Нидейла Нэльте №1

Лучший день в жизни

Лучший день в жизни
Работа №117

В массивную дубовую дверь спальни осторожно постучали.

- Хозяин, завтрак готов, - услужливо произнёс приглушённый голос слуги. – Прикажете подавать?

Красивый длинноволосый мужчина, стоящий напротив высокого, в рост человека, зеркала, быстро обернулся.

- Конечно, подавайте, Бертрам! – радостно воскликнул он. – Мы чертовски голодны!

- Будет исполнено незамедлительно.

Из коридора послышались размеренные удаляющиеся шаги.

Молодой человек поправил пёстрый платок, небрежно повязанный вокруг шеи, и одёрнул белоснежные манжеты, при этом он поворачивался и так и этак, любуясь своим отражением. Вьющиеся чёрные волосы, аккуратно рассыпавшиеся по плечам, превосходно сочетались с правильными чертами лица и волевым подбородком.

- Завтрак – это замечательно! – заявил мужчина своему отражению. – Необходимо поддерживать себя в отличной форме!

Он демонстративно напряг мышцы, и тонкая шёлковая ткань рубашки подчеркнула мускулистую стройную фигуру.

- К тому же, мы славно потрудились этой ночью, не так ли? – негромко пробормотал он.

Одеяло на широкой кровати с балдахином слегка шевельнулось.

- О, да, Алекс, ты был великолепен! – протянул из-под него томный женский голосок.

Отражение в зеркале сверкнуло белозубой усмешкой и озорно подмигнуло карим глазом, как бы говоря: «А ты неплох, негодник!»

Алекс подмигнул ему в ответ, небрежный жестом откинул волосы за спину и двинулся к ложу.

- Моя прекрасная Жюли, сегодня ночью ты была завораживающе неотразима, мон амур, - хрипловато произнёс он.

Из-за одной из раскиданных по кровати подушек, показалась светлая кудрявая голова. Тёмно-синие глаза лучились весельем.

- А сейчас, значит, уже не так неотразима? – лукаво спросила девушка.

Её мягкий голос пробирал до мурашек в спине. Алекс окинул взглядом скрытое под одеялом идеальное тело и усмехнулся.

- Ты всегда неотразима!

Она запустила в него подушкой, от которой он легко увернулся.

- Бессовестный обманщик! – крикнула она улыбаясь. – Ты обещал, что сегодня мы прокатимся к Охотничьему лесу.

- Вот как? – деланно удивился Алекс. – Тогда надо глянуть какая погода на улице.

Он быстрыми шагами подошёл к окну, рывком распахнул створки и втянул воздух полной грудью. В нос ударил запах цветов и фруктов из сада, раскинувшегося вокруг особняка. После полутьмы комнаты, ослепительные солнечные лучи заставили зажмуриться и прикрыть глаза рукой.

- Что ж отменное утро для конной прогулки. Сразу же после завтрака, пожалуй, можем прокатиться.

В дверь спальни деликатно постучали.

- Входите, Бертрам, входите! – воскликнул мужчина.

Дверь отворилась, и появился грузный седой слуга с огромными бакенбардами. Он толкал перед собой небольшую тележку с едой.

- Превосходно, просто превосходно! – потёр руки Алекс. – И что у нас сегодня на завтрак?

- Варёные яйца по-бургундски, креветки по-бордолезски, абрикосовый омлет, свежие булочки с черникой и апельсиновый сок, - степенно произнёс слуга, останавливая тележку возле кровати.

Рот Алекса наполнился слюной.

- Замечательно, передайте Фрицу моё искреннее восхищение! Хотя…

Мужчина быстро переместился к дубовому столу, с разбросанными бумагами, открыл шухляду, пошарил там, достал зазвеневший мешочек и вытянул из него золотую монету.

- Лучше, передайте ему вот это, – сверкнул он улыбкой, протягивая блестящий кружок Бертраму. – За восхищение нельзя ничего купить, а за золото – можно.

