Эрато Нуар №2

Улыбка Демона

Улыбка Демона
Работа №672. Дисквалификация за отсутствие голосования

Дождь лил целый день. Черные низкие тучи не пропускали ни одного случайного луча света. Ветер завывал и разносил по городу опавшую осеннюю листву, вырывал зонты из рук случайных прохожих, оставляя их на растерзание взбесившейся погоды. Вода разливалась по всем улицам небольшого городка, стекала по стенам, просачивалась сквозь старые полуразвалившиеся крыши, оседала на одежде и лицах людей, стучала в окна, пугая детей. Откуда-то издалека доносились раскаты грома. Холодало. Ночь тяжелой поступью наступала на город.

Полицейская машина стояла на окраине парка, скрытая от дождя высокими кронами нависавших сверху деревьев. К машине, перепрыгивая лужи и натянув куртку на голову, чтобы хоть как то укрыться от дождя, бежал человек. В такую погоду сторонний зритель никак бы не смог разглядеть в нем полицейского – ничего дальше вытянутой руки было не видно. Служивый, одной рукой придерживая куртку, а другой держал пакет с едой, усиленно пытаясь не разлить из бумажных стаканчиков кофе, все же добрался до машины.

- Подъем, боец! – усевшись на пассажирское сиденье и громко захлопнув за собой дверь, полицейский толкнул в бок заснувшего напарника – Я кофейку захватил, держи.

- О, спасибо! – водитель, взяв стакан, включил громче радио – Ну и погода сегодня, просто чертовщина какая-то!

- Ну да, не повезло. Но, ничего, дома завтра отогреешься, я вот вообще в магазин бегал пока ты в машине спал, так что не преувеличивай.

- Да я не про то! – водитель одной рукой крутил радио, пытаясь наткнуться на нужную волну, другой пытался достать из кармана пачку сигарет – Не спокойно мне что-то.

Его напарник лишь усмехнулся. Ведущий радиостанции вещал неутешительные вещи: «Сильный ливневый дождь обрушился на город… Метеорологи сообщают, что непогода продлится, как минимум еще сутки… В городе объявлено чрезвычайное положение… На окраине города вода поднялась уже на уровень первых этажей…».

Водитель, нахмурившись еще сильнее, переключил радиостанцию, поймав музыкальную волну, откинулся на сиденье и уставился прямо перед собой.

- Такое чувство, Томми, что это когда-то уже было – задумчиво проговорил он.

- Обычное дежавю, ничего странного – усмехнувшись, ответил Том.

Из динамиков лилась спокойная мелодия, где на фоне синтезатора переливались колокольчики, прекрасный вокал пробирал до мурашек, а погода за окном лишь добавляла атмосферы.

***

Посреди ночи поступил вызов – жительница частного сектора вызвала полицию, услышав, как из соседнего дома доносились странные крики и возгласы. Поскольку Том со своим напарником находились ближе всех, то им и выпало ехать проверять.

Дом, стоявший на отшибе, встретил их зловещим молчанием, никакого шума из него слышно не было, свет в окнах не горел, только не успокаивающийся дождь барабанил по стенам.

- Кому интересно тут не спится? – захлопнув дверь и медленно оглядываясь, пробормотал Том.

- Алкаши наверное – водя по округе фонариком ответил напарник – Ну или футбольные фанаты.

- Опять ты заладил! Чем тебе фанаты не угодили?

- А то ты не знаешь. Как матч – под окнами орущие толпы, как окна мне не выбили, до сих пор удивляюсь.

- Так ты же сам хотел квартирку в том районе? Что, Джон, ошибся?

- Бывает – меланхолично пожав плечами, ответил тот, продолжая скользить лучом фонаря по окнам дома – Ну что? Вроде все тихо, поехали обратно?

- Стой! – Том включил свой фонарь и направил свет на окно второго этажа – Кажется, я кого-то видел, там, в окне.

- Где? – Джон направил свой фонарь туда же – Ничего не вижу! Может, показалось?

