Олег Шевченко №1

Воистину смертельная битва

Воистину смертельная битва
Работа №774

Наконец, Виталик не выдержал, хлопнул Остапа по плечу и воскликнул:

- Чёрт подери, поступай к нам в чум! Ей багу! Кэшуху дадут, обшару, будешь жить как бог...

- Да я уже... - торопливо ответил Остап, лукаво взглянув на своего новоиспечённого другана.

- Учишся?

- Нет. Как бог.

Вся компания снова дружно заржала. В этот момент как раз аэрэкспресс, притормаживая, заходил на поворот и пневматические рельсы заржали вместе со всеми.

- Вы ещё скажите, что у вас в чемодане миллион лежит, - на красивом и умном лице Кати, которое правда несколько портило сиреневое биотату пересекавшее левый глаз едва скрытый русой чёлкой, возникла косая полуулыбка. Остап ещё в самом начале приметил этот глубокий взгляд - одновременно серьёзный и смеющийся, будто два кубика льда в бокале с джинтоником. Кажется она одна видела в происходящем некоторые парралели. Хотя...

- В наше время миллион поместится даже в нагрудный карман рубашки, - встрял сверкающий кибер-линзами умник Миша своим несколько нудноватым голосом. В руках он мял модный жидкий смартфон.

- Ну, учитывая, что среди прочего барахла там валяется и лэптоп, да, если хорошенько порыться, думаю пару миллиончиков найдётся, - серьёзно сказал Остап.

- Нет, вы в самом деле уверены, что ваша фамилия не Бендер? - голосом следователя, правда сидящего в субботнем баре, спросил худой и высокий Слава. Не так давно, во времена реставрации, его бы всенепременно прозвали Капээсэсом.

- Так глянь в профиле, на самом деле я беглый зэк. Но теперь я уже ни в чём не уверен, - хмыкнул Остап, - Может быть я вообще робот?

- Точно, давайте отрежем ему руку и посмотрим! - как всегда хором предложили кровожадные близняшки Даша и Маша, весь вечер шутившие в подобном ключе.

Битком набитая каюта в очередной раз полыхнула.

- И чем же зарабатывают миллионы современные комбинаторы? - поинтересовался стоявший оперевшись на дверь и верхнюю полку толстый Максим, которого друзья называли Сэр-Жир-Меном, - Нет, я знаю даже больше четырёхсот относительно честных методов, включая чиченье мёртвых душ блокчейном, - продолжал он, - Но всё-таки любопытно.

- Четыреста четыре! выдохнул Серёга, хмыкая одновременно с крышкой пивной бутылки. Этот, без вариантов, был Серым.

Вообще-то стюард предупреждал, что бухать нельзя, но во-первых компания и так балагурила исключительно под минералочку, а пиво взялось лишь недавно неизвестно откуда и совершенно волшебным образом. Во-вторых, сектор Остапа был крайним и они никому не могли помешать своим галдежом. В третьих, у стороннего наблюдателя скорее возник бы вопрос - что вы курили?!

- Я организую игры, - спокойно ответил Остап. Но купе снова взорвалось. Причём ржали так, будто ничего смешнее до этого никто не говорил.

- Прямо-таки блек джек? - на сей раз Слава казался тёртым ростовщиком.

- Да ладно вам, может человек знаменитый шахматист, - без тени иронии произнесла кареглазая красавица Елена. Все её только так и называли - никаких уменьшительных, только целиком, только хардкор. Впрочем имя ей поистине подходило.

- Шахматы прошлый век, - заметил занудный Миша, - В наше время это скорее какая-нибудь баттл-арена.

- Ага, типа рэпа, - хмыкнула Катя.

- Мортал комбат, ёпть! - Серёга был в ударе. Хотя вряд ли кто-то ещё помнил такую архаику.

- Почти. Но, боюсь, что для лекции о равновесии по Нэшу обстановка не самая подходящая, - улыбнулся Остап.

- Это тот, который Форбс что ли? - разочарованно протянул Сэр-Жир-Мен.

- Да, но речь идёт не о биржах.

- Джон Форбс Нэш, - уже читал вслух Миша со своего смарта, - Американский математик, работавший в области теории игр и дифференциальной геометрии. Лауреат Нобелевской премии по экономике тысяча девятьсот девяносто четвёртого года за "Анализ равновесия в теории некооперативных игр".

- Я, кажется, фильм смотрела о нём, - вновь ангельски пропела Катя, - Он ещё сума сошёл от всего этого.

- Я даже чо-то не удивлён, чьёрт дери, - хехекнул Виталик.

- Короче, ясно, вы - киберпсихиатр. Хотя, в определённом смысле, да, это и есть почти что робот. Биржевой! - определился с диагнозом Слава.

- Ну всё, меня раскусили, - хмыкнул Остап, - Но, если интересно, давайте проще покажу, - и он вытащил из под стола свой кожаный саквояж.

Щёлкнули замки. Все задержали дыхание, будто сейчас взорам откроется портал в другое измерение, ну или, как минимум, сверкающая золотыми слитками сокровищница царя Нейромансера. Но в чемодане лежали лишь пара шмоток, несколько картонных коробочек, какие-то бумаги и тот самый ноутбук - довольно обшарпаный, видавший виды.

- Тю-ю... - протянул Сэр-Жир-Мен, - Вы опоздали с этим чудом эдак на полвека.

- Угу, - подтвердил Миша, - Я на алике заказал виртуальные тридэ-импланты, жаль не пришли ещё, так бы показал вам истинное техноволшебство.

- Вы о чём? - удивился Остап, доставая из чемодана несколько листов чистой бумаги, а вовсе не ноутбук.