- Будет исполнено, - произнёс слуга, пряча монету в карман.

– Да, и вот ещё что. Сегодня нам с Жюли предстоит конная прогулка, надеюсь, Фриц порадует чем-то изысканным на обед?

- Разумеется, хозяин, - слуга склонился в поклоне. – Рисовые лепёшки, тушёная дикая индейка, свежий салат и вишнёвый пирог.

- Хватит-хватит-хватит! – замахал руками Алекс. – У меня уже текут слюнки, а…

Возле двери кто-то тихо кашлянул, и мужчина резко оборвал фразу, рывком оборачиваясь на звук. Мускулистое тело, под шелковой рубашкой, напряглось как натянутая струна.

- Аа, это вы, Жан! – расслабляясь, произнёс он. – Вы всегда так незаметно появляетесь. Что привело сюда начальника моей охраны?

- Простите, хозяин, – негромко произнёс коренастый темноволосый человек с уродливым шрамом через весь лоб. – Я бы не посмел вас беспокоить во время завтрака, однако прискакал какой-то господин и потребовал немедленно провести его к вам.

- Вот как? – нахмурился Алекс. – Немедленно?

- Да. Сейчас он находится возле ворот. Вооружён шпагой и парой пистолетов. Судя по тому, как запылена одежда, и по, кхм, запаху, путь он проделал немалый.

- Он назвался?

- Нет, но он начеркал пару слов на записке.

Жан достал из кармана тёмного камзола измятую сложенную бумажку и протянул Алексу. Тот выхватил её одним движением и быстро развернул.

- Кто это, дорогой? – встревоженно подала голос Жюли и села на кровати, придерживая одеяло на груди рукой.

Длинноволосый франт молчал, нахмурив брови, над чем-то размышляя, затем прошёл к тлеющему камину и швырнул в него записку. Глядя как разгорается клочок бумаги он начал раздавать быстрые указания:

- Жан, проведите нашего гостя на фехтовальную площадку в саду, только не забудьте забрать пистолеты.

- Будет исполнено, - кивнул человек со шрамом и исчез столь же тихо, как и появился.

– Бертрам, принесите мою шпагу, надеюсь, она хорошо заточена?

- Разумеется, - склонил голову седой слуга и неторопливо вышел из комнаты.

- Жюли, ты останься здесь, насладись этим чудесным завтраком за нас двоих.

Она упрямо покачала головой.

- Кто это, чёрт возьми, такой, ты можешь сказать?

Губы Алекса расплылись в хищной улыбке.

- Один старый… знакомый. Странно, что он ещё жив. Впрочем, это ведь легко исправить.

Жюли соскочила с кровати и подбежала к нему в одной тонкой ночной сорочке.

- Ты не смеешь так рисковать собой! – горячо заговорила она, заглядывая в глаза, и принялась молотить кулачком по его груди. – Не смеешь! Не смеешь!

Он перехватил её руку, мягко сжал и приник поцелуем к полным губам.

- Я скоро вернусь, - прошептал он успокаивающе. – Завтрак даже не успеет остыть.

Алекс отстранился и упругим шагом вышел вслед за слугой. Из спальни послышался сдавленный плач.

«Значит, этот скользкий негодяй опять выбрался из, казалось бы, безвыходного положения, - проносились в голове мысли, пока он сбегал по ступенькам на первый этаж особняка. - Интересно, фут стали в груди его остановит, или он найдёт, как выкрутиться даже в такой ситуации? Может прохиндей давно заключил договор с Кровавой Хозяйкой, потому она его к себе и не забирает?»

Мужчина вихрем пронёсся через просторную прихожую с мраморными столбами.

- Ваша шпага, хозяин! - раздался сзади запыхавшийся голос Бертрама.

Алекс нетерпеливо бросился назад и выхватил клинок, вложенный в богатые ножны, из рук старого слуги.

