Эрато Нуар №2

Ротмистр Ивлев

Ротмистр Ивлев
Работа №112

Стёпка Исаев, студент исторического института, был первым на своём факультете. Он дотошно изучал историю и для подтверждения гипотез часто рылся в архивах. Случайно он обнаружил, что его дед был вахровцем, ловил сбежавших заключённых. В одном из отчётов, он подробно описывал случай, который заинтересовал Степана. Дед писал, что они наткнулись на заимку, в которой много лет жил странный старик. Старик был невероятно силён и, что удивительно для того времени, образован. Также прилагалась карта с точным расположением заимки. Такое невероятное везение, не могло оставить юношу равнодушным. Собрав рюкзак, он уже на следующий день выглядывал из окна скорого поезда. Потом поездка на стареньком УАЗике по разбитым дорогам. И вот, наконец, он прибыл в ту деревеньку, которая была указана в карте как ближайшая до заимки. Старожилы подтвердили, что да революции была заимка, в которой жила семья Медведевых. Потом они куда – то пропали. Кто – то вспомнил, что в деревню наведывался старик, но жил он в заимке или нет, никто не решался спросить. Старик приносил шкуры зверей и мясо, и менял на всякую мелочь: спички, соль, порох.

Никто не захотел идти в провожатые, что бы показать Стёпке, где находилась заимка.
- Проклятое то место, - сообщил один старец, - охотники видели, что на этом месте часто горит свет, - и он перекрестился.
Но разве могли эти суеверия остановить юношу. Наоборот, они только подогрели его любопытство.
Двое суток Стёпка плутал по тайге. Его настырность, наконец, привела его к месту, указанному на карте. Начинало смеркаться, когда он заметил огонёк между деревьями. Это придало ему силы, и уже через несколько минут он стоял у деревянной ограды. За ней виднелась изба, из окна которой исходил свет. Юноша неуверенно подошёл к окну и постучал.
- Заходи, - услышал он скрипучий голос, - не заперто.
Стёпка медленно открыл дверь и переступил порог.
- Здравствуйте! – робко произнёс он.
За столом сидел могучий старик с седой бородой.
- Заплутал? – Лицо старика изобразило улыбку. – Не бойся, проходи, садись. Есть хочешь?
Юноша молча кивнул головой.
После скудного ужина: картошки и вяленного мяса, старик уставился на Стёпку:
- Рассказывай, чего тебя занесло в эту глухомань.
Юноша достал карту и показал копию архивного документа своего деда.
Старик медленно прочитал копию и проговорил:
- Помню твоего деда. Давно это было.
- А вы могли бы мне рассказать, как здесь оказались? – взволнованно проговорил Стёпка.
- Не только могу рассказать, - вздохнул старик, - все эти годы я вёл дневник. Вот думал, кому их передать. Теперь вижу, что не зря ждал и надеялся. Старик поднялся и передал юноше стопку тетрадей, перевязанных бечёвкой. Потом присев на место он стал вспоминать:

«Ротмистр Иван Андреевич Ивлев был потомственный военный. Ещё его дед участвовал в сражении 1812 года при Бородино; отец участвовал в Крымской войне, а погиб в русско – турецкой войне 1877 года, когда Ивану Андреевичу исполнилось два года. Сколько он себя помнил с малых лет, Иван готовил себя к службе в армии, учился ездить на лошади, занимался фехтованием. Его дворянское происхождение давало льготы на военной службе и позволяло содержать небольшое поместье. На службе он был зачислен в кавалеристский полк. В 1914 году, когда началась война с Германией, Иван Андреевич командовал взводом. Его бесстрашие и хладнокровие вселяли уважение у сослуживцев. В эскадроне ходили легенды о его подвигах в сражениях, из которых он выходил без единой царапины и с минимальными потерями.
Слухи, что в России начались бунты, доходили до фронта: какие – то подозрительные люди приносили листовки и о чём – то шептались с солдатами. Это мало интересовало Иван Андреевича, и отречение царя от престола, как гром среди ясного неба, прозвучало среди офицеров. Солдаты стали дезертировать, фронт начал разваливаться, целые полки потянулись в Питер. Иван Андреевич со своим взводом, в котором осталось восемнадцать всадников, также решили принять участие в восстановлении монархии. Они были верны воинской присяге и не признавали никакое временное правительство. Вооружённые банды сильно затрудняли продвижение отряда. Часто приходилось пробиваться с боем, и известие о революции они получили, так и не попав к месту назначения. Шли разговоры, что на Дону и Кубани собираются крупные казачьи соединения, но пробиться туда с отрядом, в котором осталось шесть всадников, было невозможно. Тогда Иван Андреевич принял решение двинуться на Дальний восток к атаману Семёнову. Вроде там, в Забайкальском округе, создали республику при поддержке японцев и англичан.
Пробираясь сквозь тайгу, наведываясь в селения за провиантом, терпя холод и превозмогая усталость, отряд, избегая столкновения с частями красной армии и бандами, упорно двигался вперёд. В одном таком селе кавалеристы напоролись на обоз красноармейцев. После сражения в живых остался только Иван Андреевич. В санях Ивлев обнаружил оружие и продукты. Перегрузив все продукты в одни сани, Иван Андреевич" пересел в них. Верный конь неотступно последовал за санями. Свернув с дороги в лес, ротмистр увидел впереди странную фигуру. Подъехав ближе, он обнаружил миловидную девушку. Она тянула санки с узлом. Девушка остановилась и вопросительно посмотрела на Ивана Андреевича. В её глазах не было страха.

