Эрато Нуар №2

Кабыздохлик

Кабыздохлик
Работа №761

1

-Так, не спать, не расслабляться! Давай, дорогая, нас завтра ждет экзамен по трансформации!
-Раньше надо было учиться, а сейчас заточить бы чего-нибудь и в постельку!
-С ума сошла! Ты же знаешь эту грымзу, Скелетоновну! Она нас весь семестр достала, на парах спать не давала, угрожала отомстить на экзамене! И вот настал ее час триумфа…
-Ну и пусть Секлета Антоновна потешится, недолго ей осталось… в смысле, до давно заслуженной пенсии. Что ужасного может с нами произойти?
-Ужасного? Да нас же исключат из Академии! А я, может быть, мечтаю увидеть себя в фиолетовой мантии и пятиугольной шапочке, в руках диплом и семилучевая звезда выпускника на шее… Я, может быть, всю жизнь мечтала стать магессой и пойти спасать мир…
-От себя, что ли?
-От ужасного остроумия брюндинок, таких, как ты!
Если бы кто-нибудь подслушивал под дверью, махнул бы рукой, мол, снова близняшки ссорятся, и пошел бы себе прочь по своим никчемным делам. Да только никого, кроме меня, в комнате не было. Я ловила собственное отражение то в зеркале, то в темном мониторе магического дальновизора, то в кристалле, и спорила сама с собой. Я выросла без братьев и сестер, взрослые не разрешали мне встревать в их жутко важные разговоры, вот и приходилось изгаляться. И потом, отчего же не поговорить с умным человеком? В этлм удовольствии я себе не отказывала. В Академии меня за это прозвали Близняшкой, а парни из факультета боевой магии окрестили просто Няшкой. Ну, я и не особо возражала, особенно когда меня окликали в коридоре, оборачивались все девушки, а оказывалось, что зовут одну меня.
-Ты отвлеклась, - укоризненно сказала моя ипостась.- Вот что угодно делаешь, лишь бы ничего не делать! Лентяйка!
-А ты у нас аки пчелка, всю ночь жужжала?
-Да уж успела перед сном в учебник заглянуть, пока кое-кто не выключил свет! И даже пару формул выучила!
-Ой, выучила она! У тебя память фотографическая, раз прочитаешь, и навеки запомнишь! Ладно уж, давай свою формулу, бубни!
Слова полились из неведомых глубин подсознания, так как я действительно не помнила, чтобы учила формулу трансформации. Краем глаза увидела огромного паука, повисшего на вертикальной паутинке. Видимо, мои потуги привлекли восьмилапика, и он остановился на полдороге, очарованный (читай – парализованный) моими познаниями.
-Кабыздох! – в сердцах выкрикнула я вместо последнего слова формулы. Паук замер, парализованный, а потом задергался и шлепнулся лапами кверху. Я изумленно уставилась на свежеупавший подарок небес.
-Эй, как тебя там! Зверь восьмилапый! Очнись!
Тишина.
-Я пошутила!
Никакой реакции.
-Ну хочешь, я месяц под кровать заглядывать не буду, приводи, кого хочешь!
Ноль реакции.
-А, чтоб тебя!
Я попыталась дотронуться носком домашних туфель к свежепреставившемуся, но нога инстинктивно дернулась, а глаз дернулся в ответ. Так и до нервного тика недалеко! Кинув прощальный взгляд на трупик, я пошла за метлой и совочком, а когда вернулась… На месте паучка с ладошку скрутился калачиком странный зверь. Шерсть дыбом, глаза горят, зубы оскалил – одним словом, милашка!
- Ты кто? – робко сорвался вопрос. Не то чтобы я ожидала членораздельного ответа, скорее по привычке.
-Кабыздох, - грустно вздохнуло чудовище.
-Кабы…кто?
-Ка-бы-здох, - повторила зверюга и укоризненно посмотрела мне прямо в глаза. Через миг меня осенило.
-Ой мамочки! Это же я тебя трансформировала, что ли?
-Именно, - печально шмыгнул носом мой питомец.