- Точно тебе говорю, что видел!

- Ну и ладно, может, кто в комнате прошел, и ты движение заметил.

- Пошли, проверим – Том уверенно зашагал к крыльцу – Не зря же приехали.

- Что-то это мне напоминает – его напарник изобразил задумчивый вид – А, вспомнил! Это напоминает мне каждый первый глупый ужастик – зайдем туда, куда не следует, разделимся и в разной степени глупости помрем. Не, как-то не хочется.

- Ну и оставайся здесь, раз так страшно, а я пошел – Том уже потянул руку к входной двери.

- Стой, я с тобой! – Джон засеменил к напарнику.

- Что, испугался один оставаться?

- Я просто подумал, что писать рапорт и огребать от начальства, если с тобой что произойдет страшнее, чем прогулка по этому дому.

- Да обычный дом, чего ты боишься?

Дернув дверь, которая неожиданно легко поддалась, офицеры заглянули внутрь. Света не горело ни в одной комнате, а поскольку на улице было также темно, ничего было не разглядеть. Лучи фонарей выхватывали отдельные куски интерьера – повсюду был развал, валялась разбитая посуда, сломанная мебель, со стен свисали оборванные обои.

- Ну и клоповник! – Том поморщился.

- Ну что, пошли?

- Секундочку – полицейский, оглядев крыльцо и весело вскрикнув, сходил за длинной кочергой, которую нашел возле давно заржавевшего мангала – Вот!

- Решил в рукопашную алкашей разгонять?

- Хах, ты меня недооцениваешь – Том отодвинул напарника от двери и, подперев ее кочергой, улыбнулся – Вот! Подготовил нам путь к отступлению.

- Ну, да ты еще и стратег – делано восхитился Джон.

- А то! – довольный собой офицер перешагнул порог дома – Пошли что ли? Эй! Есть тут кто?

***

Дом, являясь стандартным, ничем не примечательным жильем простого американца, представлял собой жалкое зрелище. Хоть первое впечатление и было не из положительных, но войдя внутрь офицеры остро почувствовали тупую, заглушающую все чувства и блокирующую мысли неприязнь. Кто бы здесь ни жил, его жилье, как отражение своего хозяина, было до того противно, что видеть хозяина дома просто не хотелось. Но работа есть работа, долг есть долг ну и прочие успокаивающие вещи. Джон осторожно ступал по некогда светлому ламинату, ныне залитому чем-то черным и жирным, настолько, что поскользнуться на нем ничего не стоило. Том следовал за напарником, работая вторым номером, то и дело оглядываясь назад и светя фонарем по стенам. Лучи света вырывали из тьмы помещения общую разруху, с улицы казавшуюся не такой масштабной. Складывалось впечатление, что здесь не то чтобы дебоширили всякие маргиналы, а кто-то целенаправленно уничтожал все до чего мог дотянуться. В доме, по-видимому, давно никого не было, слой пыли красноречиво свидетельствовал об этом.

- Вот ведь гадюшник! – Джон с ярко выраженной неприязнью разглядывал открывшуюся взгляду кухню – Что за свиньи здесь живут?

- Какого черта? – Том навел фонарь на раковину, кишащую тараканами – Здесь, наверное, и крысы бегают. Фу, черт.

- Думаю, мне неделю будет не отмыться от этого смрада – Джон сплюнул – Никого тут нет, нужно уезжать.

- А тут что такое? – Том, как будто не услышал напарника – Гляди!

Широкая черная полоса вела в дверь подвала, сквозь которую сочился болезненно желтый свет. Офицер подошел ближе и слегка толкнул дверь. Свет действительно лился из подвала, подсвечивая измазанные темно бурым ступеньки.

- Кажется, это кровь – чуть слышно прошептал Том.

- Я вызываю подкрепление – Джон потянулся к рации – Ты куда собрался?

- Пойду, проверю – доставая пистолет, ответил напарник – Пошли за мной.

- Ты больной или как? Возвращаемся к машине!

