Ольга Силаева №1

Тень

Тень
Работа №767. Дисквалификация за отсутствие голосования

В одном маленьком весёлом городе жил-был Учёный. Весёлым город был, потому что там никто не работал, все лишь развлекались, пили шампанское, смеялись и болтали о пустяках. Учёному это не нравилось, и он был единственным человеком, кто сидел дома и не пил шампанское и не смеялся и даже не болтал о пустяках. Вместо этого он писал книги об истине, добре и красоте. И, хотя эти книги никто не читал, он продолжал писать. Просто для себя. Просто чтобы жить в том мире, который он сам выдумал. В этом мире были страны, а в них – города, и в этих городах жили люди, которые, как и Учёный, искали ответы на вечные вопросы. Что же такое истина? Как её постичь и нужно ли? Зачем мы все живём? Что такое красота? Важна ли красота внешняя или всё-таки внутренняя?

Он отправлял свои рукописи в другие города, в издательства. Ведь когда-то он работал в университете, его все знали, его книги печатали. А потом в его городе закрылся университет, а затем и все книжные магазины. В них уже не было необходимости. Все стали развлекаться. Учёный стал не нужен, вот он и ждал ответа из других городов. И каждый день он проверял почтовый ящик, включал компьютер, проверял электронную почту. И в почтовом ящике, и на электронной почте его ждали десятки писем. Но не от издательств. Писали ему жители его города. Он просматривал эти письма, разочарованно вздыхал и закрывал почтовый ящик.

Люди писали ему… Нет, не потому что им вдруг захотелось пообщаться с Учёным, нет, они писали, потому что вдруг в городе, где все так любили развлечения, начали происходить очень странные изменения.

Сначала изменения почти никто не замечал. Ну, подумаешь, среди лета снег пошёл – странно, конечно, но можно устроить вечеринку не на улице, а в торгово-развлекательном центре. А зимой вдруг – солнце, и все надевают шорты. Необычно, но так даже лучше.

Была пара экологов, которые устраивали митинги, оспаривая решение срубить деревья в очередном парке, чтобы построить ещё один торгово-развлекательный центр. Но никто не приходил на их митинги. Их называли глупыми. Зачем нужны парки, там лишь деревья, а в торгово-развлекательных центрах и рестораны, и магазины, и кино…

Но вдруг потеплело настолько, что людям даже в шортах было жарко. Все вокруг задыхались. А в новостях говорили, что ожидается повышение температуры ещё на 10 градусов. А потом, может быть, и ещё, и ещё.

Тут уж экологи уговорили мэра созвать Совет Ученых. Проблема стояла остро, нужно было принимать меры. Учёные уже давно отвыкли от решения проблем; они, как и все, в последнее время лишь развлекались. А тут нужно было думать, обсуждать, спорить, анализировать. Кто-то предложил прервать на время вечеринки с фейерверками, не летать по городу на самолетах, поменьше ездить на автомобилях, совсем забыть о строительстве новых торгово-развлекательных центров и не вырубать деревья, а, наоборот, высаживать новые.

Всем остальным лень было спорить, и они согласились.

Учёные составили отчёт и отдали мэру.Он прочитал его перед всем городом. Но и сам мэр, и люди сочли такое решение слишком радикальным.

«Нет, это как же без самолётов, без фейерверков?»…

Учёные лишь развели руками, а мэр поинтересовался, где же ещё один учёный. «Ведь вас было восемнадцать, нет одного…»

«Он уже давно не с нами. Сидит дома, что-то пишет», - ответил кто-то из Совета.

И мэр приказал:

«Найти его! Написать ему! Пусть он подумает, и, если его решение совпадет с вашим, так тому и быть! Если же нет, то ваше решение признаётся неправильным! А сейчас – все по домам, готовимся к масштабной вечеринке в честь всемирного дня юриста!»

И хоть юристов в городе почти и не осталось (точнее, они, может быть, и были, но не было проблем, которые им нужно было решать), все, тем не менее, разошлись по домам, чтобы поспать, и гулять потом всю ночь напролёт – пить шампанское, смеяться – одним словом, праздновать.

