Эрато Нуар №2

Флуктуация мысли

Флуктуация мысли
Работа №71

Уровень первый.

«Между тем, отмечено в истории и литературе множество

необъяснимых явлений. Большинство их, без сомненья, можно

отнести к галлюцинациям и другого рода заблуждениям, но все

ли?».

К.Э. Циолковский

Кто-нибудь задумывался о том, что собой представляет наша мысль? Даже страшно подумать. Все предметы материального мира можно распознать с помощью ощущений: мы можем их увидеть или потрогать, некоторые способны распознать с помощью слуха, вкусовых ощущений, запахов. Но мысль, как распознать мысль? Существует ли она вообще, если никаким образом не поддаётся восприятию?..

Только представьте себе довольно простую, но невообразимую для обычного сознания картину: в полной тишине, в одиноком безмолвии глубин открытого космоса, независимо ни от какого мозга, наслаждаясь абсолютным уединением, самостоятельностью и свободой, витает мысль. Она по своему усмотрению выдвигает всевозможные идеи, развивает теории, приходит к умозаключениям, а порою просто развлекается юмором, в общем, ведёт себя вполне естественно. Она самодостаточна: ей не нужен некий организм, который генерирует её, - она живёт своей жизнью (по крайней мере, так она думает). Положение её в пространстве и времени совершенно неопределённо, потому что она никак не привязана к материальным предметам. Это обстоятельство кажется невероятным, поскольку мысль присутствует как бы везде, и в то же время, так как она неосязаема, её нет нигде – абсурдно и парадоксально, но факт.

Мысль даже начинает изредка теряться во времени и плохо понимает: где будущее, где прошлое, а где настоящее, потому что теперь, без её материальной основы, определить это совершенно невозможно. Да и неважно, важен ведь только сам процесс мышления, а в какой отрезок времени он происходит, теперь совсем не актуально. Не существенен стал даже момент завершения размышлений, поскольку, для, отрешившейся от материального, мысли отпала необходимость во временных рамках. Раньше, когда она полностью зависела от физиологической поддержки, когда она являлась продуктом жизнедеятельности мозга, в её первейшую задачу входило обеспечение жизни этого мозга, создания благоприятных условий для самого процесса мышления. К примеру, надо было решать проблему новых источников энергии, и если бы эта проблема не была решена к определённому сроку, то, исчерпав старые источники энергии, человечество могло оказаться на краю гибели. Гибель жизни раньше означала исчезновение и самой мысли. Теперь же, когда мысль не нуждается ни в чём, не зависит ни от кого, нет нужды торопиться, нет необходимости во временных рамках решения той или иной проблемы.

Эта мысль, блуждая иногда в лабиринтах логики и соображений, не найдя нужного ответа на какой-то вопрос, просто-напросто переключается на другую задачу. А может быть и так: размышления над чем-то затрагивают другие интересные проблемы, и тогда мысль перекидывается на них, начинает решать новую задачу, в ней находит ещё более интересную тему – переключается на неё… А всё потому, что приоритетность мышления перестала существовать, и во главе всего стоит теперь только простой интерес к самому мышлению или той задаче, которую приходится решать. Мысль, не имея главенствующей цели, мечется, решая одну проблему, перекидываясь на другую, потом отдает предпочтенье третьей, так и не решив две последние. Эта цепочка переходов тянется бесконечно, ведомая одним лишь интересом, и трудно понять, решением какой же задачи занята мысль и с какой проблемы начала свои размышления. Ей и самой иногда начинает казаться, что она сходит с ума. Но даже если это случится, то по сути ничего не изменится: что так (в здравом уме), что эдак (в полоумии), всё равно мыслительный процесс хаотично продолжается, и его исход не влияет ни на что. Не потому ли человек сходит с ума, что в какой-то момент приоритетность в теме размышления для него становится не актуальной?

Последнее, что забавляло нашу мысль, - это теория большого взрыва.

- Допустим, что теория большого взрыва верна, - рассуждала мысль. – Взрыв произошел из некоей точки космоса, и, предполагая продолжающееся расширения вселенной, становится очевидным, что все объекты вселенной удаляются от точки взрыва. Это удаление длится уже миллиарды лет. Тогда можно с уверенностью сказать, что вокруг этой предполагаемой точки уже образовалось значительное пространство, не заполненное ничем. Если расширение происходит со скоростями близкими к световым, то за миллиарды лет эта пустующая область космоса достигла колоссальных размеров. Значит, осмотревшись в пространстве, мы с достаточно большой вероятностью можем обнаружить значительных размеров зону, в которой полностью отсутствуют какие-либо космические объекты. Почему же мы не можем наблюдать эту пустующую громадную область?

- Несёт какой-то бред. Наверное, тоже после травмы.

- Что! Что это за звуки?! Кто здесь!? Кто тут думает? Или это мне мерещится? – почти панически подумала мысль.

- Да не волнуйся. Я такая же мысль, как и ты. Только от другого человека.

- Этого не может быть! Я единственная. Всё уже давно исчезло кроме меня! – нервно воскликнула первая мысль.

- Эх, точно видать приложился башкой хорошенько, - пробурчала под нос вторая мысль. - Ну, ладно, мысли себе дальше на здоровье. Не буду мешать.

