Нидейла Нэльте №1

Зубы дракона

Зубы дракона
Работа №101. Дисквалификация за отсутствие голосования

- Мои поздравления. Сколько сил,- Джопс выпустил дым, с улыбкой посмотрел на Молли,- я уже думал, что ты будешь вечность биться над этой проблемой. Зато сейчас результат оправдал все надежды. Поздравляю.

- Надо проверить ещё анализы. Жизнедеятельность объекта находится в стабильном состоянии, показание параметров органов в норме,- задумчиво, как будто размышляя с самим собой, тихо произнёс Сан Саныч,- побочных отклонений пока не наблюдается.

- Не прибедняйся. Ты проделал сотни экспериментов, и сейчас я вижу, деньги потрачены не зря. Мне уже есть с чем отчитаться,- сделав глубокую затяжку, с удовольствием выпустил струю дыма в потолок кабинета.

Овца безмятежно пожевывала траву, бездумными глазами смотря в кормушку.

Меньше всего сейчас Сан Санычу хотелось слышать напыщенные поздравления своего куратора. Он всегда совал нос тогда, когда работа разваливалась, а теперь сидел, довольно попыхивая своей кубинской сигарой.

- Всю техническую документацию я предоставлю на днях. В этом вы можете не сомневаться.

- Документация, помилуйте, - с иронией ответил Джопс, смотря в монитор, - вот она передо мной. Ты лучше проведи меня в лабораторию. Я хочу, если можно, погладить ваше детище. Это не повредит эксперименту?

- Нет, только затушите, пожалуйста, сигару. Вы и так слишком много курите,- ответил Сан Саныч и направился к двери кабинета.

- С вашими результатами, я теперь курить буду с двойным удовольствием,- затушив окурок, Джопс засеменил вслед за профессором.

Выйдя из кабинета, Сан Саныч направился в лабораторию, а за идущим за его спиной грузом он не хотел думать. Джопс догнал профессора, поравнявшись, с довольной миной продолжил свой монолог.

- Я надеюсь, что ты на этом не остановишься. Сколько сил ты потратил, сколько бессонных ночей. А какие перспективы открываются, ты даже не представляешь. Всё что будет нужно, только скажи, нет - намекни. Всё предоставим.

Всё что на данный момент хотелось Сан Санычу, чтобы сегодняшняя экскурсия закончилась как можно скорее. Хотелось просто отдохнуть, просто уехать домой.

Подойдя к дверям лаборатории, Сан Саныч повернулся к своему спутнику,- Вам лучше будет снять пиджак.

- Если надо, то сниму. Как скажете,- с весёлыми нотками в голосе ответил Джопс,- но галстук оставлю, и не просите.

- А я и не прошу,- Сан Саныч провёл пропуском по замку. Загорелась лампочка доступа и дверь открылась.

- Пройдёмте. Справа шкафчик номер 18. Повещайте туда свой пиджак,- показал рукой Сан Саныч, а сам подошел к противоположному шкафчику, открыл дверцу, снял халат и повесил его на вешалку.

- Вы готовы.

- Да.

- Идёмте.

За следующей дверью их ждали двое лаборантов в спецодежде.

- Проходите и повернитесь спиной,- произнёс один из учёных.

Джопс послушно выполнил распоряжение.

- Приподнимите руки.

- Вы меня будете одевать, как трогательно.

- Поочерёдно подымите ноги.

Лаборанты не спеша одели Джопса и Сан Саныча.

- Проходите.

Дальше за дверью находилось помещение для кварцевания. Постояв пару минут под лампами, профессор и его спутник прошли в основной зал лаборатории.

- Технические боксы, я думаю, вам уже не интересны?- спросил учёный.

- Ну, оставьте уже ваши рабочие места, я же говорил, что хочу потрогать ваше чудо. Пойдёмте, пойдёмте, а боксы я посмотрю потом.

Это к лучшему, быстрее всё закончиться. Потрогает и успокоиться,- подумал Савельев.

Парочка направилась к центру зала, в котором находился стеклянный куб, примерно десяти шагов вдоль одной из стенок. С трёх сторон он был заставлен столами, на которых громоздились различные приборы и компьютеры. От одних к кубу шли шланги разных диаметров, а от других провода. Свободной оставалась лицевая сторона с входной дверью. С этой стороны можно было, не мешая персоналу, наблюдать за тем, что происходило внутри. Подойдя к стеклу, куратор посмотрел внутрь куба.

- Я поражен тем, как она вымахала. Да она растет не по дням, а по секундам,- сделал изумленный вид Джопс,- прекрасно.

- В этом заключается весь смысл эксперимента,- устало начал Сан Саныч,- если Долли росла естественным путём, как её сверстники и дожила до шести с половиной лет, то Молли весь этот период прошла уже, как бы вам сказать, в ускоренном темпе. Все научные нюансы я изложу в отчёте для комиссии.

- Ну, это само собой, а можно я потрогаю без перчаток, уж очень хочется живую почувствовать её.

- Нет, и не просите. Я и так делаю вам огромное одолжение,- отрезал профессор,- И ещё, не надо её гладить по голове, трепать за уши, чесать живот. Просто провидите рукой по спине. Когда эксперимент закончиться, я разрешу вам с ней порезвиться на лужайке, а пока только дотроньтесь и убедитесь, что Молли живая, а не кукла. Вы же за этим сейчас сюда пришли. Идите, проверьте, успокойтесь и будем закругляться. Я очень устал, хочу домой. Мне ещё готовить доклад для отчёта перед комиссией.

- Помилуйте, я не хотел вас обидеть или подвергать вашу работу сомнениям. Мне просто будет легче помочь вам с докладом перед комиссией. Ещё немного вашего драгоценного времени и я растворюсь.