-Какой же ты милый, - зарылась я пальцами в нежную густую шерсть и чмокнула ставший вдруг голубым левый глазик.
-Спасибо, конечно, но теперь ни одна паутина меня не выдержит…
-Это горе – и не горе, это горе- не печаль! – продекламировала я, кружась с пушистиком на руках. Он доверчиво прижался к моему плечу и тихо похрюкивал, надеюсь, от счастья.
Вдруг лампочка под потолком замигала и погасла. Ну, точно же! Комендантский час! Предполагалось, что после этого знака свыше студенты заканчивают зубрежку и ложатся в холодные постели. Но на самом деле после отбоя лишь начиналась самая движуха.
-Не бойся, маленький, - я погладила доверчиво прильнувшее ко мне существо и отворила дверь в коридор. – Сейчас в гости сходим…
Истошный вопль был мне ответом.
-АААААААА! Что это? – барабанные перепонки чуть не лопнули от инфразвуковой волны. «Заткнись!» - мысленно проорала я, и вдруг звук исчез, словно кто-то повернул выключатель.
-Ух ты, - умилилась я. – Твоя работа?
-Я не что, а кто! – гордо ответил мой питомец. В ответ Скелетоновна (лишь она могла резко переходить в крайние звуковые диапазоны) выпучила глаза и мягко сползла по стеночке.
-Знакомьтесь, это Кабыздох. Ничего личного, просто вырвалось в момент создания. Я так понимаю, экзамен я сдала автоматом? Не возражаете? Вот и чудненько! Я сейчас за зачеткой сбегаю, а вы пока пообщайтесь в научных целях…
-Студентка Близняшка, уберите от меня это безобразие! – телепатировала старая магесса. Я кивнула и подхватила Кабыздохлика на руки.
-Пойдем, малыш, добрая тетя ставит нам экзамен автоматом… Эх, жаль, а то ночь длинна, а в учебнике столько неопробованных формул!
-Неееееееет! – мысленная волна ужаса настигла меня уже в комнате. – несите скорее вашу чертову зачетку и учебник прихватите. Он вам ни к чему.
-Какая жаль, - улыбнулась я, протягивая зачетку. – О! придумала! Я буду писать у вас дипломную работу!

2

Утро началось с сюрприза.
Я задыхалась. Какое-то невидимое в полутьме чудовище навалилось мне на грудь, сдавило горло, и жарким дыханием обдало мне щеку. Рассыпанные по подушке волосы зашевелились от ужаса, и когда я уже готова была заорать, чей-то шершавый язык мазнул по щеке.
-Да чтоб ты здох! – не выдержала я.
-Я Кабыздох, - обиженно засопело мое чудище. – Сама нарекла!
-Да помню я, помню… чего только не ляпнешь сдуру, а потом с этим жить!
Кабыздохлик уткнулся мне в ухо и запыхтел. Волосы снова зашевелись.
-Прекрати! Щекотно же!
Пушистик доверчиво прильнул к моей щеке и заурчал. Я прошлась по гладкой шерстке и вздохнула. Ну вот что теперь с ним делать? Куда девать?
-Не надо меня никуда девать, я тебе пригожусь, - пообещало мое чудовище.
-Спи уж, чудо чудное, - проворчала я и попыталась заснуть. Ага, не тут то было! Сна не было ни в одном глазу, хоть стреляйся. Я поворочалась и поняла, что снов мне сегодня не видать – видать, все же разобрали, пока я к экзамену готовилась. Мне достался кем-то оброненный отрывочек грез, но он подозрительно быстро закончился, а новых пока не завезли...