- Не боится такая красавица одна ходить по лесу? – спросил Ивлев, осматривая стройную фигуру незнакомки.
- А чего мне бояться, барин, - бесстрашно ответила девушка, - плохих людей здесь нет, а хорошие не обидят.
- Так уж и не обидят, - восхищённый бесстрашием девушки улыбнулся Иван Андреевич. – А далеко путь держишь, красавица, может, я подвезу?
- В лесу заимка, где живёт моя бабушка и мои дядьки. Я им из деревни везу табак, муку и порох. Они - охотники. Взамен дают мне шкуры животных и мясо, которое я вымениваю у сельчан, - стала рассказывать девушка, садясь в сани.
Иван Андреевич закинул её узелок с санками и стегнул лошадь.
- А в вашем селе есть красные? – поинтересовался ротмистр.
- А что им делать у нас? Остались старики да бабы. Мужики все по лесу разбежались, как и мои дядьки. А у меня в селе мать с младшим братом остались, вот я и то к бабушке проведать хожу, то продукты матери и брату привожу. А нас, Медведевых, здесь все знают, - запоздало ответила она, - побояться меня трогать. У меня дядьки строгие. Они мне вместо отца, его – то настоящий медведь задрал.
Ивлев узнал, что девушку зовут Настей, а брата - Илюшей. Что бабушка - очень добрая и готовит вкусные пирожки и отличный квас.
- Вот приедем, сами попробуете, - пообещала она.
Присутствие Насти будоражило, и даже усталость куда – то на время исчезла. Приближался уже вечер, когда они подъехали к высокому частоколу, окружавшему большой деревянный сруб. Настя ловко спрыгнула с саней и побежала открывать ворота.
Ротмистр внимательно осмотрел двор, в котором виднелись сараи и навесы.
Под один из них Ивлев загнал сани и распряг лошадей.
- Идите в дом, - позвала Настя, - я позабочусь о лошадях.
Согнувшись, Иван Андреевич вошёл в большую прихожую. Здесь стоял длинный деревянный стол с лавочками, посередине находилась русская печь. Было жарко, отчего сразу стало клонить ко сну. Усталость навалилась на каждую его мышцу.
- Проходите, - услышал он добродушный голос. Из – за печи показалась миловидная старушка. – Я уже заждалась Настеньку, специально для неё испекла пирожки. Спасибо, что подвезли внученьку. Время сейчас неспокойное, – ворковала она, накрывая на стол. – Скоро и сыночки придут. Их у меня трое. Целый день охотятся.
В это время вошла Настя. Она с порога скинула тулуп, и Иван Андреевич по - достоинству оценил стройную фигуру девушки.
- А может, ну её, эту войну, - подумал он. – Вот женюсь и останусь здесь жить.
- А вы раздевайтесь и присаживайтесь к столу, - ворковала старушка. – Вот можете отведать пока моего кваску.
Ротмистр снял тулуп и приставил к стене винтовку и саблю.
Он с удовольствием выпил ковш кваса и задремал. Сквозь сон Иван Андреевич слышал, как вернулись сыновья с каким – то пленным. Один из братьев вывел его на улицу.
- Молодец, Настя! - похвалил один из братьев девушку. - Здорового бугая привела и добыча хорошая. Целая подвода продуктов.
Эти разговоры насторожили ротмистра, но он уже ничего не мог сделать и погрузился в сон.
Очнулся Ивлев от холода. Он был совершенно голый. Несколько свечей освещали комнату. Огромный бородач склонился над столом. Ротмистр напряг зрение и увидел, что на столе лежит человек. В руке бородача сверкнул огромный нож. Он резким движением распорол живот жертвы и вывалил внутренности в чан. Истошный крик, от которого кровь застыла в венах, оглушил ротмистра. Пленник был ещё жив. Бородач взял топор и стал отрубать конечности. Даже Ивану Андреевичу, не раз видевшему смерть, стало не по себе. Он попробовал пошевелить затёкшими конечностями. Руки были связаны, но Иван Петрович пальцами дотянулся до узла. Стараясь не привлекать внимание, он потянулся пальцами за один из концов верёвки.
Сверху открылась дверь, из чего Ивлев понял, что находится в подвале.
- Дядя Семён, - позвал голос Насти, - бабушка зовёт кушать. Позже мясом займётесь.
От этих слов ротмистра словно ошпарили кипятком.
