Вадим Буйнов №3

Волосы

Волосы
Работа №89

Есть такая примета – не стричь волосы в преддверии важных дел или событий в жизни, а то и вовсе не стричься, ибо в волосах сокрыто некое таинство. Тому примером был ветхозаветный Самсон, остриженный своей неблаговерной женой и в одночасье лишившийся своего могущества.

Волосы, по древним верованиям – просто кладезь разнообразных волшебных сил. На Руси, если девушка гадала, то обязательно распускала свои длинные косы. Монахи и монахини, принимая постриг, приносили волосы как добровольную жертву богу. Ведьмы, колдуны и прочие ворожеи в сказках и легендах всегда изображались заросшими чуть ли не до пят, бороды мудрецов свободно развевались на ветру. Да что уж там, сколько суеверий, связанных с волосами, сохраняется и по сей день! Я даже не берусь составлять список, ибо мне не хватит и недели, чтобы перечислить все.

Не в силах сдержать ехидных смешков, я совершила ножницами последний «чик» и взялась за папину бритву. Части правой половине моих, некогда прекрасных и густых волос, предстояло навеки покинуть свое гнездо. Большая часть осталась коротко остриженной. И вот, из зеркала на меня взирал некто незнакомец, с вредной улыбкой и несуразными, одерганными космами, неловко торчащими из левой половины скальпа.

Я демонически захохотала, приглаживая оставшиеся волосы. На полу ванной валялось бесчисленное множество длинных, уже мертвых локонов.

-А завтра,- молвила я, подмигнув отражению.- Я осветлю то, что осталось, и выкрашу в синий!

Вдруг я почувствовала какое-то движение около моих стоп. Что-то прошелестело, огибая мои голые лодыжки…

Когда-то давно, будучи ребенком, я столкнулась с логовом змей в деревне у бабушки. Я исследовала заросшие берега местного озерца, и в одном из кустов чуть было не наступила на массу копошащихся там мерзких шнурков. Змеи, при виде меня, расползлись в разные стороны, но две или три змейки прошелестели прямо по моим ногам, обутых в летние шлепанцы, а потому совершенно беззащитных.

Так вот, тот давний змеиный шелест был очень похож на то, что я почувствовала сейчас. Невольно вскрикнув, я подпрыгнула и в прыжке развернулась на сто восемьдесят градусов. У меня за спиной, на кафельном полу творилось что-то несуразное. Что-то совершенно вне человеческого понимания.

Остриженные волосы, ворочаясь и скрежеща, собирались в единый волосяной ком. Ком все рос и ширился (волосы мои раньше были длинные и густые), пока не обрел форму вытянутого холмика где-то с человеческий рост.

Пока я стояла, разинув рот, холмик передернулся, словно в отвращении и, пробубнив что-то вроде:

-Нет, это невозможно больше терпеть!- вышел из моей квартиры, громко хлопнув дверью.

Мне было, что сказать в ответ на всю эту ситуацию, но я стояла молча, открывая и закрывая рот, не решаясь выразить всю полноту обуявших меня чувств.

От обморока меня спас противный и переворачивающий душу трезвон, заставивший меня подпрыгнуть и… проснуться.

Ну, слава богу! Это был всего лишь сон. Точнее, не совсем сон… Я действительно обрила полголовы, из-за чего поссорилась с мамой. Однако, брилась я в ванной ночью в пятницу. С тех пор успели пройти выходные деньки, и сегодня, на минуточку, уже утро понедельника. Более того, я точно помнила, как педантично собирала всю россыпь волос с пола и тут же выносила в мусоропровод.

А вот весь тот бред с ожившими волосами, презрительно покинувшими меня через входную дверь – это уже фантазии Морфея, древнегреческого бога сновидений.

Выбритая правая часть головы все еще непривычно холодилась. Я села на кровати, понуро уставившись в стену напротив. Сегодня меня ждал непростой день.

Во-первых, сегодня утро понедельника, что уже представляет определенную сложность для существования. Во-вторых, никто из однокурсников еще не видел мой новый имидж, и я уже предвкушала натянутые улыбки, неодобрительные взгляды и обличающие речи, дескать, зачем ты это сотворила? И в-третьих, сегодня да прямо с утра, у нас экзамен по одному из необходимых, но неприятных предметов. Преподавательницу, строгую консервативную женщину, наверное, удар хватит, при виде моего нового бунтарского образа. Я прямо видела, как перекашивается ее лицо, образуя гротескную гримасу… Но это уже из плюсов дня…

Поплетшись на кухню, я обнаружила там маму, пьющую кофе. Увидев меня, мама сжала губы и отвернулась к окну, являя собой образ суровой, невозмутимой греческой статуи. Отношения наши с моего «пострига», естественно, нежностью и лаской не отличались.