Я решительно отдернула одеяло и пошлепала к столу, где сиротливо приткнулся учебник по трансформации. Читать с Кабыздохликом на плече оказалось на удивление интересно. Мой питомец был явно не обделен умственными способностями, все схватывал на лету (весь в свою создательницу!), а иногда ставил в ступор своими необычными вопросами. Трудно представить, по каким извилинам носились мысли в его голове, но вопросами он загонял меня в тупик. Правда, потом ответы рождались, как озарения, и ставало вдруг кристально ясно, почему все устроено именно так, а не иначе. Одно закономерно вытекало из другого, другое – из третьего, а третье вообще переплетено в удивительный узор канвы мироздания. В какой-то миг я поймала себя на том, что канва мироздания – ни разу не метафора, а полотно из звуков, красок, потоков мыслей, эмоций и энергий, переплетенное в чудесном завораживающем узоре. Оно дышало, оно звучало, оно вибрировало в удивительном ритме, и это было настолько красиво, что хотелось плакать от пронзительного счастья. Я протянула руку и кончиками пальцев коснулась самой незаметной нити. Она вздрогнула и зазвучала по-другому, полотно мироздания пошло рябью, и мне вдруг как-то внезапно поплохело. Я в ужасе отдернула руку, но было поздно: нить лопнула, и прямо на глазах начала расползаться пугающая дыра. Да что же это такое! Любое вмешательство чревато войнами и катастрофами, а тут такое! Я взвыла от бессилия. И тут Кабыздох, в ужасе замерший на плече, вдруг отмер:
-Стой! Ничего не делай! Будет только хуже!
-Нужно срочно все исправить!
-Позволь мне!
Решив, что хуже уже не будет, я дала добро. Кабыздохлик принюхался к разрыву и вдруг ловко подхватил ускользающую нить, лизнул и соединил края. Страшно представить, что у него на языке, но ниточка срослась, как ни в чем не бывало. За ней подтянулись другие, сворачиваясь в петли и извилины, проникая одна под другую, и через мгновенье полотно стало целехоньким и зазвучало в гармонии.
-Как ты это сделал? –ошалело спросила я.
-Не знаю, - пожал плечами мой воспитанник. – Само как-то получилось. Ты же видела…
В этот момент дверь с грохотом слетела с петель. Не успела я как следует удивиться, как Кабыздохлик юркнул мне за пазуху и затаился.
-Не двигаться! Магическая стража!
- Да я и не собиралась…
-Молчать! Где разрыв реальности?
-Какой такой разрыв?
-Студентка Близняшка, что вы снова натворили? – бесцеремонно распихав черных стражников, в комнату ворвалась Скелетоновна.
-Я? Почему сразу я? – мое удивление было неподдельным.
-Сработала сигнальная паутинка, - переступил порог еще один незваный гость. Ой мамочки! Да это же сам Стром, живая легенда! Ноги подкосились, и я уцепилась за край стола. Красивый, как бог, со словно высеченными из камня чертами лица, капитан черной гвардии не был красавцем, но что-то в нем притягивало меня, как магнит. Какая-то бездна в глазах… Я почти утонула в них, но Кабыздохлик заворочался, и я глупо хихикнула. Щекотно же, зверюга малая!
«Знаю, - прилетело из ментала, - зато теперь тебя не сканируют».
Что? Меня? Сканировать? Без моего ведома? Я быстро прикрылась ментальным щитом и начала мысленно рассказывать глупый детский стишок. Стром удивленно моргнул, а я мысленно начала подвывать в такт стишку. Капитана стражи аж перекосило, он отвел взгляд и снял щупальца своего внимания с моей скромной персоны. А я еще ногой в такт притопывать начала, и рукой дирижировать… Рекорд! Я второй раз за ночь смогла удивить Скелетоновну! То ли еще будет! Ее луч внимания пополз к моей голове, но я быстро начертила защитный круг и вздохнула с облегчением. Но, как оказалось, рано радовалась. Стром кивнул одному из вояк и вышел. Видимо, команда понимала шефа без слов.
-Студентка Близняшка, вы арестованы за незаконное вторжение в ткань мироздания с неизвестными целями, – чеканя каждое слово, пробасил бородатый стражник. Что-то он мне резко разонравился. Особенно после того, как положил лапищу на мое плечо. Ладонь была горячей, но меня обсыпало ледяными осколками. Страшно подумать, что ощущают рядом с ним настоящие преступники!
