Ирис Ленская №1

Мойра из глубин

Мойра из глубин
Работа №81

Просто море травы. Поле, поле бесконечное и три дома.

Она обернулась на Тима. Он, щуря глаза от яркого южного солнца, пытался прикинуть, сколько метров придется тянуть электричество.

Таня подошла сзади и обняла его:

- Ну что, будем здесь жить? - спросила она улыбаясь.

- Судя по твоим сияющим глазам, другого варианта просто нет, - засмеялся он, обернувшись. - Тебе здесь понравилось?

Татьяна покрутилась вокруг, еще раз оглядывая безбрежную подсолнечную даль, редкие домики, высоченное синее небо и дорожку к полю. Это было воплощение лета - горячего, настоящего и беспощадного в своем желании прогреть тебя насквозь и высушить. Как изюм. А еще и море недалеко….

По-прежнему улыбаясь, она через плечо обернулась на Тима.

- Ладно-ладно, не затми солнце своим сиянием, - сказал он и обратился к риэлтору, - Мы покупаем участок.

****

Вернувшись в Москву, Татьяна и Тимофей Овечкины - молодая супружеская пара - окунулись в мир будущей стройки. Со всей присущей молодым супружеским парам и не ведающей преград энергией. Они штурмовали строительные форумы, спорили о количестве спален, необходимости балкона, материале кровли. Рисовали-перерисовывали проект, который то превращался в сказочный терем, если воплощал все их пожелания и мечты, то становился квадратиш-практиш-гут, если бюджет начинал трещать по швам.

На дне рождения Тима, в конце января, они ошарашили друзей своими планами.

- Как? Вы что, насовсем уезжаете? - раскричалась Алинка - подружка Тани, - Почему? У вас же тут и работа и хорошую квартиру недорого снимаете.

- Мы хотим свой дом, - мечтательно сказала Татьяна, - И чтобы он не был окружен асфальтом и машинами. И, потом, мы ведь в детстве много времени проводили у бабушек. Нам вне города привычнее. А работа … Тимоша - строитель, поэтому мы даже не переживаем. Там очень много домов строится, да и городу есть, куда расти. Вокруг сплошные поля. Кста-а-а-ати! Это просто удивительно, что я вам сейчас расскажу. Про поля подсолнухов!

Таня уселась на диване поудобнее и начала:

- Несколько лет назад мне приснился сон. Как будто я выехала на машине из Москвы в другой город. Дорога была дальняя. Потом я увидела карту: шоссе и съезд налево и опять чуть налево. Тот участок, который мы купили, находится далеко от Москвы. И чтобы к нему попасть, надо повернуть с дороги налево, а потом еще раз, чтобы припарковаться или в ворота заехать. Во сне была такая же грунтовая дорога, уходящая к полю, дома по обе стороны. Меня встретила пожилая женщина и показала мне дом. Внутри было как в деревне - смежные комнатки, подушки под ажурными накидками. Я подошла к окну, и у меня дух перехватило - за ним начиналось бесконечное море подсолнухов. Вот до горизонта! Они были залиты солнечным светом, отчего светились, прям как фонари! Такой покой, такая благодать! Правда та женщина мне сказала, что раньше в этом доме жила ее сестра колдунья. Ха-ха. Так вот, когда мы смотрели участок, нас пригласила войти соседка Ольга. Я подошла к окошку у нее на кухне … Вы не поверите, за окном было то самое море подсолнухов, залитых солнцем! Вот и не верь потом снам - сбылся!

- Ой, а что за ведьма то? - испуганно спросила Алинка.

- Да нет никакой ведьмы, там же поле всегда было. Вот только три дома построить успели. Наш четвертым будет.

****

Зима промелькнула незаметно, а на весну был запланирован переезд. Вещей у ребят было немного, не успели еще обзавестись ни мебелью, ни питомцами. Забили багажник чемоданами, сумками, книгами и поехали. В Москве еще лежали снега, за городом были сугробы. А уже после обеда начало теплеть, пришлось даже снять свитера. Вечером воздух стал наполняться ароматами. Здесь уже зеленела трава, и кое-где были первые цветы. Таня и Тим остановились размять затекшие ноги, вышли из машины, и вдруг на них обрушилась близость моря, которое насыщало воздух влагой, делало его таким густым, сладким и обещающим. Потом они долго целовались у машины, нанизывая на нить памяти бусины воспоминаний - долгая дорога вдвоем, запахи весны, долгожданное тепло, маленькие листики, любовь, надежды. Они ехали в место, где будет их дом, и были так беззастенчиво счастливы, как это бывает только в молодости.