- Значит, она всё знает и специально заманила его в ловушку, - подумал он, - а я для неё всего лишь мясо.
Бородач снял окровавленный фартук и стал подниматься по лестнице. Ивлев попытался встать, но ноги были словно ватными. Злость проснулась и придала сил ротмистру. Через несколько секунд он отбросил верёвку и стал растирать ноги, поднявшись, осмотрелся. В углу были свалены вещи. Сверху лежали его, и Иван Андреевич, не спеша, стал одеваться. Со стороны стола послышался стон и охрипший голос:
- Помогите!
Иван Андреевич подошёл в обрубку тела с выпотрошенными внутренностями. Было жутко на него смотреть, и казалось невозможным то, что тот ещё жив.
Ивлев взял нож и вонзил в сердце страдальца. Отыскав свою саблю, ротмистр задул свечи и стал ждать.
Послышался хруст снега. Бородач что-то мурлыкал под нос. Его удивила темнота в подвале. Он стал спускаться.
Удар сабли отбросил бородача в одну сторону, а его ноги в другую. Дикий рёв наполнил подвал. Следующие два удара лишили палача рук. Переступив через ревущий обрубок бородача, ротмистр поднялся наверх. Вытерев саблю о снег, он, словно хищник, подкрался к двери дома. Оттуда доносился смех Насти, рассказывающей, как ловко она обманула белого офицера. Дверь скрипнула, и на крыльце показался ещё один бородач. Он - словно копия того, что Иван Андреевич оставил в подвале. Шум был ротмистру ни к чему, и Ивлев просто срубил голову врагу, как не раз делал на фронте.
Бородач словно куль свалился в снег. Ротмистр вошёл в дом.
Ещё один бородач бросился к винтовке, но сабля настигла его прежде, чем он успел схватить его. Ивлев повернулся. Настя смотрела на него. В глазах её он увидел ужас и панику. Сабля легко вошла в грудь девушки, и она повалилась на пол. Старуха с воем набросилась на ротмистра, но повисла на сабле. Не торопясь, Ивлев выволок трупы на улицу и побросал в подвал, где ещё выл недобитый палач. Подперев дверь, ротмистр протёр саблю, а потом руки снегом. Зайдя в дом, он присел на скамью. На столе остались стоять: недопитая бутылка самогона, пирожки и жареные куски мяса. Ивлев с отвращением отодвинул мясо и сделал несколько глотков из бутылки. Подперев голову, он задумался. До рассвета было далеко и было о чём поразмышлять.
Утром, перекусив пирожками, Ивлев почувствовал новый прилив сил. Лошади, отдохнувшие и накормленные, ждали его. Прихватив пару винтовок из дома, ротмистр запряг сани и двинулся в сторону Читы.
***
Населённый пункт, в который въехал ротмистр, был переполнен иностранцами. Ивлева сразу же остановили и предложили проследовать в комендатуру. По виду это были японские солдаты.
Он подъехал к двухэтажному деревянному зданию. Кругом стояли часовые. Опытным взглядом ротмистр отмечал каждую мелочь. Перед входом у него отобрали винтовку, но когда один из солдат протянул руку за саблей, Ивлев так на него посмотрел, что тот отступил.
В комнате находилось два офицера, несколько человек сидели за рацией. У двери стояло два самурая с традиционными мечами. В углу, прислонённый к стенке, стоял ручной пулемёт
Один из офицеров посмотрел на Ивлева снизу вверх и, коверкая слова, спросил:
- Кто такая?
- Я - офицер царской армии, - ответил ротмистр, - мне нужно встретиться с атаманом Семёновым.
- Откуда мы знаем, что ты - офицер? Может, ты - лазутчик или предатель? – проговорил японец. – Кто сможет подтвердить твоя слова?
- Тогда мне не о чём с вами говорить, - решительно ответил Ивлев. – Я бы посоветовал вам отпустить меня по - хорошему.
- Это угроза? – офицер удивлённо поднял глаза и что-то сказал по - японски.
Самураи двинулись в сторону ротмистра. Владея древним искусством сражения на мечах, они не знали себе равных бойцов. Вот только ротмистр не догадывался об этом. Выхватив саблю, он метнулся к ним, и через минуту самураи лежали на полу. Два офицера, обезглавленные, свалились следом.