Он снова захлопнул крышку и разложил листки поверх. Быстро начиркал на них несколько закорючек, затем сложил несколько раз и разорвал.

- Жаль только нас десятеро, в идеале для игры нужно двенадцать человек, - задумчиво произнёс он, обводя компанию медленным взором. Взгляд его остановился на шляпе, лежащей на полке возле руки Максима. - Подай-ка...

- Дак можно Пашку с Любкой позвать, - отвечал Сэр-Жир-Мен, передавая шляпу. - Только если ты имеешь ввиду...

- Не-не, это совсем другое, - не дослушав отмахнулся Остап и скинул обрывки внутрь, - Просто оптимальная жеребьёвка. А играть можно хоть вдвоём, только остальные будут виртуальными.

- Места впритык, а так хорош им там уединяться, - сказал Слава, сидящий скраю, - Сейчас я позову.

Но тут дверь сама отъехала в сторону и в каюту сунулась взъерошенная рыжая голова. Максим, опиравшийся на дверь чуть не выпал в коридор.

- Ой... - испугалась голова.

- Пашок, блин, - матюгнулся Сэр-Жир-Мен, - Твою ж...

- Вспомнишь... Вот и они! - усмехнулся Серёга.

Остап кинул быстрый оценивающий взгляд. Молодое, почти детское лицо, нелепо потчёркнутое маленькими рыжеватыми усиками, испуганные болотного цвета глаза, светлая водолазка с люминисцирующим напылением, классические джинсы - даже гимназистский телеобод за ухом. Чуть поодаль, за спиной такая же девушка, будто ещё одна близняшка, хорошо хоть без усов. Смотрит прямо на Остапа. Он еле заметно кивнул.

- Пашка, правильно, убей их всех! - захихикали Маша с Дашей.

- Заходите! - уже орал Слава, - Мы только хотели за вами идти. Нужны ещё двое!

- Да вы и так тут как сагдины в банке, - слегка картавя тихо произнёс юноша. - Мы просто хотели узнать долго ли...

- Тут шоу намечается, давайте-давайте, не обламывайте конферансье.

Остап потеснился, пропуская в купе рыжую парочку.

- Места хватит, - сказал он таинственно, жестом факира захлопывая дверь. Хотя народ до того реально сидел чуть ли не на коленях друг у друга, непонятно как действительно отыскалось два свободных места. Даже толстый Максим уже приземлился рядом с барбиподобной Еленой.

- Душно у вас... - выдохнула рыжая Люба, теребя воротник блузки.

- Сейчас всё будет, - ответил Остап, вновь протиснувшись к столику, сунул руку в шляпу и вытащил первый обрывок. - У меня право первой ночи, - пояснил он посмеиваясь, - Теперь ваша очередь.

Шляпа прошлась по рукам и у каждого в ладонях теперь был обрывок листка. Все с интересом изучали чего же там такое.

- Талант... - задумчиво прочитал Сэр-Жир-Мен.

- Здоровье, чёрт подери... - Виталик почёсывал за ухом.

- А почему двенадцать? - спросил Миша, - Почему не восемь, не десять?

- Сифирот, ага. Но тринадцать было бы круче. Свобода, Равенство, Братство. Ложь, Звездёжь и Правокация.

- А у нас Мечта и Желание, - каким-то своим ассоциациям захихикали Маша с Дашей.

- Любовь... - улыбнулась рыжая Люба.

Слава засмеялся:

- Ха! А у меня Слава!

- Цель, - сухо признался Паша, отчего-то недовольно морщась.

Остап внимательно смотрел на окружающих не говоря ни слова. Еле заметная улыбка на его смуглом и жёстком лице была высечена словно из гранита.

- Чего вы орёте? Может это тайные позывные? - продолжал занудствовать Миша. Свой листок он спрятал, едва взглянув.

- У Мишани без вариантов Любопытство, - выдала Катя и все в очередной раз дружно рассмеялись.

Остап, наконец, произнёс:

- Есть вариант игры и "в тёмную", а также и раскладка на тринадцать лиц, но это магистерские модификации. Сейчас предлагаю, раз уж начали озвучивать жребии, представьтесь до конца.

- Правда у меня, - раскололся Миша.

- Счастье, - серьёзно сказала Катя. Её искусственный шрам хищно сверкнул в этот момент. Конечно, просто бликануло от окна, но в этот момент никто бы не решился поспорить с этакой долей.

- Красота! - будто само собой разумеющееся объявила Елена.

- А Серый что? - спросил Сер-Жир-Мен.

- Да Свобода у меня, говорил же.

Остап кивнул.

- Ну что же, у меня Юмор, - сказал он, нахлобучивая шляпу на голову, - И сразу могу признаться, что эта ставка константна, неизменна, я бы мог и не тянуть жребий. Просто некоторые вещи нужно делать по традиции, в этом вся соль обряда.

- Мы что, демона будем вызывать? - Катя усмехнулась. Судя по всему, для неё всё это было не в первой.

- Круто! Чур печень наша! - захихикали близняшки. А Люба заметно смутилась.

- Тихо, чёрт подери! - попросил Виталик, - Человек же объясняет правила игры.

Остап снова кивнул.

- Демонов оставим господам теоретическим физикам. Теория суха, но зеленеет жизни древо. Наша игра будет проходить по законам термоядерной лирики. И исключительно практически! Впрочем, рекомендую ничему не удивляться.

Сразу несколько человек что-то одновременно спросили, но Остап в этот момент хлопнул в ладоши и по каюте расплылась белёсая дымка, будто кто-то выдохнул папиросную затяжку. На удивление - реально посвежело. Странным таким, тягучим ароматом - будто костёр в хвойном лесу...