Ну а на месте, решив бытовые вопросы с временным жильем, они с головой нырнули в создание своего очага. С утра до вечера они или находились на участке или решали бумажные вопросы. Ходили в старых штанах и колошах, ставили столбики для забора, красили их до головной боли, отмеряли и планировали. А вечером, уставшие, открывали окно в уже почти летний ароматный юг и жарко любили друг друга. И очень хотели, чтобы так было всегда.

Вскоре было получено разрешение на строительство и найдена бригада. С самого утра к ним приехал экскаватор, чтобы выкопать ров под фундамент - в доме непременно должен быть подвал - решили они. Кладовая с банками огурцов, ящиками яблок и мастерская с инструментами не должны были занимать первый этаж. Поэтому копал экскаватор весь день.

-Ого, катакомбы будут. Не слишком ли мы размахнулись? - присвистнул Тим и спрыгнул на дно. - Промерзает почва зимой примерно до этого уровня, - и провел ребром ладони по земляной стене, чтобы показать Тане, но вдруг отдернул руку.

- Ты чего? - спросила Татьяна, - Стекло?

- Нет. Тут что-то странное торчит, - ответил он и стал пытаться выдернуть какой-то темный предмет.

Таня аккуратно спустилась по приставленной лестнице к мужу, чтобы посмотреть. Тимофей к тому времени уже почти выдернул то, что усердно расшатывал.

- Гляди-ка, ножницы! Да еще какие старинные!

Удивленные находкой, они долго рассматривали и трогали черный неровный тяжелый холодный металл, тупые лезвия и гадали, сколько же могло быть лет их находке.

- Надо спросить у местных коллекционеров. Ну, кто в антиквариате разбирается. Вот тебе и поле! Значит раньше тут кто-то жил? - размышлял Тим.

Они решили завтра поехать в центр и попробовать выяснить, уж больно заинтересовала их эта находка. А когда садились в машину, рядом притормозила их соседка - Ольга, та самая, из окна которой любовалась Таня подсолнухами.

- Привет! Оля, а ты не знаешь местной истории? Мы тут ножницы нашли, когда яму копали. А были уверены, что тут никто раньше не жил.

- Привет! А мы монетку нашли старинную, когда фундамент делали, - радостно ответила она, - Тут очень давно никто не жил. Двести лет точно. Потому что город закладывали когда, поселений тут не было. А вот кто тут обитал раньше, лет пятьсот назад, например - никто и не знает. Некоторые местные увлекаются тем, что с металлоискателем ездят по полям, лесам, берегам. И находят интересные вещи иногда. Ну, украшения там, монеты.

- Ясно. Тогда мы поинтересуемся у местных антикваров. Может они нас к кому направят, - сказала Таня, прощаясь.

****

Они зашли в первую же антикварную лавку. Спустившись по лестнице в подвальчик, толкнули дверь с колокольчиком и оказались в низком помещении с тремя стеллажами и одной свободной стеной, вдоль которой стояли крупные предметы - вазы, кресло, туалетный столик с потускневшим зеркалом. На стенах висели рога, трубы, зеркала, картины, тарелки, резные полки. Содержимое стеллажей и перечислить было нереально. За всем этим пестрым великолепием они не заметили хозяина.

- Добрый день, молодые люди, - донеслось из угла. Там на резном кресле сидел дедок. - Чем обязан? Чем помочь?

- Здравствуйте, - заговорил Тимофей, - мы ищем человека, который бы мог пролить свет на нашу находку. И он показал ножницы.

- А-а-а, вы по адресу, - ответил дедок и повел рукой в сторону одного из стеллажей. Затем встал и пошел к нему. - Давайте-ка посмотрим.

Он аккуратно взял ножницы в руки и стал рассматривать, приглядываться, щуря глаза за линзами очков.

