без всякого электричества открывалась...

-Снаружи двери всегда открыть можно, - пояснил другой пассажир, - по правилам пожарной безопасности.

Муравей вышел и принюхался к воздуху с примесью выхлопа. Запах был новым.

Мужчина из грузовика хлопнул его по плечу и одобрительно рассмеялся. Они вместе пошли к грузовику. Мужчина повернул фиксаторы, спустил на землю тележку и освободил лебедку.

Подцепив крюком черный аккумулятор, они перегрузили его из кузова на тележку и отвезли к электробусу. Там водитель уже приготовил свою лебедку.

-А ты здоров, - сказал мужчина. - Так и не подумаешь.

-Кость да жила, вот где сила, - ответил Муравей. Он шлепнул ладонью по покачивающемуся на тросе аккумулятору и спросил:

--Килограммов четыреста весит?

-Эй! Трос оборвешь! - завопил водитель электробуса.

- Это у кара четыреста. А у буса - все семьсот! - пояснил мужчина из грузовика, забирая свою тележку. Муравей пошел за ним обратно к грузовику.

-Куда он его ставить-то будет?- спросил Муравей. -Сначала надо было старый вынуть.

-В электробусе есть место для резервного аккумулятора. На такой как раз случай. Ты не знал?

-А почему тогда сразу второй аккумулятор не поставили?

Мужчина сочувственно посмотрел на Муравья.

- Это же кобальт с литием. На все бусы не хватает.

Мужчина протянул Муравью руку:

- Кей. "Водила" Кей.

-Антон Муравей, - представился Муравей.

-Тебе куда надо?

Муравей назвал координаты.

-Хорошо...подвезу.

Муравей запротестовал:

-Дизельный транспорт в Центр въезжать не должен.

Кей рассмеялся:

-Мало ли кто чего не должен.

Он потыкал грязными пальцами в серебристый и тоненький, совершенно неподходящий для его рук, планшет и скомандовал:

-Садись.

-Но...-запротестовал Муравей.

-Возле твоей локации, рядом, два электробуса заглохшие стоят. Батареи им свезу. Еще и доброе дело сделаю. Садись, говорю.

-Не один я.

-Тем более. Что ж вам на этом драндулете тащиться?

***

В кабине пахло дизелем, машинным маслом и гарью. Это был не тот запах, который нравился Муравью. Он помечтал, как вместе с Катей переберется в штаб-квартиру разработчиков, где искусственный интеллект сделал жизнь человека полностью удобной. Аккумуляторные батареи там хранятся правильно, а у всех, включая уборщиц, магистерская степень по компьютерным наукам. Там никто не протирает мокрой тряпкой серверные стойки.

Кате очень нравилось сидеть в кабине грузовика. Она смотрела сверху на проезжающие электромобили, смеялась и перекладывала туда-сюда фалды своей юбки.

Муравей вздохнул, возвращаясь к реальности. Уборщица Дина, в чью обязанность входило ликвидировать грязь, до которой не мог добраться робот-пылесос, на прошлой неделе устроила именно такую влажную катастрофу. Дина была не виновата - в инструкции не было ни слова о серверных стойках. Но программисты не работали два дня и были вынуждены трудиться в выходные.

***

Под вечеринку разработчиков было выделено лобби на пятом этаже. Катя пришла в восторг от лифта с прозрачными стенками. С одной стороны из него можно было смотреть на внутренние помещения, на пустующий в это время open-space с перегородками в человеческий рост, а с другой - на живые деревья на улицах Центра. По улицам ползли в вечной пробке электрокары, обгоняемые пешеходами.

На столе в лобби были выставлены нарезаные настоящие фрукты и ненастоящая колбаса. И фрукты, и колбаса радовали глаз яркими цветами, от желтого и оранжевого до зеленого и фиолетового. Катя поспешила к столу, Муравей пошел за ней, но его быстро перехватила руководитель отдела Нив. Нив отвела Муравья к окну и достала телефон.

-Так, Антон, нам надо обсудить детали твоего переезда.

-Хорошо, -согласился Муравей.