- Мне помогать перед комиссией не надо, мне Молли поможет, а то, что вы хотите испариться, меня радует. Прошу проходите,- с этими словами Сан Саныч сделал знак рукой помощнику, и тот открыл дверь в куб. Джопс не спеша вошел внутрь, дверь плавно за ним закрылась. Помощник включил наружный динамик, послышалось монотонное жевание Молли и невнятное бормотание Джопса.

- Он, что, заклинание выговаривает,- с иронией произнёс помощник.

- Возможно,- вздохнул Сан Саныч,- главное, что бы в бубен не бил и в пляс не пустился, а так пусть бормочет что угодно.

Бормотание перешло в более-менее внятную речь.

- Не бойся меня. Я тебе ничего плохого не сделаю.

Молли перестала жевать и безразлично посмотрела на вошедшего.

- Вот молодец, умница,- Джопс мелкими шажками приблизился к ней. Куратор аккуратно положил руку на спину животного, овца вздрогнула и насторожилась. Постояв некоторое время, успокоилась и с прежним безразличием, опустив морду в кормушку, продолжила живать корм.

- Всё, выгоняй его оттуда, хватит ему наводить мосты с животным миром,- распорядился профессор.

Помощник взял микрофон,- прошу прошение, но вам пора на выход.

Джопс повернулся и с блаженным лицом поспешил к выходу.

- Прекрасно, прекрасно,- выйдя с куба, довольно потирая руки, произнёс куратор, когда за его спиной закрылась стеклянная дверь.

- Я рад, что вы удовлетворили своё любопытство. Если я вам больше не нужен, то я, пожалуй, поеду. Думаю, на все остальные вопросы сможет ответить мой помощник,- решил откланяться профессор.

- Вы мне так ни разу и не показали ваш музей,- попытался остановить Сан Саныча куратор.

- Это не музей, а так, издержки экспериментов. Побочные явления, неудачи. Просто некоторые я оставил на память, чтобы последующим не допускать подобные ошибки. Для вас они не представляют никакого интереса, но если хотите посмотреть на колбы со спиртом, Эдуард вам покажет. Извините, до свидания,- откланялся профессор.

- До встречи на комиссии,- бросил вдогонку Джопс.

Зайдя к себе в кабинет, Сан Саныч выключил компьютер, снял халат и повесил его на вешалку. Достал из шкафа пиджак, не спеша одел его. Недолго постоял, осматривая кабинет, размышляя, что ему ещё понадобится для комиссии,- Все, что мне надо, есть на дисках дома, остальное в голове. Составлю,- с этими мыслями профессор двинулся к лифту. Попрощавшись на выходе с охраной, профессор направился к своему авто.

По дороге домой Сан Саныч заехал в супермаркет купить себе на завтрак продукты и кофе, ему показалось, что он заканчивается. Последнюю неделю он находился в институте безвылазно и не помнил, остался ли его любимый напиток дома. Поэтому решил на всякий случай купить,- если есть, заберу в институт,- решил Сан Саныч. Ему никогда не нравилось питьё, которое заваривалось в кофемашинах. Он считал приготовление кофе индивидуальным занятием, а не конвейерным.

Поставив машину в гараж и отнеся продукты на кухню, первым делом Сан Саныч отправился в ванную. Очень хотелось постоять под тёплым душем. В институте, когда голова всё время забита работой, как-то было не до не него, а теперь можно было расслабиться и ни о чём не думать. Для этого у него будет завтрашний день. После душа профессор разжег камин, поставил пластинку из своей коллекции классической музыки. Достал бутылку коньяка и, налив содержимое в бокал, присел в кресло перед огнём. Сан Саныч пультом включил проигрыватель. Игла мягко опустилась на пластинку. В гостиной зазвучала па-де-де из балета "Щелкунчик".

Сидя у камина, грея в правой руке коньяк в бокале, Сан Саныч под музыку Чайковского вспоминал последний день, который он провёл с Энджи.

Начало партии тихо заволакивало полутёмную комнату, то плавно кружась вокруг профессора, заполняя душевную пустоту, то на мгновение, замирая где-то под потолком и, подобно рокоту водопада, обрушивалось сверху, окатывая с головы до ног, заставляя содрогнутся. И так волной за волной накатывали воспоминания:

...Последний день. Кто может сказать, что ждёт человека через минуту, час, день. Наверное, никто. Вот и в тот день ничего не предвещало беды.

Сан Саныч занимался своими делами в лаборатории, планируя закончить эксперимент с клетками к вечеру, не подозревая, что этому не суждено будет свершиться. В бокс забежала ассистентка и взволнованным голосом сообщила, что профессору звонят с больницы по поводу его жены. Телефон во время работы принципиально с собой не брал, что бы ни отвлекали по пустякам. Если, что-то случится важное, телефон ему принесут, но что может быть важнее его работы.

- Что случилось?- спросил профессор, серьёзно посмотрев на помощницу.

- Я не знаю. Вас просят срочно приехать в центральную больницу. Ваша жена в реанимации, попала в автомобильную аварию,- пытаясь не нервничать, ответила она.

Рассеяно посмотрев на присутствующих, профессор бросил,- заканчивайте без меня,- и поспешил к выходу.

Дорога от института до больницы длилась целую вечность. Казалось каждая машина, едущая впереди, ползла медленнее черепахи. Красный свет светофора светился не выносимо долго. Машины трогались как в замедленном кино. Пешеходы плелись по зебре как сонные мухи, а в голове крутилась только одна мысль: “Этого не может быть”.