- Совсем древние. Надо же… У меня есть пара экземпляров, но они моложе, вот, посмотрите, - и дедок указал на полку, где находились большие ножницы и поменьше. Те, что побольше имели сходство, но были ровнее. И впрямь складывалось ощущение, что ковали их намного позже, чем те, которые принесли ребята. - Где вы их нашли?

- Во дворе, когда копали фундамент. На глубине метров двух. Плотно сидели в грунте. - ответил Тим. - И нам очень хочется узнать - кому они могли принадлежать. Я имею ввиду народность, конечно. Кто мог жить на этом месте много веков назад?

- Ох, молодой человек, Кубань богата на историю. Тут бывали и сарматы и половцы и скифы и татары и даже древние греки, - он говорил с улыбкой, очевидно наслаждаясь любимой темой, - А ножницы - инструмент, уходящий корнями в глубочайшую древность. У ваших есть кольца, и лезвия соединены заклепкой - такие ковали с восьмого века. Вряд ли они настолько древние, но и исключить такую возможность нельзя. Тут же когда-то было море, а значит, намыть слой грунта могло и во время подтопления, и тем самым объяснить такую глубину находки. А может они были закопаны? Если хотите выяснить точнее, вам нужен серьезный специалист при научном институте. Боюсь, я вам помочь не смогу.

- Ох, да вы и так нам очень помогли. Даже неловко за свою непросвещенность. - сказала Таня, - Я и не знала, что тут такой древний уголок.

- Да, барышня, тут много тайн. Если будете их отдавать на экспертизу, попросите посмотреть что за сплав - странный очень. Держишь в руках, а они не нагреваются.

****

Ребята вернулись домой, чтобы пообедать, оставить ножницы и ехать потом на стройку. Сегодня должны были залить фундамент. Тим сразу пошел на кухню, чтобы поставить чайник. Ключи от машины и ножницы он положил на подоконник. Наскоро поев курицу с лапшой и попив чай, ребята переоделись и были готовы к выходу. Тимофей взял ключи от машины и чуть не обжог ими пальцы - черный пластик был раскаленным. " Южное лютое солнышко, вон ты какое", - бормотал он себе под нос. И тут вспомнил про слова антиквара, о том, что ножницы не греются. Он переложил брелок в левую руку, а в правую взял увесистые ножницы. И тут же выронил их. После обжигающего пластика автомобильного брелока, металл ножниц тоже обжигал, но холодом. Они были как лед. Тяжелые ножницы раскрылись в полете и задели лезвием большой палец на ноге.

Тим вскрикнул от неожиданной боли. Наклонился, поднял ножницы, положил их обратно, и поковылял обработать рану. Они, конечно, вымыли находку, но мало ли какие древние микробы на ней остались. " Странно", - думал Тимофей, - Открыть ножницы руками очень сложно, лезвия заржавели и затупились, но в полете открылись сразу."

Поливая палец перекисью водорода, и бинтуя, Таня слушала рассказ мужа. Потом подошла к ножницам и потрогала.

- Ледяные, - констатировала она. - Знаешь, давай их скорее отправим на экспертизу. Во-первых, интересно. Во-вторых, не будут больше тут падать.

Так и решили. Вечером поискали нужные услуги в интернете и уже наутро созвонились и договорились переслать ножницы научному сотруднику. Упаковали в пупырчатую пленку и повезли на почту. Где их сразу уронила себе на ногу кассир.

- Скользкий пакет, - извинялась она, объясняя свою неловкость.

Но у Тани впервые возник вопрос: а в людях ли дело?

****

Ножницы уехали, стройка шла полным ходом, уже кирпичик за кирпичиком росла коробка дома, и Таня забыла про свои страхи.

Хотя молодоженам удалось накопить немаленькую сумму, да и на свадьбу родители им подарили чуть ли не столько же - все равно надо было экономить. Впереди была отделка, покупка мебели, да и Тим пока не работал - все время проводил на стройке и старался сделать многое сам. Домик по проекту, который они сообща одобрили, получался небольшой - метров сто. С просторным первым этажом и отдельными спальнями на втором. Наверху пока решили сделать две большие комнаты - спальню и детскую. Одну из комнат потом можно будет разделить на две. Но до того момента еще ох как далеко. Потому что детей они хотели, но не так скоро.