Послышался чей-то негромкий вскрик - вероятно Любы. Остальные сидели спокойно. Паша склонился над ухом любимой и что-то успокаивающе зашептал.

Тут же прилетел и вопрос от линзоокого Мишани:

- Надеюсь это не наркотик? Не вредно хоть?

- Опен спайс! - Серый весельчак заржал.

- Это полезно, - оборвал Остап, - Не беспокойтесь, просто по капле озона и ладана - для настроения, так сказать. Но предлагаю отложить все вопросы на потом. Конечно, я могу комментировать всё по мере действия, но эффект померкнет. Лучше доверьтесь. А ещё необходимо проассоциировать себя с выпавшим жребием. Отныне я буду обращаться лишь к вашим персонажам. Остальное станет ясно по ходу спектакля.

Купе закружилось. Перестук колёс запульсировал в висках, сгущающийся вечер за окном внезапно залился багряными оттенками, как будто поезд въехал в бронзовый тоннель. Послышался странный шум, скорее всего падающей воды - по пути как раз была плотина, но больше всего всё это напоминало синтезированные крики толпы где-то на арене. В обрывках всплесков слышалось не то "кру-си-фай-хим", не то "гла-ди-ай-бу", не то вовсе какая-то "бра-ка-да-бра".

- Забавные спецэффекты, чёрт дери, - хмыкнул Виталик. То есть Здоровье...

- Пойдёмте посмотрим! - предложило Счастье.

- Зачем же куда-то идти, - Юмор рассмеялся, резонансно слившись с выкриками толпы, - Я же сказал, что сейчас всё будет.

Снова раздался хлопок и аэрэкспресс исчез. Просто испарился. Даже отзвуков привычных не осталось - точнее чугунный грохот словно ускорился и тоже превратился в восторженные гладиаторские вопли тысячи речевых синтезаторов. Вокруг было сплошное бронзовое зарево мириад карминных осколков - будто калейдоскопический круг освещённый багровым прожектором - по ослепляющей кайме, и никаких знакомых образов, будто зрение расфокусировалось, или сознание целиком поместили в электронный микроскоп, где единственно отчётливым было четырёхмерность основания. A, C, D, T. Хаос, Земля, Тартар, Эрос... Три, четырнадцать, пятнадцать, девять два шесть, пять три пять. Хотя все чётко различали двенадцать... Объектов. Облаков? Сияний? Больше всего хотелось назвать это Аурой. И каждый прямо нутром ощущал кто есть кто, хотя никаких надписей, знаков или статусов. Знание было поистине первоосновным.

- Точно наркота... - взволнованно заговорила Правда.

- Нас мама прибьёт! захихикали Мечта с Желанием.

- Спокойно, всё под контролем, - заискрился Юмор, - Доверия сегодня среди нас нет, но я предлагаю всё-таки не паниковать. Это всё условия игры, хотя если кто-то резко против, то я могу прервать сеанс. Мы всё ещё там же где и были, можете ущепнуть себя, это не сон. Просто немного смещённый спектр восприятия.

- Да ништяк всё, - ответила за всех Свобода, - Не ссыте, я вам как профи говорю, галюциногены работают иначе.

- Вообще следовало пгедупгедить, но пока вгоде бы ничего плохого не пгоисходит, - согласилась Цель, общупывая себя.

Юмор выплыл в центр и, приняв форму перевёрнутой шляпы с бубенцами, весело замигал:

- Всё будет хорошо, а пока приступим к первому раунду. Объявляю игру открытой!

В гуле водопада послышался отчётливый перелив бубенчиков, складывающийся в какую-то замысловатую мелодию. Рёв толпы восторженно усилился.

- В конце расскажете как вы всё это делаете, окей? - попросил Талант.

- Думаю вы и сами всё поймёте, а сейчас вам предстоит выбросить по три карты. Самоубийство запрещено.

- Как это? - не врубилась Слава.

- Решите, кто вам не нужен. Только сразу предупреждаю, что всё может оказаться не совсем так, как вы это себе представляете. В смысле, пока что вырабатывать стратегию поведения даже вредно. Положитесь на интуицию.

- Её среди нас тоже нет, - усмехнулось Счастье.

- Эй! Шутки моя сфера! - опять заискрился Юмор, - Кстати, меня выбрасывать тоже не рекомендую, хотя воля ваша. Путей развития у игры бесконечное множество.

- И как выкидывать-то? Ой... - опять чего-то испугалась Любовь.

- Просто решите, каждый за себя. Я пойму.

По аурам пробежалась рябь. Волна крохотным ураганчиком остановилась в центре шляпы, после чего вырвалась и тремя яркими бликами полоснула по трём облакам. Мечта, Желание и Цель потемнели и осыпались.

- Э-ээ... - неуверенно запротестовала Любовь.

- Своеобразный выбор, - усмехнулся Юмор, - Не поверите, но обычно первыми изгоняются Здоровье, Правда и Свобода. Нередко среди первых пропадает Рассудок, хотя, так уж вышло, что его сегодня нет изначально.

- Оставь Надежду всяк сюда входящий, - прокомментировал Талант.

- И чего дальше? - Правда нетерпеливо мерцала и словно бы подпрыгивала на месте.

Шляпа тряхнула бубенцами. Снова послышалась витиеватая мелодия. Только на сей раз она не угасла в рёве толпы, а наоборот, подобно былому вихрю рассыпалась на тысячи осколков и под внезапный грохот барабанов на сияния обрушилось скомпрессированное небо. Настоящий шторм. Под облаками вспыхнуло три ярких круга.

- А дальше - смертельная битва! - сквозь грохот, адски захохотал Юмор.

- Капец... - кажется напугалась даже Свобода.

- Ой, Паша, ты здесь? - больше всех, конечно же, взволновалась Любовь.