Мило улыбнувшись, я пожелала родителю доброго утра, получив в ответ укоризненное молчание. Ну и пускай.

Наскоро позавтракав, я полетела в университет, где сбылось все, о чем я думала с утра. И чего я только не наслушалась за это утро…

«Ты же была такая красивая…» – ну, да, а сейчас я прямо изуродованная.

«У тебя были ТАКИЕ волосы!» – угу, были, да сплыли.

«А дальше что? Пойдешь по наклонной, свяжешься с агрессивными субкультурами?» – разумеется, новая стрижка всегда влечет за собой вступление в разнообразные секты, употребление наркотиков, прыгание с парашютом без инструктора и прочие экстремальные штуки.

И это лишь малая часть высказываний. Я уж молчу про неодобрительные жесты и презрительно-недоумевающие взгляды, словно я заявила, будто в свободное от учебы время живьем поедаю котят.

Как бы то ни было, учебный день закончился, и можно было свободно вдохнуть грудью воздуха. Легким прогулочным шагом я направилась в сторону университетской библиотеки – постоянному месту обитания вида «студент-филолог». Меня интересовала определенная литература и я обратилась к милой женщине за стойкой.

-Вы уже взяли эту книгу,- агрессивно ответила мне библиотекарь, сверившись со своими записями.

-Пардон,- я была удивлена больше даже ее ворчливым тоном.- Но я никак не могла взять эту книгу раньше! Хотя бы потому, что я бы это запомнила…

Увы, наша словесная перепалка разрешилась не в мою пользу. По своим электронным записям библиотекарь явно видела, что нужная мне книга УЖЕ у меня на руках, я стояла на том, что у меня ее нет. Закончилось все тем, что женщина за стойкой достала книжный формуляр, где стояла дата и МОЯ подпись. Не поверив моим глазам, я долго-долго изучала желтоватую бумажку, недоуменно вертя ее в руках и не зная, что с ней делать. Судя по дате, я брала книгу в субботу, то есть, позавчера. Но я точно знала, что вообще не выходила из дома выходным днем!

Пришлось вернуть формуляр обратно раздражительной библиотекарше и уйти восвояси. Вернувшись домой, я, на всякий случай, тут же перерыла все свои полки, заглянула в кладовку и даже обыскала вещевой шкаф. Означенной книги, конечно же, нигде не нашлось.

Тут я вспомнила, как пару месяцев назад потеряла где-то в необъятных и путанных коридорах университета свой студенческий билет. Я его так и не нашла и пришлось открывать новый.

Вероятно, думала я, кто-то все-таки нашел мой старый билет и пользуется им взамен своего. Бог знает, зачем и почему? Наверное, этот некто потерял свой студенческий и просто ленится обратиться в деканат, чтобы заиметь новый. И в библиотеке книгу таинственный кто-то брал именно на мой студенческий, подделав подпись. Это бы все прояснило!

С негодованием ругая про себя библиотечный бюрократизм, я дала себе слово завтра же отправиться снова в библиотеку и объяснить там ситуацию. Не хочу нести чужие книжные долги. Не то, чтобы я была консерватором… Просто с недавних пор почему-то очень боюсь ссориться с библиотекарями… Буквально с момента знакомства со вчерашней женщиной в очках.

Следующим утром я уже стояла перед библиотечной стойкой выдачи. И из-за стойки на меня недружелюбно взирала все та же библиотекарша, что и вчера. Ощущая смутное чувство дежавю, я начала свою речь:

-Добрый день… Извините за повторное беспокойство, но я хотела бы прояснить вчерашнюю ситуацию…

-Короче,- чуть ли не прорычала на меня библиотекарь, хмурясь поверх стекол очков.

-Х-хорошо,- мой голос невольно дрогнул.- Вы знаете, я все-таки не брала ту книгу…

-Какую книгу?- пролаяла женщина в очках.

Пришлось снова назвать литературу, библиотекарь снова застучала по клавиатуре, что-то ища на своем мониторе. Потом она спрашивала мою фамилию, имя, курс и факультет. Мне пришлось повторять все это и чувство дежавю усилилось. Наконец, спустя, наверное, минуты две, библиотекарь подняла на меня глаза и заявила:

-Вы уже взяли эту книгу.

-Так в том-то и дело,- я устало вздохнула.- Не я ее взяла. Дело в том, что пару месяцев назад я потеряла студенчески билет…

-По таким вопросам обращайтесь в деканат вашего факультета,- отрезала неприветливая женщина.