Где-то через месяц, вспомнив про ножницы и удивившись, что нет никакого ответа, они связались с Москвой. Оказалось тот научный сотрудник находится на больничном, что-то у него там серьезное с ногой. Но Тимофея заверили, что все хранится в сейфе и если лаборант не выйдет на работу в ближайшее время, то передаст задание другому сотруднику. Пообещали в течение месяца дать ответ.

Ребята распланировали, что к зиме закончат отделку и въедут в новый дом. Коробка уже стояла, кровлю настилали. Оставались утепление, коммуникации и внутренняя отделка. Как-то им уже довелось делать ремонт, и они наловчились и шпатлевать и красить и клеить обои, так что всю внутреннюю работу собирались делать вдвоем.

Но жизнь внесла коррективы.

Как-то утром, когда ребята собирались на участок, Таня обняла Тима и сказала:

- Тимош, давай сегодня не поедем. Что-то не хочется совсем, - попросила она.

Он удивился, потому что Татьяна даже больше него самого ждала этот дом и с радостью принимала участие в стройке. Но и работали они без передыха. Конечно, она, наверное, устала.

- Устала? Или плохо себя чувствуешь?

- Чувствую себя хорошо, но катастрофически не хочется ничего активного сегодня.

- А чего хочется? - решил выяснить Тим и составить программу на выходной.

- Ходить медленно, лежать.

- Отлично! Тогда поехали! Будем медленно ходить по парку, на море сейчас жарковато. А потом купим фруктов, мороженого и будем лежать. Посмотрим кино?

- Да, давай! - обрадовалась Таня.

К концу дня стало складываться ощущение, что они устали отдыхать.

Поднявшись утром, Таня поняла, что ничего не изменилось. Ей опять жутко не хотелось ехать на стройку. Но Тиму она не сказала. Решила сначала найти причину своего настроения. Причина нашлась сама - через 10 дней они узнали, что ждут ребенка.

Эта новость их и обрадовала и шокировала одновременно. Надо успеть достроить дом. Темп уменьшится, потому что Татьяна теперь не сможет делать все, что делала до этого. И еще придется нанять штукатуров. А значит на чем-то экономить. Ну и после новоселья Тиму надо было срочно искать работу.

Несмотря на то, что Таня изо всех сил старалась помогать, стройка замедлилась очень сильно. Тяжести поднимать было нельзя, резкие движения делать опасно, да и после бессонницы сил не было ни на что. Таня засыпала лишь под утро, а редкие сны стали тяжелыми и тревожными. То она по воздуху улетала от ведьмы и все не могла улететь, то старуха в черном отнимала у нее клюку и страшно шептала: "Отдай! Моё!", волки, темные подземелья разрушенных замков. Таня вставала разбитая и унылая.

Пришлось нанимать бригаду на внутреннюю отделку и вскоре стало ясно, что денег на все не хватит. Ребята посчитали расходы и решили, что доделают только первый этаж и спальню, а детскую потом, как малыш подрастет. И переедут сразу же, как купят кухню и кровать, чтобы сэкономить на съемной квартире. Остальную мебель докупят постепенно.

Таня красила забор, когда пришла почтальон и принесла извещение.

- Тимош, кажется наши ножницы, - крикнула она мужу.

- Да неужели? Я и забыл про них совсем. Ну, вечером заедем на почту - она до восьми.

На почте они забрали конверт. Внутри прощупывались ножницы и сложенные бумаги.

Дома все внимательно прочитали. Сплав оказался таким же по составу, как и у других найденных ножниц того века. То, почему металл так долго хранит холод, объяснить не могут. По возрасту им примерно пятьсот лет. На месте их города было селение Бальзимаха. Народность определить не могут, потому что, судя по названию поселения, это вообще отголоски ариев. Хотя в основном ту местность населяли кочевые народы. Предположительно, использовались для стрижки овец. Но на лезвиях обнаружены следы крови, поэтому нельзя исключить и использование в ритуальных таинствах. Еще была приписка. Там их просили быть аккуратными с находкой и либо отдать в музей, либо произвести тщательную очистку. Потому что сотрудник, который собирался с ножницами работать, оцарапался и получил заражение крови.