Учёному написали первое письмо. Он не ответил. Ему писали ещё и ещё. Он не отвечал. Пытались звонить в его дверь. Он, узнав, что это за советом, не открывал.

А мэр сказал:

«Молчит – значит, не согласен». И снова обычный вечер превращался в крупный праздник с ярким фейерверком и сжиганием дорогих машин, чтобы «было эффектно».

А в городе становилось всё жарче и жарче. И уже не только в городе, о котором идёт речь, но и во многих других городах.

А где-то, где когда-то было жарко, становилось всё холоднее и холоднее…

Ну а учёный получал письма уже не только от Совета Учёных, но и от простых людей, которым вдруг стало страшно.

«Здравствуйте, господин Ученый! – писал один из таких людей. – Помните, как раньше летом у нас было холодно? Мы копили деньги, чтобы съездить на юг, а зимой кутались в шубы и носили валенки. А сейчас у нас даже зимой жарко. Так жарко, что постоянно болит голова, и никакие таблетки не помогают. Посоветуйте, что нам делать! Помогите нам, пожалуйста!»

Учёный не ответил. Но подумал:

«И странно же, право. Что ему не нравится? Не надо копить деньги на поездки на юг и покупать шубы. А голова болит, потому что они, эти люди, всё время развлекаются. Только и знают, что шуметь по ночам и не давать мне работать. Как писать мне о своих проблемах – так это легко. А читать мои книги.… Нет, это им не интересно!»

Учёный, конечно, тоже чувствовал, что да, становится жарко. Но он так редко выходил из дома – лишь в магазин и проверить почтовый ящик, а дома можно было закрыть окна, задернуть шторы, и, вроде бы, и не было так жарко.

«Пусть они сами решают свои проблемы - он говорил сам с собой и вдруг, заметив на стене тень, добавил. – Да?»

Он внимательно посмотрел на тень и продолжил:

«Мой верный спутник! Как твои дела? Знал бы ты, мой дорогой друг, как мне бывает одиноко, не с кем поговорить. Нет, мне хорошо и уютно, когда я пишу. Там, в моих книгах, люди другие. Они умные, с ними интересно. Но вот, когда я не пишу, мне тоскливо. А сегодня я устал, не хочу писать, но хочу говорить. Хоть бы ты поговорил со мной!»

«Здравствуй, Ученый! – сказал вдруг голос. И красивый он был, этот голос. – Ты звал меня? Я отвечаю».

«Ох, ты, моя тень, умеешь разговаривать?»

«Да. И, более того, я могу писать, когда ты устал или не в настроении. Ты только отпусти меня, и я стану человеком. Ты только скажи: «я отпускаю тебя, моя Тень…». И, вот увидишь, я стану твоим другом».

«Я отпускаю тебя, моя Тень» - удивлённо повторил Ученый.

И в тот же миг увидел, что тень со стены исчезла.

Он звал: «Моя тень, моя тень!» Но никто ему не ответил.

А утром по дороге в магазин он заметил, что больше не отбрасывает тени.

«Где же она?» - оглядывался он, искал её глазами, но нет – тени не было…

Он вернулся домой и продолжил работу, на какое-то время забыв, что с ним случилось. Когда-нибудь он разберётся с этим, но не сейчас…

Жара всё усиливалась.

Уже почти весь город писал Учёному. Даже сам мэр пытался с ним поговорить. Учёный не отвечал. Мэр кричал: «В тюрьму его, в тюрьму!». Но потом вспоминал, что тюрем в городе больше нет.

Снова созвали Совет Учёных, на котором было принято решение проникнуть в квартиру Учёного и силой заставить его помочь всему городу и даже, возможно, всему миру.

Но не в тот день, а на следующий, потому что в тот планировалась вечеринка в честь дня продавцов кожгалантерейных изделий.

И вечером к Учёному кто-то постучался в дверь.

«Вечеринка в самом разгаре, - подумал учёный. – Кто бы это мог быть? Наверное, необычный человек, раз оставил всех людей ради меня одного».