-Нет! Вы не имеете права! – голос Скелетоновны набирал децибеллов. Еще немного, и крышу сорвет напрочь, а бравые вояки превратятся в агукающих младенцев. Но внезапно звук исчез, и в полнейшей тишине раздался спокойный голос Строма:
-Студентка пойдет с нами, и это не обсуждается. Мы будем информировать директора Эймса обо всем, касающемся его непосредственно, а пока прошу нас извинить, но мы должны покинуть эти стены.
Свою первую в жизни телепортацию я помню плохо. Сияющая арка, в которую меня под белы ручки внесли двое дюжих молодцев. Остальные молча сомкнули ряды вокруг нас. В прорезях шлемов не было ни отблеска от живых глаз. Да и люди ли они? О стражниках многое говорят, но я не верю в сказки…
Наконец переход завершился, и я шагнула прямо в светлую комнату с огромными окнами во всю стену, за которыми бушевала тьма. Спиной к нам в высоком кресле сидел худощавый мужчина с удивительно красивым профилем.
-Что там у вас? – хрипло спросил он, слегка повернув голову в профиль.
-Нарушительница…- начал доклад один из стражников и умолк, повинуясь движению длинных, как у пианиста, пальцев. Еще одно движение в сторону двери – и мы остались тет-а-тет с незнакомцем. От него веяло странной силой, первобытной мощью, совсем не похожей на Скелетоновну. Я не обольщалась. Эх, не видать мне диплома! Из Черной башни еще никто не сбегал!
-Ну что, студентка Близняшка, готовы к практике?
И в этот момент я икнула.

3

Мы остались тет-а-тет с незнакомцем. От него веяло странной силой, первобытной мощью, совсем не похожей на Скелетоновну. Я не обольщалась. Эх, не видать мне диплома! Из Черной башни еще никто не сбегал!
-Ну что, студентка Близняшка, готовы к практике?
И в этот момент я икнула.
- Простите, к чему?
- К практическому применению полученных в Академии знаний, - четко, как для умственно отсталой, повторил он.
Ага, знаний, как же! Знал бы он…
«Щит!» - пискнул Кабыздохлик. Я мгновенно сэкранировала, и вовремя: мне не показалось, чужое внимание, как стрела, пронзило пространство. Щит задребезжал мелко и гаденько, но устоял. Зрачки хозяина кабинета на долю секунды расширились, а затем невозмутимость снова вернулась на его четко высеченное лицо.
-Простите великодушно, я не представился… Адмирал-архимаг Громм к вашим услугам, сударыня…
- Эмм… очень приятно, сэр Громм. Зовите меня Близняшкой, меня так все называют.
-А имя у прекрасной Близняшки есть? – вкрадчиво склонился этот тип над моей рукой. Попавшая в капкан конечность ощутила тепло и силу. Заманивает, негодяй…
- К чему нам эти условности? Ведь так прекрасно общались…
Рука начала пульсировать, потом вверх побежали мурашки. Мысленно передернула плечами, и непрошеные гости посыпались с бисерным стуком на пол. Имя ему подавай… Еще в сны придет, а там я еще не так хорошо контролирую себя и свои ощущения. Нет уж!
-Так что вы говорили о практике?
-Ах да… Есть у нас один интересный проект. По правде говоря, отбор туда серьезный, и способности нужны отнюдь не детские… не студенческие, я хотел сказать. Но сегодня вы меня впечатлили…
- О, это я умею! А позвольте поинтересоваться, чем именно?
Громм улыбнулся уголком рта и мягко подвел меня к окну.
За окном простирался город в огнях. С вершины Черной башни был просто потрясающий вид. Огоньки мелькали, двигались потоками, лентами опоясывали улицы. Громм открыл французское окно, и мы шагнули на террасу. Порыв ледяного ветра едва не сбил с ног. Громм стоял за спиной, нерушимый, надежный и теплый. Я пригляделась к картине под ногами. Огни начали расплываться, все пошло рябью, и полотно мироздания вдруг проявилось над Городом. Оно дрожало, и волны шли по нему изнутри, словно кто-то или что-то прорывалось к нам с изнанки мира. Я вздрогнула. Опасность была очень близко, и только тонкое плетение защиты сдерживало это пугающее Нечто от вторжения.
- Что это? – прошептала я внезапно севшим голосом.