- Да, всё хогошо, любимая, это пгосто игга, дай гуку, - откуда-то, будто из самого небытия раздался голос Цели.

Юмор радужно заискрился:

- Вообще, формально это запрещено. Тактильный контакт с выбывшими, в смысле... Но у Любви всегда преимущество, независимо от расклада. Так что я думаю никто не будет против?

- А давайте все возьмёмся за руки! - с усмешкой предложило Счастье.

- Ну да, лучший способ подтвердить правило - тотально его нарушить, - шляпа рассыпалась в пересмешке, но возражать не стала. - Кстати, существуют формы поединков, где тактильная связь изначально организована вплоть до... Впрочем мы отвлеклись. Давайте взглянем на предварительную турнирную таблицу.

Опять послышался звон бубенцов и небо запульсировало. Даже не буквами, просто тем внутренним знанием:

Талант против Любви

Красота против Правды

Счастье против Славы

Здоровье против Свободы

- Мды... - удивлённо вспенилась Слава, еле сдерживая кипение.

- Мальчики версус девочки, - прокомментировала Красота, - Как в школе на физре, когда в снайпера...

- А что делать-то надо? - Правда, как обычно, лезла поперёк.

Юмор расплылся в приторной улыбке.

- Ну, четыре первые пары определены, можно приступать! Обычно первый раунд происходит одновременно, но у нас же демка, поэтому предлагаю по-очереди.. И не бойтесь делать ошибки. Это как в "сапёре", иногда без риска не обойтись.

Снова зазвенели колокольчики, только их дробный перестук резко замедлился, превратившись чуть ли не в колокольный звон, и оттенки багрового сместились к нежно-розовому спектру. Чувство было, будто маштаб сменился... Взаимодействие ощущалось весьма слабо.

В фокусе осталось лишь два облака - Талант и Любовь.

- И чего? Драться что ли нужно? - Талант сразу же приобрёл форму двух согнутых рук.

- А если я не хочу? - тут же заговорила Любовь, - Я сдаюсь!

Юмор на миг проявился над ареной.

- Вся фишка в том, что вы сами создаёте правила поединка. Хотите файтинг - будет файтинг. Хотите шахматы - будут шахматы. Не хотите ничего - ничего не будет. Хах! Прикол в том, что ничего это тоже часть противостояния. Даже бегство - элемент сражения. Как во сне - тот или иной заклад есть всегда. Видите во-он ту бездну?

Внизу арены, между тремя освещёнными кругами, будто слив в раковине, виднелась какая-то чёрная точка. Все посмотрели на неё. Никто в ответ не взглянул, но ощущение осталось неприятное, будто от ружейного дула. Точка, оставаясь неизменной, казалось увеличивается.

А если принять правила математического ребуса? Или вообще буриме. Ну или любой другой игры, в которой нет победителя? - голос Правды раздался из пустоты, словно заговорила та самая бездна.

- Ага, мы чур сражаемся по законам ладушек! - пошутила Красота за кадром.

- А знаете, что мне всё это напоминает? - произнесло Счастье, - Игру в бисер, как у Гессе.

- Угу, только для сумасшедших, - Свобода криво усмехнулась.

Юмор рассмеялся. Смех его вновь слился в унисон с аренными воплями.

- Ладно, впечатлениями предлагаю делиться в конце, а пока бой же идёт!

Талант тем временем обхватил облако Любви, которое сжалось в комок, напоминающий сердце - только не стилизованное, а настоящее, пульсирующее. Вдруг руки резко сомкнулись, но Любовь легко выскользнула. Талант мгновенно слился в кулак молотообразного щупальца и с силой ударил сверху. Любовь мячиком легко отпружинила в сторону. Талант воздушным змеем пополз вслед.

Пространство словно запульсировало - точнее оно оставалось неизменным, но сквозь ритмичные асцилляции проступила совсем иная картина. Правда каждый буквально физически (или лирически!) чувствовал их родство: "Девушка плыла на быке подобно тому, как плывут на корабле, и покрывало служило ей парусом. Плясали вокруг быка дельфины, играли в волнах Эроты, они были нарисованы, словно живые, в движении. Эрот увлекал за собой быка. Малое дитя, осенённый крылом Эрот, с колчаном за спиной и факелом в руке, улыбаясь, обратил свое личико к Зевсу, как бы насмехаясь над тем, что из-за него Зевсу пришлось стать быком."

- Это что, теннис? - заржала Свобода.

- А вдгуг они поганятся? - забеспокоилась Цель. Голоса звучали довольно отчётливо, но смешивались с общим шумом, подобно сетевому траффику, - Любимая, всё впогядке?

- Эх, жаль нас выбросили, - сквозь гул захихикали Мечта и Желание.

Любовь внезапно раскрылась дивной красоты цветком, что-то вроде ассимитричного Нарцисса. Стебли и лепестки его были ярко-алыми.

- Всё хорошо, - успокоила она Цель, - Но я не хочу ни с кем сражаться. Я хочу лишь любить!

С этими словами цветок выстрелил в змею Таланта длинной маслянистой струёй. Послышалось неистовое шипение, будто маслом плеснули на раскалённую сковороду. Змею скрутило - ей явно было нехорошо...

- Ой, - испугалась Любовь и выстрелила ещё раз, чем добила окончательно, - Максик, прости! Я не хотела!

- Вот так всегда, - заржал Сэр-Жир-Мен, - Я не хотела, а потом ке-ек в глаз! Всё как в жизни.

Юмор проявился над ареной и масштаб снова сместился в багровый спектр. На миг облака мелькнули знакомыми образами.