-В нашей базе, Антон, ты зарегистрирован как "одинокий", а переезжать собираешься вместе с Катериной Вольта.

Нив покривила душой - Муравей с Катей жили вместе уже полгода, и, получив право пользоваться квартирой Муравья, Катя автоматически была отмечена во всех базах как его сожительница. Однако статус "одинокого" сохранялся за Муравьем до заключения брачного договора.

-Мы не можем предоставить Вольта авиационного билета, Антон. Ты прекрасно знаешь, что летать разрешено только в особых случаях.

Поскольку самолеты наносили атмосфере земли огромный вред, авиа-перевозки частных лиц были строго запрещены за 10 лет до рождения Муравья. Самолеты могли использоваться только в государственных целях.

Через некоторое время одумались и разрешили полеты, но за время простоя, без технического обслуживания, самолеты успели разрушиться, а пилоты поменяли специализацию. Большая их часть пересела на виртуальные тренажеры или устроилась конструкторами виртуальной реальности. Оно было спокойнее, виртуальную реальность конструировать, чем самолетами управлять.

Пассажирских билетов на другой Континент было ничтожно мало. Компании готовы были платить любые деньги, чтобы быстро доставить в нужное место специалиста или руководителя. Компании чуть ли не дрались за эти билеты.

-А если мы заключим договор? - спросил Муравей, хотя ответ ему был уже известен.

-Даже в случае заключения брачного договора мы не сможем предоставить Вольта авиационного билета.

Муравей вздохнул. Повисла пауза.

-Надеюсь, Антон, ты не собираешься отказываться от перевода, - сурово спросила Нив.

Муравей отрицательно покачал головой.

Ему выпал шанс, который выпадает один раз. Муравей не собирался ничего менять. Его все в жизни устраивало - небольшая зарплата, обеспечивающая его небольшие потребности. Но корпорация открыла новый учебный центр. Был задан план по обучению, который требовалось "оптичить". Сдавать тесты обязали всех сотрудников. Муравей их сдал - единственный из группы. Последовали четыре недели тренинга, на котором Муравей показал себя лучшим алгоритмистом. Потом было еще два года занятий, когда Муравей спал по 2-3 часа в сутки, потому что от рутинной верстки интернет-страниц его никто не освобождал. До окончания курсов оставалось совсем немного, но Муравей познакомился с Катей и забросил занятия.

Даже не доучившись, по сумме баллов он вошел в первую десятку и получил предложение переехать в легендарную Силиконовую долину, в штаб-квартиру Разработчиков. В электронный рай, где творят гении и создаются операционные системы, трансляторы, протоколы и языки программирования.

Муравей не мог оставить Катю одну. Вряд ли она будет его ждать, думал он. Но он понимал и другое. Он понимал, что, отказавшись от переезда, непременно об пожалеет. И сама Катя вскоре начнет его упрекать в том, что он так и остался дизайнером сайтов, таким, как многие. Остался нищим, живущим на пособие. Муравей прекрасно понимал, что его зарплату иначе, чем пособием по безработице, не назовешь. Как и его работу - работой. Потому что таких дизайнеров сайтов - миллионы. И, по большому счету, они никому не нужны. Собственная страница в интернете не относится к предметам первой необходимости. Если вдруг все дизайнеры исчезнут - это не будет большой потерей для общества.

Другое дело, если исчезнет Силиконовая долина и не будут появляться новые версии операционных систем...

Может быть, и это не очень страшно, вдруг подумал Муравей. Вот если начнут пропадать грузовики, на которых везут батареи для электрокаров... Или машины, которые опорожняют мусоропроводы... Муравей представил себе горы мусора, заполняющие дворы-колодцы и вырастающие до уровня второго, третьего, четвертого этажа. Представил тропинки к жилым подъездам, протоптанные между вонючих пакетов... Ветер шевелит пакеты, они скатываются вниз, прямо на прохожих... К горлу подкатил мерзкий комок.

На телефоне Нив появилось лицо управляющего по кадрам Эндрю Северина "Сувора". Сувор находился недалеко - в противоположном конце комнаты он собственной персоной пил шампанское. Но подходить к подчиненному во время вечера было нарушением корпоративной культуры, и Сувор предпочел связь по видео-фону.