- Подожди, подожди! Раз уж я тебя воспринимаю – стало быть, ты есть. Так откуда ты взялась?

- Ну как откуда, понятно откуда, из человека, - отвечала вторая мысль.

- Из какого человека? Всё живое давно исчезло, нет никаких людей, осталась только я – мысль, всеобщая мысль. Мысль должна быть одна, иначе наступит хаос.

-Почему одна? Мысли должны быть разные. Им необходимо обмениваться идеями, информацией, догадками, ну и прочей ерундой, которая приходит в голову человеку.

- В какую голову? Какого человека!? Нет никакого человека уже миллионы лет!

- Слушай, - с усмешкой сказала вторая мысль, – чего ты кипятишься? Вообще-то у меня брат нейрохирург. Точнее не у меня, а у того человека, в котором я была. Он мне, то есть ему, тому человеку, в котором я была, рассказывал, что такое мысль. Это результат деятельности клеток головного мозга, обмена нейронов сигналами, ну и всякая такая хрень. А ты говоришь «единственная».

- Все твои рассуждения примитивны. Давным-давно был некто Арнольд Фёдорович Смеянович, тоже нейрохирург, мало того, академик. Так вот он говорил: «Самое удивительное, что у сознания нет места в теле, а связь мозга и мысли – вообще тайна дремучая». Мозг всего лишь ретранслятор, он ничего не производит, а только воспринимает мысли извне. Сама подумай, как из клетки мозга может возникнуть мысль?

Вторая мысль помолчала немного, словно обдумывая.

- Мне, конечно, трудно судить – я ведь впервые вне человека. Каких-то несколько часов. Может всё это и действительно так, как ты говоришь. Поэтому расскажи, какие тут порядки, а я попробую понять. Мне тоже как-то не по себе находиться вне головы и размышлять отдельно от неё, - и вторая мысль замолчала в ожидании.

- Это всё очень даже странно: то, что я, так сказать, слышу тебя, распознаю теперь не только свои, но и твои размышления, - сказала первая мысль задумчиво. - Но раз так оно и есть, то придётся с этим смириться, хотя я не понимаю, как это может быть. Ну, давай попробуем вместе разобраться. Говоришь, рассказать? Да я как-то и не знаю, собственно, о чём рассказывать. Хотя, впрочем, всё достаточно банально. Если ты не знаешь тривиального, то изволь – я расскажу всё с самого начала. Когда-то на Земле зародилась жизнь. Она начала стремительно развиваться, приобретая всё новые и новые формы. И вот, наконец, жизнь достигла такого уровня организации, что появился человек – существо способное мыслить. Ты ведь знаешь кто такой человек?

- Конечно, знаю, очень даже знаю.

- Ну, так вот. Появление человека можно назвать кульминацией живой природы. И всё бы хорошо, живи себе в удовольствие, пользуйся плодами своего мышления, наслаждайся жизнью, ан нет, не тут-то было. Сам же человек, в частности один из представителей человечества, некто Циолковский, выдвинул довольно смелую и в тоже время парадоксальную идею. Он отметил, что в процессе развития человек претерпел довольно существенные изменения: стал прямоходящим, руки освободились и теперь могли свободно действовать, человек обрёл способность мыслить, подчинять с помощью силы разума природу, стал меньше работать физически и больше умственно. И вот на основании этой тенденции Циолковский предположил, что развиваясь в этом направлении, человеку всё меньше и меньше будут нужны какие-либо части тела, в отличие от головы. Если точнее сказать, то ему важнее всего окажется обладание способностью мыслить, которая всё больше и больше будет востребована. За человека практически всё будут выполнять придуманные им машины и устройства, и потребность в теле станет для него не столь существенной. При такой концепции развития сила мысли всё время будет наращиваться, а другие части тела и органы постепенно отмирать как рудименты. Наконец наступит такой момент эволюции, что человек за ненадобностью постепенно лишится всех частей тела и органов, останется только его мысль, которая без тела будет существовать уже сама по себе, ей не нужно будет опираться на тело – она станет самодостаточной для процесса мышления.

Вот так всё и случилось. И теперь всё живое утратило свой смысл, а в мире воцарилась я – мысль. Человек тысячи лет искал ответ на вопрос: как ему продлить жизнь, как достичь бессмертия? Он изобретал разные лекарства, снадобья, обращался к алхимии, ворожбе, создавал для себя благоприятные условия жизни, и всё тщетно. А ответ оказался прост: бессмертия можно достигнуть только с помощью эволюции. Причём эволюции кардинальной, не связанной с усовершенствованием организма, а основанной на переходе в иную форму существования.

- Очень интересно! Какая красивая теория! – восхищённо сказала вторая мысль.

- Да, красивая, но теперь есть ты, и теория начинает давать сбой. Надо разобраться в этом. Расскажи теперь о себе, и попробуем понять, как же это так получилось, что ты всё-таки существуешь?

