Олег Шевченко №1

Какао на ночь

Какао на ночь
Работа №102

Мне всегда хотелось, чтобы со мной произошло что-нибудь невероятное. Все вокруг кажутся такими серьёзными, живущими чётко в границах дозволенного. Только в детстве можно по-настоящему верить во что-то волшебное, чувствовать присутствие магических тайн и секретов. Тогда я ждала встречи с феями и розовыми единорогами, а сейчас, повзрослев, я сижу в шумном офисе и неспешно переношу рукописный текст какого-то нового литературного произведения в компьютер. У моих коллег получается куда быстрее, они, в отличие от меня, полностью погружаются в работу и исключают посторонние мысли. Они давно стали взрослыми и понимают, что заработанными деньгами смогут исполнить многие свои желания. Существуют, конечно, желания, которые не зависят от денег, но их мало, да и они, в основном, реалистичны. Мои же желания несбыточны даже с огромным мешком, полным миллиардов и миллиардов... Может поэтому я не люблю свою работу и не тороплюсь выполнять её?

Я всё ещё хочу увидеть фей и розового единорога. Хотя я бы и не отказалась от одной феи и, скажем, зелёного или даже чёрного единорога. Любого. Нет, не подумайте, как современный адекватный человек я, разумеется, не верю во все эти сказки... но ужасно хочу верить. Как бы была интересна жизнь, если бы однажды, по пути домой, я бы увидела, как лужа плавно перетекает на стену какого-то здания и образует собой форму овала человеческого роста, откуда, как из портала, выходит мудрец в плаще и с волшебной палочкой, говорит, что я обладаю волшебной силой и от меня зависит судьба целого мира, потом мы с ним исчезаем в стене, а вода вновь перетекает в лужу. Я всё бы отдала за это...

***

Сегодня вечер довольно прохладный: думаю, надо было утром надеть куртку потеплее. В любом случае, я уже скоро дойду до дома, а там смогу принять горячую ванну и выпить своё любимое какао. Такое красивое и простое желание. Надо бы прибавить шаг, всё-таки с каждой минутой мне становится ещё холоднее.

О, а вот и белая стена! Ей всего несколько лет. Раньше тут была прямая дорога на параллельную улицу, но одним утром всё изменилось. Между двумя домами поставили две белые стены, украшенные объёмными контурами геометрических фигур. Однако между стенами всё ещё должно было остаться пространство. Не знаю, можно ли туда попасть, но если это так, то, думаю, внутри одного из домов должна быть дверь. Вообще, не особо и хотелось туда ходить. Я давно ещё искала в интернете информацию о стене и наткнулась на местный новостной сайт. Там говорилось, что подземные воды в этом месте особенно активны, поэтому почва под асфальтом находится в постоянном движении, а это очень опасно для людей и машин. Участок дороги небольшой, поэтому оказалось дешевле поставить эти стены, чем периодически менять покрытие. Несмотря на то, что не мне одной приходится делать лишний крюк до дома, эта стена стала одной из достопримечательностей города. Также объёмный рисунок на ней не такой простой, как кажется на первый взгляд. Он будто источает какую-то загадку и притягивает к себе людей.

Позади слышны быстрые шаги. Видимо, меня сейчас кто-то обгонит. Так и есть, обогнув меня справа, мужчина в джинсах и серой спортивной кофте, заправив руки в карманы, быстрыми шагами опережает меня и… идёт прямиком на стену! Пьяный что ли? Быстрее затормози или поверни, иначе ты… пройдёшь сквозь стену? Стоп. Должно быть мне показалось. В надежде, что кроме меня это видел ещё кто-то я быстро оглядываюсь, но вскоре осознаю, что ни одной души в округе нет. Ладно, хватит стоять как вкопанная, надо хотя бы подойти поближе и разобраться во всём. Ноги не слушаются, они твердеют и тянут назад – подальше от стены, но я продолжаю двигаться, стараясь пока не думать о случившемся. Не получается.

Итак, я стою лицом к стене, всего в полуметре от неё. Дальше надо просто прикоснуться к ней и убедиться, что мне всё причудилось. Да, всё верно. Пальцы проскальзывают по каждой впадине и выпуклости несколько секунд, быстро успокаивая меня. Отлично. На работе надо работать, а не мечтать о волшебниках и порталах, вот потом и мерещатся всякие непонятности. Горячая ванна и какао на ночь, Настя.

Теперь я уже иду вдоль стены, всё ещё ведя по ней рукой. В один момент пальцы нащупывают грубый переход от стены к кирпичной кладке соседнего дома, после чего я убираю руку. В голове всё ещё метаются странные мысли. Нет, я точно слышала шаги, потом видела мужчину. Ну как такое могло показаться, всё было как обычно, вполне реальный человек.

Разворот, затем обратно к стене. Ещё раз оборачиваюсь и убеждаюсь, что поблизости никого нет, но на этот раз уже для того, чтобы никто не заметил моего странного поведения. На этот раз никаких рук – надо действовать наверняка. Я закрываю глаза и пытаюсь не думать ни о чём лишнем. Стены нет, там стены нет. Быстрые шаги вперёд, и я в ужасе открываю глаза. Этот проулок… выглядит совершенно так, как я его запомнила, даже фонари рабочие. Он всё это время был здесь? Только стена впереди и плиточная крыша над головой портят весь вид и создают странное ощущение, как будто я нахожусь в большой закрытой коробке. Правда это всё становится неважно, когда я замечаю у дальней стены своего недавнего знакомого и… монстра, который, кажется, тоже меня заметил.

- Что? А ты ещё откуда? – чудище напоминало обычного мужчину, вот только всё его тело, кроме лица, было покрыто густой рыжей шерстью, ступни ног были волчьи, а вместо человеческих ладоней только пять острых когтей.

Ужас сковывает меня всего на мгновение, после чего я додумываюсь выйти из проулка, снова пройдя через стену, но сразу после этого до меня доходит осознание того, что это ни сколько не поможет…

Надо бежать. Немедленно. Вот только что на счёт того мужчины? Он сидел на асфальте, держась руками за край скамейки, кажется, его состояние было не самым лучшим. Что с ним сделает этот монстр? Нужно помочь ему. По крайней мере, я должна быть какой-то особенной, раз смогла пройти через стену. Может быть, сейчас узнаю, какой силой обладаю, как это и бывает в фильмах.