-Ну что, все согласовано, Нив? - спросил Сувор.

-Да-да, мы обо все договорились, - ответила Нив, отключила связь и продолжила, -Видишь, Антон, как твои работодатели заботятся о твоем будущем. Ты должен это ценить.

-Я ценю, Нив, - ответил Муравей, не поднимая головы.

- А свою сожительницу ты сможешь перевезти, как только обустроишься. Купишь ей билет на корабль.

-Да, конечно, - ответил Муравей. Он очень сомневался, что Катя захочет провести две-три недели в каюте без иллюминатора.

Он поискал глазами Катю и обнаружил ее возле столика. Одной рукой она набирала в телефоне текст, а второй, не глядя, накалывала на зубочистку кусочки зеленого фрукта и отправляла их в рот.

"Ну и что, что без иллюминатора, зато с интернетом", - мелькнула у него мысль.

***

После возвращения с вечеринки Катя снова приникла к компьютеру: нужно было обязательно обработать селфи, иначе фотографии появятся в сети с большим опозданием, перестанут быть актуальными и не соберут желанных лайков. Волосы на фото нужно было сделать более золотыми, глаза обвести синей подводкой, а губы раскрасить красным. Конечно, все это можно было сделать на самой Кате перед выходом на вечеринку, но Катя действовала по принципу "макияж на вечер, а фотошоп навсегда".

Муравей помыкался по студии, помыкался и свернулся калачиком под пледом на диване.

Выложив в сеть идеально обработанные фотографии, Катя шмыгнула под плед и прижалась спиной к спине Муравья.

Муравей не спал. Он думал. Он думал, как объявить Кате о том, что в Силиконовую долину он поедет один.

***

Катя приняла отъезд Муравья на удивление спокойно. Была очень ласковая, обнимала, заглядывала в глазки, даже попыталась в прощальный вечер создать в квартире-студии уют: переложила праздничный ужин из пластмассовых коробок на одноразовые тарелки и расставила на столе свечи. Свечи были, конечно, не настоящие, а электрические, но нежное пламя колебалось и подрагивало, от него веяло теплом, а желаемый аромат выбирался с помощью кнопки. Катя выбрала "хвойный лес после грозы".

Потом они долго лежали обнявшись. Потом Муравей уговаривал Катю не ехать с ним в аэропорт. Потом Катя рыдала у выхода, повиснув у Муравья на шее. Потом двери лифта раскрылись, пропустили Муравья, и закрылись снова.

***

Прошло полгода.

Муравей и Нив сидели в кафе.

-Нет, это просто вопиюще, - возмущалась Нив. - Просто из рук вон. И что ты прикажешь с тобой теперь делать? Тебе обеспечили переезд. За твоей незарегистрированной сожительницей сохранили студию. И что? Ты взял и вернулся, все бросил, таскался не пойми где по морю бог знает на каком корабле!

-Ну...

-Даже если тебе не понравилась твоя работа, это ничего не значит. Ты же не думаешь, что тебя сразу возьмут на самые интересные задания.

-Но...

-Но кто-то должен и такие задачи решать. В мире написано миллиарды строк машинного кода. Много миллиардов! Одно ядро операционной системы - уже две-три сотни миллионов строк!

Муравей не хуже Нив знал, из скольких строк состоит ядро операционной системы.

-Невозможно просто так взять и выбросить написанные строки. Те программисты давно умерли, и их работу никто не сможет выполнить заново. Значит - нужно сделать так, чтобы наши новые процессоры могли работать со старыми программами.

-Приделать костыли к устревшим программам.

-Не к устаревшим программам, - повысила голос Нив, и он зазвучал внушительно, как голос опытного лектора, - а к наследию. К тому лучшему, что написали легендарные математики. Да?

Нив строго посмотрела на Муравья. Тот усмехнулся и согласно закивал.

-Да, Нив, да. Приделать костыли к лучшему.

-Да не костыли, не костыли... - Нив запнулась в поисках слова. - А... помочь им... найти способ взаимодействия... поддержки...