- Останьтесь здесь и присмотрите за Жюли! – отрывисто приказал он,

Не дожидаясь ответа, Алекс развернулся, одним мощным рывком распахнул тяжёлые створки дверей и быстро зашагал по дорожке в глубь обширного сада. Подойдя к ближайшему дереву, он молниеносным движением выхватил шпагу из ножен и провёл три безупречных атаки по воображаемому противнику: в лицо, грудь и бедро.

«Сносно, господин Леруа! – громыхнул в ушах голос Рене – старого учителя фехтования. Это слово в его устах считалось высшей степенью похвалы. - Может быть, вас, господин попрыгунчик, и не проткнут первым же выпадом в настоящем бою. Но вот вторым – точно, если будете позволять себе лениться на моих уроках. Напрягайте кисть при ударе. И будьте хладнокровней, дьявол вас раздери! А теперь ещё раз - ан гард!»

Алекс усмехнулся, вложил шпагу в ножны и уже никуда не торопясь двинулся по дорожке, рассматривая по пути цветущие деревья. Свежий ветерок приятно холодил кожу под тонкой рубашкой, и приносил с собой аромат спелых фруктов.

«Пожалуй, стоит приказать приготовить яблочного сидра, чего добру пропадать?»

Мужчина даже начал что-то насвистывать, словно не ему предстояло сейчас скрестить шпаги. Выходя на расчищенную травяную поляну, окружённую деревьями, он был абсолютно спокоен.

Там уже стояли двое: начальник охраны Жан и…

- Грегори Моро! – растянув губы в улыбке, больше похожей на оскал, произнёс Алекс.

Высокий светловолосый мужчина в запылённой дорожной одежде, сорвал с головы шляпу с пером и театрально поклонился. Стало видно, что у него не хватает левого уха.

- К вашим услугам, господин Леруа, - широко улыбаясь, сказал он. – Можете звать меня просто Грег… Как раньше.

Несмотря на улыбку, его серые глаза были холодны, как лёд.

«Это действительно он, никакой ошибки быть не может. Негодяй опять сумел выбраться из полной задницы».

- Как, чёрт возьми, вы остались живы, Грег? – поигрывая шпагой в ножнах, спросил Алекс. – Если мне не изменяет память, в последний раз, когда я вас видел, вас настигли и окружили люди барона Ру. К тому же вы были ранены и истекали кровью.

Грег вскинул подбородок.

- У вас прекрасная память. Скорее всего, этого досадного недоразумения не произошло бы, если бы вы любезно не ранили меня в бедро кинжалом.

- Может быть, я это сделал ненароком? В темноте очень сложно различить, где свои, где чужие…

- О, смею предположить, что вы сделали это для того, чтобы наши преследователи отвлеклись на меня, и тем самым дали вам возможность унести ноги.

- Учитывая количество противников, было бы неразумно сражаться с ними. Потому я предпочёл, хм, тактическое отступление.

Грегори деланно рассмеялся.

- Вы знаете, барон Ру был очень разгневан, когда узнал о пропаже некой блестящей вещицы.

- Видимо не настолько, чтобы вас убить.

- Всё верно, но он собственноручно отсёк мне ухо, как вы можете заметить.

- Какой негодяй! – хмыкнул Алекс.

- Безусловно! Но, к счастью, он внял гласу рассудка, и мне удалось донести до него выгоду нашего временного сотрудничества. Мы нашли взаимопонимание на почве ненависти к одной, известной вам, особе.

- А вы не спешили, господин Моро. Ведь прошло уже несколько месяцев.

- Увы, непредвиденные обстоятельства, возникшие по дороге, задержали меня в пути. Потому придётся с запозданием выразить вам свою благодарность и передать пожелание здоровья от господина Ру.

Алекс посмотрел на слугу, безмолвно замершего на краю поляны.

- А что мне мешает приказать Жану просто застрелить вас на этом самом месте, а затем выбросить труп в реку?

Грег удивлённо поднял брови вверх, глянул на слугу и весело захохотал.