Они только в обед разговаривали по телефону. Энджи спрашивала, что приготовить на ужин, а тут реанимация. В голове ничего не укладывалось.

Водитель подъехал к главному входу. Сан Саныч выскочил из машины и побежал в приёмное отделение.

- К вам недавно привезли Энджи Савельеву. Что с ней, где она? Я её муж,- немного придя в себя, спросил профессор на посту.

- Подождите секундочку,- ответила дежурная медсестра и посмотрела в журнал,- Энджи Савельева поступила к нам после аварии в тяжелом состоянии, находится в реанимации. Сейчас к вам выйдет доктор, он вам всё расскажет и проведёт в комнату ожидания,- подняла трубку и тихо произнесла,- передайте доктору Чарльзу: приехал муж пострадавшей. Пусть подойдёт на пост,- и положила трубку,- можете пока присесть, доктор сейчас подойдёт.

- Я постою,- ответил Сан Саныч.

Задумчиво меряя шаг за шагом зал приёмного покоя, профессор не заметил, как к нему подошел доктор.

- Вы профессор Савельев?- спросил он.

- Да я,- ответил Сан Саныч.

- Состояние вашей жены крайне тяжелое. Повреждён позвоночник, внутреннее кровотечение брюшной полости, сильная внутричерепная гематома головы, многочисленные порезы и ушибы. Мы делаем всё возможное. Пойдёмте, я вас провожу до реанимации.

Рядом с реанимацией располагалась комната, где родственники и близкие могли находиться пока идёт операция, не мешая врачам своими бестолково назойливыми вопросами.

Доктор открыл двери перед профессором,- проходите, присаживайтесь. Если надо будет, мы вас позовём,- и ушел.

Савельев подошел к стене, разделяющей их с Энджи, прислонился щекой, как бы прислушиваясь, что происходит за ней. Тяжело находиться рядом и не иметь возможности помочь. Оставалось только ждать и молиться.

Восемь часов длилась операция, состояние не удавалось стабилизировать, оно по-прежнему оставалось крайне тяжелым.

Двери в комнату открылись. Вошел доктор,- мы сделали всё возможное. Ваша супруга пришла в себя, но я боюсь, что это ненадолго. Пройдёмте за мной.

Зайдя в реанимацию, профессор подошел к операционному столу, на котором лежала его Энджи, на лице порезы от стекла и ушибы. Но даже это не могло скрыть её природную красоту. Дыхание почти не слышно, было такое ощущение, что она просто спит. Савельев аккуратно взял любимую за руку. Она вздохнула, тяжело открыв глаза, еле слышным голосом произнесла,- прости, я оставляю тебя одного,- закрыла глаза. Больше он не увидел их бездонную красоту.

Как вышел с реанимации, кто к нему подходил, что говорили - он помнил смутно. Только утром следующего дня, профессор нашел в нагрудном кармане пиджака визитку следователя...

...Сделав мелкий глоток из бокала, Савельев вздохнул. Энджи любила сидеть вечером рядом с ним у камина и слушать музыку, особенно когда за окном наигрывал зимнюю мелодию морозный ветер, когда стёкла покрывались причудливыми узорами. На улице холодно, а от камина исходит живое тепло огня и душа согревается. Теперь в камине потрескивают дрова, на улице тепло, а ему зябко и холод в душе.

Подтолкнув кочергой не догоревшие дрова глубже в камин, Сан Саныч отправился спать.

Утро началось с приготовления кофе. Заглянув в кухонный шкафчик, профессор вспомнил, что каждый раз, когда он подолгу оставался в институте, по дороге домой всегда покупал коробку кофе, на всякий случай, и теперь его скопилось приличное количество.

- Надо будет забрать весь этот склад в лабораторию. Пусть коллеги побалуются хорошим напитком,- подумал Сан Саныч, засыпая ароматный порошок в турку. Не спеша позавтракав, профессор направился к себе в кабинет, предусмотрительно взяв с собой чашку кофе. Он знал, что пока не закончит работу, из кабинета не выйдет.

Отчет занял большую часть дня.

- Теперь можно поесть и отдохнуть,- подумал профессор, закончив работу. После обеда по времени плавно перешедшего в ужин решил позвонить следователю. Он периодически созванивался, что бы узнать новости о виновнике той трагической аварии.

- Здравствуйте мистер Смит.

- Приветствую вас профессор.

- Есть какие-нибудь новости по поводу моего дела?

- К сожалению нет. Но мы стараемся. Круг его поисков сужается. Как только поступит стоящая информация, я вам обязательно позвоню. Не беспокойтесь, я не забуду. До свидания.

- Спасибо. И вам всего наилучшего,- попрощался Сан Саныч и повесил трубку.

Поседев ещё немного у камина, профессор отправился спать. Утром, не изменяя своим традициям, не спеша позавтракал и отправился в институт.

В зале собрались представители разных сфер влияния. От учёных и финансистов до военных. Первый час обсуждали финансовые вложения в проект. В них входили не только затраты на оборудование, препараты, но и зарплаты всему персоналу. Подсчитали количество неудавшихся экспериментов, выпитого кофе, в общем, всё то, что Сан Саныча меньше всего интересовало. Он молча наблюдал, как комиссия шерстила бухгалтерию и ждал, когда ему дадут возможность отчитаться за все деньги, которые вложили в его работу.

- Так с финансами мы более-менее разобрались. Теперь нам хотелось выслушать самого руководителя проекта,- обратился к профессору председатель комиссии.