-В общем, Нив, я не захотел заниматься поддержкой устаревших программ. Так и запиши. Стоило для этого в Силиконовую долину переезжать.

Муравей встал, достал карточку с чипом и приложил ее к валидатору, чтобы оплатить счет за кофе. Валидатор зажег желтую лампочку, сигнализируя, что платеж не прошел.

Нив рассмеялась:

-Великий разработчик, который не способен за кофе расплатиться. Ладно, угощаю.

Нив приложила запястье к валидатору. Тот загорелся зеленым.

***

Муравей уныло шел по улице. Работы у него не было. Денег у него не было. У него не было даже жилья.

Конечно, квартира-студия сохранялась за ним, но без денег он не смог бы даже открыть дверь. Каждый раз при включении электроприбора, будь то дверной замок, микроволновка или музыкальный центр, со счета владельца списывалась стоимость потребленного электричества.

Сто-процентная предоплата, или оставайтесь на улице. Муравей вспомнил из курса истории, что на бумажках, которые раньше заменяли электронные деньги, было написано: "Мы доверяем богу, а остальные пусть платят вперед".

Муравей присел на скамейку и мысленно перечислил бесплатные услуги. Первыми в списке были общественные туалеты. Далее шли дегустации и другие рекламные мероприятия, на некоторых можно было даже получить бесплатную футболку или кепку. "Чистая белая футболка не помешала бы," - подумал Муравей.

Дальше - телефон. Его тарифный план позволял сделать несколько звонков в день без оплаты.

Муравей начал просматривать список контактов. Дойдя до буквы "К", он увидел запись "Водила Кей"...

***

Абонент долго не отвечал. Наконец, прозвучал незнакомый голос:

-Слушаю.

-Алло, алло... знаете, я ищу Кея. Водилу Кея, - торопливо и громко заговорил Муравей.

-Это Водила Танк, - ответил голос, тихо и грустно. - Но Кей уже не с нами...

-Как?

-Он пропал по дороге на электростанцию.

-Вот горе-то, - еще быстрее заговорил Муравей. Почему-то ему казалось, что Кей - его последняя ниточка, и, если она оборвется, то ему останется только лежать на этой скамейке в ожидании, пока за ним приедут социальные службы. В Городе не жаловали безработных и бездомных. Там считалось, что едой, кровом и работой обеспечены должны быть все.

-Я специально номер его себе взял, потому что люди звонят и звонят...

-Танк, брат, как же так получилось, - лепетал Муравей.

-Ни его, ни девушку, ни машину не нашли.

-Он не один был?

Танк горько усмехнулся:

-Водилы по-одному не ездят.

-Танк, можно мне подъехать и поговорить?

Собеседник неожиданно согласился:

-Только сегодня, потому что завтра я в рейс уйду.

Танк отключился. Почти сразу от него пришло сообщение, и на телефоне Муравья высветилась GPS-локация. Навигатор включился, готовый вести Муравья туда, где базировался Танк.

"Что это за место такое? - подумал Муравей. -Лагерь водителей-дальнобойщиков?"

Муравей проверил маршрут: около 100 километров. Телефон показал, что дорога на трех электробусах с пересадками займет восемь часов. На электрокаре потребуется около двух часов. На велосипеде - всего-навсего 7 часов.

Муравей сделал второй звонок:

-Нив! Можно, я возьму твой велосипед?

***

Нив поджидала Муравья возле велосипеда. В руках у нее был потрепаный городской рюкзачок, который резко выбивался из ее идеального образа - прическа, макияж, костюм, туфли на шпильках.

- Да ладно... Ты могла бы и дистанционно мне доступ к замку дать, - смущенно сказал Муравей.

-Я не знаю, что ты затеял, но я советую тебе это прекратить, - объявила Нив.

-Нет, -сказал Муравей.

-Никто и не сомневался, - сказала Нив и сунула ему рюкзак, - Бутерброды. Вода.

-Спасибо, Нив.

-Велосипед - он энергозатрат требует.

Нив приложила запястье к замку велосипеда. Замок открылся. Нив сняла замок и намотала себе на руку, как браслет.

-Буду носить на память.