Когда в комнате не осталось живых, Ивлев выглянул на улицу. Сани стояли недалеко от крыльца. Схватив в свободную руку пулемёт, ротмистр обезглавил часовых и, прыгнув в сани. Лошади рванули по улице. Иван Андреевич, перевернувшись на спину, с пулемёта стал поливать выбегающих японцев. Выехав с улицы, сани помчались к лесу и скоро скрылись в нём.
Прошло много лет.
***
Илья Медведев, по прозвищу Медведь (не только из-за фамилии, но и за свой рост и необыкновенную силу) и ещё трое заключённых совершили побег из тюрьмы. Это случилось весной, когда земля ещё не оттаяла и можно было пересечь болота. К побегу заключённые готовились тщательно, хотя надежды с каждым побегом становилось всё меньше. Ходили слухи, что кому-то это удавалось, но подтверждения этим слухам не было. Вохровцы отслеживали заключённых, словно зверей, и безжалостно убивали. Им было достаточно показать отрубленную правую руку беглеца, чтобы подтвердить поимку заключённого. Ещё и с местным населением был заключён договор: за каждого беглого давали вознаграждение. Но находиться в заключении на Калыме, было даже меньше шансов остаться в живых, чем при побеге.
Медведь уверенно вёл двух своих сокамерников по тайге уже несколько дней. Ещё один заключённый «пирожок» был съеден по дороге.
- Это уже пошли мои места, - успокаивал он Гвоздя и Рябого. – Здесь была заимка моего отца и его трёх братьев. Нам бы только добраться туда. Там моя мать припрятала золотишко и камушки. И вещички есть, и еду найдём.
- Может, уже и заимки нет, - подал голос Гвоздь.
- Заимки может и нет, а вот схрон я знаю где, - ухмыльнулся Илья. – Мои дядьки не просто охотниками были, они грабили и белых, и красных. Сестрёнка пойдёт по деревням, всё разнюхает и им доносит.
- И где теперь сестра? – поинтересовался Рябой.
- Убил кто – то, прямо на заимке, - зло ответил Медведь. – Видно, пронюхали и всех порубали, и сбросили в погреб. Вот не пойму, почему ничего не взяли… Мать когда кинулась, что Насти давно не видно, пошла на заимку и нашла их. Тогда – то и припрятала золотишко. Вот только не пойму: как она сама смогла выкопать яму и всех их там похоронить. Но после того случая, она умом тронулась.
Эти разговоры подбадривали приятелей и давали новые силы.
- Кажется, прибыли, - неожиданно проговорил Илья и присел.
Гвоздь и Рябой последовали его примеру.
Выглянув из кустов, они увидели полусгнивший частокол, а за ним покосившийся сруб.
- Подождём до вечера, - распорядился Илья и развалился во весь свой гигантский рост на траве.
Начало темнеть, и в одном окне загорелся свет.
- Пошли, - проговорил Илья и, согнувшись, побежал к дому.
***
Вторую неделю вохровцы преследовали опасных рецидивистов. Те, словно завороженные, умудрялись уходить от них. Даже опытный следопыт, нанятый ими, был сбит с толку. Но, наконец, они вышли на их след и наткнулись посреди леса на старую заимку. И всё же по некоторым мелочам следопыт уверенно заявил, что в ней кто-то живёт.
С оружием наготове вохровцы ворвались в дом. За столом сидел седой старик.
- Могли бы и постучать, - недовольно проговорил он.
- Некогда нам вежливости разводить, - подскочил лейтенант. – Ты, дед, четырёх преступников не видел? Может, ты их прячешь где?
- Не четырёх, а трёх, - поправил старик. – Здесь они - голубчики, за домом. Могу показать.
- Почему трёх? – спросил лейтенант.
- Потому, что четвёртый был «пирожком», и они его съели по дороге. Поищите хорошенько, думаю, что найдёте его косточки.
Старик уверенно поднялся и твёрдой походкой направился к двери. Обойдя дом, он показал на бугорок:
- Здесь они, все трое, и лежат. Не понравились они мне. Грубые и наглые.
- Ты, что, дед, один с ними справился? – удивлённо воскликнул вохровец.
- Почему один, - усмехнулся старик, - с Божьей помощью.
- Исаев, - прокричал лейтенант, - выкопай трупы и отруби правые руки. Это нам для отчётности, - пояснил он старику.
- И давно ты здесь живёшь?
- Я уже и счёт годам потерял, - усмехнулся старик.
- А как зовут тебя? – поинтересовался кто – то из вохровцев.
- Ивлев я, Иван Андреевич, - вздохнул бывший ротмистр».
***