- Господи, - выдохнула Татьяна. - Давай их отдадим, Тимош. То они падают на ноги, то вон используются в ритуалах. А мне еще и нечисть снится постоянно. Что-то мне тревожно. А вдруг на этом месте и впрямь жила какая-нибудь колдунья?

- Фантазерка! Хорошо, не переживай. Отвезем в местный музей.

Музей оказался временно закрыт из-за смены композиции. Открыться должен был через две недели. Ладно, задвинем на балкон подальше, дождутся своего часа.

****

В дом завели коммуникации. Спешили и экономили, как могли. Уже осень, до холодов надо успеть поштукатурить и отопление запустить.

Тане было по-прежнему нехорошо, мучали кошмары.

Стяжка на полу была уже везде, лестницы установили, и можно было спускаться в подвал и подниматься на второй этаж. Таня часто теперь бродила по дому, фантазировала, прикидывала, как будет стоять мебель… В Икее она увидела скидку на стеллажи и спустилась в подвал померять стену - уместится ли два или купить только один? Стоя с рулеткой в руках, Таня вдруг почувствовала, как шеи коснулся холод, будто ее сзади обняла стужа, и ее ледяные руки спустились ниже, сомкнулись на животе, и его пронзил холодный укол. Она вскрикнула, вывернулась, задыхаясь и выставляя перед собой руки в защите от … пустого подвала. Тут никого не было. На бетонную лестницу тихо ложился ковровой дорожкой солнечный свет, и несколько пылинок медленно разлетались в его лучах. Таня метнулась вверх:

- Ти-им! - закричала она.

- Я на втором, что случилось?- раздался его спокойный голос.

Татьяна немного успокоилась:

- Не знаю. Сейчас поднимусь.

Тимофей обернулся на ее шаги и сразу спросил:

- Тебе нехорошо? Ты плохо выглядишь, очень бледная. Отвезти ко врачу?

Таня прижалась к нему, тут было спокойнее и теплее.

- Не знаю. Наверное, нет, но когда пойду на прием надо будет спросить, может мне успокоительные попринимать? Постоянно ощущаю тревогу, страх. Сейчас в подвале как будто кто-то ледяной меня обнял и живот кольнуло. Я испугалась.

- Дорогая, может это сосуды? Спазмы? Давай-ка прими сейчас но-шпу, а на приеме спросишь. Ведь ощущение холода может быть с этим связано, да? - он пытался успокоить и ее и себя. Потому что беспокойство не покидало его, несмотря на явное отсутствие причин.

А ночью Тане приснился голос. Женский, настойчивый. "Моё, моё!" - повторял он.

Доктор измерил давление, назначил дополнительные обследования. Но все оказалось в норме. Беременность протекала хорошо.

****

Наконец-то можно было клеить обои. Тим приклеивал полотнище у потолка, Таня выравнивала внизу и была очень рада хоть как-то ощутимо помочь. Ламинат лежал, стены на первом этаже были покрашены, отопление включено - можно было заказывать кухню, покупать кровать и обживаться. Только свет на втором этаже они провели пока в свою спальню, а коридор и детская стояли темными и недоделанными. Вышли из положения с помощью торшера.

Осень стояла теплая, такая, что все московские друзья завидовали. Ребята заказали кухню, глянцевую, цвета кофе с молоком. И уже мечтали собрать друзей на новоселье, но не сейчас, летом. Когда будет докуплена мебель, родится малыш, и друзья вдоволь накупаются в море. Кровать купили самую большую, какую нашли. И высокий матрас к ней. Прямо царское ложе получилось.

- Эх, с удовольствием бы разбежалась и плюхнулась на нее, а потом еще и попрыгала, - смеялась Таня.

Потихоньку начали собирать вещи на съемной квартире. Неудобно, конечно, без шкафа, но пару месяцев вещи могут полежать и в чемоданах.

- Смотри, ножницы. Мы про них совсем забыли, - хмыкнул Тим. - Сделаем еще одну попытку избавиться от них?

- С удовольствием. Если музей не закрыли на очередную смену композиции, специально, чтобы только не брать у нас ножницы! - шутила Татьяна.

Шутки шутками, но музей был закрыт. Просто выходной. Они забыли, что у музеев и библиотек выходные среди недели.