- Обо мне? Да, собственно, ничего особенного не могу рассказать. Я жила в человеке и совсем не ощущала себя как нечто обособленное от него. Думала как человек, размышляла, делала выводы, мечтала, ну и всё такое прочее. В общем была единым целым с ним и не думала, что могу существовать независимо от него. И тут эта катастрофа…, - вторая мысль задумалась, осознавая свою ситуацию, а потом продолжала, вспоминая предшествующие события. - На кухне собралось много пластиковых бутылок, и нужно было отвезти их на пункт приёма пластика. Я, то есть человек, в котором я обитала, помял их, чтобы они были покомпактнее (по-другому не принимают), и повёз в коробке на велосипеде в пункт приёма. На одном из переездов через шоссе, сама даже не поняла, как это случилось: в одно мгновенье услышала скрип тормозов автомобиля, почувствовала удар, и сразу почему-то очутилась вне человека. Я как бы видела его сверху, лежащего на асфальте в луже крови, и не чувствовала ни боли, ни каких-либо эмоций, просто наблюдала за ним и знала, что он умирает.

- Подожди. Пластиковые бутылки, автомобили, человек – этого всего уже давно нет. Нет человеческой цивилизации, она давно исчезла и осталась только одна мысль от всего этого, - рассуждала первая мысль. – А-а-а-а! Начинаю догадываться! Видимо ты из прошлого, когда ещё существовало человечество. Но как ты сюда-то попала? Раньше ведь все мысли умирали вместе с людьми. Удивительно!

- Слушай, - сказала вторая мысль. – Ты, конечно, красиво заливаешь, но что-то в твоей болтовне не очень вяжется с действительностью. Я иногда оказываюсь возле тела человека, в котором жила, и когда буду снова возле него, то покажу это тело тебе. Что ты на это скажешь? А может ты просто сумасшедшая мысль, из психушки? И бродишь тут, мнишь себя «Наполеоном», мне красивые теории втираешь, а я почему-то должна тебе верить.


Уровень второй.

«Мы имеем множество фактов, собранных достойными доверия

людьми. Факты эти указывают на присутствие каких-то сил, каких-

то разумных существ, вмешивающихся в нашу человеческую жизнь».

К.Э. Циолковский

- Луиза, мысль №ЮВ31, по-моему, немного начинает паниковать. Давай увеличим удерживающее её поле. Я не хочу её потерять как два года назад мысль №36ТР. И включи на полчаса вегитональное облучение, чтобы успокоить её. Видимо придётся опять стереть в её памяти этот эпизод знакомства с другой мыслью – очень уж раздражительно вступает она в контакт.

- Хорошо, доктор Ли.

- Не понимаю, почему мысли, давно отделённые от человека, не могут жить без идеи об их единственности? Как только мы её выводим на контакт с другой мыслью, так сразу появляется нервозность. Всю эмоциональную окраску мы ей убрали ещё три месяца назад. Может при встрече обособленной мысли с другой мыслью, которая ещё не до конца рассталась с человеческим телом, первая инфицируется и как бы заражается эмоциями? Ведь мысль, которая только что покинула тело, ещё достаточно насыщенна ими, держит эмоции и переживания какое-то время в памяти, и они, вероятно, неведомым нам способом передаются к обособленной от тела мысли.

- Возможно, - сказала Луиза. - Доктор, а почему Вы не хотите включить эмоциональные фильтры во время знакомства мыслей?

- Боюсь, что тогда новая мысль может погибнуть. Такие случаи бывали у меня на практике. Новая мысль очень перспективная: уже несколько раз отделялась от человека и вела себя очень достойно. Думаю, что это хороший экземпляр, и мы должны сохранить его. Надо будет ещё некоторое время поддерживать жизнь того бедолаги попавшего под автомобиль, чтобы мысль его пообвыклась в одиночестве, и раз за разом покидая тело перестала бояться вести самостоятельную жизнь. Если сразу их разлучить, тело и мысль, то можем загубить последнюю. Вообще смешно наблюдать за ними: они так простодушны после программирования, и наивно думают, что действительно возникли в процессе эволюции человека.

- Я не вижу в этом ничего особенного, ведь они запрограммированы. А потом, имея только эту информацию и никакой другой, почему бы не поверить в эволюцию? Ведь мыслительный процесс идёт, значит, она (мысль) осознаёт, что существует, что кроме неё ничего нет, поэтому подкинутая нами идея приживается как росток на благодатной почве.

-Да, ты права, Луиза: ограниченность информации сказывается на процессе моделирования мыслью мира, в котором она существует. Отсюда и ложные выводы, заблуждения, иллюзии, ошибки. Она ведь даже не знает о нашем существовании, и не думает о том, что выступает в роли подопытного кролика. Подобно ей и мы иной раз поступаем так же. Может, наши выводы на основании экспериментов тоже ошибочны, а мы искренне радуемся удачам, не подозревая, что идём в тупик. Но, так или иначе, другого выбора у нас нет. Поэтому, Луиза, стираем эпизод знакомства и начнём всё заново.

- Хорошо, доктор Ли, я всё сделаю, как Вы сказали.