- Спасибо,- начал доклад учёный,- как вы заметили, на столе помимо отчётов о денежных расходах лежит и техническая документация о проделанной работе всего состава моей лаборатории. Перед нами была поставлена задача - не только клонировать животное, но и постараться, как можно наименьше сократить время его перехода от эмбриона до взрослой особи. Прошу обратить внимание на графики с 24 страницы. В них вы увидите, что развитие нашего подопытного первые и последние сутки происходит в нормальном, привыкшем для нас временном режиме, а оставшиеся сутки в ускоренном. Мы смогли добиться развития клонированной клетки во много раз быстрее, чем её донора. Тем самым увеличивается скорость роста самого клона.

- Во сколько раз быстрее человека растёт клон?- подняв руку, спросил один из военных.

Военных этот проект интересовал больше всех присутствующих в этой комнате. Самые крупные денежные вливания были как раз от военного министерства. Если банкиров интересовала возможность быстрого роста животных, как ускоренное получение прибыли от мясной промышленности, то военных интересовал быстрый рост отнюдь не овец. Об этом профессор догадался, когда Джопс начал расспрашивать его о возможности экспериментов над людьми.

- После ряда неудавшихся экспериментов, первый увенчавшийся успехом дал нам возможность увеличить время роста клеток в два раза. На заключительной стадии эксперимента рост животного материала достиг поразительных результатов,- продолжил профессор.

- Все-таки нас интересует по времени, сравнивая с временным жизненным отрезком между клоном и донором,- поинтересовался учёный из области генетики.

- Если сравнивать по времени, то, получается, от двенадцати часов до одного дня роста клона - как один год роста его донора,- ответил профессор.

- А когда прекращается ускоренный рост? Ведь клон может через несколько месяцев умереть. Для пищевой промышленности это не имеет большого значения, а для нашего ведомства огромное,- заволновались военные.

- Не переживайте, когда клон доходит до роста своего донора на момент взятия у него клетки, то время роста клона замедляется, и он начинает жить в привычном для нас времени.

Члены комиссии довольно зашумели. Ответ профессора полностью удовлетворил всех присутствующих. Собрание прошло до самого вечера. Было много вопросов, обсуждений и разъяснений. В конечном итоге все остались довольны результатами проекта.

- Александр Александрович,- обратился к профессору председатель комиссии,- мы считаем, что со всеми задачами, поставленными перед вами, успешно справились. Не будем вас больше мучить. Поезжайте домой, отдохните и мы думаем, что через недельку... Недельки вам хватит?

- Хватит,- кивнул профессор.

- Вот и хорошо, ждём вас через неделю. У вас будет новый проект. Не смеем вас больше задерживать, до свидания.

Савельев попрощался с присутствующими и вышел.

В коридоре его встретил Джопс.

- Поздравляю, прекрасный доклад,- похвалил профессора куратор.

- Откуда вы знаете, какой доклад? Вас же там не было,- удивился учёный.

- Я прочитал,- улыбнулся Джопс,- Ну, теперь вы можете недельку спокойно отдохнуть, расслабиться, не думать о работе. Можно поувлекаться горячительными напитками, пригласить... А, простите,- Джопс осекся, прервав свою мысль,- Ну вы меня поняли. Потом у вас начнётся вторая, более серьёзная и более ответственная работа.

- Какая, если не секрет,- поинтересовался профессор.

- Вы отдыхайте, если я вам сейчас скажу, то будете всю неделю об этом думать, а мне надо что бы вы были свежими, отдохнувшими, и с новыми силами могли взяться за этот проект. Я могу сказать только, как он называется - “ Зубы дракона”. Этот проект сугубо военный.

- В чем заключается тема роботы. Я что должен динозавров клонировать?

- Боже упаси. Нам ещё не хватало Рексов, бегающих по улицам. Я думаю, проект положит начало стабилизации военных действий на нашей планете или наоборот.

- Да, это точно. Хотим сделать, благи намерения, а получаем дорогу в ад.

- Так, всё. Я вас более не смею задерживать, у вас вся неделя впереди, отдыхайте, наслаждайтесь жизнью. А хотите мы вас на острова отвезём? Смените обстановку, море, солнце, воздух, пальмы. Позагораете. Давайте, я к вам на пару деньков приеду. Рыбку половим, поныряем, а?- по-дружески, положив руку на плечо профессору, предложил Джопс.

- Спасибо, но я лучше дома в тишине за книгами. Не хочется,- улыбнувшись, ответил Сан Саныч.

- Ну, смотрите. Если передумаете, звоните. До свидания,- пожал руку куратор и направился по своим делам.

Профессор понимал, что нужно от него воякам. Солдат чем больше, тем лучше. Вот теперь выражение пушечное мясо себя оправдает с лихвой. С этими мыслями профессор отправился домой.

Проснувшись утром, Сан Саныч как всегда начал день с приготовления кофе. Позавтракав, решил навестить могилу жены. За последнюю неделю эксперимента он не навещал её. Купив букет её любимых нежно розовых гладиолусов, профессор отправился на кладбище.

- Здравствуй. Прости, что давно не был, решил закончить проект и проведать,- смотря в глаза Энджи на памятнике, поглаживая монумент, извинился Сан Саныч,- работу я закончил. Всё прошло успешно. Были сначала неудачи, но мы их все преодолели. Теперь меня ждёт, как мне говорят, более интересная работа...

Профессор всё рассказывал и рассказывал о своей скучной, однообразной и, как он считал, теперь ему не нужной жизни. В его монолог ворвался звонок телефона, вернувши его к реальной жизни. Прислонив трубку к уху, услышал знакомый голос следователя.

- Здравствуйте профессор Савельев.

- Здравствуйте мистер Смит. Что вам угодно?

- Я могу вас порадовать. Полиция взяла подозреваемого в смерти вашей супруги. Если так можно выразиться.