И он открыл дверь.

На пороге стоял красивый молодой человек.

«Добрый вечер, - произнес Ученый. – Мы знакомы? Скажу сразу: если вы пришли задавать мне очередной блок глупых вопросов, – оставьте меня! Я не буду отвечать...»

«Так вы меня не узнали?! Так я и думал. Разрешите представиться: Я – ваша бывшая тень. Прошу обратить внимание на слово «бывшая». Теперь я – не тень, я такой же полноправный человек, как и вы».

«О, как же так? Как же ты стал таким, дорогой друг? Это что ли из-за того, что я тебя сам отпустил?»

«Да, именно так. И, повторюсь, я теперь такой же человек, как и вы. Значит, будем взаимно вежливы и обращаться друг к другу на «вы»! Мне так намного легче и удобней. А теперь к делу. Вас, я помню, не волновали внешние проблемы, но, после моих слов, думается мне, и вы присоединитесь к людям и задумаетесь. То, что сейчас происходит, я для краткости называю «Эпоха перемен». А иначе как? Там, где было холодно, становится жарко. Там, где было жарко, всё холодает и холодает. Но меняется не только климат, постепенно меняются отношения – вот я и пришел, чтобы сделать вас своей тенью. Я…»

«Хватит! Вы говорите глупости! Это все касается обыкновенных людей, а я не с ними, так что их проблемы…»

«Тут вы не правы, господин Ученый! Нет, господин Тень, так приятней вас звать, ведь раньше вы меня звали так. Это касается всех, и вас тоже. Не хотели помочь? Расплачивайтесь! Теперь уже исправить ничего нельзя. Люди слишком далеко зашли, они скоро умрут, если не согласятся стать нашими тенями, а мы будем жить и править миром».

«Я не верю тебе, глупая тень! Уходи, уходи, уходи!»

Учёный закричал. Он никогда так раньше не кричал.

И тень исчезла.

«Это чья-то шутка», - сказал он себе.

А на следующий день в его квартиру ворвались, связали его и сказали, что он должен помочь городу.

Но он теперь уже и не знал, как. Слишком долго его волновал лишь вымышленный им мир, и он совсем не знал, что теперь происходит в мире реальном.

А люди сказали:

«Ты должен нам помочь. Иначе мы тебя не отпустим. Ты не будешь есть, не будешь пить и умрёшь».

«И не буду писать», - подумал Учёный. Это было страшнее всего – сидеть связанным и смотреть на людей, что толпились в его квартире, рылись в его бумагах, ругались, что-то явно искали…

Наступил вечер. И по громкой связи людей позвали на площадь. Сегодня не было специального повода закатывать вечеринку, но ведь не всегда он должен быть. Можно просто собраться, танцевать, смеяться и пить шампанское. Только многим уже было не до шампанского, так болела голова. Всё равно все вышли из квартиры Учёного, и он остался один. Связанный.

Ему так хотелось продолжить работу над новой книгой, но верёвки были крепкие. Он заплакал.

И тут появилась тень.

«У меня нет времени на долгую беседу с вами, - произнесла она. – Выбирайте: я развяжу вас, и мы отправимся на остров, где всё хорошо и спокойно, где тени живут в гармонии с природой, где нет шумных вечеринок и глупых людей. Только вы, я и другие тени. Но, чтобы я вас спас, вы должны тоже стать тенью. Моей тенью. Либо же вы останетесь тут, а после этой вечеринки без повода люди убьют вас просто, чтобы развлечься. А потом умрут сами, потому что природа сильнее, чем все они».

Учёный сжал зубы. Он не знал, что его ждёт на этом острове, но ждать связанным этих людей, умереть от их грязных рук… Нет! Пусть лучше…

«Я согласен. Я буду вашей тенью. Только отвезите меня подальше от этих людей… Пожалуйста».

«Хорошо», - тень улыбнулась.

И Учёный пришёл в себя и увидел, что одет он также, как его бывшая тень, и ходит лишь за ней по пятам, и делает всё, как она. Не нарочно. Так получается.