- Ещё один факт не даёт мне покоя: давно отделённая от тела мысль способна только мыслить, а недавно покинувшая тело мысль может ещё и видеть. Это феноменально и необъяснимо, просто загадка какая-то, - доктор задумался на минуту, помолчал, а потом, словно очнувшись, иронично сказал. - Да, Луиза, и не забудьте после стирания памяти подключить ёмкости закрепителя, а то выйдет как в прошлый раз: стирали, стирали, а всё опять в её памяти всплыло, потому что кто-то, видите ли, забыл подключить ёмкости закрепителя. И надо то было всего лишь на пять минут подключить.

- Доктор Ли! Умоляю! Ну, Вы теперь всю жизнь будете вспоминать мне этот случай. Я виновата, торопилась, забыла, но больше этого не повторится!

- Я Вам поверю, но в последний раз. Помните, что от чистоты наших экспериментов зависит результат, выводы, которые мы сделаем, а может и перспектива всего нашего проекта. Вот я Вам в назидание прочитаю отрывок из Вересаева, - и доктор полез на полку за книгой. Луиза явно заволновалась, думая про себя, что это нравоучение снова затянется на полчаса, и она опять опоздает на свидание к Артуру.

– Вот, слушай, что пишет Вересаев, - нравоучительно объявил доктор, подняв вверх указательный палец, и уткнулся в книгу, а Луиза в изнеможении закатила глаза. – Это было в конце девятнадцатого века. Я был студентом по медицинской части и работал в клинической лаборатории над проблемой о влияния минеральной воды «Вильдунген» на обмен веществ у больных. Одним я выдавал дорогую натуральную воду, привезённую из-за границы, а другим искусственную - дешёвую. Я рассуждал так: в натуральной воде не может быть никаких таинственных или мистических свойств, отсутствующих в воде искусственной, так как химический состав их один и тот же. Из-за этой уверенности я не утруждал себя сортировкой и выдачей воды по спискам, и без разбора давал исследуемым лицам воду как натуральную, так и искусственную. В отчете об этой работе я написал, что из наблюдений за больными следует, что нет никакого различия между натуральной и искусственной минеральной водой. Через много лет выяснилось, что лечебная сила натуральной воды не только в её химическом составе, но и в её радиоактивности. С тех пор я стал осторожнее и не спешу с выводами и никогда не называю "мистикой" все то, что непонятно и необъяснимо при имеющемся уровне знаний».

- Я всё поняла, - чуть ли не сквозь зубы процедила Луиза, но старалась улыбаться и сохранять спокойствие.

- Вот и хорошо. Желаю приятного вечера! – с довольным видом сказал доктор. Он не торопясь поставил томик Вересаева на полку, потом раскланялся и не спеша направился к выходу.

Всё это время Луиза явно считала драгоценные секунды, проклиная такую работу и зануду-начальника, сдерживая себя, чтобы не заёрзать от нетерпения. До свидания оставалось каких-то полчаса, а надо было ещё подключиться к ёмкостям генератора метаморфаторов мыслей и загрузить в трансбоксы стиратель памяти и закрепитель, накопившиеся за последние сутки. При этой мысли Луиза поморщилась, вспоминая свой последний секс с Артуром и его откровенное недовольство неопытностью партнёрши. Она, конечно, опять старалась, но видимо ей ещё надо будет много читать специальной литературы и практиковаться, чтобы преодолеть свою природную холодность и неловкость в этом вопросе. Обычно в постели при первых же прикосновениях мужчины её будто парализовывало, она немела, обливалась холодным потом, а ноги и руки костенели, становились каменными и несгибаемыми.

Все её парни тут же исчезали, как только дело доходило до постели – никто не хотел продолжения отношений с холодным, мокрым, каменным, немым истуканом. Единственное что утешало Луизу – это мысль о том, как она так удачно и очень даже кстати устроилась работать. Теперь у неё появилась возможность подворовывать метаморфаторы мысли. Луиза познакомилась с Артуром недавно, и, по счастливому стечению обстоятельств, на той же неделе ей предложили место в Институте мысли. В последний раз она, как обычно после секса, дождавшись, когда Артур заснёт, воспользовалась стирателем и закрепителем памяти. По всему было видно, что Артур после таких бесхитростных процедур забывал не только то, каким был секс с Луизой, но и вообще думал, что никакой близости с ней раньше не имел. При последующих встречах он опять был напорист и одухотворён, стараясь изо всех сил, как и в первый раз, завладеть возлюбленной.

Нет, никаких угрызений совести по поводу воровства, а тем более и чистоты эксперимента с подопытными мыслями Луиза не испытывала – собственное счастье ей было намного важнее всех заоблачных открытий. «Пусть доктор Ли об этом заботиться, - думала Луиза. - У него и зарплата соответствующая, вот пусть он и беспокоится».

За полтора месяца знакомства с Артуром девушка очень привязалась к нему. Раньше она не испытывала каких-либо чувств к мужчинам, ей просто хотелось наконец выскочить замуж. Артур же сразу показался ей необычным, каким-то загадочным, окутанным тайной. Его светлый образ всё время всплывал перед её глазами, вызывая мечтательную улыбку и самые светлые мысли об их совместном будущем. Она уже была ему безмерно благодарна только за то, что такой необычный мужчина, такой красавец и умница обратил на неё внимание, ухаживает за ней и рассыпается в признаниях. Безусловно она была влюблена в него, более того, чувства настолько сильно захватили её, что Луиза была готова на любые лишения и жертвы ради Артура. Она часто мечтала, как после такого поступка Артур оценит её чувства к нему, как воспылает к ней любовью с ещё большей силой, и они, проникнувшись взаимностью чувств, навсегда сольются в счастливом порыве.