- Это хорошая весть, а почему “если так можно выразиться”, - насторожился Сан Саныч.

- Понимаете, преступник не хотел сдаваться. На нем весит ряд тяжких преступлений. Была погоня, в него стреляли. Попали. Вследствие чего произошла авария. Поэтому вроде взяли, а толку?

- Так он жив?

- Да, жив. Он лежит в Центральной, в реанимации. Врачи сказали, что он безнадежный. Если вам станет легче, то он сам себя уже наказал.

- Легче мне уже никогда не станет. Его можно увидеть?- спросил профессор.

- Можно, а зачем?- спросил следователь.

- Я хочу его просто увидеть. Мне хотелось посмотреть в его глаза, когда его поймают.

- В глаза, извините за вульгарность, если вы откроете ему веки, то я думаю, вы там не увидите ничего осмысленного и, тем более, раскаяния. Ну, если вас это хоть как-то успокоит, вы можете приехать в больницу, я вас встречу и проведу в реанимацию.

- Авария, реанимация... Совпадение...

- Что вы говорите?- не понял следователь.

- Нет, нечего. Я сейчас буду,- ответил профессор и спешно отправился в больницу.

На входе в больницу, как обещал ему, встретил следователь и провёл к операционной. Зайдя в реанимацию, Савельев увидел на столе обезображенное тело, жизнь в котором поддерживалась только благодаря аппарату и то ненадолго.

- Можете нас оставить одних на минуту?- повернувшись к присутствующим, спросил профессор.

- Вы хотите..? Извиняюсь,- робко начал следователь.

- Нет. Я тоже доктор,- прервал его профессор,- не думайте обо мне так низко. Мне просто нужно побыть с ним наедине.

- Хорошо, я понимаю...

- Поверьте, я ничего с ним не сделаю.

- Хорошо. Пройдёмте,- обратился инспектор к врачам,- вы ему уже ничем всё равно не поможете.

Когда за ними закрылась дверь, профессор взял шприц и подошел к умирающему человеку на столе. Склонившись над ним, взял пункцию интересующего его материала.

Через минуту Сан Саныч стоял перед следователем.

- Можете проверить, он ещё дышит.

- Не обижайтесь, поймите меня. Пока он жив я за него отвечаю,- начал оправдывается полицейский.

- Ничего, ничего. Вы мне очень помогли, моя жена может теперь спать спокойно,- пожав руку следователю, попрощавшись с коллегами, профессор направился к выходу.

- Сейчас надо заскочить в лабораторию и оставить шприц, вот тогда можно будет отдохнуть,- размышлял Сан Саныч по дороге в институт. Не такой он представлял эту встречу с убийцей его Джилли, но чем чёрт не шутит.

Остаток недели пошел в ожидании начала проекта. По окончанию отпуска профессор наведался в институт для встречи с куратором.

- Доброе утро, рад видеть вас отдохнувшим,- поприветствовал его Джопс,- я думаю, этот день войдёт в историю.

- Здравствуйте,- ответил Сан Саныч,- хорошо бы знать чем.

- Я думаю, сегодня будет положено начало новой эпохи в военном искусстве. Вам предстоит создать армию, уже обученных своему делу солдат. Как в легенде о золотом руно. Только наши воины будут вырастать не из земли, а из вашей лаборатории,- воодушевлённо объяснил куратор.

- Что-то в этом роде я и представлял. Теперь понятно почему “Зубы дракона”. Пройдёмте в кабинет, я вам объясню, какие мне нужны образцы.

На следующий день в лабораторию была доставлена группа доноров из числа военных. Профессор выбрал троих более подходящих для проекта. У них были взяты пункции стволовых клеток.

Первые сутки ушли на создание эмбрионов. После чего их поместили в капсулы-инкубаторы, наполненные раствором идентичному амниотической жидкости с добавлением реактивов, которые способствовали ускорению роста стволовых клеток эмбриона.

Через две недели клоны достигли состояния взрослой особи, а их рост начал замедлятся, доходя до нормального временного состояния. Эксперимент протекал успешно.

В назначенный профессором день приехали представители комиссии. Они долго рассматривали полученный результат.

- Профессор, почему двое клонов как две капли похожи на своих доноров, а третий ни ростом, ни внешностью, ни цветом волос, ничем не похож кроме пола. Как это получилось?

- Понимаете. Возможно, проявился побочный дефект на фоне личных генетических качеств донора. Мы сейчас над этим работаем и постараемся найти и устранить ошибку, что бы в дальнейшем не возникало таких проблем,- попытался оправдаться профессор.

- Но мы подобрали кандидатуры согласно вашим требованиям.

- Да, кандидатуры подобраны наилучшим образом, но как вы видите, что-то пошло не так и повторяю: мы доведем эксперимент до нужного нам, вам, всем результата. Попробуем еще раз переделать третий экземпляр.

- Ну а что с этим делать?- спросил военный,- пустить на опыты?

Все это время, за перепалкой между профессором и членами комиссии, молча и хмуро, наблюдал Джопс и теперь решил вклиниться в разговор.

- Я этим займусь, если профессор не против этого.

Такого поворота событий Сан Саныч не ожидал.

- Нет, конечно. После всех исследований и анализов изделие в вашем распоряжении.

- Займитесь, пожалуйста, этой проблемой. Все-таки это ваша прямая обязанность, вы куратор проекта. До свидания,- откланялись военные и покинули лабораторию.

Джопс взглядом проводил уходящих. Когда комиссия удалилась, повернулся к профессору.

- И как это понимать?- спросил куратор.

- Я допускал побочные явления в процессе эксперимента,- начал было оправдываться профессор, но Джопс махнул рукой.