Не зная, как преодолеть эту пропасть взаимного непонимания, я развернулась. А что мне оставалось?

Не успела я выйти из кабинета, как вошло новое лицо. Едва взглянув на него, я тут же села прямо на пол, так как ноги мои вдруг перестали держать тело вертикально.

В дверях стоял, надев МОИ джинсы и накинув МОЮ курточку, огромный ком подозрительно знакомых волос. У меня закружилась голова и, если бы я уже не сидела на полу, я бы непременно упала плашмя.

Волосы, шелестя, прошли к стойке, где минуту назад стояла я. Я провела их туманным взглядом, они же не изволили обратить на меня ни малейшего внимания.

-Чего вам?- лаяла библиотекарь из-за стойки.

Волосы в ответ потребовали сборник стихов Бодлера. Библиотекарь спустя энное время нашла нужный сборник и выдала формуляр. Волосяной ком достал из кармана мой утерянный студенческий билет, переписал оттуда нужные циферки, поставил дату и расписался.

Я взирала на эту фантасмагорию с пола. Мне хотелось что-то сказать, окликнуть свои волосы, но губы мои онемели и не желали никак двигаться. Руки безвольными грузами распластались по полу, спина скруглилась в половинку от бублика. Я с силой зажмурила глаза и открыла их. И еще несколько раз открывала и закрывала глаза, в надежде, что вот сейчас я проснусь дома, в своей постели и всей дурацкой ситуации просто не существовало. Увы, тщетно я пыталась проснуться. Кажется, это был не сон.

Волосы, тем временем, шелестели обратно к двери, уже со стихами Ш. П. Бодлера подмышкой.

-Стой!- вдруг нашла в себе силы крикнуть я.- Что ты делаешь?!

Волосы, резко оглянувшись и увидев меня, приняли заячью стойку и драпанули вон из кабинета.

Я вскочила и бросилась в погоню. Волосы юркнули в темный коридор, я тоже, ком взбежал по лестнице, я за ним, он перепрыгивал пролеты один за другим, я, задыхаясь, скакала следом. Куда там! Волосы двигались с поистине спринтерской скоростью, так что, уже просто вползая на четвертый этаж, я обнаружила, что ком бесследно исчез, затерявшись в хитросплетениях коридоров университета.

Долго потом я ходила по переходам и стучалась в разные кабинеты – волосы как сквозь землю провалились. Пришлось мне с каменным лицом расспрашивать случайных людей, не видели ли они тут расхаживающими волосы в джинсах и с Бодлером подмышкой?.. В лучшем случае, люди крутили у виска или шарахались в сторону, как от чумной. В худшем, мне невозмутимо отвечали, дескать, нет, не видели, но спросите на кафедре такой-то, или ищите по расписанию…

Только поздним вечером я вернулась домой ни с чем, где без сил повалилась на кровать. Тут бы мне и заснуть мертвым сном, но я долго еще ворочалась в кровати и голова моя была полна всяких мыслей и переживаний. И чем я только не думала в ту ночь, прежде чем сон все же взял свое.

Наутро я обнаружила, что проспала все будильники. Волосы – это, безусловно, проблема, но и пары никто не отменял.

Выбегая из дома, я написала старосте, мол, опаздываю, прикрой меня. В ответ получила довольно странное сообщение: «Ха, ха. Не смешно».

Гадая, чтобы это значило, я влетела в раскрывшиеся двери трамвая.

Я опоздала сильнее, чем думала. Когда я добежала до университета, первая пара уже закончилась. Следуя студенческой интуиции, я тут же отправилась в столовую, полагая, что найду своих однокурсников там.

Примечательно, что эта самая студенческая интуиция на «ура» работает только в вопросах, касающихся еды. В вопросах обучения она частенько «хромает».

И вот, вваливаюсь я в столовую и вижу всех своих друзей – Полю, Таню, Мишу, Александру и Александра, а также свои волосы.

Погодите-ка. Что? Волосы?!

Я замерла на полушаге, выдвинув вперед правую ногу и нелепо вскинув руку. Волосы сидели ко мне спиной, живо общаясь с моими друзьями. Друзья же, не подавая виду, общались с моими волосами.

Это было неправильно. Неестественно.

На несогнутых ногах, я подошла ближе, чтобы послушать, о чем они говорят. Меня пока никто не заметил, хотя не заметить мою наполовину лысую, обкорнанную голову было сложно.