- Иди, я сейчас.

Том сам не знал, почему его тянуло вниз. Разум его кричал о том, что он творит невероятную глупость, но ноги, будто у заведенной игрушки, спускались по ступенькам вниз. Джон, чертыхнувшись, последовал за ним, спускаясь спиной вниз, он держал выход под прицелом – в случае чего их не застанут врасплох. Приятный стальной холодок старушки Береты добавлял каплю уверенности. Озабоченный происходящим, Джон совершенно забыл о том, что хотел вызвать подкрепление. События были слишком непривычными, и, выработанная годами и вбитая в голову еще в учебке, инструкция просто вылетела из головы.

Шаг за шагом напряжение росло, руки крепче сжимали рукоятку пистолета, а ноги становились ватными. Идущий впереди Том, смотря перед собой вперед через прицел, почувствовал, как опорная нога соскользнула со ступеньки. Попытка удержать равновесие оказалась тщетной, и он с оглушительным грохотом кубарем слетел вниз.

- Твою ж мать! – Джон, оказавшись в очень неприятной ситуации, когда нужно прикрыть напарника и не проморгать возможную опасность со своей стороны, растерялся на пару секунд, потом прижался спиной к стене, переложил пистолет в правую руку и, усиленно вертя головой влево-вправо, поспешил вниз. – Том! Ты живой?

- Да – донесся голос напарника – Здесь куча трупов.

Спустившись вниз, Джон увидел напарника, разглядывающего валяющееся в луже крови тело. Пытаясь держать в поле зрения выход, он осторожно подошел поближе. Тело трупа выглядело как раскрытая книга. В прямом смысле. Грудная клетка была разворочена настолько, что обломки ребер торчали в разные стороны, легкие были вырваны, живот вскрыт, а внутренности выпали наружу. Лицо закрывала густая маска крови, сквозь которую невозможно было опознать убитого.

- Охренеть просто! – Джон почувствовал надвигающиеся рвотные спазмы, но продолжал следить за выходом – Надо валить, дружище.

- Прикрывай – в ответ Том осторожно пошел вглубь подвала, где виднелись еще тела.

- Да стой ты, идиот! Куда лезешь?

- Посмотрим, что там дальше. Чего ты боишься? Здесь одни трупы. Живых надо бояться.

- Просто заткнись и пошли наверх!

Том молча продолжал углубляться внутрь. Джону пришлось следовать за ним, хотел он этого или нет. Прикрывая напарника, он уже представлял как даст ему в морду после того как они выберутся отсюда. Это единственное что чуть тлеющим угольком грело его душу.

Остальные тела не выглядели лучше. Все они были в той или иной степени изуродованы – были вырваны глаза, свернуты шеи, переломаны конечности, из кого-то торчали куски арматуры, видимо которой они и были забиты на смерть. Все было в крови, а к куче тел уже поспели крысы, которые теперь пировали как никогда.

- Как-то странно это все – рассматривая все это, пробормотал Том.

- Да что ты говоришь?! – вскипел Джон. – Пошли отсюда уже, мне не по себе.

- Да, идем, пожалуй.

- Спасибо, блин!

На этот раз первым шел Джон, осторожно ступая по ступеням, он молился, чтобы поскорее все закончилось – уж очень сильно он нервничал, чего не было с ним с давних пор. Осторожно выйдя из подвала и оглядевшись, он резко застыл и, кажется, перестал дышать. Входная дверь, которую его напарник подпер кочергой, захлопнулась.

- Да просто ветром сдуло – пытаясь подбодрить перепуганного напарника, проговорил Том, хотя он точно помнил, как надежно ее закрепил. Дверь была закрыта кем-то, пока они были в подвале и не слышали ничего.

- Валим от сюда!

Джон, практически потеряв всю осторожность, быстро пошел к выходу. Все, что он сейчас хотел – это выйти наружу, покинуть этот дом. Том следовал за напарником спиной, прикрывая сзади. Они уже были готовы выбить эту чертову дверь и выйти на улицу, вдохнуть свежего воздуха, как вдруг…

- Ну и долго еще вы будете тут шариться?