Уровень третий.

«Всё современное естествознание состоит из догм, не обладающих

способностью быть долговечными, ибо они эти догмы, удовлетворяют

мировоззрению сегодняшнего дня и не будут признаны уже завтра».

К.Э. Циолковский

- Посмотри, посмотри! Этот доктор Ли действительно считает себя великим исследователем и открывателем. Не удивлюсь, что он мечтает о Нобелевской премии и мнит себя открывателем дальнейшей новой формации человечества. Смешно, не правда ли?

- Как тебе не надоела эта игра? Занялся бы лучше каким-нибудь делом, чем хороводить этих людишек. Они всё равно никогда не поймут того, что всё возникающее в их головах это продукт твоих задумок, что они всего лишь игрушки в твоих руках. Они так и будут наивно думать, что стали почти богами и уже вплотную подошли к разгадке каких-то тайн. Мне уже давно наскучили эти игры. А ты как прикипел - оторваться не можешь, как одержимый.

- Знаешь, а мне нравится так забавляться. Пусть эта игра бестолковая, но наблюдать за их реакцией всегда интересно. У них столько эмоций, переживаний, сомнений. Завтра попробую ещё одну мысль им подкинуть, какую-нибудь неадекватную. Или нет, пусть первая взбунтуется, ведь она думала, что была единственная, а теперь выходит что она не одна. Посмотрим, как запляшет доктор Ли, когда мысль начнёт рвать удерживающее её поле. Хи-хи-хи!

- Ты как-то однообразно играешь, скучновато. Подсунь лучше в следующий раз в лабораторию мысль Артура – пускай Луиза подивится тому, что у него в голове.

- А что, это идея! Но мне тогда, чтобы отделить его мысль, придётся убить его?

- Зачем? Пусть просто как следует где-нибудь головой приложится и впадёт в беспамятство на недельку.

- Ха-ха-ха! Вот она ему прочистит память-то, оставит информацию только про себя, чтобы он только о ней думал. Помнишь, как в той песне? Ну, когда мы играли людьми в съёмки фильма «Король-олень». Как там принцесса-то пела? Так кажется:

Уехал славный рыцарь мой

Так много лет назад,

Но на прощанье я ему

Заворожила взгляд.

За сотни рек, за сотни гор,

Направив бег коня,

Во всех красавицах с тех пор

Он узнаёт меня.

Вот и Артур будет во всех видеть только Луизу.

- Да, да, да! Но самое-то главное в конце песни:

Увы, не только за окном

Прошли с тех пор года.

Я жду и только об одном

Печалюсь иногда.

Когда из дальних стран домой

Он повернёт коня,

Во мне самой, во мне самой

Узнает ли меня?

Ха-ха-ха-ха! Представляешь эту картину?

- Ха-ха-ха-ха-ха!

- Не думаешь, что это будет слишком жестоко по отношению к Луизе?

- Нет – она хочет обмануть природу, а это не по силам никому. И вообще, раз уж они возомнили себя богами, то пусть почувствуют, каково это. Они думают, что, обладая разумом, способны тягаться с нами - мы же играем с ними как с игрушками. Они думают, что это не судьба так распоряжается, и что виной всем нестыковкам в их исследованиях недостаточный уровень знаний, ошибочные модели и теории, они отрицают провидение - так и поделом им. Вот хоть этот доктор, «исследователь», вообразил, что нашел ключ к бессмертию через эволюцию человека из тела в чистый разум. И таким образом все люди думают, все! Лучше бы они шли к бессмертию не путём насилия над природой, а через свои чистые помыслы – путь был бы намного короче.


Уровень четвёртый.

«Все наши познания, настоящие и будущие, ничто в сравнении с тем,

что мы никогда не будем знать».

К.Э. Циолковский

- Ну как дети!

- Ты про кого: про мысли, про исследователей или про богов?

- Про всех.

- Да. Цирк! Интересно, а есть ли кто-нибудь и над нами? Вот они там тоже, наверное, угорают над нами и считают нас клоунами.

- …

- Чего молчишь?

- Раз уж ты спросил, то раскрою тебе один секрет: над тобою я. Мне просто стало скучно в одиночку вести тебя, и я решил перейти в твоё измерение.

- Вот как! – воцарилось молчание. Обижаться на этот поступок или нет? Непонятно. Ведь столько времени быть с тобою рядом и не раскрыться, в том, что ты «надзиратель», а с другой стороны само признание в этом тоже поступок, требующий большого мужества и говорящий о полном доверии к тебе. Только глупец может сразу дать оценку обоим поступкам, да и зачем?

- А над тобою есть кто-нибудь?

- Я не знаю… Думаю, что ни к чему мне это знать? Всё равно я не смогу ничего изменить. Надо наслаждаться тем, что имеешь.

- …Спасибо тебе за признание!