- Не забывайте кто вы есть на самом деле, - сказал Остап, - Но всё же в дальнейшем помните и про выпавший жребий, - он снова качнул бубенцами, зазвенев. - Кто там у нас следующий?

Гамма опять съехала, только на сей раз в сторону каких-то коричнево-кирпичных оттенков. А бубенцы зазвучали пронзительно резко, потрескивая песком, как будто включили гитарный дисторшн. В фокусе проявились Красота и Правда. Взаимодействие теперь ощущалось сильнее...

Облако Красоты тут же приняло форму цветка - ещё более завораживающего, чем был у Любви. Лепестки рубиновыми звёздами буквально манили к себе.

- Ну что, Мишаня, иди ко мне! Я тоже люблю любить! - ведьмински прошептала она.

- Я запомнил! - заржала свобода. Трибуны тоже восторженно взвыли.

- па-алехче, чьёрт дери, - Тут же возмутилось Здоровье, - А не то я кому-то припомню правила бокса.

- В очередь, сукины дети, в очередь! - хмыкнула Слава. Арена продолжала ликовать.

Цветок Красоты не обращая внимания пульсировал хищным пламенем.

- Ну, где ты там? Иди же сюда, дурачок!

Но Правды в самом деле что-то не было видно. Она незаметно растаяла в фантасмагоричном мареве. Лишь какая-то светлая точка мерцала возле глазастой бездны, еле заметно приближаясь далёкой падающей звездой, только отражённой - небо-то сейчас плыло под ногами. Хотя скорее всего это просто было линейное смещение спектра в рекурсивной графике.

Все снова уставились в далёкий мрачный зев, казавшийся чернее самой непроглядной тьмы и будто бы ставший ближе и больше. В голову лезли какие-то странноватые ассоциации вроде теории чёрных дыр, или преисподних откровений - негатив просветления. Так и хотелось смахнуть эту пелену с глаз, зажмуриться чтобы проснуться, посмотреть на миг в сторону, убедившись что это всё ещё просто игра...

Но вместо этого мгла будто моргнула. Внутреннее знание само собой отобразило какое-то нечёткое, но устойчивое воспоминание: "Ныне я держал в руках обширный, методически составленный раздел со всей историей целой неведомой планеты, с ее архитектурой и распрями, со страхами ее мифологии и звуками ее языков, с ее властителями и морями, с ее минералами и птицами и рыбами, с ее алгеброй и огнем, с ее богословскими и метафизическими контроверсиями."

А светлячок Правды неспеша подлетел к цветку Красоты и спокойно забрался внутрь. Раздался смачный поцелуй, и цветок, вспыхнув, осыпался пеплом на землю.

- Ммм... - запротестовала Красота так, будто её в самом деле кто-то целовал, но было уже поздно - вновь масштаб съехал к, ставшим привычным, красным оттенкам и переливчатому журчанию галдежа арены.

- А я только хотел подсказать, что вы забываете свои роли, - засмеялся Юмор, - Молодцы, вживаетесь.

- Хм, какая-то эиезуитская правда получается, - задумчиво произнесла Слава. Облако её мрачно вспенилось.

- Жаль так по-настоящему нельзя, - захихикали Мечта и Желание. Их голоса звучали отчётливо - не искажаясь.

- Почему? - заржал Талант, - Всё как в жизни, говорю же! Жаль я слился, теперь ясно, тут всё на метафорах замучено. Реально волшебный бисер. Надеюсь мы не в роли свиней?

- Цирцудин поцелуй, - подтвердила Свобода.

- Ладно, идём дальше, - сказал Юмор. Шляпа его теперь была похожа скорее на табакерочного чёртика, или лесного сатира. Но горизонт снова обвалился и в фокусе проявились Счастье и Слава - их гамма была ядовито-алой. По далёким трибунам прокатились новые восторженные раскаты. Взаимодействие обожгло внезапным электромагнетизмом.

Все с интересом посмотрели на образы новых бойцов. Но Счастье клубилось неопределённым маревом, а Слава призрачно сверкала каким-то потусторонним светом.

- Славка, а ты заметил? - спросило Счастье.

- Чего?

- То, что побеждает всегда защищающийся.

- Неочевидно, - хищно сверкнула Слава, - Зато я заметил, что побеждает всегда тот, кто больше соответствует роли... - и по трибунам прокатилась огромная ликующая волна, которая затихла лишь возле облака Счастья.

- О, точно, - встрял из-за кадра Талант, - Выходит жребию Победы вообще халява?

- Может и нет такого, - вклинилась Правда.

- Есть, - оборвал Юмор, - Но признаюсь, что вообще-то наоборот, Победе как правило труднее всего.

Клубящееся облако чеширски улыбнулось:

- Ну если мой жребий Счастье, то я могу быть кем угодно, - и вместо облака возникла дымящаяся багровым птица. Сделав круг по арене она недовольно нахохлилась и выпустила из под крыла острый клинок.

- Короче, верняк говорю, обувай лучше юморную шляпу, мухой всех победишь, - заржал Талант.

- Он же сказал, что преимущество всегда у Любви, - не согласилась кровавая птица, продолжая кружить вокруг соперника.

- Чего-то ты не очень на неё похожа, - захихикали Мечта и Желание, - Но нам так даже больше нравится.

- А я может тоже не хочу ни с кем сражаться, - парировало Счастье, помахивая оружием.

- Ждёт удобного момента, - подтвердила Правда, - Только Слава тоже не особо-то торопится.

Слава холодно сверкнула бриллиантовым переливом:

- А мне незачем, я просто наслаждаюсь. Мгновенье, продлись и повремени. Жаль обрывать.

Птица снова нахохлилась. На сей раз саркастически.

- Ишь, какие мы зазвездившиеся. А, или это ты в роль вошёл? - она резанула по воздуху остриём.