- Так! - сказал свое веское слово Тимофей, - Если до понедельника мы не сдадим их в музей, то я их выброшу в помойку. Всё!

Стали перевозить вещи. Не спеша, чтобы сильно не загружать ни себя, ни машину.

То, что было необходимо достали - чашки с тарелками, постельное белье, полотенца. Остальное оставили в чемоданах и сумках. Только книги еще попросила Таня принести в спальню и поставить стопкой в уголок. Вечером она зажгла рядом с ними пару свечей, и, сидя на подушках на полу, они тихо и уютно праздновали свое новоселье.

Даже уснула сегодня Татьяна быстро и спокойно. То ли новая кровать была настолько хороша, то ли сбывшаяся мечта о своем доме так расслабила, то ли разведенное водой сухое вино. Ночью, проснувшись попить, Таня стала прислушиваться. Новое место. Рядом - три дома, жилой из которых пока только один. Через дом дорога, но ночью по ней почти не ездят машины. Тишина была абсолютной. А нет, вот сова простонала. Вот еле слышный гул заоблачного самолета. А это что? Таня не смогла сразу определить и стала прислушиваться. Чик-чик… О боже, этого не может быть! Татьяне показалось, что ее парализовало от ужаса. Чик-чик. Там, внизу, в их доме! Этот страшный, невозможный звук! Она вцепилась в руку Тима. Он проснулся и повернулся к ней, пытаясь разглядеть в темноте ее лицо.

- Тим, послушай…

- Слушаю тебя, конечно, - спросонья не понял он.

- Нет, нет! Прислушайся. Тим, я слышу ножницы, - и она разрыдалась.

Сначала он долго успокаивал жену, потом напоил ее водой, потом, когда та перестала всхлипывать, он стал прислушиваться. Так они пролежали около часа. Было тихо.

- Я чувствую себя дурой. Но, Тим, я слышала этот звук!

- Дорогая, мне тоже не нравятся эти ножницы. Они подозрительные и холодные, на них чья-то древняя кровь. Честно скажу тебе, я сомневаюсь, что именно их ты слышала сейчас. Новое место, незнакомые звуки, те же цикады… или на улице от ветра что-то царапает ритмично. Ты плохо спишь, взволнована, тебя мучают кошмары, гормональная перестройка….Тебе сейчас нелегко, детка, но я обещаю, что утром отвезу их в музей. А если он закрыт, то прямо там выброшу в помойное ведро. Договорились?

- Да, Тимоша, как бы я хотела, чтобы ты был сейчас абсолютно прав. Я попробую уснуть.

Скоро Татьяна услышала, как муж стал посапывать. А она даже не надеялась хотя бы задремать. Если она еще раз их услышит, то пусть Тим сочтет ее ненормальной, но она заставит его поехать и выбросить их прямо сейчас.

По дороге за домом изредка проезжали машины, ночь близилась к рассвету, Таня начала засыпать. ЧИК! - раздалось под кроватью. Татьяна закричала и вскочила на колени, сразу же опустившись на четвереньки от резкой боли. Ребенок в матке бешено забился. "Видимо, малышу передался мой страх," - подумала Таня, видя как расплывается перед глазами испуганное лицо ее мужа, пытающего привести ее в чувство.

****

Тимофей устало опустился на больничный стул. Он больше уже не мог ходить по коридору туда-сюда.

Мысли путались. То срываясь в мистику, то пытаясь найти логическое объяснение.

Дверь в конце коридора открылась, и из нее вышел врач. Вид его нельзя было назвать обнадеживающим. Тим встал, опустив безвольные руки. Неужели нет надежды?

- Здравствуйте, - поздоровался доктор, - Эм-м, пока мне вас нечем порадовать, состояние вашей супруги крайне тяжелое. Она потеряла много крови. Ребенка спасти не удалось.

- А … а что произошло? Почему? - Тиму нужна был понятная и простая причина, чтобы унять страх.

- Эм-м, как вас зовут? - спросил врач.

- Тимофей.