Я, уверенной походкой, вновь захожу в проулок и сразу узнаю, что чудище не гналось за мной. Вместо этого оно пытается вырваться от удушающей хватки неизвестно откуда появившегося старичка. Не теряя времени, я бегу к несчастному мужчине, пытающемуся встать на ноги, и помогаю ему. Он не обращает на меня особого внимания и не отводит испуганного взгляда от монстра и старичка.

- Направь энергию против него! Сделай что-нибудь, быстрее! – слова старичка явно были адресованы не мне.

Мужчина неуверенно поднимает руки, направляя ладони в сторону монстра, в тот самый момент чудищу удаётся вырваться из удушающей хватки и оно с силой отталкивает старика в стену кирпичного здания, затем, спотыкаясь, идёт прямо на нас. Я, не зная, что предпринять, начинаю также поднимать руки, но к этому моменту монстр окончательно теряет устойчивость. Не дойдя до нас несколько шагов, он падает на землю, ещё через несколько секунд его дыхание успокаивается, а глаза закрываются.

- Вы целы? – с этими словами мужчина подбежал к старичку и начал помогать тому подниматься. – Я не слушал Вас, мне так жаль.

- Не стоит, всё в порядке. Только нам стоит уходить отсюда, он скоро очнётся, - старик кивнул головой в сторону монстра, всё ещё лежавшего ко мне лицом. – Идёмте, моя машина за углом, - он заковылял за дальнюю стену, мужчина, не отставая, последовал за ним.

Такое странное чувство. Не знаю, что мне делать дальше. Идти с ними? Несмотря на то, что никто не проявлял явных признаков того, что вообще замечал моего присутствия, старик всё-таки обращался к нам двоим. Недолго думая, я всё же выбегаю за стену. Мужчина в этот момент уже садится на переднее пассажирское сидение. Как только я сажусь и закрываю дверь, машина начинает трогаться и быстро прибавлять ход. Уже на ходу я нащупываю ремень безопасности и пристёгиваюсь.

В окнах мелькают огни вечернего города, кое-где заметны люди, возвращающиеся домой после рабочего дня. Я замечаю, что мужчина тоже смотрит в окно, только он не отрывался от него с начала движения. Уже в который раз я оглядываю салон автомобиля в надежде, что кто-то из моих спутников прервёт всеобщее молчание, потому что с каждой минутой я всё больше ощущаю, что не должна тут находиться.

Чтобы отвлечься, начинаю рассматривать старичка. В проулке я лишь видела, что он достаточно худой и обладает густой и белоснежно-седой растительностью на лице. Разглядывая его лицо через зеркало заднего вида, я замечаю бесчисленное множество мелких морщин на его лице, хорошо выдающих возраст и, возможно, даже преувеличивающих его. Расправив плечи, он сидел в чёрном замшевом пальто, никак внешне не выдавая того, что всего несколько минут назад сражался с монстром.

Прошло ещё несколько минут, и я не заметила, как мы попали в незнакомую мне часть города. Машина снизила скорость и стала часто поворачивать по небольшим улочкам, вдоль которых все дома были двух или трёхэтажными. Кажется, это один из пригородных коттеджных посёлков. После очередного поворота я замечаю, что эта улица кончается тупиком. Ещё через мгновение мы плавно останавливаемся.

- Приехали, давайте за мной, - не смотря на всё ещё спокойный вид старика, в его словах была слышна нотка печали. Он всего на секунду задержал взгляд на автомобильных ключах, лежащих в руке, затем стремительно покинул салон, мы поспешили за ним.

Выйдя из машины, я заметила, что старик уже открыл калитку ближайшего кирпичного двухэтажного дома и вошёл во двор. Я хотела было пойти за ним, но внезапно поняла, что совсем не помню, как выглядит машина. Я оглядываюсь и вижу хорошо наполированный чёрный москвич, на котором не было заметно ни царапин, ни каких-либо других видимых дефектов. Оказывается, мужчина тоже оглядывал автомобиль. Мы с ним переглянулись, на мгновение встретившись слегка растерянными взглядами, затем молча последовали во двор, а потом и в дом.

Я зашла последняя, меня тут же оттолкнул от двери хозяин дома и закрыл дверь на все возможные замки, а их там было, как мне показалось, не менее пяти. Он быстро разулся, скинул с себя пальто на близстоящий пуфик и через широкую арку зашёл в ближайшую комнату, которая тут же наполнилась тёплыми лучами многочисленных источников освещения. Я и мужчина повторили действия старика и настороженно вошли в светлую комнату, сначала немного прищуривались, так как в прихожей совсем не было света, не считая того, который проникал с улицы через одно-единственное окно.

Комната, в которую мы вошли, была очень просторной и высокой, в два яруса. В ней почти не было окон, но зато практически всё пространство у стен на обоих ярусах занимали книжные полки. Справа располагалась, покрытая красным ковром, массивная деревянная лестница на второй этаж, слева камин и большой стол с восемью стульями, а прямо по центру, перед большим закруглённым окном, стоял диван, обтянутый золотистой узорчатой тканью и повёрнутый своей передней частью к нам. По краям от него и ещё дальше от окна, напротив друг друга, стояли ещё два диванчика, только немного меньшей длины. Между ними располагался низкий журнальный столик, а прямо над ним - массивная хрустальная люстра. Вдоль стен, между книжными полками, находилось множество одинаковых светильников, все они в данный момент источали тёплый, но немного ослепляющий свет.

- Не бойтесь, здесь пока безопасно. Присаживайтесь, - старик, держа ногу на ноге, сидел в центре большого дивана, навалившись на него спиной. Мы послушно сели на разные диваны. - Зовите меня Остап Якимович. С тобой, Гена, мы уже встречались, - мужчина кивнул в ответ старику, - а ты кто?

Я почувствовала на себе пронизывающий взгляд карих глаз. Я хотела лишь услышать объяснения произошедших событий, но не готова была к такому вопросу.

- Я... а... Настя... Ливадова Анастасия, - я еле выговорила это, запинаясь.

- Настя. Это хорошо, но хотелось больше бы узнать о том, кто ты такая. Объясни, как оказалась в том проулке, - он выговаривал все слова чётко и недоверчиво.

- Я просто прошла через стену, как и вы.

- Какую стену? - Геннадий пытался влезть в разговор, но был проигнорирован.

- Думаю, мы не понимаем друг друга. Тогда буду спрашивать прямо. Что ты умеешь? Что хотела сделать с Велесом? Ну... тем монстром в проулке.

- Вообще-то я надеялась, что Вы мне и объясните, какой магией я владею и что должна сделать для борьбы со злом.