«Моя тень», - начал он…

«Нет. Я – господин Учёный. А вы – моя тень, - улыбнулась тень. – Добро пожаловать на наш остров!»

Остров, на которой они прибыли, был мрачным, темным и таким холодным, что Учёный попросил «что-нибудь потеплее».

«Нет, мой дорогой друг, нельзя. Ты ведь должен быть одет, как я, а мне жарко. Я сейчас сниму пиджак и останусь в одной рубашке, а ты сделай тоже самое».

«Но…»

«Никаких но! Ты – моя тень. Я могу даже убить тебя. Я – принц на этом острове, и моя невеста – принцесса. Даже не вздумай ей обмолвиться, что когда-то всё было наоборот. Иначе я убью тебя. Понял меня?»

«Да», - пролепетал Учёный. Он не узнал свой голос, до того он стал тихим, не его. Не было больше уверенного в себе Учёного, отправляющего рукописи в издательства, придумывающего свой мир, пишущего, размышляющего… Осталась тень. Настоящая тень.

Он смотрел кругом, и всё ему здесь не нравилось. Тут было много парков, зелени, деревьев, цветов, и не было торгово-развлекательных центров и машин. Но при взгляде на природу становилось жутко. Если в том городе, где жил Учёный, главным был человек, а природа и уж тем более тени людей находились в подчинении, тут все было, казалось, наоборот. В смысле тут вообще не было людей. Лишь он. Но надолго ли это? Может, скоро тут появятся другие люди – тени чьих-то теней.

Вечером тень пошла на бал. И Учёный покорно последовал за ней.

На балу собрались остальные тени: там была и принцесса, и придворные, и слуги. Все они были прекраснее, чем самые красивые люди в городе Учёного. Над Учёным все смеялись, говорили про него, что он уродлив для их острова, а принцесса спросила тень Учёного:

«Милый Принц, где же вы достали это существо? Не прикажете ли казнить его за несовершенство? Признаться, ни разу в жизни не видела казни. А интересно!»

«Моя дорогая, никак нет. Да, он несовершенен. Но это… моя тень».

«Ваша тень? Но как? Вы же сами тень, как и я! Как и все! Как может быть тень у тени?»

«Я, как ты, моя милая, знаешь, враг всего обыкновенного. Именно поэтому у меня есть тень, а ни у кого другого её нет».

«О, как это романтично, мой Принц! Ваши суждения так убедительны, поэтому пусть живет. Я думаю, мне еще повезет увидеть казнь».

Учёный не выдержал и закричал:

«Нет! Я не его тень! Это он – моя тень! Он меня заманил сюда, сказав, что здесь нет глупых людей, как у нас в городе, и нет вечеринок. А здесь всё, как и там. Да, есть парки, и нет машин и магазинов, но те же глупые разговоры. Не могу это слушать! Лучше убейте!»

Принц (тень Учёного) опустил голову, а принцесса радостно захлопала в ладоши.

«Я увижу казнь! Я увижу казнь!», - закричала она.

Учёного поместили в камеру. В очень холодную и тёмную.

И снова пришла к нему его тень.

«Что же ты так, моя тень? – сказала она. - Зачем ты раскрыл наш секрет? Теперь тебя убьют, жестоко убьют, а ведь мог бы жить припеваючи в нашем царстве теней. А вообще, ты с самого начала был дураком. Когда я служил тебе и ходил за тобой по пятам, поражался твоей глупости. Ты всё время, сколько тебя помню, придумывал какие-то миры, а ведь тебе писали, просили совета. Одно твое слово – всё можно было бы спасти. Весь мир можно было бы спасти, благодаря твоему решению. Отменили бы все вечеринки, задумались бы о будущем, и всё – мир спасён! А ты… Ты бы вошел в историю, стал героем. Теперь же ты умрешь худшей смертью, я об этом позабочусь. Потом умрут и остальные…»

« И что останется?» – слабым голосом спросил Учёный.