Муравей надел рюкзак и перекинул через раму правую ногу. Нив подошла к нему, взяла обеими руками за щеки и поцеловала в нос. Потом дала ощутимый подзатыльник.

-Кати давай, шальной.

Муравей покатил.

***

-Идиот! - орал, высунувшись из окна, водитель электробуса.

"Как хорошо, что люди такие внимательные", -думал Муравей, в очередной раз уворачиваясь из-под колес.

***

По мере глобализации экономики население Земли концентрировалось в огромных городах, и почти все Города имели одинаковую структуру. В Центре каждого Города сохранялась старая архитектура, дома редко насчитывали больше десяти этажей. Там находились музеи, театры и важнейшие коммерческие или государственные учреждения.

Центр был окружен Поясом Небоскребов. Там жил и работал обслуживающий персонал - программисты, бухгалтеры, контролеры, полицейские, учителя, менеджеры, рекламщики, операторы, уборщики. Как правило, они работали или из дома, или недалеко от дома. Особо переезжать им никуда не было нужно, за исключением служащих в элитном Центре. Тех возили специальные электробусы.

Любая энергия, кроме электрической, внутри Пояса Небоскребов была запрещена.

В сорока километрах от Центра разместились парки Пояса Отдыха. Это туда в выходные любила ездить Катя - сфотографироваться в бикини на искуссвенном газоне, сделать селфи на фоне оранжевого заката на поле, до самого горизонта заполненном лежащими телами, и поесть искусственных сосисок стоимостью в недельную зарплату. Это у нее называлось - "съездить за город". Также там находились ПАРы (парки активных развлечений) и ЗАИ (Зоны Азартных Игр).

Еще дальше, на расстоянии от пятидесяти до ста километров от Центра, располагался Смазочный пояс. Насчет названия шутили, что Смазочный пояс - это жидкая прослойка между двумя несовместимыми областями - культурным и формализованным Городом и неорганизованной и дикой Промышленной Зоной, она же ПроЗа, она же ЗаГород.

В Смазочном Поясе жили водители-дальнобойщики, комбайнеры, мелиораторы, сельхозработники, животноводы, специалисты по гидропонике, почвоведы, работники электростанций, шахтеры, металлурги, химики, в общем, работяги, которым часто и надолго требовалось выезжать на свои производства. Заводы были полностью выведены за пределы Городов, и этим достижением мировое правительство очень гордилось.

В Смазочный пояс не добирались без подзарядки электрокары, и там были разрешено использование дизельного топлива и даже открытый огонь.

Муравей настроился на навигатор Танка, и тот вел его через спутник и сервер, безошибочно выбирая направление и заранее оглашая свои рекоммендации. Муравей радовался тому, что ни разу не пропустил нужного поворота. "У водил имеются свои собственные навигаторы, намного удобнее, чем у других,"- подумал он.

Но даже с хорошим навигатором без тренировки проехать 100 км на велосипеде оказалось очень тяжело. Муравей выдохся еще до Пояса Отдыха.

Но ему повезло - когда он, спешившись, толкал в горку свой велосипед, рядом притормозил грузовик, такой же, как у Кея, и нагруженный такими же аккумуляторами. Их вывозили из Центра на подзарядку. Грузовик медленно-медленно поехал рядом с пешеходом. Муравей попытался толкать быстрее. Водитель высунулся из кабины и поинтересовался, куда, собственно, Муравей так спешит.

Через минуту велосипед лежал в кузове, Муравей сидел в кабине, а грузовик со скоростью 120 км в час мчался по шоссе.

***

Они въехали в маленький пыльный городок, застроенный двух- и трех-этажными многоквартирными домами и усаженный тополями, такими толстыми, что при виде их хотелось спросить: "Это - баобаб?". Между домами были огромные пыльные пустые дворы, в дальней части которых выстроились в линию кирпичные гаражи с ржавыми воротами. Посреди дворов кое-где отдыхали грузовики. Они были такие большие, что могли поместиться в эти гаражи только в полностью разобранном виде.

-Хинджа, поселок дальнобойщиков, - услышал Муравей.