-Очень уж мне понравились,- хрипло переливались мои волосы.- Стихи Бодлера. Особенно выделились «Семь стариков», где Шарль Бодлер описывает…

О, господи… ОНО еще и ценитель поэзии у нас, оказывается!

-Какого черта!- вскричала я.- Так ты теперь в литературе второй половины девятнадцатого века разбираешься?! Может, тебе еще близка философская концепция эпохи декаданса о смерти бога?!!

В каком дурном сне может присниться такое? Кто вообще вложил эти заумные фразы мне в рот? Как у меня вообще повернулся язык сформулировать настолько бессвязные претензии к ожившей горке из волос?

Мне некогда было думать, я схватила волосяной ком за плечо. Он обернулся, смотря на меня огромными, выпученными в удивлении глазами, и вскочил со стула.

Я пыталась удержать своими тонкими руками жесткую массу, но волосы оказались намного сильнее меня. В считанные секунды освободившись из моего жалкого захвата, ком встал на четвереньки и, высоко подбрасывая круп, скрылся из столовой.

Я дернулась было за ним, но на плечо мне легла рука Полины.

-Что такое?- озабоченно спросила она.- Ты чего подскочила?

Я смотрела прямо нее безумными глазами и решительно не понимала, что она там говорит. Я указала рукой в направлении ускакавшей массы волос, бубня что-то несуразное себе под нос.

-Садись, пара еще не скоро начнется,- говорил Александр, неправильно интерпретировав мое желание рвануть вон из столовой.- Вполне успеешь доесть.

Я проследила взглядом туда, куда указывал одногрупник и лицо мое исказилось. Саша показывал на порцию, недоеденную моими же волосами…

Меня всю затрясло. Я истерически засмеялась и бросилась прочь. Они считают, что я – это мои волосы! Или что мои волосы – это я! И нет между нами никакой разницы!

Нет, так дальше жить нельзя. Надо что-то решать с этой ситуацией и быстро.

Трясясь и хохоча, я поднялась на третий этаж и встала перед дверью деканата. Из-за закрытой двери повеяло каким-то холодом, так что смех мой быстро прекратился. А вот дрожь усилилась…

Я осторожно постучала и открыла дверь деканата. Внутри оказался всего один человек, и я невольно вздрогнула – секретарша, сидящая за столом, была поразительно похожа на библиотекаршу. Но вот она подняла на меня глаза поверх оправы очков, и я спокойно выдохнула – первичное внешнее сходство оказалось лишь поверхностным. Это определенно был совсем другой человек. Правда, взгляд ее был такой же неприветливый и агрессивный.

-З-здравствуйте,- заикаясь, начала я.- Видите ли, у меня довольно непростая ситуация…

-В университет в таком виде нельзя,- прошипела на меня женщина, сощурив глаза.

Я растеряно оглядела свою, в общем-то, официальную одежду и поняла, что она говорит про мои волосы. Едва удержавшись от страдальческого закатывания глаз, я попыталась продолжить.

-Да-да, я понимаю… Завтра же приду с собранными в косу волосами… И вот о волосах я как раз хотела спросить…

Тетенька что-то пробубнила себе под нос, уставясь в свои бумаги, так что я не расслышала.

-Присаживайтесь!- закричала тетка, заметив мою заминку.

Меня буквально пригвоздило к стулу напротив секретаря. Появилось желание достать белый платочек и нервно промокнуть им пот со лба.

-Что у вас?- спрашивала секретарша, слегка сбавив обороты.

-Видите ли, ситуация сложилась такая…- я судорожно подыскивала слова, пытаясь объяснить все так, чтобы это прозвучало достоверно.- Около трех месяцев назад я делала новый студенческий билет, в связи с утратой старого. А на выходных я состригла волосы, которые, видимо, отыскали мой старый студенческий и теперь вовсю пользуются им. Ходят вместо меня на пары, берут книги в библиотеке…

-Волосы?- не дрогнув лицом, переспросила секретарь.

-Ну, это скорее огромный волосяной ком. И, представляете, вчера он брал на мое имя стихи Бодлера! И, судя по всему, даже прочитал их!!!

-По-онятно,- протянула женщина, хмурясь. Она хотела сказать что-то еще, но не успела.

-Началось все, как я понимаю, утром в субботу – тогда мои волосы взяли в библиотеке учебник по зарубежной литературе,- волнуясь, я перебила уже готовящуюся говорить секретаршу.

Наградой мне был полный ненависти взгляд.

-Понятно,- бросила женщина, смотря на меня поверх очков.- И что же вы хотите от меня?