- Хм, - Остап Якимович сузил глаза и почесал подбородок, не отрывая с меня глаз. - Ладно, сейчас во всём разберёмся.

Старик аккуратно встал со своего места и вышел из комнаты, скрывшись в тени прихожей. Мы с мужчиной уставились друг на друга. Похоже, он был озадачен всем происходящим не меньше меня.

- Ливадова Анастасия, значит? Я Геннадий Евгеньевич Кравец, можешь звать просто Геной.

- Тогда ты меня можете звать Настей, приятно познакомиться.

- Мне тоже. Так о какой стене ты говорила?

- Ну как же, ты прошёл через стену, я за тобой, потом вижу, что на тебя напал тот монстр, и...

- Стоп-стоп-стоп. Я ни через какую стену не проходил, - он посмотрел на меня так, будто я сказала какую-то небылицу и вообще нагло вру ему в лицо.

- Белая такая стена, это же как местная достопримечательность. Точнее их две, на каждой объёмные фигуры, - я говорила медленно, в надежде, что с очередным сказанным мной словом Гена будет всё лучше понимать, но он меня совсем не понимал, только молча пялился, растопырив глаза. - Придумала, у меня же есть фотография, - воодушевившись, я спешно достаю из кармана телефон и ищу фотографию. – Ну, вот же. Это мы с подругой у стены селфи делали. Теперь видишь?

- Нет. Это фотография как раз на фоне того проулка. Кстати, я у некоторых своих друзей такую же видел в соцсетях.

- Ну как же...

В этот момент в комнату вошёл Остап Якимович, он нёс в руках какую-то небольшую металлическую коробочку. Мы не спускали с неё взгляд до тех самых пор, пока старик не поставил её на журнальный столик.

- Этот контейнер сделан из особого вещества, название которого мне, увы, неизвестно. Могу сказать лишь то, что на Земле достать его не получится. Этот материал крайне сложно определить внешне, но он обладает необычными свойствами: не пропускает особую нематериальную субстанцию, которую можно просто и понятно назвать энергией.

Мы пытались не упускать каждое его слово, даже не моргали, но, когда Остап Якимович договорил, я, наконец, сглотнула и мельком бросила взгляд на Гену. Кажется, он тоже не особо понимал, как воспринимать полученную информацию. Между тем седовласый старик стал открывать контейнер, расщелкнув крепление. Мы с Геной ловили глазами каждое его действие. Как только крышка была откинута, я заметила источающийся из коробочки белый свет и, сгорая от любопытства, хотела было приподняться, чтобы увидеть, что там лежит, но Остап Якимович сам достал содержимое. Это был неаккуратно обработанный мутно-белый камень, непонятно как источающий слабый свет. Я посмотрела на Гену, интересуясь его реакцией, и замерла от увиденного. Он сидел, вжавшись в диван и подтянув к себе колени, его руки, напряженные, лежали по обе стороны от тела, сжатые в кулак. Так продолжалось до тех пор, пока старик не убрал камень обратно в контейнер, закрыв его.

- Что это было? - кулаки Гены разжались, ноги вновь опустились на пол, а голос казался слабым, звучал тихо.

- Подобные камни притягивают к себе энергетическую субстанцию. Ты вполне обычный человек, Настя, поэтому на тебя камень и не подействовал, - старик украдкой посмотрел на меня, затем повернулся к моему новому знакомому. - Вокруг тебя, Гена, постоянно накапливается эта энергия, и ты сейчас чувствовал, как камень забирает её у тебя, - в ответ мужчина лишь понимающе моргнул. - Ты не видел стен, потому что их там нет, - какой-то холодок пробежался по моей коже, - это всего лишь иллюзия, силы которой оказалось недостаточно, чтобы пройти через окружающий тебя энергетический барьер и подействовать на тебя, а вот остальные беззащитны перед этим обманом. Мы с тобой, Настя, видим стену и будем воспринимать её за реальность во всех аспектах, пока не убедим свой мозг, что это иллюзия. Мне удалось добиться того, что я и вовсе её больше не вижу, даже на фотографиях.

- Выходит, что всё это время весь город видел то, чего нет? Блеск, - я одновременно рада тому, что теперь оказалась посвящённой в магическую тайну, и расстроена, ведь не обладаю никакой сверхсилой. - Интересно только, зачем всё это.

- Очевидно, что им нужен Гена, точнее его сила. Полагаю, они, так же как и я, с помощью этого камня, - он указал взглядом на коробочку в его руках, - обнаружили, что здесь, в Питере, есть кто-то, способный накапливать и использовать энергию.

- Вы несколько раз пытались предупредить меня об опасности, что за мной ведётся охота, но я не слушал, а теперь жалею об этом. Мне очень жаль, - похоже, Гена почти пришёл в себя, его голос звучал намного лучше.

- Теперь это не имеет никакого значения, но, раз теперь ты готов меня слушать, я отвечу на любые твои вопросы, если, конечно, буду знать ответы, - Остап Якимович выглядел довольным, услышав извинения мужчины.

- Вопросов много. Я с детства заметил, что могу воздействовать на свой организм, изменяя его состояние в худшую или лучшую сторону. Когда начал говорить об этом и задавать вопросы родителям, они насторожились и отправили меня к психотерапевту. К счастью, тогда я понял, что о моих особых способностях лучше никому не знать. Моё поведение посчитали результатом развитого воображения, и с тех пор моё детство и жизнь до этого момента проходили как и у самого обычного среднестатистического человека. Исключая то, что я за день выздоравливал от любого заболевания, да и болел очень редко, а с любыми физическими нагрузками справлялся проще других. Ничего больше о себе и этой загадочной энергии мне неизвестно.

- Что же, и это не мало. Теперь расскажу то, что мне удалось узнать за долгие годы исследований, - Остап Якимович, оставив контейнер на столе, вернулся на свой диван, снова навалился на него всем телом и закинул ногу на ногу, после чего продолжил монолог. - Таких камней, - он в очередной раз кивнул головой в сторону контейнера, - существует большое количество, а появились они очень давно и не на Земле. Я не знаю как, когда и где, но они являются частично тем же самым, что и распространяющаяся и по сей день "Волна Тео", именно такое название иногда встречается в древних книгах и заметках исследователей. Эта волна является разделением сил природы на десяток или дюжину частей - в разных источниках указываются разные данные. Я обнаружил, что на Земле "Волна Тео" распространяется уже несколько тысяч лет, но зародилась она в другом мире, существующем параллельно нашему, его называют Аргроном.