Еще через минуту он стоял на дороге, вместе с рюкзаком и велосипедом, а грузовик, аккуратно пропустив между колес огромную лужу, уезжал прочь.

Муравей посмотрел на навигатор - до конца маршрута оставалось 20 метров. Он перепрыгнул через канаву и пошел по двору.

За стоящим посреди двора грузовиком женщина развешивала белье.

-Извините пожалуйста, - обратился к ней Муравей. - Я ищу Танка.

Женщина, не отрываясь от своего занятия, бросила:

-И что? Я тоже его ищу.

Муравей стоял, держа одной рукой велосипед, а женщина наклонялась к тазу и доставала оттуда по очереди простыни, пододеяльники или наволочки, поднимала руки вверх, накидывала белье на веревку, закрепляла прищепками, снова наклонялась, доставала белье, и при этом бурчала:

-Белье развесить обещал - раз. Дверь смазать - два. Грузовик его стоит -значит, никуда не уехал. А где болтается опять - это он не скажет. Никогда ничего жене не говорит. Раньше вместе всюду ездили. А теперь раз и уйдет куда-то, в свой свободный день. Нет бы жене помочь... Белье развесить обещал - раз...

Наконец белье было полностью перемещено на веревку, которая опасно провисла. Женщина наклонилась и подняла с земли трехметровый шест с вырезом на конце. Муравей бросился ей помогать и уронил велосипед, который упал и с грохотом опрокинул, к счастью, уже пустой таз. Женщина бросила:

-Не мешайте, раз не умеете.

Она подставила шест под веревку. Веревка высоко поднялась.

Женщина вытерла руки об джинсы и представилась:

-Фаина. Я жена Танка.

-Антон Муравей, - ответил Муравей.

-Пойдемте в дом, Антон Муравей, - сказала Фаина. -Пообедаете с нами.

Фаина взяла под мышку таз - он был метра полтора в диаметре, и Муравей удивился, как ей удалось вынести его вместе со всем бельем - и направилась к подъезду.

-А велосипед мне куда поставить?

Фаина обернулась и махнула рукой:

-Ставьте куда хотите. Мы здесь даже двери на замки не запираем.

Следующую фразу она пробормотала еле слышно, но Муравей услышал все равно:

-Если то, что за Городом живет, к нам пожалует, никакие замки не помогут.

***

Фаина поставила на стол кастрюлю, источавшую запах жирного мяса. Тарелка, в которую она налила суп, была когда -то разбита и потом склеена, одного маленького кусочка с краю не нашлось и осталась выщербинка. Муравей, привыкший к одноразовой посуде, подозрительно осмотрел тарелку и ложку. Но они были идеально чистыми.

Муравей начал есть.

-Итак, вы от Кея? - спросила Фаина.

Муравей отложил ложку.

-Я ищу Кея.

-Зачем, если не секрет?

-Видите ли... У меня была девушка... Я уехал в командировку, один... Она меня ждала, а потом прислала смс: "Тем, кто летал в небе, не понять тех, кто остался без крыльев. Попробуй найди меня на земле."

-Экзальтированная особа. Ну и при чем здесь мой брат?

-Кей - Ваш брат?

-А что, не похожи? Родной брат, выдал сестру замуж за лучшего друга. Так при чем здесь Кей?

-Я подумал, что она за Город уехала. Кроме Кея, у нас с ней не было других знакомых, выезжающих за Город.

-Понятно. Он в самом деле три месяца назад уехал с какой-то девушкой. Обычно он с дочкой ездил, с Аней.

-Вот бы не подумал, что у Кея взрослая дочь.

-Очень даже взрослая. У нее мамаша какой-то очередной промоутер в Городе, вот дочка и сбежала. На мою голову.

Муравей развел руками, не зная, что сказать. Он уже понял, что бесконечное бурчание и ворчание Фаины - маска, за которой что-то скрывается. Интересно, что. Может быть, страх?

-Поел? -спросила Фаина.

-Да-да, спасибо, очень вкусно, - засуетился Муравей.

-Ну, жди тогда, - разрешила Фаина, - Танк придет - с ним поговоришь.