-Не могли бы вы повесить объявление, мол, волосы должны сдать студенческий билет в деканат? А еще они должны перестать выдавать себя за меня и сдать все книги обратно в библиотеку.

Секретарша резко вскинула голову и посмотрела на меня страшно выпучивая глаза.

-Я что,- зашипела она так, что меня невольно пригнуло к полу.- Должна вашими объявлениями еще заниматься?!!

Я замерла, откинувшись назад спиной. Секретарша же, внезапно успокоившись, снова уставилась в бумаги.

-Как, по-вашему, должно выглядеть это объявление?- хмуро спросила она.

Я часто заморгала, не в силах привыкнуть к таким перепадам эмоций. Придя в себя, я задумалась об объявлении. Может, «Просьба волосам такой-то студентки немедленно обратиться в деканат, с целью сдачи студенческого билета»… Нет, ерунда. «Живые волосы в светлых джинсах и куртке должны срочно сдать студенческий билет в деканат»? «Волосы, взявшие книги в библиотеке не на свой студенческий, будут наказаны по всей строгости»…

Придумать текст объявления оказалось не так просто, но я продолжала настаивать.

-Послушайте,- горячилась я.- Каково, по-вашему, страдать от собственных же распоясавшихся волос?! Вы должны мне помочь…

-Хорошо, давайте попробуем,- сварливо согласилась секретарша.- Ваше имя? Курс? Направление?

По очереди отвечая на вопросы, я снова начала нервничать. Всегда нервничаю, когда в деканате задают всякие вопросы.

Наконец, женщина в очках выудила откуда-то папку, а из папки некий список. На какое-то время воцарилось молчание, во время которого я ерзала на стуле, а секретарша внимательно просматривала что-то в документе.

-У меня отмечено,- наконец сказала она, рыча.- Что вы не сдали отчет по практике…

-Я сдам,- торопливо вставила я.

-А вот когда сдадите,- шипела на меня женщина.- Тогда и приходите сюда!

Меня из деканата словно ветром сдуло. Оказавшись в коридоре, я крепко задумалась. Судя по всему, воевать с волосами придется самой. Ох, берегись меня волосяной ком! Я выхожу на тропу войны!

Последующие дни я не ходила по университету, нет. Я по нему кралась, двигаясь плавными, но стремительными движениями. Чувства обострились, уши реагировали на малейшие шорохи, нос чуял то, что в принципе никогда раньше не чуял, глаза улавливали самые мельчайшие движения. Прямо как в песне сыщика из «Бременских музыкантов» поется: «а нюх, как у собаки, а глаз, как у орла»!

Это был пик моих способностей. Я была готова горы сворачивать на своем пути. Никто не смог бы меня остановить.

По крайней мере, так мне казалось.

Я частенько наведывалась в библиотеку, проверяя, нет ли там моих волос. И вот, в очередную из таких проверок это случилось.

Из кабинета выдачи учебной литературы медленно выплывал волосяной ком. Он был просто таки нагружен большой стопкой книг, что возмутило меня. Я с трудом удержалась от того, чтобы не броситься на него прямо сейчас. Нужно было действовать осторожнее – практика показала, что волосы намного быстрее и сильнее меня.

Гора книг, которые набрал ком, была настолько громадной, что скрывала лицо беглых волос. «Нет, это уже перебор, знаете ли» – ругалась я про себя. Но, пожалуй, это было мне на руку – стопка книг затмевала волосам видимость. Так я смогу подобраться ближе, оставаясь не замеченной.

Стараясь держаться слепой зоны волосяного кома, я медленно двинулась вперед. Ком заковылял к лестнице, я, крадучись, за ним. Немногочисленные люди в очереди провожали нас недоуменными взглядами. При чем, в их глазах явственно читалось, что странная здесь я, а не живые волосы в одежде и с горой книг прямо таки неприличных размеров.

Перекатываясь с лапы на лапу, ком волос смешно двигался куда-то на верхние этажи. Я решила проследить за ним.

Мы прошли несколько коридоров, еще пару раз поднимались и спускались по лестницам, и вскоре явились к какой-то невзрачной двери. Я замерла, гадая, что же будет дальше.

Однако волосы превзошли все мои ожидания. Кряхтя, они умудрились одной рукой удержать стопку книг, а другой выудить откуда-то ключи. Ком, ругаясь себе под нос, с третьей попытки распахнул широко дверь и степенно вошел внутрь. Я юркнула следом. К моему удивлению, за дверью оказалась кладовая для уборочного инвентаря – знаете, такие маленькие комнатки, куда уборщицы складируют все швабры, тряпки и прочее.