- Нет, просто понял суть, - и по трибунам вновь прокатилась восторженная волна, которая на сей раз плеснула по крыльям Счастья. Птицу словно в чернильницу окунули.

- Ну всё, вот я и выиграла, - засмеялась она. Правда в голосе не чувствовалось триумфа.

- Да ладно, - вновь хладнокровно блеснула Слава, - Во-первых Счастье должно рассуждать о себе в среднем роде. Возвращаясь к тому, что это всё лишь игра, ты заведомо сливаешся.

- Славка, ты уже знаком что ли с этой ареной? - спросил Сэр-Жир-Мен.

- Нет, - ответила Слава, - Но кто из нас Талант? Тут вся соль, что Славы без Таланта не бывает. Обратное не верно.

- Интересно, а плеер-киллинг тут предусмотрен? - хехекнула Свобода.

- Вам же всё уже объяснили, тут один большой плеер-киллинг, - сухо заметила Правда.

Мечта и Желание тут же захихикали:

- А проигравшие будут посланы в бездну!

- Ну совсем уж предлагаю не драматизировать происходящее, - улыбнулся в небе Юмор, - Но в чём-то вы все правы. В принципе это не приветствуется при первом знакомстве с игрой, но давайте я покажу вам системную информацию.

Никто ничего не ответил, но над небом, возле турнирной таблицы замерцали новые знаки - или точнее было бы выразиться лады. Ибо пространство не стало детальнее, оно просто сделалось контрастнее. Элементы таблицы как бы раскрасились в различные цвета, стали отдавать разным теплом, хотя всё и оставалось в красных оттенках. Талант и Красота еле теплились; Любовь горела довольно ярко, хотя и не ослепляюще; Правда тоже сияла, правда несколько щербато, будто убывающая луна; Здоровье и Свобода были одинакого тусклыми; интереснее всех были Счастье и Слава - их образы выпукло бугрились, как под увеличительным стеклом, Счастье мерцало потёками ржавчины, но горело при этом весьма ярко, а Слава пафосно сияла, хотя посреди неё виднелась чёрная ссадина, напоминавшая прицел той жуткой точки.

- Любопытное погодное явление, - усмехнулась Свобода.

- Так не честно! - воскликнул Сэр-Жир-Мен, - Нам приходилось вслепую сражаться, а тут...

- Да это ничего не меняет, - поспешил успокоить возмущение Юмор, - Более того, огранечение информации, как правило, облегчает последующие раунды. Просто я заметил, что компания наша вполне подготовлена к таинствам инициации.

- И что теперь? - спросило Счастье, - Типа мы знаем, какие наши действия влияют на результат, а какие нет? - птица отбросила клинок прочь. Ясно же, что он тут не поможет.

- Вроде того, - хмыкнул Юмор, - Хотя, опять же, всё может оказаться не совсем так, как вы себе это теперь представляете.

Все вновь взглянули на детализацию. Оказывается один единственный вопрос Счастья диаметрально изменил расклад. Теперь Слава была забрызгана ржавчиной, а Счастье загорелось инфернальным пламенем.

- И всё-таки кубики тут ни при чём, - твёрдо сказала Слава, и по трибунам вновь прокатился восторженный вихрь - кру-си-фай-хим. Но волна на сей раз направилась не к птице Счастья, а быстро ускорившись, растаяла в небе. Словно удары сердца забились бубенцы, ослепляющий луч парралельным бликом с точкой небытия сверкнул натянутой леской и проткнул стальную птицу насквозь.

Счастье осыпалось в прах, но детализация её не померкла. Клубящимся облаком пепла птица вновь закружилась над противником. Точнее теперь это уже была не совсем птица - скорее осиный рой, правда состоящий из тысячь крошечных алых птиц, кровавый ураган.

Слава вновь торжественно вспыхнула, трибуны взорвались новым громовым аккордом – или даже целым рифом, с неба опять упал луч. Затем ещё один.. И ещё... Тысячи лучей. Но птиц было больше.

Периферия реальности подёрнулась и сквозь сознание проступили сумеречные очертания парралельного измерения: "Экраны заполнились кипящими полосами пламени и дыма, перечеркнутыми параболами сверкающих осколков; акустические индикаторы зонда передавали непрекращающийся грохот, словно значительную часть континента охватило землетрясение."

- Спецэффекты попёрли, - заржала Свобода, чем свела битву на нет. Слава погасла, Счастье тоже осыпалось прахом. Все смеялись. Даже Остап.

- Вот поэтому-то первый раунд обычно и проводится одновременно, - сквозь непрекращающийся хохот ответил Юмор, - Ведь даже не участвующие в поединке могут на него косвенно влиять.

- Круто, - обрадовался Сэр-Жир-Мен, - А, вообще, я ещё хочу. Так не честно!

- Честно-честно, - не согласилась Правда.

- Да всё ещё будет, - улыбнулся Юмор, - Давайте хоть этот поединок досмотрим.

И в этот момент Слава чихнула. Одновременно с этим померкла её детализация. И, хотя Счастья по-прежнему не было видно - в турнирной таблице загорелся её образ.

- Ну вот, а говорили самоубийство запрещено, - опять заржала Свобода.

- Что-то в ноздри попало, перо, блин, какое-то... - начала оправдываться Слава, и снова чихнула. Всяко было уже поздно.

- Я даже не поняла, что произошло, - призналось Счастье.

- И ты не одна такая! - обиженно заметила Красота.

- Ну ладно-ладно, - примирительно зазвенел Юмор, - Говорю же, на этом не конец. Тем более до завершения первого раунда ещё пара дуэлянтов.