На лестнице послышались шаги. В дверь постучали. Фаина повернулась к двери:

-Ну входи уж, легка на помине.

В комнату вошла девушка в камуфляжных штанах и обтягивающей футболке. Длинные волосы. Действительно, похожа на Кея не только по манере одеваться.

-Тетя Фая, можно, я велосипед возьму?

-Мой велосипед, что ли? Вот хозяин сидит - у него и спрашивай. Кстати, Муравей, это Аня. Дочка Кея.

-Здравствуйте.

-И вы не болейте, - усмехнулась Аня. -Так я возьму велосипед?

-Да, да, конечно. Берите.

Аня подошла ближе и нахально посмотрела на Муравья.

-Там у Вас цепь соскочила. Обратно натянуть можете?

Фаина возмутилась:

-А ты что, сама цепь натянуть не можешь? Своих рук нет? Тоже мне, дочка дальнобойщика.

-Я могу, тетя Фая, но я только что маникюр сделала. На свидание собираюсь.

-Вот пусть тот, с кем собираешься, и натягивает цепь.

Муравей встал:

-Нет, нет, я натяну, прямо сейчас натяну.

Аня продолжала:

-Там еще надо седло опустить. У вас инструменты в рюкзаке?

Муравей растерянно протянул:

-Нет у меня инструментов.

-Как же без инструментов ездите? А если в дороге сломаетесь?

-Иди уж отсюда, - окончательно рассердилась Фаина. - В гараже инструменты, иди и сама найди.

Аня стояла возле двери:

-Так пойдемте. А то я опоздаю.

Они спустились по лестнице. Выйдя из подъезда, Муравей обернулся и увидел в открытом окне Фаину.

Аня открыла дверь гаража, зашла внутрь и поманила за собой Муравья. Ее поведение резко изменилось: она двигалась не размеренно и лениво, а нервно и торопливо. Скорей, скорей идите сюда, артикулировали ее губы.

Муравей вошел.

-Слушай меня... Здесь в гараже тетке не видно, а то она глазастая. Танк недавно уехал, с другой машиной. Я тоже хочу ехать, но одну меня не выпустят. А если за рулем будет мужик - тогда проедем. И поищем отца моего и твою девушку.

-Где поищем?

-За Городом.

-А что там?

Аня презрительно усмехнулась:

-Так ты не был... Вот и посмотришь. Грузовик водил когда-нибудь?

-Я только электрокар водил.

Аня поджала губы. Электрокар по габаритам был раз в десять меньше грузовика. А по мощности их можно было даже не сравнивать.

-Ладно, я сама, -решительно сказала Аня. -Тебе только через пост переехать надо будет. Чтобы камера зафиксировала. Я до поста доеду, и мы с тобой поменяемся.

-А если увидят?

-Что?

-Как мы меняться будем?

Аня рассмеялась - зло и резко:

-Камера на это не настроена. А людей это не волнует.

В дверях появилась Фаина.

-Не нашли инструменты? - ехидно спросила она. - Ну надо же? Ну ничего без меня сделать не могут.

Она сунула Ане набор ключей.

-Иди, сама подтяни, что у тебя не так.

Когда Аня ушла, Фаина повернулась к Муравью:

-Не вздумай. Ничего хорошего за Городом нет. Шоссе скоростные и поля пустые, до самого горизонта. Свалки заброшенные. Заводы подземные. Плотины гидроэлектростанций. Едешь по ней, с одной стороны - море, а с другой - обрыв...

-А Вы...

-А я всегда с Танком ездила. Но, как Кей пропал, он брать меня перестал.

Фаина помолчала.

-Там уже много кто пропал. 