Так вот, волосяной ком обставил тут все по-своему. Куда-то делся весь инвентарь, появились книжные полки, образовался маленький столик и стул… Глянув на книжные полки, я невольно ахнула. Судя по имевшейся там литературе, волосы куда больше интересуются обучением в университете, нежели я… Да и подходят к этому обучению более основательно.

Я передернулась. Кошмар просто.

Волосы, тем временем, сгрузили новые учебники на столик и шумно выдохнули. Я торопливо захлопнула дверь и встала к ней спиной, расставив ноги и руки так, чтобы исключить даже малейшую возможность побега. Волосяной ком обернулся на шум и вздрогнул.

Наши взгляды пересеклись.

Искра. Буря. Волосы.

-Ну, что?- как можно более развязно сказала я, хотя лицо вдруг покрылось испариной.- Попался?

Волосы молчали.

-Все, конец! Тебе больше некуда деваться… Отдавай мне мой студенческий, и проваливай из университета!

Волосы как-то странно дернулись в мою сторону, но я прочно встала в дверном проеме. Просочиться мимо меня не было и шанса. Я была настроена очень серьезно.

Но я недооценила, на что ожившие волосы могут быть способны … Ком резко бросился в мою сторону, и, не успела я ничего вякнуть в негодовании, как оказалась обмотана с ног до головы своими же волосами! Они вцепились в меня, сдавливая и все больше и больше оборачиваясь кольцами, как удав, вокруг моего, прямо скажем, хилого тела.

Воздух в легких кончался, я начала хрипеть. Волосяной ком открыл дверь и куда-то пополз, волоча мою задыхающуюся тушку за собой. Я успела мысленно попрощаться с жизнью и уже была близка к тому, чтобы потерять сознание, как вдруг сдавливающие меня кольца резко разжались.

Внезапно легкие наполнил воздух, огорошивший меня больше, чем последующий полет из окна второго этажа…

Ух. Волосяной ком выбросил меня в окно! А до этого чуть не задушил! Между прочим, это прямое посягательство на человеческую жизнь!!!

От переломов костей и возможного летального исхода меня спасли кусты под университетскими окнами и выброс адреналина. Я спиной приземлилась в декоративные кустики, безбожно подмяв под своим весом тщательную работу садовника. В спину тут же воткнулись тысячи остреньких веточек. Все остальное тело я не чувствовала.

Так я и валялась там, хрипя себе под нос что-то бессвязное, пока меня не нашел уже упомянутый садовник. С криком «О, Боже мой!», он подскочил ко мне и крайне осторожно извлек из кустов. Я почувствовала себя значительно лучше и тут же вскочила на ноги.

-Стой, куда подпрыгнула!- воскликнул садовник, пытаясь уложить меня обратно на землю.

-Ой, ну, перестаньте, я прекрасно себя чувствую!- кричала в ответ я.

-Ты уверена?- недоверчиво оглядел меня седой мужчина.

-О, да, лучше не бывает!- саркастично сказала я.

После чего, сгорбившись и мерзко потирая ручонки, я захохотала. Мстительно погрозив кулаком в окно, из которого меня столь небрежно вышвырнули, я развернулась, более не обращая внимания на шокированного садовника.

Я радостно убежала с территории университета, высоко подбрасывая ноги. Садовник остался стоять на месте. Он стоял так еще какое-то время, после чего пожал плечами, вздохнул, и флегматично вернулся к работе, словно и не было ничего этого.

А у меня был план. Пока я лежала в кустах, печально смотря в небо, мой натруженный, взвинченный мозг посетила гениальная идея. Я упивалась ее шокирующей простотой, и глаза мои задорно блестели.

Хохоча и шатаясь, я, не помня себя, пересекла улицу и зашла в магазин для садоводов. «Все для дома и сада!» – оптимистично гласила вывеска, и я перешагнула порог.

-Мне нужен секатор!- закричала я на продавщицу.

Та вздрогнула и внимательно осмотрела меня с головы до ног. Выглядела я, надо понимать, неважно – перекошенное лицо, странная прическа, трясущееся в каком-то припадке тело… Да и одежда, с застрявшими в ней ветками кустов, видимо, не вызывала доверия.

Честно говоря, я не думала, что мне продадут огромные, острейшие ножницы, которыми можно запросто перекусить шею человека при большом желании. Однако, вопреки моим опасениям, продавщица натянуто улыбнулась и, не спуская глаз с моих причудливо уложенных ветром остатков растительности на голове, протянула мне покупку.