Световые круги сделали ещё один оборот, детализация высветила образы Здоровья и Свободы - их гамма была мрачно-пурпурной. Колокольчики контрастно разбрызгались по арене весёлым перезвоном, трибуны привычно ликовали - хотя и не столь яро, как в предыдущем бою. Теперь взаимодействие притягивало к себе неумолимой гравитацией.

- Ну что, чёрт дери, как и договаривались, бокс? - спросило Здоровье, принимая форму боксёрской перчатки.

- Да говно-вопрос, - хехекнула Свобода, превращаясь в боксёрскую грушу.

Сэр-Жир-Мен заржал:

- Во-во, правильно! Как известно, у кирпичной стены в теннис выигрывал только Чак Норрис.

- Интересно, а кто тогда победит в связке садист-мазахист? - захихикали Мечта и Желание.

Здоровье невозмутило садануло по груше. Все невольно зыркнули ввысь на детализацию - Свобода в самом деле еле заметно побледнела. Ободрённое Здоровье размахнулось ещё раз.

- Кажется я тоже понял фишку, - одновременно произнесли противники.

Перчатка изо всех сил влепила по груше, но та, отпружинив, ответно смяла перчатку, превратив ту в бесформенную сферу.

- Свобода обязана мочить Здоровье исключительно по печени! - весело прокомментировал Талант.

- Ну ладно, чёйт дери... - злобно сказало Здоровье, и из его шара выползло какое-то сопло.

- Поставить врагу клизму, это оригинальное решение! - захихикали близняшки.

Но из сопла вырвался мощный поток пламени, щедро обдавший грушу. Шар Здоровья тем временем "набирал воздуха", для нового выдоха.

- Не лучшее решение, - заметила занудная Правда, - Боксёрские груши ведь наполняют песком.

Огнемёт снова выплюнул струю пламени, и груша лопнула, обдав Здоровье столбом пыли. Все вновь невольно уставились в небо. Обе детализации бойцов заметно померкли, хотя, судя по мерцанию, Свобода-таки побеждала. Трибуны возгласами отмечали какие-то удары - из-за пыли ничего не было видно.

- А защищающимся в самом деле проще, - улыбнулось за сценой Счастье.

- В жизни гонка вооружений работает иначе, - не замедлила вставить своё Правда.

- Почему же? - не согласился Талант, - Всё так же заканчивается на максимальном разложении.

Тем временем Здоровье приняло форму веера и быстро разметало пыль в стороны. Внезапно песок взметнулся и кучей навалился на веер, погребя его под собой.

- Аминь, - улыбнулась Слава. Детализация Здоровья, в самом деле не проглядывалась.

Явь некоторую вечность висела словно застыв, подобно скриншоту, но самим нутром ощущалось некое течение - причём это даже не было время, скорее периодическое отражение, внутреннее колебание неустойчивой системы: "И от этого мертвого лица, от мертвых белых плеч, от мертвых белых рук медленно подкрадывался ужас, от них веяло зимней пустотой и заброшенностью, медленно нарастающим холодом, на котором у меня стали коченеть пальцы и губы. Неужели я погасил солнце? Неужели убил сердце всяческой жизни? Неужели это врывался мертвящий холод космоса?"

Но тут расплющенный веер стянулся в узел и крепко стянул груду песка в себе, как в мусорном пакете. Внутренность пакета ещё некоторое время трепыхалась, но вскоре еле теплившаяся гамма Здоровья осветилась победным заревом.

- Браво! - засмеялся, молчавший всё это время, Юмор, - Ради таких моментов я и люблю теорию игр.

Символы в небе запульсировали новыми красками: Любовь, Правда, Счастье, Здоровье окрасились золотисто-оранжевым - как солнечная корона во время затмения, красные оттенки всё ещё преобладали, но просвет этот ощущался словно луч прожектора. Круг арены, где по-прежнему находились все облака участников, тоже засветился ярко-оранжевым. Бубенцы торжественно зазвенели, в звук их вплелись трубные фанфары. Трибуны неистовствовали - явно ощущалась какая-то перемена настроения.

Даже чёрная бездна посреди многокружья озарилась инфернальным маревом. Повеяло теплом.

И тут будто револьверный барабан повернули - всё торжество съехало в сторону, и облака вновь очутились в холодном багровом пространстве. Прежнюю арену всё ещё было видно, но словно в отдалении, если не в ином измерении. И там клубилось какое-то огромное оранжевое облако.

- Демон! - ужаснулась Любовь.

- Лапласа, - спокойно уточнил Юмор, хотя это и так все внутренне осознавали. Знание ведь по-прежнему было первоосновным.

- Ну что, - продолжил Юмор, - Первый раунд окончен, приступим ко второму? Сразу могу сказать, что дальнейшая игра проходит по совершенно иным правилам, здесь нет банального турнирного принципа иерархии, и в игре будут участвовать абсолютно все, включая выбывших. Впереди нас ждут также демоны Максвелла, Эйнштейна, Гейзенберга, Гётеля, Хокинга и, наконец, Нэша. А в самом конце игры - весёлый марафон "на выживание", после вызова, надо же и прогнать всех обратно.

- Круто, - обрадовался Талант, - Я уж думал я теперь буду только наблюдателем.

- Зашибок, - согласилась Свобода, - Я тоже хочу реванш.

- И мы, и мы! - захихикали Мечта и Желание.

- Игра какая-то странная, но раз все за... - замялась Любовь.

- Ну, главное ведь, что это игга, - успокоила её Цель.

- Да, давайте уж дальше, - обобщила за всех Слава, - Чего дебаты разводить.

И тут облака рассеялись, железный звон бубенцов превратился в перестук магнитных колёс, тысячи оттенков красного сменились обычным пластиковым интерьером купе аэрэкспресса, в котором тесно прижавшись друг к другу сидело двенадцать человек.