- О чем вы? Вас впечатлил вечерний Город? – насмешливо отозвался адмирал-архимаг. На миг мне показалось, что именно так все и обстоит, но я точно знала, что видела!
- Я о той непонятной хрени, которая прорывается к нам с той стороны!
- Так вы ее видите? Любопытно…
Мы вернулись в комнату. Меня колотило не от холода, а от мгновенного ужаса, накатившего в миг, когда Неизвестность прогибала нашу реальность. Страшно представить, что в один миг все, что я люблю, может исчезнуть, а все, кого я люблю или просто знаю, вдруг перейдут из разряда «кто» в категорию «что».
Громм был потрясен не меньше меня, но совсем другим:
- До вас почти никому не удавалось заметить этот процесс невооруженным взглядом. Давно у вас подобное видение?
- С сегодняшнего утра, - честно ответила я и встрепенулась: - А почему тут ночь?
- На этой стороне Мира всегда ночь, - ответил Громм и уколол: - А разве в Академии этому не учат?
- Учат, наверное, - пожала плечами я. - Просто я этого не помню. Может, проспала, может, прогуляла…
- Странно, как это сочетается с вашими успехами в обучении?
- Сама от себя в шоке, - вздохнула я.- Но мне настолько лень учиться, что я все быстренько схватываю на лету и запоминаю. Главное, положить полученную информацию на нужную полочку, чтобы потом знать, где искать.
- Любопытно, - задумчиво протянул архимаг и протянул мне парующую чашку. Пахло зелье изумительно.
- Что это за чудо? – восхитилась я.
- Я не чудо, я Кабыздох, сама же нарекла, - ворчливо проурчал мой питомец, высовывая голову из-за ворота рубахи, в которой меня притащили сюда. Увидев Громма, кабыздохлик замер. Впрочем, как и адмирал-архимаг. Такого изумления его лицевые мышцы давно не ощущали.
- Это…что?
Предвосхищая возмущение пушистика, я затарахтела:
- Это моя проектная работа по трансформации живых существ. Зовут Кабыздох. Милый, это адмирал-архимаг Громм, не обижай его, дядя хороший…
Звереныш затрясся и захрюкал, а следом то же самое начал проделывать Громм. Затем его скрутило в конвульсиях, он судорожно хватал воздух ртом. Только на второй минуте я поняла, что он бьется в истерике от смеха. Я уткнулась носом в чашку. В конце концов, кто я такая, чтобы осуждать его? Работа у человека непростая, вот и развлекается, как может.
- Кккко…хе, - наконец выдохнул он.
- Будьте здоровы! – пожелала я.
- Спасибо, но кофе – это напиток, который так вам понравился. Привезли из загранкомандировки. За гранью много всего любопытного… Да вы и сами вскоре все увидите. Это будет бонусом к заданию.
- Я согласна, - промурлыкала я.
Кабыздох осторожно принюхался, но флюидов безумия не уловил.
Через полчаса мы в какой-то странной одежде и амуниции стояли у разгорающегося портала. Мы – это я, Кабыздохлик, Стаф и Громм.
- Не высовывайся, просто наблюдай. Это твой первый выход в Свет, так что давай без самодеятельности. Стафф главный, вы со зверюшкой просто дополнительная пара глаз, понятно?
Я кивнула, и Громм активировал портал. Мне показалось, или в последний миг он нам чего-то пожелал напоследок? Надеюсь все же, доброго пути. Хотя кто его знает, такой и проклясть может…

4

При всем его огроменном росте Стафф двигался легко и грациозно. Я чувствовала себя цаплей и бегемотихой одновременно: такая же изящная и звучная. Стафф оглянулся с перекошенным лицом, вся его страдальческая мимика буквально орала: «Тихо!!! Нас услышат!» Но пока никто не появился, и мы благополучно продвигались по каменному мешку, окруженному высокими серыми башнями. Башни показались бы игрушечными, но при ближайшем рассмотрении оказались обитаемыми. Ну надо же, и кто же тут живет? Неужто люди? Хотя… Мир прекрасен в своем многообразии, и кто знает, куда нас закинуло сегодня… Хотя нет. Адмирал-то уж точно знает, куда послал, да и боец-переросток тоже наверняка в курсе.