- Другой мир? Вы не шутите? - после сегодняшнего вечера я много во что могу поверить, но существование параллельного мира для меня оказалось слишком неожиданной новостью. Гена же просто ещё шире раскрыл глаза, никак иначе не отреагировал.

- Разве похоже, что в этот вечер я могу шутить, Настя?

- Извините...

- Однако у меня нет точных данных по поводу Аргрона. Я даже не уверен, это название мира или планеты, ведь нашёл ещё несколько его наименований: "Чёрная пустыня", "Царство монстров" и даже "Проклятая земля". Правда сейчас для нас интересна только "Волна Тео". Она зовётся так, потому что её сила распространяется по Земле подобно невидимой волне. Как только один носитель, такой как ты, - он указал на Гену, - умирает, окружающая его оболочка волной распространяется по земному шару во все стороны, пока ей на пути не попадётся ещё не рождённый ребёнок, тогда эта волна плотно вцепляется в него, если можно так сказать, и притягивает к себе всю остальную часть волны, затем пронизывает ребёнка тонкими нитями. С тех пор они неотрывно связаны друг с другом, и лишь смерть человека разорвёт эти нити, тогда процесс повторится.

- Почему именно ребёнок? Неродившийся ребёнок... - теперь уже не я, а Гена перебил нашего рассказчика.

- Когда-то давно я тоже задавался таким вопросом. Многие годы искал ответ. Понимаешь, эта энергетическая субстанция... она как бы представляет собой что-то разумное и развивающееся. Когда она сливается с очередным "носителем", то начинает развиваться вместе с ним: физически и духовно, другими словами, она постепенно увеличивает вместимость энергии и свои способности. Она становится частью человека, понимает его чувства и взаимодействует с ним на духовном уровне, а при его смерти эта энергия всё ещё связана с погибшим, но начинает быстро терять свою силу. Знаете, теоретически она может слиться и со взрослым человеком, я даже слышал о попытках добиться этого, но волна распространяется с такой большой скоростью, что успевает найти подходящего ребёнка, даже если какой-то человек находился очень близко к умирающему в тот самый момент... Волне проще слиться с тем, кто ещё не имеет никаких воспоминаний и чувств, она быстро приспосабливается к новому организму, отбрасывая при этом в окружающее пространство часть себя, содержащую всё то, что накопилось во время жизни предыдущего "носителя".

- Это же какой-то замкнутый цикл.

- Да, Гена, так и есть. Всё повторяется снова и снова, не уходя с мёртвой точки... как и всё в этом мире.

- Что если нарушить цикл? Вы сказали, что теоретически это возможно.

- Возможно. Многие хотели бы этого добиться, ведь тогда к ним присоединится вся сила, накопленная предыдущим "носителем". Правда в таком случае нарушается естественный порядок вещей, это дисбаланс, которого Вселенная не терпит, она может непредсказуемо отреагировать. Хорошо, что никто ещё не встал на пути волны, очень хорошо... - старик одобрительно закивал головой, прикусив губу.

- Что такого может произойти? - мне всё ещё непонятны волнения Остапа Якимовича.

- Этого нельзя знать заранее, можно лишь предполагать. Человек очень жадный на власть.Представь, что в один момент тебе достанется полностью развитая сила и ты будешь сразу знать почти все её возможности, если не все... Что тогда? Думаю, это покажется тебе слишком простым, и ты захочешь пойти дальше...

- Неправда, я бы аккуратно с ней обращалась! - с каждой минутой нашего знакомства я только больше чувствовала неприязнь Остапа Якимовича по отношению ко мне. Теперь же я не удержалась и выкрикнула, направив всю накопившуюся злость на старика.

- Боюсь, я не смогу доказать тебе это, Настя. Знай только, что когда-то очень давно люди Аргрона потребовали у небес божественную силу, однако они ничего не получили. Вместо этого их мир заселили новые существа, каждое из которых обладало неполным набором человеческих качеств. В соответствии с этим разные существа получили разную часть божественной силы. Существа были безвредными и применяли полученную силу только во благо, однако произошедшее разозлило людей, они ловили существ и безрезультатно пытались перенести их силу себе, что привело к войне между людьми и существами, в результате которой население Аргрона сократилось вдвое... Хотя, возможно, это лишь выдуманная история, я прочитал об этом на страницах одной из тех книг, - он махнул рукой в сторону книжных полок в дальней части комнаты, которую я тут же окинула взглядом.

- И…. что теперь? – Гена вовремя прервал странную неопределённость, повисшую между мной и Остапом Якимовичем.

- А что теперь? – кажется, старик, выбитый из колеи всего происходящего недавним рассказом про Аргрон, не сразу понял от кого шёл вопрос, потому что сперва он посмотрел на меня, а лишь потом, осознав ошибку, повернулся к Гене.

- Я имею в виду, что нам делать дальше? Идти домой и больше не приближаться к проулку?

- Нет, Гена, нет… Теперь ни тебе, ни Насте спокойной жизни не будет. Нападающего многие именуют Велесом. Он такой же как и ты, только обладает иной способностью. Велес может менять свой облик: становиться зверем или другим человеком. Также, он достаточно умён… Для того, кому несколько тысяч лет, особенно умён.

- Несколько тысяч лет? Это тоже часть его способности? – Гена произнёс это, кажется, с некоторым намёком на зависть.

- Он на это, к счастью, не способен, но вот его «хозяин»… О нём то я и хотел вам рассказать. Насколько мне известно, он зовёт себя Исидор. Этот человек живёт дольше всех на Земле и является вторым или даже первым, попавшим под волну самой могущественной из всех сил. Она позволяет ему самостоятельно решать, как распределять жизненную энергию между живыми существами. Кстати, Настя, вот тебе ещё один из примеров проявления «чёрной власти» у людей. Вместо того, чтобы направить свою силу на благо другим людям, он передаёт их жизненные силы себе и двум своим приспешникам, благодаря чему вся эта троица живёт, не старея, уже сотни и сотни лет. Чего нельзя сказать о несчастных, вставших на их пути: всего пару минут - и те, состарившись, погибают.

- Как же нам тогда одолеть этого Исидора? – Гена озвучил мои мысли, на что у меня не хватило смелости.

- Никак, твоей силой с ним не совладать, а я и Настя в этом вопросе бессильны. Единственная наша надежда сейчас на то, что помимо Велеса ни с кем дело иметь не придётся.

- Думаете, он сейчас действует сам по себе?

- Надеюсь на это, но только потому, что не видел остальных. Я много чего слышал про эту «Трисмерть». Их неспроста прозвали так: если есть один, рядом должны быть и остальные. Только сегодня никто не пришёл ему на помощь.