- Что? «Божественный клинок», как вас называют в народе, будет трусливо прятаться за слугу с пистолетом?

Он покачал головой и отбросил шляпу к деревьям. Затем выхватил шпагу из поясных ножен, несколько раз ею взмахнул и проревел:

- Ну, так прикажите!

«Мерзавец всегда был немного сумасшедшим и абсолютно бесстрашным. Или наоборот, немного бесстрашным и абсолютно сумасшедшим? Впрочем, возможно, именно это в нём мне так нравилось и восхищало».

«Может действительно приказать пристрелить его?» - мелькнула подленькая мыслишка.

Алекс целых две секунды всерьёз рассматривал этот вариант, затем, с лёгким сожалением, отмёл его и тряхнул головой.

- Вы правы, Грег, - произнёс он, тоже выхватывая шпагу и отбрасывая ножны. – Жан, если этот господин победит, проводите его к воротам и проследите, чтоб ему не чинили препятствий.

Слуга кивнул.

- Бриллиант, господин Леруа. – напомнил Грег.

Алекс нетерпеливо махнул рукой.

- Если он победит – пусть заберёт камень, Бертрам знает, где он.

- Не «если», а «когда»! - рыкнул светловолосый. – Из трёх наших дружеских поединков, дважды побеждал я.

- Ну, может это как раз третий случай, - усмехнулся Алекс.

- На вашем месте, я бы на это не рассчитывал.

Грегори выдернул второй рукой мен-гош из-за пояса и мягко пошёл к нему навстречу.

«Сегодня, господин бездельник, вы будете учиться сражаться против противника, у которого во второй руке зажат мен-гош, или же дага, - отдалённо отозвался в голове суровый голос Рене. - И, клянусь всеми апостолами, если вы зазеваетесь и будете хлопать ушами, как обычно, то этот кинжал пощекочет ваше брюхо или воткнётся в ягодицу, если вы, господин бездарь, попытаетесь, упаси вас Бог, сбежать!»

- Се баттре! – проревел Грег и ринулся на противника, осыпая его ударами шпаги.

«К бою, так к бою, засранец ты этакий!»

Алекс встретил бешенный натиск отточенными движениями прямой защиты. Клинки яростно звенели, на мгновение, сталкиваясь в воздухе. Атаки были слишком быстры и Алекс попятился.

«Рипост, господин пустоголов! – рявкнул в голове ненавистный голос Рене».

- Отличный рипост! – воскликнул Грегори, отскакивая назад и отбивая ответный молниеносный выпад кинжалом.

Его глаза светились счастьем.

«Похоже, гадёныш доволен, а я давно не сражался с равным мне по мастерству оппонентом. Тем более превосходящим».

- А что вы скажете на это? – ухмыльнулся Грег и прыгнул вперёд, обрушивая град ударов, пытаясь дотянуться выпадом до бедра Алекса.

«Подлец пытается расплатиться за нанесённое ему тогда ранение».

Алекс сосредоточился на круговой защите и пропустил момент, когда его противник взмахнул второй рукой. Плечо обожгло резкой болью, словно кто-то прижал к коже раскалённое железо. На белоснежной шёлковой ткани расцвёл красный цветок.

Грег отскочил назад, уходя от удара, стряхнул каплю крови с лезвия кинжала и издевательски рассмеялся.

- Как вам этот трюк?

Он на секунду отставил вторую руку чуть в сторону. Этого момента и выжидал Алекс с начала поединка.

«Если ваш противник с мен-гошем окажется столь же туп, как и вы, господин ротозей, и выдвинет руку вот сюда, сделайте батман и…»

Клинок рванулся вперёд, хлестнул по шпаге противника, затем обрушился сверху вниз на левую руку Грега.

«…туше! - проревел учитель фехтования, с любовью поглаживая учебную шпагу, пока Алекс, схватившись за руку, прыгал по залу».

- Туше! – оскалился Алекс.