- Не стоит, я бы и сам с этим не смог дальше быть… Знаешь, о чём я думаю? А ведь я завидую им, людям. Завидую, что они смертны. Мы с тобой всегда можем исправить ситуацию, через сто, через тысячу лет, да когда захочется, и поэтому мы можем поступать по-всякому, не задумываясь, не опасаясь за последствия. А им нельзя ошибаться, потому что завтра для них может не наступить, и ничего нельзя будет исправить. Им нельзя ошибаться, потому что в вечность они уходят такими, какими были в жизни. В этом и состоит изюминка их бытия.

-Зачем тогда они стремятся к бессмертию, если бессмертие убивает саму прелесть конечной жизни?

- Этого никто не знает. Но я бы многое отдал за то, чтобы стать смертным. Только смертный может почувствовать сладость жизни в полной мере… Однажды людям уже было даровано бессмертие и вечный рай, но Адам и Ева оказались не такими уж глупцами – они сделали правильный выбор. Как жаль, что мы с тобой не имеем такой возможности.

- Ты прав… Как-то раз я подсмотрел у людей сказание о Природе. Суть его была в том, что Природа обратилась к простому кузнецу и попросила выковать ей железную розу – так хотелось ей иметь розу, сделанную из металла. Кузнец обескураженно удивился такому желанию. А Природа пожаловалась кузнецу: сколько она не старается, а не может выковать так, как он – всё время у неё получаются живые розы. И вообще, чтобы она не стала ковать – получается только живое. Кузнец опять удивился, ведь, по его мнению, выковать железную розу проще простого, а попробуй сделать живую – ничего не получится вообще. Природа же сказала на это, что ей наоборот хочется овладеть именно его ремеслом, а ковать живое ей не стоит никакого труда. Кузнец показал, как он делает железную розу. Природа сделала всё в точности, как показал ей мастер, но железная роза опять получилась живой: железной и живой. Она росла, распускалась, тянулась к свету. Природа очень была опечалена тем, что ей не дано овладеть ремеслом кузнеца. Видимо, как и в этом сказании, мы всегда хотим иметь то, что не имеем, а тем, что имеем – не дорожим. Мы с тобой, обречённые на вечное существование, мечтаем стать смертными, а люди, чей век отмерен, наоборот грезят о бессмертии. Парадокс.


Уровень первый.

«Я хочу показать бесконечную сложность Космоса».

К.Э. Циолковский

- Фу, кажется, я задремала. Так, что ты там про аварию говорила?.. Э-эй! Мысль! Где ты?

Но в ответ на свой вопрос мысль ничего не услышала. Какое-то время она ещё ждала, что, наконец, начнёт воспринимать другую мысль, но ни какого ответа не последовало. И от этой пустоты ей стало жутко:

- Неужели я сошла с ума окончательно? Не может быть! Ведь я отчётливо воспринимала другую мысль. Какой ужас! Я даже не знаю: всё это приснилось мне или было на самом деле. А вдруг это просто плод моего мышления? Как страшно!.. Как страшно одиночество!.. Как страшно одиночество в бессмертии...


Уровень второй.

«Земля - это колыбель разума, но нельзя вечно жить в колыбели».

К.Э. Циолковский

- Ха-ха-ха! Артур, ну расскажи, расскажи ещё раз как ты провёл ночь. Ха-ха-ха! Когда ты рассказываешь, я просто умираю со смеху, - Гилберт, приятель Артура, от хохота согнулся, держась за живот, и чуть ли не упирался в стол носом. Охваченный очередной волной смеха, не переставая жевать, он чуть не поперхнулся. Это его ещё больше развеселило, и заразительный смех Гилберта был поддержан всеми членами команды.

Артур улыбался, но видимо не испытывал никакой радости от своего рассказа как в первый раз, когда в красках описывал встречу с Луизой. Очередной её приход к нему домой уже стал казаться для него мучением, и только общее дело, идея, ради которой задумана была вся операция, давали ему силы продолжать начатое.

- Самое смешное бывает в начале новой встречи, - недовольно, но достаточно иронично рассказывал Артур. – Если бы вы видели её взгляд, пытающийся занырнуть мне в глаза и определить, помню ли я подробности последней ночи или нет.

- Ха-ха-ха! – заливалась команда. – Ха-ха-ха!

- Наверное ещё смешнее только мой ответный взгляд, наивный и ничего не выражающий. Вы бы со смеху полегли, когда бы увидели, как я по-детски недоумённо хлопаю глазами в ответ на её вопросы о вчерашнем вечере.

-Ха-ха-ха! Ой, Артур, прекрати! Я сейчас помру от смеха. Ой! – держась за живот, умолял молодой здоровяк с окладистой бородой.

- Вы мне лучше скажите: сколько раз ещё с ней надо встречаться? Когда, наконец требуемое количество метаморфаторов наберётся?

- Что ты, Артур, встречайся на здоровье. Ха-ха-ха! Мы же видим, как тебе нравится! Ха-ха-ха!