- У меня всё тот же вопрос. Что нам делать дальше? – Гена сгруппировал тело так, будто прямо сейчас готов был бежать в атаку на Велеса, ему нужен был лишь один сигнал, любой.

- Либо возвращаться по домам, и тогда Велес подкараулит каждого из нас по отдельности, либо нападать первыми, застав его врасплох.

- Постойте, что значит «нападать»? Как вы вообще себе это представляете? Я обычный человек и не хочу погибать от лап какого-то монстра с волшебной силой. Что я могу? Да и потом, сегодня я планировала выпить какао на ночь, а завтра меня ждут на работе, - я встаю с места и спиной пячусь к выходу. - Давайте так, я никому обо всём этом рассказывать не буду, постараюсь забыть, а вы сами во всем разберётесь, - я поворачиваюсь спиной к собеседникам и начинаю идти к двери.

- В таком случае, боюсь, ты не доживёшь до завтрашнего утра, - слова Остапа Якимовича заставили меня остановиться, - Тогда ты уже точно не попадёшь на работу. Никогда.

- Хоть какая-то приятная новость, - я пытаюсь развеселить себя и остальных, но улыбка быстро спадает с моего лица, когда я понимаю, что шутка тут не к месту. Я поворачиваюсь к остальным и замечаю, что у них такие же печальные лица. Даже немного обречённые.

- Настя, послушай меня, я не желаю тебе зла. Когда ты ринулась спасать Гену в проулке, для тебя всё это казалось игрой, да? Думала, ты каким-то волшебным образом сможешь справиться с Велесом? Это не сказка, а реальная жизнь, и тут ты просто человек. Человек, который может на самом деле погибнуть.

- Я всегда хотела, чтобы хоть что-нибудь волшебное оказалось правдой. - я медленными шагами возвращаюсь к «своему» дивану. - Теперь я хочу вести нормальную жизнь. Ходить на скучную работу, но жить.

- Всё будет хорошо. Я помогу вам всем, чем смогу, обещаю. Вам надо хоть немного отдохнуть. Могу предложить только эти диваны, но они достаточно удобные.

- Остап Якимович, что Вы, не стоит. Мы не можем впутывать Вас в это.

- Никаких разговоров. Вы не представляете, как много людей уже погибло из-за всей этой заварушки с Аргоном и «Волной Тео». Если я останусь в стороне, и вы погибните, то я не переживу это. Буду винить себя до конца жизни, - Гена хотел было снова возразить старику, но Остап Якимович своими словами его опередил. – Я подумаю, как нам одолеть Велеса, а утром мы всё обсудим.

Он, не дожидаясь новых возражений, с поразительной для старичка скоростью выскочил из комнаты и скрылся в тени коридора. Сразу после этого, неизвестно как, но почти весь свет в зале погас, остались гореть лишь несколько светильников между книжными полками. Свет казался очень приглушённым, он позволял видеть только очертания предметов, чтобы случайно не наткнуться на них.

Определённо, это самый странный вечер, переходящий в ночь, из всех, что я помню. Я снова сажусь на диван и замечаю, что Гена сидит на противоположном и, как мне кажется, смотрит на меня. Его глаза плохо видны в темноте комнаты. Через несколько секунд он мне утвердительно кивает, как бы успокаивая и говоря, что всё будет хорошо. Я делаю то же самое, и мы ложимся. Я сразу закрываю глаза и чувствую, что очень сильно устала. Похоже, сегодня придётся засыпать без чашки какао.

Пахнет книгами…

***

Я просыпаюсь от приглушенного звука и начинаю осматривать комнату. Похоже, источник где-то за стеной. Я замечаю, что комната уже частично залилась утренним солнечным светом, и, не торопясь, подымаюсь с… «удивительно мягкого и удобного» дивана. Больше даже не сяду на него.

Мой взгляд невольно направляется на соседа по несчастью. Теперь я могу лучше разглядеть его лицо. Широкий подбородок, каштановые волосы, слегка заметные скулы, ничем непримечательные рот и нос, но в целом лицо симпатичное. Похоже, не мне одной было неудобно спать: в попытке лучше устроиться, он умудрился перекинуть правую ногу через спинку дивана.

Меня отвлекает громкий звук, и я непроизвольно поворачиваюсь в сторону его источника. Остап Якимович вошёл в комнату, или даже залетел, поставил на дальний стол поднос с кофе и какими-то кексами, затем снова выскочил из комнаты, лишь кивнул мне головой, когда увидел, что я уже поднялась. Думаю, он так и не ложился.

Я направляюсь к большому столу, чтобы взять свой кофе, но моё внимание привлекает одна из книжных полок, стоящая в дальнем углу комнаты, рядом с камином. Среди остальных она выделялась тем, что книги на ней стояли не вплотную друг к другу. Их было не так много, все они были разных размеров, некоторые лежали, другие стояли, третьи же вообще косо опирались о другие. В общем же эта полка создавала некий книжный уют среди всего перфекционизма.

Во всём разнообразии тех книг меня привлекла невзрачная, но вдоволь украшенная камнями разных цветов. Я беру её в руки и начинаю перелистывать страницы. Батюшки, что это за язык? Какие-то иероглифы? Немного напоминает японский, но нет никаких пробелов и точек между словами… символами… закорючками, неважно. Иногда встречаются непонятные рисунки, я начинаю перелистывать сразу по несколько страниц и вдруг на одном из разворотов нахожу кусочек обычного листа в клетку, на нём ручкой написано и подчёркнуто: «Отсутствует страница 217». Я обнаруживаю, что на этом развороте действительно видны следы вырванной страницы. Как некультурно…

- Эту книгу мне удалось найти всего месяц назад! Кажется, она очень древняя; содержание я понимаю с трудом. Либо бессмыслица, либо неправдоподобная ерунда, - я оборачиваюсь, чтобы удостовериться, что Гена проснулся. Так и есть, поэтому Остап Якимович и говорил со мной во весь голос. – Бегом за стол. Пока будете завтракать, я расскажу вам, что придумал.

***

Мне не нравится этот план. Чтобы исключить возможность, что нас узнают по автомобилю, мы приехали к проулку на арендованном транспорте. Припарковались подальше от стены, но так, чтобы она просматривалась насквозь. К сожалению, не мной.

Мне только что звонила начальница и сказала, что если завтра не приду, то она меня уволит. Остап Якимович, услышав это, только усмехнулся.