Сражайся он палашом, и рука светловолосого мужчины уже упала бы на траву, а из обрубка вовсю хлестала бы кровь. Но шпага колет, а не рубит. Однако силы удара было достаточно, чтоб Грег выронил кинжал.

Он шипел сквозь зубы и больше не смеялся. Противники двинулись по кругу, стараясь занять удобную позицию. Плечо жгло огнём.

«Больше он не допустит подобной оплошности. Никакого ненужного позёрства. Надо завершить поединок, до того, как потеря крови скажется на моей реакции».

Прошло едва ли больше одной минуты с того момента, как дуэлянты обнажили шпаги.

«Если у вашего противника, господин оболтус, есть слабое место - а оно есть у всех! – атакуйте именно туда, без раздумий и жалости! Где тонко – там и рвётся. Нащупаете слабину – пробивайте защиту! Ан-гард!» – голос наставника стеганул не хуже, чем учебный клинок мастера Рене по спине или заднице.

Алекс стремительно ринулся в атаку, стараясь зацепить шпагой раненую когда-то ногу противника и нанося удары со стороны левой ослабленной руки. Однако, вместо защиты, Грег бросился вперёд, и они сцепились клинками вплотную, голова к голове, рыча и плюясь друг другу в лицо, напрягая все силы, чтобы преодолеть сопротивление противника и опрокинуть его на спину. Алекс схватил левой рукой вооружённую кисть Грега, а тот, в свою очередь, кисть Алекса.

«Похоже, мой удар по руке был не настолько силён, как хотелось бы».

Они перетаптывались с ноги на ногу, словно два неуклюжих танцора, пытающихся вести одновременно.

«При столкновении кор-а-кор, вам господин пустоголов, пригодятся подсечки, удары ногами и коленями».

Алекс взвыл, когда колено Грега ударило его в пах, слёзы брызнули из глаз.

Он отпустил кисть противника и через руку ударил кулаком прямо в лицо светловолосому.

«Надо было снять чёртов шейный платок!» - запоздало пришла мысль, когда пальцы Грега рванули его голову вниз, пригибая к земле.

Алекс едва удержался на ногах, что-то сильно ударило его сбоку в ухо, похоже локоть. Алекс вслепую ударил гардой туда, где по его расчётам должен был находиться нос противника, но там его не оказалась. Всем телом он рванулся в сторону, выкручивая пальцы Грега, схватившие за шейный платок, и почувствовал, что они его не держат. На интуиции защитился от возможного удара шпагой в лицо, услышал, как зазвенела сталь, и так же на интуиции, всё ещё не видя противника, шагнул вперёд в глубоком выпаде, опёрся ладонью левой руки о землю, с выдохом выбросил вперёд вооружённую руку и почувствовал, как шпага во что-то вонзилась. Или, скорее, в кого-то.

«Я его таки достал!» - пронеслась мысль.

«Сносно, господин Леруа! – громыхнул голос наставника. – Приемлемый пассато-сотто, наконец-то! Вы всё-таки не безнадёжны. Урок окончен!»

Алекс выдернул шпагу и замер тяжело дыша. В ушах звенело, словно кто-то бил в колокол. Левое ухо частично оглохло и горело, плечо пылало. Но это пустяки!

Грег, пошатываясь, стоял со шпагой в руке по центру площадки. Наконец, он выпустил оружие и, со стоном, осел на траву, схватившись рукой за грудь. На запылённой рубашке быстро расплывалось тёмное пятно. Жан, всё так же молчаливо и деловито, двинулся в сторону бойцов.

Поединок окончился.

Алекс опустил шпагу, шагнул к поверженному противнику, над которым склонился слуга и внезапно услышал до отвращения знакомый звук.

Откуда-то сверху раздалось монотонное жужжание. Грег и Жан неестественно застыли. Молчаливые, пугающе неподвижные, безжизненные фигуры. Пустые оболочки на фоне бутафорских садовых декораций.

- Нет! Нет! Нет! Только не сейчас! – заорал Алексей куда-то в пустоту, разбрызгивая слюну.