- Профессор, я вам не солдафон привыкший кричать “так точно”. Это вы им про генетические отклонения можете втирать. Почему вы меня не предупредили. Я видел фотографию подозреваемого в аварии. Он точь-в-точь похож на третьего клона. Зачем вам это нужно?

- Вы этого не поймете. Я хотел посмотреть в его глаза и если получиться, то поговорить, а тут такая возможность.

- Ну посмотрите ему в глаза, поговорите, а дальше? Убьёте?

- Нет, зачем. Если честно, об этом я не задумывался.

- Конечно, какая изощренная месть. Он уже думал, что все, умер. Ушел, так сказать, от возмездия, а не тут-то было. Появляетесь вы. Вытаскиваете с того света. Только дальше что будете делать, вы еще не знаете. Мальчишество на почве личной ненависти.

- Поймите, я не мог не воспользоваться моментом. Энджи была хорошим человеком. Она не должна была так умереть и не сейчас. Понимаете?- начал переходить на крик Сан Саныч.

- Успокойтесь профессор. Я тоже кричать умею и погромче вашего. Вы могли меня просто предупредить.

- Я боялся, что вы мне не разрешите и дальше будете следить за мной, что бы ни попытался сам поменять материал,- начал успокаиваться профессор.

- Господи. В конце концов, это не мои деньги потрачены. Проект не завален, просто немного ушел в сторону, результат все-таки же положительный. Я вам помогу,- сказал куратор, пристально посмотрев на профессора,- только вы мне сделаете маленькое одолжение. Как я теперь смотрю, оно в ваших силах.

- Вы хотите клонировать свою собачку?- растерянно спросил Савельев.

- Не говорите глупости. Я просто к слову сказал “маленькое”. Давайте сначала разгребем ваши эмоции, ну а потом займемся моим одолжением. По рукам?

- А куда я денусь. По рукам,- как-то по-детски, обреченно и неуверенно ответил профессор.

- Вот и хорошо, теперь поезжайте домой, отдохните. Когда они должны прийти в себя и заговорить?- спросил куратор.

- Завтра,- ответил профессор.

- Прекрасно. Завтра поговорите с ним и я его заберу.

- Но мне бы хотелось за ним пронаблюдать, взять анализы, посмотреть, как он развивается.

- Профессор, вы никак не можете успокоиться, не забывайте, что он преступник. И рано или поздно попытается отсюда сбежать. Вы хотите, что бы у вас в лаборатории было куча вооруженной охраны? Как вы это объясните комиссии?

- Нет, не хочу.

- Правильно, на этом и остановимся. До свидания профессор,- попрощался Джопс и вышел в коридор.

Профессор снял халат и поплёлся на стоянку. В эту ночь он долго не мог уснуть. Задремать удалось только под утро. Как всегда, утро он начал с приготовления кофе. Позавтракав, он отправился в институт. На входе его встретил ассистент.

- Почему вы не в лаборатории?- спросил профессор.

- В ней куратор хозяйничает. Выставил охрану. Правда, они все в штатском, но вооружены,- ответил ассистент.

- Если он так считает, значит так нужно,- сухо перебил его профессор,- идемте, у нас много работы.

Зайдя в лабораторию, Савельев поздоровался с куратором.

- Вы считаете, что это необходимо?- спросил профессор, оглядывая вооруженных людей.

- Да, и требую переместить третий экземпляр в отдельный бокс. Это в интересах вашей и присутствующих безопасности. Лишние меры не помешают.

- Это невозможно. Каждая капсула подключена к аппаратам. И отключать их надо постепенно, а отключив сразу, мы рискуем его потерять. Проще его сейчас умертвить,- начал протестовать профессор.

- Тогда поступим иначе. Будем приводить в чувства сначала клоны военных и переводить их в другие боксы, а когда он останется один, займемся им.

Зайдя в куб, профессор подошел к первому подопытному. Тихо загудел насос, а раствор начал медленно убывать из капсулы.

- Откройте крышку и приготовьте дефибриллятор, будем запускать сердце. Когда сердце начнет биться и появится давление, отключите подачу перфторана, выводите его из организма и закачивайте в тело кровь. После нормализации давления отключите подачу крови аппаратом, и займемся легкими,- проинструктировал профессор.

Первого подопытного окружили ассистенты. Один из них поставил на грудь клону электроды от дефибриллятора и подал разряд. Тело дернулось и на шкале монитора “прыгнул” зигзаг, через пару секунд следующий.

- Заменяйте перфторан на кровь, пусть сердце самостоятельно работает, привыкает к нагрузкам.

После того как сердце начало работать стабильно, ученые перешли к легким.

- Подавайте воздух в лёгкие, пусть грудные мышцы привыкают к возвратно поступательным движениям.

Постепенно клон начал дышать самостоятельно и аппарат искусственного дыхания отключили.

- Полдела сделано, идём дальше,- обратился к присутствующим профессор,- откройте веки, проверьте реакцию зрачков на свет.

- Реакция положительная. Мозг принимает сигналы.

- Подержите открытыми, пусть принимает информацию через органы зрения, пока не сможет держать веки самостоятельно.

Через некоторое время подопытный медленно сам начал моргать.

- Вот хорошо,- довольно произнес профессор, наблюдая, как клон водит глазами за рукой,- попробуем органы слуха.

Профессор склонился над подопечным и тихо, чтобы не напугать, произнёс,- мама, мама,- через небольшой интервал, потихоньку повышая голос, продолжал повторять,- мама, мама.

Клон молчал.

- Может на другое слово он отреагирует?- предложил куратор.

- Мама - это в основном первое слово, которое поизносит ребёнок, поэтому я предполагаю, что клон должен на него отреагировать.