Нам-то хорошо, мы в машине, а Генка играет живую приманку в проулке. Мне сквозь стену не видно, но он должен был просто сесть на скамейку и сделать вид, что с кем-то переписывается в телефоне.

Скучно. Ладно, хотя бы пока ничего не происходит, я могу расслабиться. Потом будет много работы.

- Настя.

- Да?

- Я ночью встречался со своим нотариусом и составил завещание. Если со мной что-то сегодня случится, то мой коттедж со всем, что в нём есть, перейдёт в твою собственность. Это просто на всякий случай. Не хочу, чтобы все мои находки попали не в те руки.

Не могу поверить, что я только что услышала. Очень хочется возразить ему, в который раз, но что-то мне подсказывает, что это бесполезно. Да и смысл? Вот только…

- Почему Вы не указали в завещании Гену? Кажется, он Вам куда ближе.

- Потому что именно он нужен Велесу. Не знаю, выживет ли наш паренёк сегодня. Не обращай внимания на моё отношение к тебе. Просто ты свалилась как снег на голову, а это всё не должно было тебя коснуться.

Чувствую, как сжимается сердце. Одновременно и какое-то облегчение, и безнадёжная печаль захватила меня, не давая сказать ни слова.

- Странный пёс, да? – голос Остапа Якимовича снова звучал как раньше, будто не он только что говорил о завещании.

- Обычный пёс. Большой, рыжий, но обычный, – я тоже недавно заметила собаку среди толпы спешащих по своим утренним делам прохожих.

- Ходит кругами у стены, на людей не смотрит. Ухоженный, но всё-таки большеват.

- По-моему Вы слишком подозрительный. Давайте теперь каждую большую собаку подозревать. Пёс всего лишь… прошёл сквозь стену. Ладно, Ваша взяла. Что если нам прямо сейчас убить его? Если кто и увидит, то за убийство бездомного животного нам ничего не будет.

- Как уверенно ты приговорила его к смерти, Настенька. Не забывай, он такой же человек, как и ты.

- Человек. Только ничего хорошего в нём нет. Да и Вы сами говорили, что, не убив его, мы спокойно жить не сможем.

- Думаю, так и есть. Вот только не тебе судить, насколько он плох. Да и убивать нельзя, пока не узнаем, чего он вообще от парня нашего хочет. Ясное дело, что это что-то недоброе, но хорошо бы знать наверняка. Вдруг не он один этим занимается. - Остап Якимович не сводил глаз с проулка. - Молодец, Гена, не обращай внимания на гостя, это просто собака.

Я смотрю на стену и изо всех сил пытаюсь развидеть её. Хочется самой наблюдать за происходящим в проулке. Никак.

- Гена! – спокойная обстановка в автомобиле тут же сменилась напряжением, а Остап Якимович уже завёл автомобиль и начал трогаться. – Меньше всего ожидали! – старик почти не смотрел на дорогу, когда ехал по улице, параллельной странному проулку. Вместо этого он, пригнувшись, пытался разглядеть что-то в воздухе. – Уже неважно, что тебя люди увидят?

- Остап Якимович…

- Не отвлекай, а то уйдёт!

- Но Остап Якимович, что происходит?

- В небо смотри! Вот негодяй!

Я пытаюсь смотреть туда же, куда и водитель, но ничего необычного не вижу. Утреннее небо, местами тучи.

- Что происходит? Что с Геной?

- Ты не видишь? Велес схватил его, улетает!

Я уверена, что сейчас мы едем на скорости, превышающей допустимую. Помимо этого машину немного заносит на резких поворотах. Кажется, только что мы даже чуть не врезались в какой-то грузовик, но я на это не обращаю никакого внимания, пытаясь разглядеть что-нибудь необычное в воздухе.

Вот оно, там что-то было! Однако, переведя взгляд влево, я всё ещё ничего не вижу. Странно. Теперь что-то мелькнуло справа, и опять ничего не видно. Точно же что-то было! Я, конечно, невнимательная, но не настолько же. Остап Якимович успевает следить и за невидимыми для меня Велесом с Геной, и за дорогой.

***

Мы уже с минуту стоим у здания старого заброшенного завода на окраине города. Остап Якимович, высовываясь из-за руля, внимательно осматривает здание.

- Вы уверены, что это здесь?

- Да, Велес приземлился у входа, потом втащил туда нашего Гену. Так и не видела ничего?

- Старалась, но нет.

- Странно всё это.

- Так что там произошло?

- Тот пёс вцепился Генке в плечо, а потом обернулся каким-то крылатым гадом, очень похожим на птеродактиля, но с рыжей шерстью. Да, не думал я, что он решится передвигаться по городу средь бела дна. Хотя это лучше, чем если бы он перенёс себя и Генку в Аргрон…

- Люди, кажется, ничего не видели.

- Я тоже это заметил. Надо бы разобраться, почему так. Надеюсь, Велес не обнаружил преследования.

- Не пора ли нам идти?

- Да, пора. Думаю, прошло достаточно времени, чтобы Велес потерял бдительность и не успел навредить Гене. Открой засов на шкатулке. Хочу быть уверенным, что ты в любой момент будешь готова использовать камень.

Я откидываю замочный крюк у контейнера с белым камнем, который всё это время держала под курткой, и плотно прижимаю его к себе, исключая возможности случайного открытия крышки раньше времени. Нам нельзя сейчас обнаруживать себя. Я смотрю на Остапа Якимовича и замечаю, что он откуда-то достал пистолет, зарядил его, и, держа в правой руке, сунул в карман.

- С Богом.

Мы, стараясь двигаться как можно тише, добрались до входной двери и открыли её, к сожалению, со скрипом. Там было тихо, но мы с минуту выждали, после чего Остап Якимович двинулся вперёд, а я - следом за ним.

Глаза быстро привыкли к всепоглощающему мраку. Простор всего помещения не бросался в глаза из-за куч разного рода мусора и обломков стен. Однако виднелось несколько дверных проёмов, один из которых был заложен кирпичом. Именно он и привлёк моё внимание: это был совсем новый кирпич, а заложен проём был, по всему виду, не очень давно. Никаких следов времени не было.

- Остап Якимович, - после того, как старик прервался от осмотра комнаты и повернулся ко мне, я показала ему рукой на кирпичную кладку, на что он лишь усмехнулся.

- Как же Велес любит ненастоящие стены! Готов поклясться, он бы очень хотел уметь самому их создавать.

Остап Якимович вытащил пистолет из кармана и, направив его перед собой, сделал несколько шагов вперёд, после чего исчез в стене. Я крепче сжала контейнер и последовала за ним.