Дрожащей рукой сорвал виртуальные очки с проводами наушников и отшвырнул в сторону.

«Кто придумал этот, чёртов, блокиратор?!»

Привычно начали слезиться глаза.

«Ненавижу это дерьмо! Ну почему с каждым разом возвращаться становится так невыносимо сложно?»

Затёкшее тело не хотело двигаться, шея отозвалась сухим щелчком и привычно заныла, когда он стал подниматься из эргономичного кресла. В дальнем углу грязной комнаты стояла застеленная кровать. Он уже забыл, когда спал на ней последний раз, предпочитая спать в кресле. Жить в кресле.

Алексей с трудом поставил кресло в вертикальное положение и сел. В нос ударил кислый запах мочи и собственного, давно немытого, тела.

«Опять придётся сменить штаны. Или не менять? Какая к чёрту разница, если тут всё равно никого кроме меня нет?»

Желудок резанула ноющая боль.

«Надо хоть что-то съесть» - возникла вялая мысль, не вызывающая ничего кроме рвотных позывов.

Алексей спустил ноги на грязный пол своей однокомнатной квартиры и с усилием поднялся. Колени привычно подогнулись, и он едва не упал, успев схватиться за ручку кресла.

«Дерьмовый блокиратор срабатывает каждые двенадцать часов с момента подключения к системе. Значит, прошло двенадцать часов».

Светящиеся диоды компьютера ярко мигали в темноте комнаты. Лампочка на люстре давно перегорела, а купить новую и вкрутить её, не было времени. Алексей осторожно, маленькими неуверенными шажками, подошёл к окну и отдёрнул штору.

Небо, полностью затянуто тяжёлыми серыми тучами. Одинокие прохожие, прячась под зонтами, медленно брели по улице. Моросил мелкий дождь. Небольшие капельки воды собирались в одну большую и стекали ручейками вниз по замызганному стеклу. Алексей с отвращением скривился.

«Какая дерьмовая серая мерзость! Когда я последний раз туда выходил? Месяца два назад? Три? Кажется три. Всё, что нужно для жизни, можно купить с доставкой до двери».

В комнате светлей не стало. Чувствуя, как дрожат колени, пошаркал в ванную, включил холодную воду и умылся. Из заляпанного чем-то зеркала на него смотрело усталое худое лицо. Редкие и блеклые, давно не расчёсанные, волосы торчали во все стороны. Глаза в красных прожилках, вокруг них – тёмные круги.

«Ненавижу эту мерзкую рожу!»

В зеркале отразилось тощее тело в мятом спортивном костюме, без намёка на какую-либо мускулатуру.

«Неужели это мерзкое создание – я? Не может быть… Ну зачем эти чёртовы умники из «Виртуального Сна» вшили блокиратор в программный код так, что его невозможно вырезать или обойти, без нарушения целостности программы? Почему я должен возвращаться сюда и видеть это отвратительное существо здесь, вместо того сильного и красивого мужчины там?»

Снова резануло живот.

Алексей выключил воду и, держась за стену, побрёл на кухню. Достал из шкафчика протеиновый порошок, смешал его с водой и, морщась, выпил.

«Почти как варёные яйца по-бургундски…»

Вытянул упаковку рыбьего жира с громким названием «Рыбный рай» и проглотил несколько капсул.

«Вот и креветки по-бордолезски…»

В холодильнике нашлась банка «Фруктовой феерии» - углеводы в таблетках . Съел сразу горсть, не высчитывая пропорции и не ощущая никакого обещанного вкуса спелых плодов.

«На десерт – абрикосовый омлет и булочки с черникой. Точь в точь, не отличишь. Вот и позавтракал…» - желчно попытался пошутить Алексей.

Но было не смешно.

«Что там ещё? Апельсиновый сок? Травяной чай сойдёт как замена?»