- Но он же не ребёнок. Вы лучше скажите ему: “старшина, у меня мыло закончилось”. Увидите, как он на это отреагирует. По хитрой морде видно, что “кусок”,- пошутил куратор.

- Джопс, не мешайте,- скривился профессор,- сейчас не до шуток.

Клон тяжело вздохнул, обвёл присутствующих глазами и тихо произнёс,- мама.

- Есть,- профессор затряс кулаками,- поздравляю коллеги, у нас всё получилось.

Не спеша подопытного начали отключать от оставшихся систем, проверяя стабильность работы организма. Убедившись в нормальном состоянии клона, его перевели в отдельный бокс. Такую же процедуру провели и над вторым подопечным. Особых затруднений с пробуждением второго клона так же не было.

Подошла очередь пробуждения личного эксперимента профессора. Как и в первых двух пробуждениях, действия повторялись идентично. Сердце заработало, лёгкие задышали, глаза среагировали, как и у предыдущих испытуемых. Осталось запустить речь.

Профессор наклонился и шепотом произнёс,- если ты меня слышишь, вспомни аварию, в которой погибла женщина. Я её муж,- через пару секунд продолжил,- ты всё равно предстанешь перед судом. Даже если мне придётся всю оставшуюся жизнь доказывать, что ты являешься человеком.

- Сан Саныч, что вы ему нашептываете? Решили поэкспериментировать? Не стоит,- поинтересовался куратор.

- Да, вы правы. Экспериментировать лучше не стоит,- ответил профессор и тихо начал повторять слово мама.

На мгновение в глазах клона появился страх и недоумение, но резко взгляд стал злобный и жестокий.

- Папа,- ответил подопытный, с силой толкнув профессора. Ошарашенный профессор сделал несколько шагов назад. Клон перевалился через борт капсулы и встал на ноги. Тут же к нему подскочили двое охранников и попытались скрутить. Началась возня. Силы у клона возрастали с каждой секундой, попытки скрутить ему руки не увенчались успехом.

- Да вырубите его!- крикнул куратор.

Бойцы начали наносить один удар за другим, но они не причиняли ему никакого вреда. Было такое ощущение, что он их даже не чувствует. Злобно зарычав, клон ударил одного из охранников коленом в пах, от чего тот застонал и повалился на пол. Второго ударом в челюсть отправил в нокаут. Подбежали ещё двое, но и от них толку было мало. Подготовленные бойцы отлетали от него как дети малые. Куратор попытался сзади схватить клона за шею, но получил удар локтём в живот, согнувшись ещё один кулаком в лицо снизу. От второго удара его опрокинуло на пол к профессору. Пиджак расстегнулся, и Сан Саныч увидел резную рукоять пистолета. Недолго думая профессор нагнулся, достал пистолет из кобуры куратора и направил его на убийцу. Клон почувствовал опасность и повернулся к профессору, их глаза встретились. В них Савельев увидел сожаление и злорадство. Но было непонятно, сожалеет ли он о том, что убил или о том, что не сможет убить.

Профессор нажал на спусковой крючок. По ушам резанул звук выстрела, а на груди у клона начало расползаться кровавое пятно. Закрыв рукой рану на груди, клон рухнул на пол.

- Вот вы с ним и рассчитались,- подымаясь с пола, забирая пистолет, прокряхтел куратор,- ну и монстра же вы создали профессор. Хотя если честно сказать, я поражен. Вы можете мне объяснить, почему первых двух подопытных увезли на каталках и сейчас адоптируют к жизни, а вашему счастливчику удалось так быстро всё вспомнить и молниеносно отреагировать на ситуацию?

Находясь ещё под впечатлением после содеянного, профессор не сразу нашел что сказать.

- Может вам нашатыря?- побеспокоился куратор.

- Нет, благодарю, не надо. Сейчас пройдёт,- ответил профессор, понемногу приходя в себя. Сделав пару глубоких вздохов, продолжил,- Я могу предположить, что столь молниеносное восстановление жизненных функций способствовало психически-эмоциональному образу жизни, в котором донор проживал последние годы. Постоянное пребывание организма с повышенным содержанием адреналина, моментальное реагирование на различные ситуации происходящие вокруг. Убийства, грабежи, смертельная опасность, думаю все, что всплыло из памяти, столь быстро спровоцировало включению мозговых и мышечных функций. Проще сказать - постоянное пребывание в сильном возбужденном состоянии.

- Да, с него получился бы неплохой боец,- с сожалением произнёс куратор, вытирая платочком кровь с губы,- вы были правы, за ним бы понаблюдать.

- Джопс, долго продержать его в клетке вы не смогли бы. Рано или поздно он всё равно попытался сделать что-нибудь подобное. Только, боюсь, куда трагичней.

- Возможно, вы правы. Теперь я думаю, что следующую партию доноров нужно выбирать из офицеров непосредственно участвующих в боевых действиях. И чем жестче, тем лучше. Сан Саныч, я думаю вам лучше поехать домой. Отдохните, придите в себя. У вас сегодня был тяжёлый день, а мы здесь уберемся. Ваши помощники посмотрят за подопытными, так что не волнуйтесь и поезжайте домой. Завтра я для вас привезу интереснейший материал, вы даже не представляете,- с этими словами куратор нежно под локоть проводил профессора к выходу с лаборатории.

Утром куратор сам заехал за Савельевым.

- Доброе утро. Вот сам решил вас отвести на работу, вы готовы?

- Джопс, я только поставил кофе заваривать, проходите быстрее, а то оно сбежит. Вам заварить, будете?- спеша на кухню, на ходу бросил профессор.