Эта комната была не только больше предыдущей, но и светлее, хотя все окна были заложены такими же кирпичами.

Тут было чище, но толстый слой пыли всё равно покрывал пол, повсюду виднелись грязные следы от подошв, переплетающиеся и давно перепутанные. Вдоль стен стояло несколько самодельных столов, нагружённых кучей бумаг. Как только Остап Якимович заметил эти столы, он перестал держать пистолет перед собой наготове и метнулся осматривать записи на листах.

Меня же больше привлекло странное сооружение у дальней стены. Это было что-то вроде большого куба из железа, не достающего потолка. Обойдя немного сбоку, я замечаю, что он касается только пола, а между ним и дальней стеной есть достаточно места, чтобы протиснуться. Я сразу не обратила внимания, но на ближней ко мне стенке этого куба снизу есть что-то вроде люка, который закрыт на засов. Вообще его трудно заметить, так как по всей поверхности куба приварены куски металла разных форм и размеров. Может Гена внутри? Я тянусь рукой к рукоятке, чтобы открыть засов...

- Настя, не делай этого! – я испуганно отвожу руку и смотрю на Остапа Якимовича. Что? Почему он наставил на меня пистолет? Его руки дрожат. –Теперь слушай меня. Я просмотрел записи и узнал, что с помощью этого куба из металла, не пропускающего энергию, Велес нашёл способ забирать себе силу у таких как Гена, - мне стало немного спокойней, когда старик снизил тон, но этого всё равно недостаточно. Я не понимаю, что заставило его направить на меня пистолет. – Ты и прохожие не видели его потому, что он уже убил одного из «особенных» людей и забрал его силу скрытности себе. Эта сила может заставлять людей не видеть то, что есть на самом деле. Я же с самого начала наблюдал за Велесом и не сводил с него взгляд, поэтому на меня сила не подействовала. Его сложно обнаружить, если точно не знать о его присутствии, так что он может быть где-то рядом…

Выходит, Велес находится где-то в комнате. Полагаю, Остап Якимович навёл на меня пистолет, чтобы сбить его с толку и защитить меня от внезапного нападения. Что нам теперь делать?

- Я не смотрел в твою сторону, а Велес опасен и может менять облик. Что, если ты – это он? – полагаю, он заметил, как сильно расширились мои глаза. То, что он говорит… тут что-то не так.

– Подними руки! – надеюсь, Остап Якимович отдаёт отчёт своим словам. Кстати, одной рукой я всё ещё прижимаю контейнер к телу. Он знает, что если я подниму руки, то контейнер упадёт и непременно раскроется? Ой. Конечно знает. Какая я глупая. - Повторяю в последний раз, Велес, подними руки, иначе я стреляю!

Сейчас может произойти что угодно. Я глубоко выдыхаю, опускаю глаза и, замешкав ещё секунду, резко поднимаю руки как можно выше. После этого почему-то время замедлилось. Я наблюдаю за тем, как шкатулка углом касается пола, от столкновения откидывается крышка, а камень вылетает. Ещё до того, как он коснулся грязного пола, я начинаю за спиной слышать тихие мужские стоны и всхлипы и сразу понимаю, что происходит. Кажется, Остап Якимович тоже всё понял. Я бросаю на него краткий взгляд и, убедившись, что его пистолет до сих пор нацелен в мою сторону, молниеносно пригибаюсь прямо к полу. Я не рассчитываю силы и больно врезаюсь правой щекой в пол. Останется синяк. В этот же момент слышен звук выстрела.

- Нет! Что же я наделал! – я вижу, как Остап Якимович бросает пистолет и, спотыкаясь, идёт в мою сторону, а потом скрывается за спиной.

Судя по тому, как у меня кружится голова при попытке подняться, её я тоже ударила о бетонный пол. Мне удаётся перевернуться и упереться спиной о куб. Я вижу, что Остап Якимович оттаскивает к стене раненного… Гену?

- Я думал, что стреляю в Велеса! Пожалуйста, прости! – старик пытается удерживать рукой простреленное плечо парня, чтобы из него не сочилась кровь, но безуспешно.

- Всё хорошо, я справился с Велесом, всё будет хорошо, Вы же знаете, - Гена пытается успокоить старика, но что-то во всём этом меня настораживает. Да, Гена был совсем в другой одежде. На всякий случай, я медленно открываю засов куба. Из-за стонов двойника Гены никто этого не заметил. – Только камень, - он с трудом махнул головой в сторону светящегося камня, - уберите, пожалуйста.

- Конечно, сейчас, сейчас, - Остап Якимович потянулся к контейнеру, отвернувшись от раненого.

- Подождите, - он не слушает меня.

Ну уж нет, тебе придётся потерпеть действие камня, пока я во всём не разберусь. Я отталкиваюсь руками от стены и пытаюсь опередить старика, но не успеваю. Контейнер со звоном захлопывается. Я замираю в неудобном положении на полу и наблюдаю за происходящим.

- Вот, Геночка, - Остап Якимович поворачивается к двойнику Гене и показывает ему закрытый контейнер. Между тем раненый почти перестал стонать. – Что такое? – я поднимаю взгляд, чтобы увидеть причину беспокойства старика.

Гена сидит, еле сдерживая смех. Он приподнял одну руку, в которой держал нож. Где он его взял?

- Глупый мальчишка… - проговорив это сквозь смех, двойник Гены одним движением перерезает горло старику. Тот медленно сползает на пол, лицом вниз.

Меня охватывает паника, я поворачиваюсь к выходу и пытаюсь подняться, но ноги не слушаются, а перед глазами всё плывёт. Кажется, я делаю всё слишком медленно. Чувствую приближение медленных и тяжёлых шагов. Сейчас он воткнёт нож мне прямо в спину…

Что это за звук? Я оборачиваюсь и вижу, что из открытого мной люка выползает Гена! Уже настоящий Гена! Кажется, Велес не ожидал такого, он тут же позабыл обо мне и кинулся на Генку.

Двое внешне одинаковых, но в разных одеждах мужчин сейчас валяются по полу, пытаясь друг друга придушить. Я должна как-то помочь, однако не вижу поблизости никаких тяжёлых предметов. Тем временем Велесу удаётся приставить нож к горлу Гены, а тот, кажется, начал применять свою силу против злодея. Так и есть, Велес быстро ослабевает и отводит руку с ножом в сторону. Он этой рукой куда-то тянется. Это что, часы? Не похоже.