Мужчина порылся в навесном шкафчике и вытащил упаковку с пакетиками чая. Налил воды из-под крана в чайник и поставил на огонь. Газ горел еле-еле, синими язычками облизывая почерневшее дно чайника.

«С апельсиновым соком придётся подождать…»

Резко раздавшийся звонок в дверь, заставил испуганно затрепетать сердце.

«Кто это, чёрт возьми? Доставка? Но я ничего не заказывал, а если б и заказывал, то они должны просто оставлять всё у двери!»

Дверную ручку сильно дёрнули, затем кто-то сильно стукнул в дверь.

«Наглые грабители проверяют, есть ли дома хозяева?»

Алексей схватил лежащий на столе нож и замер. Только сердце стучало так громко, что, казалось, его биение можно услышать из-за двери.

«Зачем я схватил этот, чёртов, нож? Всё равно мне не хватит сил пырнуть им кого-то. Это там, в той жизни, я могу вытворять всякие акробатические трюки со шпагой, типа «пассато-сотто», хоть и никогда не тренировался ни у какого Рене. Чёртову память, как и навыки, мне любезно вшивает виртуальная программа. А здесь – я обычный слабак, меньше, чем никто».

За дверью послышались удаляющиеся шаги. Сердце перестало калататься, как сумасшедшее.

«Фуф, кажется ушли».

Алексей бросил нож обратно на стол, схватил стакан воды и жадно приник губами. Тощий кадык дёргался при каждом глотке.

Резкий телефонный звонок, громыхнул в комнате как небольшой взрыв, и заставил подавиться водой.

«Твою мать! Кто это, нахер, звонит? Мне ведь некому звонить. И почему я не отключил, чёртов, звук?»

Кашляя и чертыхаясь, Алексей потрусил в комнату, на не сгибающихся ногах и, с трудом, отыскал телефон, который почему-то валялся под креслом.

- Кха-кха-да? – прокашлял в трубку.

Голос звучал сипло. Мужчина очень давно ни с кем не разговаривал.

- Добрый день, это Алексей Леров? – раздался из трубки приятный мужской баритон.

- Кто это, чёрт вас возьми? Я ничего не покупаю! – раздражённо сказал Алексей, собираясь сбросить вызов.

- Я из корпорации «Виртуальный сон».

Мужчина насторожился.

- Вот как. У меня оплачен абонемент на пять лет вперёд. Какого чёрта вам надо?

- У нас есть к вам предложение. Возможно, оно вас заинтересует.

- У меня есть всё необходимое оборудование, спасибо! Я ничего не буду покупать! Скажите лучше как выключить ваш дерьмовый блокиратор.

- Вы же знаете, он отключается сам, через время необходимое для приёма пищи и отдыха.

- Знаю, знаю, через пять часов, - фыркнул Алексей. – Так что вы продаёте?

- Это мы можем предложить вам бесплатно.

- Вот как? – заинтересовался он.

- Да, мы несколько раз отправляли к вам нашего менеджера, предложение довольно деликатное, однако вы не открывали дверь.

- Меня не было дома! – солгал Алексей.

Говорить правду не очень хотелось.

- Потому я вам звоню. Скажите, хотели бы вы полностью избавиться от блокиратора, возможно даже навсегда?

Ладонь, сжимающая телефон, вспотела.

- Разве это возможно? – задохнувшись от надежды, нетерпеливо спросил Алексей.

Открывшиеся возможности дурманили воображение.

- Возможно, - спокойно ответил собеседник.

- И сдохнуть через несколько суток от обезвоживания?

Кое-какое соображение у него всё же осталось.

- В этом и состоит суть нашего предложения. Наша новейшая разработка - улучшенная система виртуальной реальности. Вас подключат к аппарату, поддерживающему функции организма в норме. В строго определённое время введение воды, питательных смесей, вывод жидкостей из организма, ну и так далее. Аппарат встроен в систему.

- И вам нужны подопытные, верно?