Проснулся Стёпка от того, что по лицу ползала какая – то букашка. По солнцу было похоже, что время перевалило за обед. Юноша оглянулся. Он лежал среди гнилых брёвен. Когда – то здесь была изба. Ничего не понимая, Стёпка подскочил. Ему на глаза попалась стопка тетрадей, аккуратно перевязанная бечёвкой.

-4
724
18:34 (отредактировано)
дед был вахровцем

ВОХРовцем! Грамотей…
Старик был невероятно силён и, что удивительно для того времени, образован.

Набил им морду и прочёл стихи Пушкина на французском?
Физической силой в ТО время удивить было сложно. Это сейчас многие качают «перса» вместо мышц…

В эскадроне ходили легенды о его подвигах в сражениях, из которых он выходил без единой царапины и с минимальными потерями.

Пулемёты взглядом гнул? Впрочем ладно, это уже придирки «за историчность», а тут фантастика. ОК, гнул. Едем дальше!

Старик приносил шкуры зверей и мясо, и менял на всякую мелочь: спички, соль, порох.

Ох… еть, «мелочь»!!! Самый ходовой товар тех суровых лет!

После скудного ужина: картошки и вяленного мяса

Это скудный ужин? Мда…

на Калыме

Вообще-то Колыма! В Гугле забанили, а в Яндексе вообще прокляли? Или чего?

Прихватив пару винтовок из дома, ротмистр запряг сани и двинулся в сторону Читы.

А зачем ему ДВЕ винтовки? По-македонски шмалять по краснюкам и прочим людоедам? smile Пусть лучше пулемет «Льюис» прихватит и к «господам офицерам» присоединится. Клюкву стричь очередями.

Перед входом у него отобрали винтовку, но когда один из солдат протянул руку за саблей, Ивлев так на него посмотрел, что тот отступил.

… и вскинул винтовку. Альфа-самцы только на дискачах выёживаться могут, а на войне пуле пофигу, кого дырявить.
И кстати, а где вторая винтовка, он же две взял? Или это уже неважно, что он взял ПАРУ винтовок? Тогда зачем об этом было писать?
По виду это были японские солдаты.

Что, воротнички выглажены особым способом? Ну ладно, ладно…
В углу, прислонённый к стенке, стоял ручной пулемёт

Смеркалось…

— Откуда мы знаем, что ты — офицер? Может, ты — лазутчик или предатель? – проговорил японец. – Кто сможет подтвердить твоя слова?
— Тогда мне не о чём с вами говорить, — решительно ответил Ивлев. – Я бы посоветовал вам отпустить меня по — хорошему.

Малацца! Вот так им, чуркам косоглазым! Хотя… они вообще-то союзники белых (против красной чумы истэссна), Ивлеву достаточно было назвать свою часть, и вопрос был бы решён. Японский офицер, кстати, поступает совершенно логично, а вот Ивлев ведёт себя как редкостный «не скажу кто».
Самураи двинулись в сторону ротмистра.