- С удовольствием. Почту за честь. Такое кофе, которое вы готовите, я больше нигде не пил. А поверьте мне на слово, я много где побывал.

Сан Саныч успел вовремя, шапка пены только начала подниматься над туркой. После того как вылил содержимое в чашку, заварил кофе и для куратора.

- Бесподобно,- сделав глоток из чашки, закачал головой Джопс.

- Спасибо,- ответил на похвалу профессор,- Послушайте милейший, коль вы уже приехали ко мне, посвятите уже в своё маленькое одолжение.

- Если честно сказать, я поэтому и приехал, не смог вытерпеть. Несколько лет назад над Афганистаном потерпел крушение объект внеземного происхождения. Сначала думали, что частный самолёт, но когда прибыли на место аварии, то поняли, что нам в руки попалось нечто уникальное, не принадлежащие земной цивилизации. Среди обломков была найдена поврежденная спасательная капсула. В поврежденной капсуле было обнаружено тело гуманоида. Оно было сильно изуродовано, но в нём ещё как говорится, теплилась жизнь. Его доставили на базу, врачи пытались стабилизировать состояние. Увы, гуманоида спасти не удалось. Естественно, потом наши умельцы разобрали его по запчастям. Провели ряд исследований, выяснили, что есть сходство с нашими органами. Но я попросил, что бы они взяли пункцию, когда он был еще жив. И теперь вы обладаете уникальным материалом. От вас сейчас зависит, сможем ли мы поговорить с ним. Вы представляете, какую информацию можем получить.

- Если честно - с трудом. Нужно, что бы клетки приняли материал, не отторгнув его, не мутировали в процессе, Что из этого, если эксперимент получится, выйдет, возродится. Это вы не представляете, какой это риск,- начал рассуждать профессор,- выяснили, какой пол был у гуманоида.

- Наши светила сказали, что вроде бы женского пола.

- Ну, если с научной точки, то это беспрецедентный эксперимент,- задумался Сан Саныч.

- Так вам и карты в руки,- начал подзадоривать куратор.

- Хорошо поедимте в лабораторию, там посмотрим.

Всю дорогу до института профессор молчал сосредоточенно о чём-то думая. Только в лаборатории поздоровавшись с коллегами, согласился с предложением.

- Я думаю, что эта работа будет выгодна всем.

- Вот и хорошо,- пожал руку Савельеву Джопс.

- Внимание,- обратился к присутствующим профессор,- работаем с двумя материалами. Первое - исправляем мою ошибку, второе - расширяем военный проект. За работу друзья.

Все разошлись по своим рабочим местам, и процесс пошел, согласно установленному регламенту. Как и в предыдущих опытах, вся работа от начала и до конца прошла без существенных осложнений. По завершению, её куратор остался доволен результатами.

- Ну вот, можете когда хотите,- довольно потирая руки, обратился Джопс к Савельеву,- и третий экземпляр стал на себя похож, и смотрите, как наша красавица расцвела.

Куратор внимательно начал рассматривать утонченные черты лица лежащей перед ним незнакомки, украдкой осматривая всё тело, - само совершенство.

- Не получилось,- с сожалением тихо произнёс профессор.

- Вы что Савельев с ума сошли. Результат превзошёл все ожидания. Я такой красоты не видел даже на полотнах самых известных мастеров. Интересно как у неё голос звучит. Она сможет говорить?- обеспокоено спросил Джопс.

- Посмотрим,- равнодушно ответил Сан Саныч,- пусть сначала глаза откроет.

- Смотрите. Она пытается очнуться,- радостно произнёс куратор.

Савельев посмотрел в лицо своему детищу. Лицо потихоньку начало подавать признаки жизни. Ресницы вздрогнули, и веки осторожно открылись. Поблуждав непонимающим взглядом по присутствующим, прекрасное создание остановила свой взгляд на профессоре.

- Видите, она смотрит на вас, как будто чувствует, что это вы её создали. Женщины всё чувствуют,- помахав пальцем перед Савельевым, с иронией произнес Джопс.

Губы медленно зашевелились.

- Любимый, что случилось? Что я здесь делаю?- с удивлением спросила незнакомка до боли знакомым профессору голосом.

- Ты просто крепко уснула, но теперь всё будет хорошо. Мы скоро поедем домой.

- Профессор, вы несносны...- выдохнул куратор.

-2
494
Клоны, клоны, клоны…
Вроде рассказ и читается с интересом, но не покидает чувство, что тебя обманывают.
Сюжет просчитывается как только всплывает имя Молли.
Интриги нет. Фабула плоская.
Мне кажется вот яркий пример эмоциональной жвачки, о чем был не так давно блог на БС.
Не понравилось.
Комментарий удален
07:20
есть с чем отчитаться может чем? а не с чем?
а за идущим за его спиной грузом он не хотел думать. это как понять?
Подойдя к дверям лаборатории, Сан Саныч повернулся к своему спутнику,- Вам лучше будет снять пиджак. неверное оформление прямой речи
номер 18 числительные в тексте
За следующей дверью их ждали двое лаборантов в спецодежде. комбезы из латекса?
— Проходите и повернитесь спиной,- произнёс один из учёных. удивительно, что не приказали нагнуться
— Нет, и не просите. Я и так делаю вам огромное одолжение,- отрезал профессор,- И ещё, неверное оформление прямой речи
вторичный сюжет
вторичный сеттинг
вторичные сюжетные извивы
все вторично, танцуют все dance
08:21
Что-то, я смотрю, тезка, вы никак не угомонитесь. Вам одного кота мало? no
Лично я конкурсных текстов уже переел, тошнить начало…
blushкотов много не бывает
Загрузка...
Arbiter Gaius №1