Слава снова чихнул. Только теперь от неожиданности.

- А дальше, - улыбнулся Остап, - Дальше приходите ко мне в центр, я же сразу сказал, что это будет демка. В такой обстановке физически невозможно полноценную игру провести. Конечно же, это будет не бесплатно, но, поверьте, что и не так уж дорого. Я всем разослал инвайты.

- Терпеть ненавижу рекламщиков! - не злобно, но с досадой воскликнул Сэр-Жир-Мен.

- Да уж, - недобро улыбнулась красивая Елена.

- Ну вы и сволочь! - засмеялся Слава, у которого, судя по сморщенной физиономии, всё ещё щекотало в носу.

- Ничего личного, джаст э бизнесс, - развёл руками Остап, - Вы же первые начали.

- А ты, а ты!.. - захихикали близняшки Даша и Маша. Но и они явно были разочарованы.

- Я только всё-таки не понимаю технологию, - Миша был в своём зануд-стайле, - Как вы проецировали нам картинку? Да и наши действия считывали? Для этого же надо тонну оборудования.

- Ну так тебе сейчас всё и расскажут, чёрт дери, - усмехнулся Виталик.

- Одно я могу сказать, что это точно не наркота, - стреляным воробьём отэкспертил Серёга, тайком потиравший скулы.

- Да, психоактивные вещества тут точно ни при чём, - подтвердил Остап, - Но давайте я не буду раскрывать все производственные тайны. В конце концов иногда сказка должна оставаться сказкой, даже когда это всего-навсего фокус. Чисто чтобы вы не переживали, я скажу, что ноутбук в чемодане не совсем барахло. Обычная маскировка, подобно драным носкам того златотельцового миллионера.

- А поездом вы тоже ездите ради маскировки? - криво улыбнулась Катя, - Или это лучший способ вербовки? То есть рекламы...

- Да ладно, попробуй пронеси в самолёт этакий чемоданец, - хехекнул Сэр-Жир-Мен, - Без фармакологических штучек тоже ведь не обошлось, ага?

- У всех свои таланты, - хмыкнул Слава, - Я вот одного не понимаю: почему всё было в красных тонах?

Остап пожал плечами:

- Так ведь это была самая основа. Так сказать первый дан. Впрочем, я ведь тоже не демиург, спрошу потом у босса почему так. Но, скорее всего, вас не сильно заинтересует объяснения в стиле эффекта Допплера.

- А что вы там говорили о магистерских версиях? - тут же спросил Миша.

Остап снова сделал неопределённый жест:

- Да это тоже самое, в целом, только чуточку сложнее, в качестве имён - аминокислоты. Аланин, Аргинин, Аспарагин и так далее.

Слава засмеялся, поднимаясь на ноги.

- да, позывные вы, в самом деле, знатные подобрали. Поединок Свободы и Любви, Талант влепляющий в глаз Вечности - метафорическая бомба.

- А прикольно, если бы всё это оказалось не игрой! Представьте? - захихикали близняшки.

- А это и так была не игра, - вдруг совершенно серьёзно ответил Остап.

Вопреки всему никто не засмеялся. Наоборот повисла тяжёлая тягучая тишина, даже перестук колёс умолк - оказывается поезд остановился.

- Вот это сейчас не смешно было, - медленно произнёс Паша тоже поднимаясь.

Остап развёл руками.

- Ну, звыняйте, хлопцы, ничего плохого не хотел. Вы же сами заметили, что у всех свои таланты.

- Чёрт подери, пойдёмте лучше освежимся, там остановка большая, - предложил Виталик.

Один за одним все повскакивали с мест и покинули купе. Внутри остались только Счастье и Юмор. Катя и Остап, в смысле.

- Не обижайтесь, - улыбаясь сказала голубоглазая девушка, - Все они ещё прибегут на продолжение. Всем же понравилось, а это они так... Из вредности...

- Да я знаю, - усмехнулся Остап, - Это ведь тоже часть игры.

- А, ну тогда хорошо, - быстро бросила Катя и тоже умчалась вслед друзьям.

Оставшись один, Остап вытащил свой чемодан, раскрыл его и развернул крышку ноутбука. Тот был включён - на экране светилось большое красное пятно, формой напоминавшее кровяное тельце под электронным микроскопом. Капля, по всем постмодерновым заветам, демонически пульсировала. Великий комбинатор, склонившись над устройством, как над алтарём, буркнул себе под нос:

- Да. Какие времена, такие и жертвоприношения.

0
1030
01:11
+1
Не стал читать весь рассказ, поскольку сразу было видно, что он сырой. Просмотрел по диагонали и… поставил плюс! За светлую и позитивную ауру, которой веет от текста, несмотря на неоднозначный финал.
Но недостатков очень много: даже если рассказ и выйдет в двойку лидеров, то это будет лишь стечение обстоятельств. Автора выдаёт отсутствие единого слога, стиля, ритма, недостаточное знание пунктуации и пр.
— Точно наркота… — взволнованно заговорила Правда.
— Нас мама прибьёт! захихикали Мечта с Желанием.
— Спокойно, всё под контролем, — заискрился Юмор, — Доверия сегодня среди нас нет (...)

Опечаток много, что внешне тоже сказывается на впечатлении о тексте:
Ну, главное ведь, что это игга, — успокоила её Цель.

тысячи оттенков красного сменились обычным пластиковым интерьером купе аэрэкспресса

И пр.
18:52
Грег, вот согласна со всем вышенаписанным, но в случае с «это игга» — там не опечатка. Автор ранее упоминал, что парень картавит, и именно он взял на себя роль Цели.
Загрузка...
Ирис Ленская №1