Голос прозвучал как взрыв гранаты в библиотеке какого-нибудь бункера. Громко, четко, с язвительной усмешкой. Офицеры, на секунды застыв на месте, резко обернулись и увидели его источник. На втором этаже, на краю лестницы, ведущей наверх, стоял мужчина в белом, будто свадебном, смокинге и пристально смотрел на них. Его яркий образ создавал резкий диссонанс по отношению к окружающему развалу, грязи, крови и трупам. Это наводило ужас.

- Ты кто такой? – взведенный до предела Джон прицелился в незнакомца – Ты кто такой?!

Том отступил на шаг назад, опершись спиной в дверь, попытался толкнуть ее, но та не поддалась. Они были закрыты внутри.

***

- Зря вы сюда пришли, господа – медленно проговорил человек – Вас тут не ждали.

- Да что ты говоришь! Поднял руки, Быстро! – Джон медленно пошел в сторону лестницы, продолжая держать того на мушке.

Но незнакомец, кем он ни был, лишь развернулся и спокойно скрылся на втором этаже.

- Стой, тварь! – Джон, потеряв самообладание, рванулся вверх по лестнице.

Том, от души выматерившись, бросился вслед за напарником. Ситуация, принявшая такой оборот, теперь в корне не нравилась ему, их завлекали на неосмотренный второй этаж, где можно было ожидать чего угодно, любой засады. Но его напарник, так рвавшийся на улицу, прочь из этого странного дома, где произошло самое ужасное преступление не только на их памяти, но и, наверное, в истории всего городка, потерял голову, увидев объект на котором можно сорвать всю свою злость и страх. Джон, обычно отличающийся осторожностью и обостренным чувством самосохранения, теперь как сайгак взбежал по лестнице и помчался к закрывающейся двери.

- Открывай! Открывай дверь! – орал он, стуча рукоятью пистолета по старой, дешевой деревяшке.

- Стой, Джон! – Том только догнал напарника – Это ловушка, надо отступить!

- Вот ты как теперь заговорил? – Джон, не мог успокоиться – Я сколько раз тебе это говорил? Теперь дай мне разобраться с этим ублюдком!

Том, видя, что его товарищ окончательно потерял голову, не стал продолжать свою мысль, лишь приготовился к возможному нападению.

- Я сказал окрой дверь, мразь! – Джон ударил ногой.

- Кто здесь? – из-за двери раздался женский крик – Помогите мне!

Этот возглас, как ушат холодной воды остановил офицера, его лицо побелело, на нем застыла маска первобытного ужаса, он, было, прицелился в замок, решив уже стрелять, но дверь мягко открылась.

- Проходите, господа – проговорил знакомый голос.

Джон рванулся внутрь, а за ним следом и Том. Вычурно разодетый незнакомец спокойно покачивался в кресле качалке, сложив пальцы в замок и с интересом наблюдал за вошедшими офицерами, не обращая никакого внимания на направленные на него пистолеты.

- Помогите мне! – снова этот крик.

Полицейские, чье внимание было приковано потенциальным преступником, оглянулись на голос, донесшийся слева, из глубины комнаты. Там, прямо посреди стены была распята молодая девушка. Ее руки и ноги были уже знакомым образом переломаны, глаза были вырваны, а пустые глазницы были зацеплены железными крюками, прикрепленными к цепям, устремляющимся к потолку, они не давали жертве опустить голову, заставляя держать ее ровно. Живот ее был так же распорот и внутренности вывалились наружу. Жизнь не угасала в ней, как бы она того не хотела, и муки ее были страшны.

- Неплохо, правда?