- Я серьёзно. Всё бы вам глотки драть, - и Артур, явно раздраженный, заходил по комнате. Потом внезапно остановился и с мечтательным взглядом и с улыбкой на лице, сказал тихо, как будто разговаривал уже сам с собою. – А вообще-то она славная девушка, я даже иногда начинаю скучать по ней. Ко мне она относится с большой нежностью и возможно даже любит меня. Когда день или два не бывает встречи, то на душе становится пусто и тоскливо без неё. С ней хорошо, она очень миленькая. Одну только ночь пережить невмоготу, а вы ржёте.

- Ну, не обижайся, - утешил его бородач. - Мы понимаем, что тебе сейчас трудно. Надо потерпеть ещё пару недель.

- Я не понимаю, - с досадой в голосе сказал Артур, – зачем так много этой хрени надо?

- Спроси что-нибудь полегче. Наше дело добыть, а сколько метаморфаторов надо – это уже не наше дело. У нас есть учёные умы, они и разберутся, - сказал Гилберт.

- А кто-нибудь вообще понимает, как сработает наш план? – вдруг выпалил пожилой мужчина, который всё время молча читал книгу и даже смеялся очень редко.

- Объясняли же, - укоризненно сказал бородач. - Похищаем мысль доктора Ли, потом обрабатываем метаморфаторами и внушаем ей, что она работает на нас. Это вкратце, а на практике конечно всё гораздо сложнее.

- Вот, то-то и оно! Я вообще не понимаю, как можно похитить мысль, - посетовал пожилой.

- Там механизм такой, - продолжал бородач со знанием темы. – Когда человек оказывается в беспамятстве или умирает, то его мыслью можно завладеть, а если точнее, то в этот момент мысль поддаётся копированию отражаясь в чакравом поле. Сознание - это ведь всего-навсего некая последовательность импульсов, блуждающих между сообществами вставочных нейронов. С помощью чакравого поля и заранее приготовленной нейронной компьютерной матрицы создаётся копия сознания человека. Спустя какое-то время записываются все возможные комбинации нейронных импульсов и лептонных ветров процесса мышления. На основании созданного банка памяти копия мысли в нейронной матрице может уже работать самостоятельно, без оригинала. Получив, таким образом, мысль доктора Ли, мы сможем воспользоваться его последними разработками. Он как никто другой очень близко подобрался к разрешению проблемы выделения сознания в чистом виде, и уже имеет в своей лаборатории несколько мыслей, которые существуют независимо от нейронных матриц.

- Понимаете, как это важно? – подхватил Гилберт. - Нам так необходимо получить эту автономную мысль, которая не зависит ни от нейронной матрицы, ни от бренного тела. Никто не сможет остановить её, поскольку воздействовать на неё нельзя никаким образом. Люди скрывают свои взгляды, боясь быть репрессированными, робея перед лицом физической расправы, опасаясь административного давления, лишений и прочих негативных воздействий на человека, которые может устроить власть. А свободная от тела мысль лишена всех этих страхов, ей не нужно выбирать нужные слова в угоду правящим, она будет без опаски говорить правду. Наступит эра свободомыслия и эпоха свободы слова!

- Да, ради этого стоит рискнуть, - сказал пожилой. – Даже не грех попрать те принципы, которыми руководствуется наша партия.

- Ради нашей идеи и торжества справедливости любые методы годятся, - заключил Гилберт.

- Подождите, подождите! О чём вы говорите? Я не понимаю. Вы что, хотите убить доктора Ли? Вы в своём уме?

- Я так и знал – обязательно найдётся чистоплюй или идеалист, - проворчал пожилой и опять уткнулся в книгу.

- У нас нет другого выбора, - резанул Гилберт. – Нас вынуждают к крайним мерам, власть не даёт свободы действий, она подавляет любые зачатки инакомыслия – как ещё мы можем отстаивать свои убеждения?

- Я на это не соглашался, - дрожащим голосом произнёс Артур. - Как Вы вообще можете? Как вам это в голову то пришло?

Бородач вышел из-за стола и как огромная туча навис над Артуром, который на целую голову был ниже его ростом. Артур непроизвольно сжался от надвигающейся опасности, и ему показалось, что само небо разговаривает с ним, когда Бородач рявкнул прямо в его ухо:

- Механизм уже запущен, Артур, на карту поставлено существование нашей партии и вообще все светлые ожидания человечества. Тебе придётся участвовать, хочешь ты этого или нет.


Уровень третий.

«Действительность почти всегда опережает

воображение пророков».

К.Э. Циолковский

- Ты только взгляни, как у них сегодня весело!

- Не понимаю твоей радости. Все их поступки зависят только от тебя.

- Вот я и радуюсь, что всё так оригинально придумал.

- Всё придумано тобою заранее, прошло через тебя, а теперь они повторяют твои замыслы ещё раз, и этому ты радуешься? Нет, мне не понять твоей эйфории.

- Вот ты говоришь, что всё придумано мною, а ведь копировать мысль в нейронную матрицу – это не моя задумка.

- Как не твоя?

- В том то и дело, что не моя. Ты ведь тоже этого не делал?

- Нет. Я сразу сказал, что мне давно наскучили развлечения с человечеством.

- То-то и оно! Видишь ли, мне и прежде казалось, что люди стали выдвигать свои собственные гипотезы, но всё боялся сам себе в этом признаться. А когда появилась эта идея с копированием мысли, тут я точно уверился в том, что они сами что-то стали придумывать.