В университет я возвращалась заметно успокоившись, радостно помахивая садовым орудием в руке. Я знала, что сейчас у нас по расписанию будет лекция по исторической грамматике. Крадучись по коридорам университета, я бубнила себе под нос песню «щас кто-то умрет, щас кто-то умрет!» небезызвестной команды КВН.

Напевая на манер Rammsteinпесню, я отыскала нужный кабинет. Вошла, не стучась, и вижу…

Волосы сидят на моем любимом месте, вокруг расположилась наша компания. Преподавателя нет, видимо, опаздывает.

Александр, сидя боком на стуле, заметил мое появление в кабинете и резко побледнел. Он переводил взгляд с меня на волосы и обратно. И вот он открыл рот, чтобы что-то сказать или несуразно просипеть, но я вовремя приложила палец к губам и загадочно подмигнула. Саша замер с открытым ртом.

Я, тем временем, кралась с секатором наперевес к ожившим волосам, задорно улыбаясь. Помимо Александра, меня больше никто не заметил, и это было мне на руку.

-Не будешь ты больше брать на мое имя книги в библиотеке!- крикнула я, так, что вздрогнули все.

Волосы успели повернуться ко мне лицом, и тут-то я и набросилась. Студенты разом закричали, взвизгнули и бросились от меня врассыпную. Из-под садовых ножниц полетели комья волос, куски моей одежды, и все это безумно веселило меня.

И вот, тяжело дыша, я остановилась. У меня закончились волосы, и больше нечего было неистово кромсать. Под ногами валялись жалкие остатки волосяного кома, вперемешку с обрывками ткани. Большие круглые глаза существа откатились отдельно и бешено блестели из-под дальней парты.

Я стояла с секатором в руках, осматривая весь кабинет. Вокруг меня, сильно отдалившись от эпицентра жестокого убийства, столпились одногрупники. Кто-то закрыл голову руками, кто-то схватился за сердце, кто-то упал и лежит – в общем, та еще картина…

И тут зашел преподаватель. Все очнулись, и бросились занимать свои места, как ни в чем не бывало. Словно кто-то щелкнул переключатель и все разом забыли, что только что произошло.

Я осталась, растеряно хлопая глазами и рефлекторно сжимая и разжимая ножницы.

-Это что еще такое?- строго вопросил учитель, указывая ручкой, на бардак у меня под ногами.- Немедленно уберите это!

Очнувшись, я подчинилась. Взяла веник, взяла совок, и довольно быстро все смела. Потом вышла из кабинета, затем спустилась на первый этаж. Насвистывая, вышла в университетский сквер, и, спрятавшись в кустах, сожгла весь этот сор. Волосы весело горели, распространяя вокруг себя вонь.

Я внимательно следила за тем, чтобы сгорело все, до последней волосинки. И только развеяв пепел по ветру, я спокойно выдохнула.

После таких потрясений ни о какой учебе речи не шло – меня сморил жар и я понуро поплелась домой. Дома я тут же без сил повалилась на диван. Тело мое горело, голова раскалывалась…

Уже следующим утром я вспомнила, что забыла собрать и сжечь глаза волосяного кома. Они так и остались бешено сверкать в кабинете…

Однако ни на следующий день, ни в последующие дни я так и не нашла волосяные глаза. То ли уборщица их смела и выбросила, то ли они сами куда закатились. В любом случае, я еще долго нервно вздрагивала, заметив какой-то блеск в темных углах университета. Однако каждый раз выяснялось, что блестит что-то совершенно обыденное – фантики от конфет, кусочки фольги, осколки чего-то стеклянного… Глаза волосяного монстра так и сгинули и я не знаю, что с ними сталось.

Как бы то ни было, я дала себе зарок никогда больше не экспериментировать со стрижкой волос. 