- Эм-м….Тимофей, - казалось, он не может решиться задать вопрос. - Не было ли в последнее время чего-нибудь….Эм-м… Даже не знаю как вам объяснить. Потому что я не могу объяснить такое. Почти двадцать лет я оперирую…Эм-м… У плода была как бы … эм-м…. перерезана пуповина. В утробе, да, в матке. Да, это невозможно … конечно, скорее всего, она порвалась вследствие … эм-м…какой-то внутренней травмы. Хотя УЗИ не показывало патологии. Но так ровно… Я не могу назвать вам причину того, что случилось с вашей женой. Я не знаю.

Тим хотел попрощаться с врачом, поблагодарить, спросить, когда можно будет навестить Таню, но после нескольких попыток понял, что не сможет ничего произнести. Он неловко кивнул и пошатываясь, пошел к выходу. Домой, быстрее домой, найти эту чертову хрень и выбросить.

Стараясь быть внимательным за рулем, он домчал до дома. "Так, куда я их тогда сунул? В какой-то чемодан, чтобы не порезаться," - Тим не стал рыться в них, а просто высыпал все содержимое чемоданов и сумок. По очереди. Потом проверил еще раз. Потом еще, перебрал руками …. Ножниц не было. Не разуваясь, он пошел по лестнице вверх. В спальню. Зажег свет.

Боже, все было в крови. Бордовая лужища во всю новую огромную кровать. Простынь, одеяло, пол -все в кровавых пятнах. Тиму захотелось присесть, но было некуда. "Так, так, простые дела, чтобы успокоиться. Делай простые дела. Надо спуститься в ванную и взять швабру."

Развернулся и пошел по лестнице вниз. Зашел в ванную, взял швабру. Намочил. Теперь вверх. Надо протереть пол. Кровь уже засохла и плохо оттиралась, хорошо еще ламинат был новый и гладкий. Тим присел и задвинул швабру под кровать. Что-то звякнуло. Он наклонился сильнее и заметил небольшой темный предмет. Зацепил его шваброй и вытолкнул на свет.

Это. Были. Ножницы.

Тим отбросил швабру. Схватился руками за голову. Она сейчас лопнет! В спальне! Под кроватью! Чертовы ножницы! В крови! Убили! Ребенок! Таня! Нет!

- А-а-а-а-а-а! - заорал он. -А-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Он схватил ножницы и побежал вниз.

В неосвещенном коридоре на полу лежала отброшенная им швабра, перекрывая путь к лестнице. Запнувшись за нее, Тим полетел вниз. Ножницы аккуратно и быстро вошли в яремную ямку. Он услышал булькающий звук, а потом, уже проваливаясь в небытие, женский настойчивый голос: "Моё!"

0
308
11:29 (отредактировано)
Мойра — в древнегреческой мифологии богини судьбы (Википедия). При чем здесь название рассказа, не пойму…

Средненький рассказ. Начало многообещающее, но тема хозяйки ножниц не раскрыта. Что это была за ведьма? Что она считала своим, зачем ей чужая жизнь. Без этого становится бесполезным сам фантдоп. С тем же успехом семья Овечкиных могла найти старые пассатижи, а во сне им являлся бы дух слесаря выпивохи из ныне канувшего в лету завода…

Текст не вычитан. Много повторений слов, и прочих косячков. В целом, больше 5 из 10 не поставил бы…
17:17 (отредактировано)
Позанудствую. Ножницы с гвоздиком посредине это продукт эпохи ренесанса. Ранее 17, ну 16 века их встретить крайне мало вероятно. А эксперт с таким апломбом выдал про восьмой век…
18:54
с препинаками жопа
лишние местоимения
А еще и море недалеко…. какое море недалеко, если поле бесконечное? точка лишняя
— Ладно-ладно, не затми солнце своим сиянием, — сказал он и обратился к риэлтору, — Мы покупаем участок. неверное оформление прямой речи
На дне рождения Тима, в конце января, они ошарашили друзей своими планами. полгода молчали?
и поле! Значит раньше тут кто-то жил? — размышлял Тим. везде в то или иное время кто-то жил…
угу, первую встречную ржавую железку на экспертизу
я рассказывал, как мы в детстве авиабомбу нашли на поле?
тоизмы
туизмы
В Икее она «Икее»
громоздко конечно и скучно, но на фоне прочих рассказов натянул бы троечку
Загрузка...
Надежда Мамаева №1