-Стафф, - заныла я. – А где это мы? А кто тут живет? А куда мы идем?
Стафф замер, его шея напряглась, плечи взбугрились горами мышц, и эта громадина начала неспешно разворачиваться. Медленно, наверное, потому, чтобы не убить меня сразу во гневе праведном.
Вот тут все и произошло.
Вдруг я почувствовала дикую панику. Смертельная угроза! Но не со стороны Стаффа, а откуда-то…
- Сзади!
Вопль вырвался прежде, чем я успела проанализировать и осознать. Стафф не успел оглянуться, как позади него выросла громадина с пылающими глазами. В э тих глазах было столько свирепости, что хотелось провалиться сквозь землю или мимикрировать во что угодно, лишь бы эта уродина не заметила тебя. Но было поздно: Стаффа не заметить было невозможно. Бывалый воин, прошедший не одну схватку со всякого рода отребьем, сейчас просто застыл, как парализованный. А может, это и было целью нападавшего – шокировать, парализовать и уничтожить?
Стафф не реагировал на мои призывы. Я бросилась ему под ноги, сбила с ног, и парень кубарем покатился по серой каменной земле. Его глаза закатились, и только тонкие полумесяцы белков жутко отсвечивали из-под век.
Существо огласило улицу возмущенным воплем.
- Что, малыш, игрушку отобрали? Ну извини, ты ее слегка шуганул, нежнее надо быть, а то всех распугаешь, с кем тогда играть будешь? – я несла полный бред, но странное дело, существо словно прислушивалось к моему голосу. Оно склонило голову набок, и пылающие глаза приблизились к моему лицу. Я подняла руки вверх, словно сдаваясь:
-Тише, тише, малыш, держи дистанцию, а то я тоже свалюсь от твоей неземной красоты. С кем тогда играть будешь?
Существо что-то то ли промычало, то ли пробулькало в ответ. Ну понятно, членораздельной речи можно не ждать, и не потому, что мальчик в школе плохо учился, букв не знает и звуки не выговаривает. Просто выговаривать-то нечем! Хотя что-то, похожее на щель, алело на темном фоне его тушки. От попытки пообщаться горизонтальная щель на шее разинулась, как дыра, а перпендикулярно вниз стрелой пошел алый разрыв, похожий на крест.
- Это каким же извергом надо быть! – нахлынуло вдруг не вовремя сочувствие. Ну да, изверг. Так распанахать бедолагу и не добить. Понятно же, что после такого любой озвереет.
- Подожди, болезный, подожди… Сейчас мы тебя подлатаем. Эй, Кабыздохлик, выгляни на минуточку, помощь нужна!
Зверушка не отзывалась, хотя я по-прежнему ощущала теплое мохнатое тельце. Ах вот как, игнор, значит! Пригрела гада на своей груди!
- Я не гад, я Кабыздох, сама же нарекла… - завел свою шарманку мой питомец, высунув усатую морду наружу. Усы щекотали шею, щеку, и это было так неожиданно, что я заржала вслух.
- Уыыыы? – завелся было с полоборота располосованный монстр, но Кабыздохлик, увидев противника, вдруг зашипел на него:
- Она моя, слышшшшшшшишшшшшшь? Попробуй только тронь, узнаешшшшшшшь…
Существо внезапно как-то сдулось и огрчилось. Из располосованной раны закапала голубая кровь. Там, где она падала на каменную землю, образовались прожженные проплешины, но монстра это ничуть не волновало.
- Милый, мы можем ему помочь?
- А зачем? – воинственно встопорщил усы мой защитник.
- Жалко же, - скривилась я.