- Лучше звучит - тестировщики. Нам необходимо десять человек, для тестов аппарата, восемь постоянных клиентов уже согласились. Все они получат пожизненное бесплатное подключение. Если вам нужно время на размышление…

- Не нужно! Я согласен! – Алексей едва ли не кричал в трубку.

- Что ж, прекрасно. В качестве маленького презента мы удалённо обнулили время таймера вашего блокиратора, так что можете им пользоваться уже сейчас. Тогда ждём вас завтра в нашей корпорации, назовёте на входе вашу фамилию, и вас проведут. До встречи!

Алексей отключил телефон и зажмурился от открывшихся возможностей.

«Всегда сильный и красивый, как Апполон; сказочно богатый, как граф Монте-Кристо; окружённый многочисленными друзьями и прихлебателями; искренне любимый прекрасной девушкой! У него будет всё, чего он лишён в этой омерзительной реальности! Неужели это возможно?!

Внезапно ожили и замигали сброшенные компьютерные очки. Блокиратор отключён! На душе сразу стало светлей. Ещё какая-то минута – и он вернётся на поляну, где ранил Грегори Моро – заклятого друга и надёжного врага. К чёрту испачканные штаны! Быстрее туда!

Алексей счастливо улыбнулся. Первый раз за несколько последних лет. Он уселся в кресло, отточенным движением надел очки с наушниками и запустил программу. Прежде, чем он провалился в дурманящий сон, пришла счастливая мысль:

«Сегодня лучший день в моей дерьмовой жизни!»

На кухне, медленно закипая на слабой газовой конфорке, засвистел старый, почерневший от нагара, чайник…

0
708
09:54
+1
«Сколько песен спето о...»
Или другими словами — тема избита донельзя. Подача ее какой-то особо уникальностью и оригинальностью тоже не отличается, к сожалению. При этом у рассказа приятный стиль, легкий слог. Читать было приятно и, в целом, все же интересно. Тем обиднее за сюжет и идею.
В самом начале вопросы возникли только к белозубой улыбки героя в эпоху, которая показалась эпохой развитого феодализма. Затем огнестрельное оружие и дуэли чести. А затем все разрешилось самым банальным образом.
Из разряда сопутствующих мыслей: всегда было интересно, как в подобных ситуациях решается проблема пролежней. Это же по 12 часов через 5 перерыва (отдыха) в одном положении. И опрелости и бактерии — воспалительные процессы, дистрофия мышц на уровне неспособности встать (памятуя, что герой постоянный клиент).
В общем, видно, что автор в тексте и умеет с ним работать, но не хватает оригинального интересно (и может более сложного в плане морального выбора) сюжета.
пролежни решаются специальным надувным матрасом, который по программе надувает и сдувает свои сегменты
я еще в 90-х такие видел
18:31
высокого, в рост человека, зеркала, хреновое сравнение — люди бывают разного роста
при этом он поворачивался и так и этак, любуясь своим отражением.
— Завтрак – это замечательно! – заявил мужчина своему отражению. в зеркале могло быть чужое отражение?
Одеяло на широкой кровати с балдахином слегка шевельнулось.

— О, да, Алекс, ты был великолепен! – протянул из-под него
из-под него это из-под балдахина или одеяла?
Из-за одной из раскиданных по кровати подушек, показалась светлая кудрявая голова. недодушил подушкой?
онозмов много
Она запустила в него подушкой, от которой он легко увернулся. она/в него/от которой/он — ужас просто
— Бессовестный обманщик! – крикнула она, улыбаясь
— Варёные яйца по-бургундски, креветки по-бордолезски, абрикосовый омлет, свежие булочки с черникой и апельсиновый сок, — степенно произнёс слуга, останавливая тележку возле кровати. сомнительное меню
открыл шухляду почему по украински?
сорвал виртуальные очки с проводами наушников очки виртуальной реальности, а не виртуальные — виртуальные сорвать нельзя
банально, вторично, скучно
конкурсно…
Комментарий удален
Загрузка...
Илона Левина №1