Я в недоумении смотрю на пустой пол перед собой. Велес и Гена исчезли в один миг, но как и куда? Мысли путаются, ища ответ. Наконец я вспоминаю слова Остапа Якимовича про Аргрон. Мне потребовалось несколько минут, чтобы сообразить, что в любой момент один из них может появиться тут снова. Я заставляю себя подойти к телу мёртвого старика и осторожно вытащить у него из рук контейнер с камнем. Теперь остаётся только ждать…

***

Я опять не спешу набирать текст на компьютере, только на этот раз я не думаю о феях и порталах в стенах. На протяжении семи последних дней я думаю лишь о том, что произошло неделю назад. В тот день я до темноты сидела в заброшенном здании, но никто так и не появился. Я успела даже заглянуть внутрь куба и обнаружила там труп, полагаю, того самого несчастного со способностью исчезать из вида, а также жуткий запах разложения. Не знаю, как Гена смог вынести эту вонь.

Гена, что с тобой стало? Неизвестность, это самое страшное. Каждый вечер после работы я прихожу в проулок, сажусь на скамейку и чего-то жду. Не знаю, чего. С другой стороны, всё снова пришло в норму. Правда почему-то за все эти дни я так и не смогла заставить себя выпить какао, хотя так люблю его.

Я больше не хочу ввязываться в магические заварушки, это чуть не стоило мне жизни. Как жалко Остапа Якимовича, он тоже был обычным человеком, он не должен был погибать.

Когда я в тот день пришла домой, то обнаружила, что где-то обронила свой телефон. В любом случае, в то здание я больше возвращаться не буду, но пока я безнадёжно проверяла карманы куртки в поисках телефона, нашла записку от Гены следующего содержания: «Всё-таки ты необычная, Настя. В переулке ты ринулась спасать меня от Велеса, хотя бессильна против него. Ты была храброй. Кажется, ты любишь какао. Когда всё закончится, ты бы хотела сходить со мной куда-нибудь? Мы бы весь вечер пили какао и разговаривали обо всём подряд, отвлеклись бы от всей этой истории. Как прочтёшь, дай ответ. Кстати, я сейчас пишу это и наблюдаю, как ты спишь. Очень мило».

Я перечитывала эту записку снова и снова, и каждый раз она вызывала улыбку на моём лице. Если бы ты был жив, я бы ответила тебе…

- Ливадова!

Я отрываюсь от своих мыслей и тут же замечаю, что напечатала какую-то ерунду. Ко мне быстрыми шагами идёт начальница, ох уж и злая она.

- Я знаю, что работник из тебя никакой, так ты ещё шутить вздумала? Звонишь мне на телефон, хотя сама сидишь за стенкой. Или тебе уже лень дойти до меня? Хочешь, чтобы я тебя уволила?

- Ой, извините, пожалуйста. Просто я потеряла свой телефон. Думаю, кто-то нашёл его и теперь хочет отдать. Вы просто последняя, кому я с него звонила, - начальница немного смягчила взгляд.

- Держи, - она дала мне свой телефон, - перезвонишь и договоришься обо всём, после чего, будь добра, занеси телефон мне в кабинет, - с этими словами она ушла.

Я открываю журнал вызовов и вижу, что, действительно, две минуты назад был непринятый вызов с моего номера. Я нажимаю кнопку вызова и подношу телефон к уху. Какой-то дикий холод охватил меня и сковал движения. Кто угодно мог найти мой телефон, но что, если это Велес? Убил в Аргроне Гену, вернулся обратно, нашёл мой телефон и решил позвонить с угрозами.

- Настя?

У меня перехватило дыхание.

- Д-да, - как же трудно было выговорить это слово.

- Здравствуй, Настя. Так ты согласна на моё предложение попить какао?

Скатившаяся с моей щеки слеза попала прямо на рукопись какого-то романа и навсегда впиталась в грубую бумагу. Думаю, сегодня я буду пить какао до самой ночи.

+1
433
18:01
+1
Очень доброе фэнтези, правда, на мой взгляд грустноватое — обыденность выходит скорее победила? Неужели Настя ставит свою жизнь выше чем интересности? Очень приятно. Спасибо, что подарили возможность прочитать ваш рассказ.
12:47
Привлекло не пафосное название. Стены с барьерами ассоциатировать захотелось, прочтя этот лёгкий к восприятию рассказ. Спасибо большое.
15:23
А мне не понравилось. Очень все как-то растянуто и сонно, героиня в происходящем мало заинтересована, пользы она не приносит и ничего не делает. Как победили Велеса, как выжил Гена — неизвестно, все происходит за кадром, по сути самое интересное не показали. К чему книга на неизвестном языке — непонятно. Разве что про магию интересно.
«В переулке ты ринулась спасать меня от Велеса, хотя бессильна против него. Ты была храброй» — когда это было? Велес в то время напал на старика, а Гене ГГ просто помогла встать.
20:47
молилась ли ты на ночь, Исидора?
Тогда я ждала встречи с феями и розовыми единорогами, а сейчас, повзрослев, я сижу в шумном офисе и неспешно переношу рукописный текст какого-то нового литературного произведения в компьютер. таки да, вместо феев нынче геи
что заработанными деньгами смогут исполнить многие свои желания. коряво
ГГ все еще девственница? я просто про единорогов…
Как бы была интересна жизнь, если бы однажды, по пути домой, я бы как бы/я бы
обой форму овала человеческого роста eyesкоряво
Раньше тут была прямая дорога на параллельную улицу, но одним утром всё изменилось. а могло измениться двумя? тремя утрами?
Между двумя домами поставили две белые стены, украшенные объёмными контурами геометрических фигур. это как геометрически?
поэтому почва под асфальтом находится в постоянном движении, а это очень опасно для людей и машин. Участок дороги небольшой, поэтому оказалось дешевле поставить эти стены, чем периодически менять покрытие. а фундамент не гуляет? почему тогда дома не перекосило?
грубый переход от стены к кирпичной кладке соседнего дома стена, получается, была не кирпичная? панели вставили меж домов? без фундамента? не верю я
Только стена впереди и плиточная крыша над головой что за плиточная крыша?
— Что? А ты ещё откуда? – чудище напоминало обычного мужчину roflхороший выпад. феминисткам понравится
а вместо человеческих ладоней только пять острых когтей. когти вместо ладоней — страшно
По крайней мере, я должна быть какой-то особенной, раз смогла пройти через стену еще не тошнит от избранных?
Я не слушал Вас почему обращение с большой буквы?
коряво, громоздко, вторично, скучно, тускло и блекло
Загрузка...
Жанна Бочманова №1