С револьверами в руках. А дальше вспоминаем метафоризм про женский половой орган и котёнка. В реале было бы именно так… да и до того не дошло б, Ивлев сказал бы где служит и японцы отправили бы его в свою часть.

Вохровцы отслеживали заключённых, словно зверей, и безжалостно убивали. Им было достаточно показать отрубленную правую руку беглеца, чтобы подтвердить поимку заключённого.

А чего не левую ногу? Голова, кстати, весит не больше правой руки. Имеем очередной глоток обжигающей Правды :)
Исаев, — прокричал лейтенант, — выкопай трупы и отруби правые руки. Это нам для отчётности, — пояснил он старику.

И нахрена ему чего-то объяснять? Могилы вскрыть он обязан, чтобы проверить, есть ли там вообще кто-то. Вдруг старик насвистел с три короба?

Финал откровенно странный. Ни о чём. Что за тетрадки, кто их писал, зачем?

Резюме. Рассказ вычитывать, вычитывать и вычитывать. И матчасть подтянуть. Даже если автор убеждённый «белый» — это не повод превращать случившуюся в России драму в цирк с конями. Точнее, с конём.

Из плюсов. Сюжет таки неплохой, целый приключенческий роман накропать можно, даже несмотря на гектары клюквы. Дочитал до конца, реально интересуясь, что же будет дальше?

НО «учиться, учиться и ещё раз учиться!» ©

Удачи, Автор.
12:15 (отредактировано)
Стёпка Исаев, студент исторического института, был первым на своём факультете. мог быть на чужом? кем первым: парнем? негром? геем?
дед был вахровцем ВОХР
Случайно он обнаружил, что его дед был вахровцем, ловил сбежавших заключённых. В одном из отчётов, он подробно описывал случай, который заинтересовал Степана. вот и сходу путаница с «ономи», вызванная скудным и корявым языком текста и излишне липкими местоимениями
Также прилагалась карта с точным расположением заимки. дед был топографом?
невероятно силен — это как? рвал пополам стволы сосен? или трахнул всю поисковую команду и медведя следом?
которая была указана в карте зпт и скорее «на», а не «в»
что да революции была заимка не понял, что за да?
но жил он в заимке а вот тут на, а не в
провожатые, что бы чтобы
охотники видели, что на этом месте часто горит свет, — и он перекрестился. горит свет? электрическая лампочка?
Его настырность, наконец, привела его к месту, его/его
только бабы Еги не хватает
традиционная лапша из лишних местоимений
уже через несколько минут он стоял у деревянной ограды никаких деревянных оград на заимках не бывает
из окна которой исходил свет исходил? к чему такой дешевый пафос?
После скудного ужина: картошки и вяленного мяса откуда у деда картошка? почему мясо вяленое?
Юноша достал карту и показал копию архивного документасвоего деда.
я вёл дневник. Вот думал, кому ихЕГО передать
стопку тетрадей, перевязанных бечёвкой откуда на заимке стопка тетрадей и бечевка?
Потом присев на место он стал вспоминать:

«Ротмистр Иван Андреевич Ивлев был потомственный военный.
почему о себе в третьем лице?
навязчивые онозмы достали до печенки
В 1914 году, когда началась война с Германией, Иван Андреевич командовал взводом. не поздно в 39 лет комвзвода?
вселяли уважение у сослуживцев вызывали уважение сослуживцев
временное правительство Временное
красной армии Красной
осматривая стройную фигуру незнакомки. угу, зимой под тулупом…
где живётУТ моя бабушка и мои дядьки
вкусные пирожки и отличный квас угу, на заимке
когда они подъехали к высокому частоколу, окружавшему большой деревянный сруб. какой к черту частокол?
посередине находилась русская печь на заимке?
Она с порога скинула тулуп, и Иван Андреевич по — достоинству оценил стройную фигуру девушки. он вроде уже в лесу оценил
с порога скинула тулуп — на пол?
Истошный крик, от которого кровь застыла в венах в венах застыла, а в артериях так ничего
Бородач взял топор и стал отрубать конечности. Даже Ивану Андреевичу, не раз видевшему смерть, стало не по себе. Он попробовал пошевелить затёкшими конечностями. конечности/конечностями
егоМЕНЯ в ловушку, — подумал он, когда ГГ рассказывает о себе, думающем о себе в третьем лице — это уже перебор
Удар сабли отбросил бородача в одну сторону, а его ноги в другую сомневаюсь, что одним ударом сабли можно отрубить обе ноги
Ещё один бородач бросился к винтовке, но сабля настигла его прежде, чем он успел схватить его. кого его? он винтовку хватал вроде
Сабля легко вошла в грудь девушки, и она повалилась на пол. грудь на пол повалилась?
Утром, перекусив пирожками с человечиной?
амураи двинулись в сторону ротмистра. Владея древним искусством сражения на мечах, они не знали себе равных бойцов. Вот только ротмистр не догадывался об этом. Выхватив саблю, он метнулся к ним, и через минуту самураи лежали на полу. типа наши ротмистры круче любых яиц. чего же тогда РККА их под орех разделала, таких монархических крутышей?
с пулемёта стал поливать из… пулемет одной рукой держал? монархотерминатор какой-то
18:37
+1
Много перестроечной клюквы, отсутствие мотивации героя. Какого черта он случайно оказался за 10 тыс. км. от европейского театра военных действий? Зачем он прорывался по России летом 17г? Поезда тогда еще ходили, мог сесть и поехать. И с кем он уже воевал так, что потерял больше половины отряда? Гражданской войны еще не было, тучи дезертиров с оружием бродили по России, ограничиваясь грабежами и разбоем. Автор не в теме( Писать рассказ это не просто набросать абзацы в стиле акын-экстази. Тут продумывать надо и место и время действия, и резоны героя. Если берется исторический период, нужно знать, что тогда происходило. Очевидная графомания.
18:57
коммент слетел
ещё трое заключённых совершили побег из тюрьмы. Это случилось весной, когда земля ещё не оттаяла и можно было пересечь болота. но при этом — Подождём до вечера, — распорядился Илья и развалился во весь свой гигантский рост на траве. откуда трава?
лежание на мерзлой земле — однозначно жопа почкам
Заимки может и нет, а вот схрон я знаю где, — ухмыльнулся Илья. – Мои дядьки не просто охотниками были, они грабили и белых, и красных. Сестрёнка пойдёт по деревням, всё разнюхает и им доносит.
— И где теперь сестра? – поинтересовался Рябой.
— Убил кто – то, прямо на заимке, — зло ответил Медведь. – Видно, пронюхали и всех порубали, и сбросили в погреб. Вот не пойму, почему ничего не взяли… Мать когда кинулась, что Насти давно не видно, пошла на заимку и нашла их. Тогда – то и припрятала золотишко. Вот только не пойму: как она сама смогла выкопать яму и всех их там похоронить. Но после того случая, она умом тронулась.
откуда об этом знает беглый зэк?
Вторую неделю вохровцы преследовали опасных рецидивистов. Те, словно завороженные, умудрялись уходить от них. Даже опытный следопыт, нанятый ими, был сбит с толку. Но, наконец, они вышли на их след и наткнулись посреди леса на старую заимку. И всё же по некоторым мелочам следопыт уверенно заявил, что в ней кто-то живёт.
С оружием наготове вохровцы ворвались в дом. За столом сидел седой старик.
— Могли бы и постучать, — недовольно проговорил он.
— Некогда нам вежливости разводить, — подскочил лейтенант. – Ты, дед, четырёх преступников не видел? Может, ты их прячешь где?
— Не четырёх, а трёх, — поправил старик. – Здесь они — голубчики, за домом. Могу показать.
— Почему трёх? – спросил лейтенант.
— Потому, что четвёртый был «пирожком», и они его съели по дороге. Поищите хорошенько, думаю, что найдёте его косточки.
Старик уверенно поднялся и твёрдой походкой направился к двери. Обойдя дом, он показал на бугорок:
— Здесь они, все трое, и лежат. Не понравились они мне. Грубые и наглые.
— Ты, что, дед, один с ними справился? – удивлённо воскликнул вохровец.
— Почему один, — усмехнулся старик, — с Божьей помощью.
— Исаев, — прокричал лейтенант, — выкопай трупы и отруби правые руки. Это нам для отчётности, — пояснил он старику.
— И давно ты здесь живёшь?
— Я уже и счёт годам потерял, — усмехнулся старик.
— А как зовут тебя? – поинтересовался кто – то из вохровцев.
— Ивлев я, Иван Андреевич, — вздохнул бывший ротмистр».
практически дословно содрано у В. Пикуля
так же как и эпизод с боем с японцами — там слегка переиначено
Загрузка...
Мартин Эйле №1