Тень ласково улыбнулась, положила руку на плечо Учёного и промолвила:

«Ты все так же ищешь ответы на вопросы. Даже перед смертью. Что ж, я отвечу тебе. Останется лишь мир природы и теней»…

«Но…»

Учёный хотел ещё что-то спросить, но тень вдруг исчезла. А на разговор сам с собой у Учёного не было сил – так он устал. Что ж, тем лучше, можно теперь спокойно уснуть, пусть и холодно, и он так и не знает, какая же смерть его ждёт. Но ему больше не страшно. Он, странно даже, счастлив, ведь он никогда больше не услышит глупых разговоров, шумных фейерверков, и его не расстроит даже то, что в последнее время ни из одного издательства он так и не получил письма.

0
1169
03:55 (отредактировано)
Удивительно, но к этому рассказу не придраться. На все замечания один ответ «Так и задумывалось».

Много повторов, частит «былками» — так и задумывалось.
Похоже на школьное сочинение, сумбурно, ужато, наивно — так и задумывалось.
Логики нет, мотивации нет — так и задумывалось.

Эдакая наивная сказка-фельетон с уклоном в абсурд.
Все недостатки людей «выпячены» до крайности. Настолько, что карикатурны.
Но… видимо, так и планировалось.

Сложно найти достоинства или недостатки в тексте, который изначально задумывался как бред. Это абстрактная мысль, не относящаяся к данному случаю. Чтобы пояснить. Я не говорю, что рассказ — бред. Хотя очень хочу сказать.

Просто… как бы так выразиться. Ладно стиль (а-ля «школьное сочинение»), ладно повторы, наивность, логика. Они как бы «вписываются» в композицию. С самой композицией проблемы. С сюжетом (если его можно так обозвать) капец полный.

Вначале рассказывают о безалаберных людях, учёном-пофигисте и погодных аномалиях, которые появились из-за этих безалаберных людей. Все задатки для нормального фельетона. Пусть и «погремушки» (Не знаете, что такое «рассказ-погремушка»? А вот мучайтесь до конца отзыва) с очевидной моралью. Но всё же — нормально.
И тут ВНЕЗАПНО Тень выкатилась бесполезным роялем. Это как «Стремительным домкратом». Только «Бесполезным роялем».
Выкатилась и уничтожила и без того тусклую идею в ноль. Повествование уже об острове теней и Учёном (прямо совсем ВНЕЗАПНО). И вот это самое повествование ни к чему не привело. Нет логического завершения (для встрепенувшихся: открытый финал — это тоже «логическое завершение», но здесь и его нет).
Дали один конфликт «люди-природа-учёный», потом органично, ненавязчиво и совершенно, блин, не рояльно (сарказм) дали другой конфликт «учёный-тень».

В результате:

Тень: Короче, все люди умрут, ты — тоже.
Учёный: Ок. *Уснул*




Понимаю, что рассказу-погремушке и не нужен смысл. Это как раз повествование без идеи. Вот просто так: почитать и развлечься. Погремушка — не плохой рассказ. Она может быть и хорошей, и плохой — зависит от того, как она написана.
Но в конфликте учёный-тень даже погремушечности нет. Он вообще пустой, текст ради текста.
Отрывок люди-природа-учёный ещё можно «вырулить» к какой-то морали, найти ему логическое завершение. Даже с тенью. Но часть с островом теней вообще никакого посыла не несёт.

Проблема в том, что так, блин, скорее всего, и задумывалось.
Карикатурный абсурд с утрированной наивностью.

Но из-за повторов и былок, так или иначе, читать сложно.

Тут было много парков, зелени, деревьев, цветов, и не было торгово-развлекательных центров и машин. Но при взгляде на природу становилось жутко. Если в том городе, где жил Учёный, главным был человек, а природа и уж тем более тени людей находились в подчинении, тут все было, казалось, наоборот. В смысле тут вообще не было людей.


Забавно будет, если так не задумывалось, и автор это писал всерьёз.
01:46
Было у кого-то из классиков, но никак не могу вспомнить ни автора, ни произведение. Если вспомню, допишу.
А в остальном, комментарий выше на 100% раскрывает суть, и добавить нечего.
Загрузка...
Ekaterina Romanova №1