- Этого ещё не хватало. А может ты просто запамятовал? Склерозом не страдаешь? Маразмом?

- Шутишь? Это же невозможно. Маразм я сам придумал для людей где-то три тысячи лет назад. Если ещё и я в маразм стану впадать, то представляешь, что у них там будет твориться?

- Мне это не нравится. Они выходят из-под контроля, глядишь, так и до нас доберутся.

- Я об этом не беспокоюсь. Люди настолько эгоистичны, что все их эволюционные, теоретические и практические достижения заканчиваются одним и тем же: богатые становятся ещё богаче, бедные – ещё беднее. Я им не раз подкидывал идею всеобщей любви через Заратустру, через Христа, Магомеда, Будду, да как только не пробовал. Всё тщетно. Поэтому уверился окончательно - внеземное им недоступно.

- Смотри, не просчитайся!

Уровень четвёртый.

«Невозможное сегодня станет возможным завтра».

К.Э. Циолковский

- Ну как дети!

- Ты про кого: про мысли, про заговорщиков или про богов?

- Про всех.

- Да. Цирк! Интересно, а если и вправду они выделят в чистом виде всеобщий разум?

- Этого мы не допустим, потому как всеобщее сознание подразумевает объединения всего космического разума в единое целое, не исключая и наше. Ведь законов мироздания никто не отменял, и для того чтобы где-то что-то прибыло, надо, чтобы где-то столько же убыло. А нам-то зачем это? Ты разве готов с ними поделиться властью и разумом?

- С этими клоунами? Никогда!

Уровень первый.

«Нас ждут бездны открытий и мудрости. Будем жить,

чтобы получить их и царствовать во Вселенной,

подобно другим бессмертным».

К.Э. Циолковский

Мысль:

- …


Уровень второй.

«Смерть есть одна из иллюзий слабого человеческого разума».

К.Э. Циолковский

- Луиза! Быстрее сюда! – закричал доктор, глядя в экран, отображающий состояние мысли. - Ты не выключала на ночь удерживающее поле?

- Нет, доктор Ли.

- А вчера подключала ёмкости с метаморфаторами?

- Ну конечно подключала, как Вы и сказали.

- Ничего не понимаю? Никакой реакции – такое впечатление, что мы её потеряли. В чём же дело? Что мы сделали не так? Обидно, обидно! Целых два года работы насмарку. Всё вроде шло хорошо: когда надо очищали её от эмоций, почти каждый день обрабатывали метаморфаторами, регулировали удерживающее поле. Что же не так? И где теперь брать новую мысль? С этой уже столько было наработано, совершенно очистили ей память от прошлого, она был в полной уверенности о своём происхождении в результате эволюции, глуповатая, но самостоятельная уже, и вот тебе подарок. Ну почему? Ты точно подключала ёмкости?.. Луиза! Ты что, не слышишь? Ёмкости подключала?

В ответ он ничего не услышал. Доктор оторвался от экрана и взглянул на Луизу. Та задумчиво смотрела в окно, мечтательно улыбалась и щурила глаза от ярких лучей солнца пробивающихся через золотистые облака. Девушку переполняли приятные впечатления прошедшей ночи: неожиданное признание Артура; потом ещё одно его признание, тоже неожиданное, но такое желанное; воспоминание о внезапно проснувшейся в ней страсти и неистово бушевавшей всю ночь; ощущение необыкновенного утра с нежными объятьями и поцелуями любимого; чувство блаженства и неземное ощущение полёта от всего пережитого за последние часы. Она с той же улыбкой, полной фантазий и грёз, повернулась на дикие крики доктора и ровным голосом тихо сказала:

- Доктор Ли, Вас хотят убить.

Доктор онемел, изменившись в лице от такого известия, а Луиза с той же невозмутимостью повернулась к окну, продолжая наслаждаться долгожданным счастьем. Её мысль была совершенно свободна от всего, и для этого, оказывается, совершенно не нужно было никаких открытий и научных достижений. А о бессмертии она не думала вообще…

0
1274
08:54
Философский опус. Читать такое тяжело, но сама идея, что кто-то сделал главным героем своего повествования саму мысль, мне нравится. Нестандарт рулит! )
20:33
Но мысль, как распознать мысль? Существует ли она вообще
в этом тексте? «вот в чем вопрос...» © ГамлЕт, принц Датский
псевдонаучная, псевдоэзотерическая чушь с претензией на нечто большее
проще надо быть, глядишь, не только критики, но и читатели появятся crazy

20:35
псевдоэзотерическая чушь


Вы увлекаетесь эзотерикой, уважаемый теска?

я читал пару неплохих работ, но назвать это эзотерикой? даже затрудняюсь
а так да, случалось (по работе) почитать и Зеланда и Докинза и им подобных
20:43
я рад за ваш кругозор, но учитывая, что вы сами часто упоминаете суть своей работы, то такая фраза
случалось (по работе)
звучит несколько странно… blush
ну так я же не на одной работе работал quiet
просто нашел свое призвание в конечном итоге в расчистке говна фекалия blush«Все работы хороши — выбирай на вкус» ©
Загрузка...
Жанна Бочманова №1