- Ох ты ж, жалостливая ты наша! – запричитал Кабыздохлик. – Вечно подберет какую-то дрянь и тащит в дом, а потом возись с ней, воскрешай…
Я застыла, как вкопанная. Именно так причитала в детстве моя бабушка Арффа, когда я приносила раненых грифонов или выпавших из гнезда драконышей. Причитать-то причитала, но потом неизменно помогала. Бабулька у меня была целительницей, не то, что я. С того света все живое на свет вытаскивала, а я, по ее же словам, все это же живое могла в могилу загнать. Не знаю, почему природа решила на мне отдохнуть, но исцелять я не умела, разве что усугубить болезнь до крайности, и тогда больной либо мгновенно исцелялся, либо уходил на перерождение. Бабушка Арффа говорила, что у меня дар есть, и, возможно, не один, просто спит до поры - до времени. Где был этот дар, когда бабушка ушла иные миры? Не знаю. Вообще, я до сих пор в недоумении, как такую бездарь могли принять в Академию, но все же семь лет назад это чудо случилось, и я оказалась в удивительном месте… Как это, к примеру.
Итак, заглянув в глаза Кабыздохлика, я решила, что потом его допрошу, а пока… Пока я увидела, что тьма, клубящаяся вокруг монстрика, - это разорванные силовые потоки, и чем больше завихрения пытались проскочить разрыв, тем хуже становилось нашему монстру. Наконец существо горько вздохнуло и улеглось к моим ногам.
Кабыздохлик же уселся сверху на поверженного врага и лизнул рану. Раз, другой, третий. Глаза животинки ошалело распахнулись, и мой зверь буквально присосался к голубой крови существа. Я не выдержала и, обмакнув палец в голубую жидкость, лизнула. Мир засиял какими-то искорками, звездочками, бабочки защекотали меня своими крылышками… Я помотала головой. Мир стал четче, но прозаичнее.
Кабыздохлик зализывал раны существа с таким самозабвенным упоением, что было жалко прерывать этот процесс, но все же я подняла за шкирку своего воспитанника, и тут же, на моих глазах, края раны сомкнулись и срослись. Лишь огромный шрам крест-накрест напоминал о недавнем ранении. Существо что-то утробно проурчало и взмыло ввысь, растаяв между серыми высокими башнями.
- Где я? – вдруг послышался слабый голос. Я укоризненно взглянула на Кабыздохлика, которого все еще держала за шкирку:
-А ты не помнишь?
- Смутно… - отозвался мой герой странно слабым голосом.
- Еще бы, нализался кровушки, вот и неудивительно…
- Чьей кровушки? – окреп голос вопрошавшего, и я вдруг осознала, что говорил не Кабыздох, а пришедший в себя Стафф. – И куда подевалось чудовище, напавшее на меня?
- Не беспокойся, я его заболтала до смерти, - улыбнулась я.
- Хорошо, - с облегчением выдохнул Стафф, прикрыв глаза, и попросил: -Помоги мне достать…
Я в ужасе воззрилась на бледного вояку. Ну ладно, упал, контузия, амнезия и что там еще полагается в таких случаях… Но он все пытался вытащить из кармана брюк что-то, зажатое в кулак. Когда, наконец, Стафф разжал пальцы, у него в руке была небольшая батарейка с пимпочкой на вершине. Испарина покрывала его лоб, дыхание было тяжелым и хриплым, но в последнем усилии он втопил кнопку до предела.
Конец миссии. Забирайте нас. Я хочу домой…

+1
1178
Комментарий удален
11:29
+2
Вот точно — забавненько! Название-то какое, чудное) Чудный стеб над стереотипными академками, мерисьюшками и любофью. Разве что показалось, что герою этому прекрасному уделили мало внимания, но это так мелочи. Слог приятный, стиль отлично выдержан. В общем смешно, мило, но, кажется мне, что не конкурентоспособно, с оглядкой на финалистов прошлых лет.
Удачи!
19:09
Кабысдохлик милый, героиня приятная, сюжет навороченный, история занятная, читается легко. Автору плюс!
13:40
А я вот стеба над стандартными академками про Сью не увидела. По-моему, это и была стандартная история про такую вот Мэри Сью. Однако написанная на вполне пристойном уровне. Но никаких свежих идей или интересных моральных дилемм здесь нет. Мимимишность и легкий юмор — да, это было, а больше как-то ничего.
Загрузка...
Жанна Бочманова №1