+1
384
00:50 (отредактировано)
Да уж…
Рассказ какой-то несколько рваный.
Темп изложения меняется несколько раз.
Читается легко, но прояснения это не приносит.
Текст начинается ниоткуда. И так же заканчивается в никуда.
Нив — она дает вылысыпед, целует, а какие причины для такого поведения?
Он вроде бы как подставил её — отказавшись от работы.
Фаина — чем этот Антон (опять Антон) вызывает у неё доверие? Почему она против Аны?
Аня — тоже хрен с бугра человек мутный и непонятный. Зачем ей нужен Антон? Она что не может уехать с другим более профессиональным водителем?
И таких вопросов не один. Их много…
Не скажу, что я в восторге от этого рассказа.
И тем не менее — без оценки…
21:45
Хотя и произведение несколько скомканное и поступки героев местами нелогичны, все же у произведения есть большое преимущество, заключающееся в отсутсвии всякой фальши и нарочитости(то есть созданная реальность не столь далекая и непонятная для меня, она лишь, в сущности, будущее нашей действительности). Автор смог расположить меня и тем, что герои обычные люди с простыми именами и характерами, обстоятельствами и мечтами.
И как бы не менялся наш мир, как бы не развивался, наши мысли и чувства должны оставаться такими какими они были, есть и будут по своей природе.Мы ведь не роботы! И автор подтвердил эту мысль. Спасибо.
LoD
13:14
Нифига не понял.
-А я всегда с Танком ездила. Но, как Кей пропал, он брать меня перестал.

Фаина помолчала.

-Там уже много кто пропал.
На вот этом заканчивается рассказ, или у меня не до конца открывается рассказ?
Комментарий удален
21:37
Программист Антон Стоянов «Муравей» в обеденный перерыв зашел домой. родственник Юрия Стоянова?
а чего она носом уткнулась? сенсорный экран?
Хотел привлечь к общению, обсудить очередную пищевую добавку, рекламу которой он обнаружил в почтовом ящике. Эта добавка обещала быстрейший набор мышечной массы.
Муравей занимался дома и упражнения считывал с телевизора, постоянно поворачиваясь влево, из-за чего правая сторона у него тренировалась и наращивала мускулы заметно сильнее. чушь
Муравей отошел от Кати, перешел к обеденному столу и достал две пластиковые коробки. Он открыл их, и коробки немедленно начали нагреваться. От них пошел пар, наполнивший квартиру -студию запахом клубничных духов. запах клубничных духов нежнее, чем армейских…
15 просмотров числительные в тексте
За это она и получала свою скромную зарплату, которойей, тем не менее, хватало. Раз в месяц она покупала себе новые зубную пасту и шампунь
куча лишних местоимений
специальную программу, которую ставили всем удаленно-работающим которизм… ждем Тота…
до 30 процентов числительные в тексте
Катя вскочила, оттолкнув стул, который с грохотом упал второй которизм, а Тота все нет…
Муравей сунул руку во внутренний карман за пластиковой карточкой с чипом.

На чипе записывалась вся информация о человеке, его образовании, статусе и здоровье, а также коды доступа к кошельку, в квартиру, к рабочему месту и в другие заведения, где человеку нужно (или можно) было находиться. Почти все граждане давно вживили этот чип себе в руку и больше ни о чем не волновались. Муравью не повезло — у него обнаружилась редкая аллергия на металл. Рука при попытке вживить чип вздулась и заболела; чип пришлось вынуть, а на руке остался большой некрасивый шрам.
а кто мешает чип в пластиковой/керамической оболочке вживить?
Одновременно с закрыванием входной двери в студии отключились кондиционер и холодильник. а в чем смысл такого холодильника? все же протухнет
Как я Вам двери открою почему обращение с большой буквы?
Из кабины выскочил высокий мужчина в грязных джинсах и безрукавке типа muscleshirt, подчеркивающей его мускулистые руки.
при прямой речи после тире нужен пробел
Это был не тот запах Тот стал запахом, ничего, скоро до духа дорастет
Поскольку самолеты наносили атмосфере земли огромный вред Земли
авиа-перевозки частных лиц были строго запрещены за 10 лет до рождения Муравья. Самолеты могли использоваться только в государственных целях. в целях какого государства? а монархия как считается: частная цель или государственная?
Большая их часть пересела на виртуальные тренажеры или устроилась конструкторами виртуальной реальности. любая кухарка могла конструировать?
непонятно нихрена
или просто не хватило времени/объема?
или это часть крупной формы?
сеттинг какой-то хромающий
мотивация непонятна
конфликту нет
тема сисек не раскрыта

Загрузка...
Константин Кузнецов