+2
23:50
518
00:25
Ой, автор, повеселили:)))) Оригинальный рассказ про ожившие волосы. Понравился! :))
15:47
Забавно
Не фантастично. Хочу реальной фантастики пришёл же вроде на конкурс… ну видно перевелись Азимовы
17:09
+3
ну дык — зима, уси азимовые под снегом
20:11
Ааа ну ладно
23:14 (отредактировано)
мда… я даже не знаю, что меня больше рассмешило забавная ситуация, описанная в рассказе или ляпы, которыми эту историю описывали… уважаемый автор, ну, нельзя же так!
И вот, из зеркала на меня взирал некто незнакомец, с вредной улыбкой и несуразными, одерганными космами, неловко торчащими из левой половины скальпа. — героиня не только подстриглась, так еще и скальп у себя сняла и теперь разглядывает его в зеркале?
Я осветлю то, что осталось, и выкрашу в синий! — так осветлите или выкрасите в синий? когда перечитывала, подумала, что, наверное, эта фраза правильная… чтобы покрасить волосы в синий цвет, сначала надо их обесцветить. Хотя я в покраске не разбираюсь, фраза при чтении меня удивила…
Остриженные волосы, ворочаясь и скрежеща, — чем могут скрежетать волосы?!
Выбритая правая часть головы все еще непривычно холодилась. — чего делала?!
Поплетшись на кухню,
Мило улыбнувшись, я пожелала родителю доброго утра, — маме??? или и отец там тоже был?
Наскоро позавтракав, я полетела в университет, — скорее всего на метле…
можно было свободно вдохнуть грудью воздуха. — а до этого чем вдыхала?
Не успела я выйти из кабинета, как вошло новое лицо. — не только волосы, еще и лица ходят!
Руки безвольными грузами распластались по полу, спина скруглилась в половинку от бублика. — это как так?!
-драпанули вон из кабинета. — слова автора?
Наутро я обнаружила, что проспала все будильники. — а сколько у нее будильников?
Он обернулся, смотря на меня огромными, выпученными в удивлении глазами, — откуда у волос глаза??
-В спину тут же воткнулись тысячи остреньких веточек. Все остальное тело я не чувствовала. — в смысле? перелом позвоночника?
После чего, сгорбившись и мерзко потирая ручонки, я захохотала. — какая самокритика!
Я радостно убежала с территории университета, высоко подбрасывая ноги. — это как? взбрыкивая, как лошадь??
я не думала, что мне продадут огромные, острейшие ножницы, — пришла в магазин за ножницами, но в тайне надеялась, что не продадут??
кто-то упал и лежит — а что можно делать, упав???

п.с. я наверное, резкова-то… прошу прощения, что-то как что не почитаю, все что-то не то… хотя может это просто моя вкусовщина(

Автор, не обижайтесь, у вас интересная фантазия, только надо над текстом чуть поработать и все у вас будет отлично!
23:40 (отредактировано)
+3
Я осветлю то, что осталось, и выкрашу в синий! — так осветлите или выкрасите в синий?

Вот сразу видно, что вы волосы не красили ни в какие оригинальные цвета laugh
Нельзя просто так взять и на родном цвете волос получить хороший синий! Сперва надо обесцветить, а потом уж в синий красить :)
ага, я уже потом подумала об этом и поправила)))
01:52
20:04
сначала осветлит, а потом выкрасит. На темные волосы оттенок не ляжет же! Это каждый технолог текстильщик знает? Сначала белим нитку — затем красим! Не белить можно только перед покраской в черный.
21:49
Это же Нос Гоголоя, только волосы. Первая ассоциация. Признавайтесь, вдохновлялись классиком? относительно не плохо. местами даже хорошо. Не шедевр, но прилично.
21:52
Тому примером был ветхозаветный Самсон, остриженный своей неблаговерной женой и в одночасье лишившийся своего могущества. насколько тут корректно использовать неблаговерная?
Есть такая примета – не стричь волосы в преддверии важных дел или событий в жизни, а то и вовсе не стричься, ибо в волосах сокрыто некое таинство. а что там насчет ногтей?
На Руси, если девушка гадала, то обязательно распускала свои длинные косы. могла распустить чужие? а значение слова «распущенная» автору известно?
Части правой половине моих, некогда прекрасных и густых волос, предстояло навеки покинуть свое гнездо. первый раз слышу, что волосы высиживаются в гнездах…
И вот, из зеркала на меня взирал некто незнакомец что за некто?
Вдруг я почувствовала какое-то движение около моих стоп. Что-то прошелестело, огибая мои голые лодыжки… навязчивые моизмы шелестят и обвивают кочерыжки…
прошелестели прямо по моим ногам, обутыхМ в летние шлепанцы, а потому совершенно беззащитныхМ.
тот давний змеиный шелес danceТот вернулся!!!
традиционно куча лишних местоимений, будто стая диких голубей просралась над шоколадной фабрикой Чарли Вонга
ока не обрел форму вытянутого холмика где-то с человеческий рост. где-то — это где был вытянут холмик? волосяной пенис? грязные фантазии героини?
Нет, это невозможно больше терпеть!- вышел из моей квартиры Поплетшись на кухню, я обнаружила там маму, пьющую кофе. так квартира героини или мамы? поплетшись -что за слово?
тот бред точно, только бредом можно объяснить появление Тота в текстах конкурса
при прямой речи после тире — пробел
вторично, банально, скучно
не раскрыта тема волосяного гнезда и дудки-волосянки crazy
Илона Левина