Джон, не говоря ни слова, нажал на спусковой крючок. Прогремел выстрел, затем еще, и еще. Джон стрелял, пока не опустел магазин. Но все оказалось зря. Пули прошивали насквозь кресло-качалку, вгрызались в тонкие деревянные стены дома и застревали там. Незнакомец сидел и улыбался, будто ничего и не произошло. Том не выстрелил ни разу. Он не понимал почему, просто не выстрелил и все. Во время стрельбы напарника он почувствовал, как снова за ними словно пресловутая мышеловка захлопнулась дверь. На него напала какая-то апатия, он был спокоен, сердце, не смотря на все происходящее здесь, билось ровно.

Джон, увидев, что его стрельба оказалась бессмысленной, принял единственное правильное решение, как он понимал, в этой ситуации. Он выхватил их рук напарника пистолет и пустил пулю в голову распятой девушки, тем самым прекратив ее страдания. В то мгновение, как пуля все же оборвала тлеющую жизнь, Джон резко взмыл в воздух и с чудовищной силой был вмазан в ближайшую стену, словно кукла, брошенная взбесившимся ребенком. Его руки и ноги стали выворачиваться со страшным хрустом, ломаясь в суставах, из глаз и ушей, рта и носа потекла кровь, вторя дождю за окном, она падала на пол. Глаза же его закатились куда-то внутрь, так что остались видны лишь пульсирующие кровью, будто готовые вот-вот взорваться, белки. Изо рта его донесся предсмертный хрип, и тело его просто рухнуло на пол.

- Не люблю, когда портят мои игрушки – проговорил незнакомец, глядя на результат своих трудов. Переведя взгляд на второго полицейского, который спокойно смотрел на происходящее и не проронил ни слова, не издал ни звука, «нечто в костюме» усмехнулся – Ну а что мне делать с вами, мистер Адамс?

Том пожал плечами. Он четко понимал, что дальше от него будет очень мало зависеть, здесь он в проигрышном положении. Незнакомец встал, подошел к окну, с интересом поглядел наружу, вглубь пасмурной ночи, будто разглядывая нечто интересное и видимое только ему, развернулся, снова оглядел стоящего офицера с ног до головы.

- Ну, так что, мистер Адамс, как вам мои игрушки? Завораживает, не правда ли?

- Я бы так не сказал.

- А как бы вы сказали?

- Я сказал бы, что это ужасно, то, что вы делаете. Да и вообще, вы не представились.

- Я предоставлю вам возможность угадать, мне интересно насколько вы оригинальны по сравнению с этими – он неопределенно махнул рукой, продолжая нахально улыбаться.

- Вы Дьявол?

Незнакомец громко рассмеялся, покачивая головой влево-вправо, он был явно доволен собой, доволен тем, что предвидел такой ответ.

- Я слышу это уже в седьмой раз, мистер Адамс – отсмеявшись, сказал он – Почему то все в округе считают меня Дьяволом, как будто ему есть до вас дело.

- Тогда кто вы? – Том не поверил ответу.

- Странно, что люди считают – как ни в чем не бывало продолжал тот – будто Богу или Дьяволу есть до них дело. Их чрезвычайное самолюбие не дает им принять, что названым товарищам не для чего возиться ними. Для этого есть сущности пониже рангом.

- Значит вы демон?

- Демон, демон – довольно закивал незнакомец и неожиданно протянул руку – Меня Барбас зовут.

- Не сказал бы, что очень приятно – Том пожал, на удивление материальную руку

- Не обращай внимания, я, бывает, слишком увлекаюсь.

- Ты убил целую кучу людей и офицера полиции – как бы невзначай напомнил Том.

- Ну и что? – деланно удивился собеседник – Я всегда так делаю.

- И тебе это сходит с рук?

- А кто меня накажет? – довольно оскалился демон.

Том промолчал. Барбас довольно плюхнулся в кресло, вытянул ноги и спокойно стал наблюдать за офицером, который в свою очередь направился к распятой девушке.

- Кто это? – спросил полицейский, разглядывая жертву.

- Соседка – ответил тот – Она вас и вызвала.

- Зачем ты ее убил?

- Затем что не надо лезть туда, куда не просят – Барбас спокойно качался в кресле – Вызвала полицию – молодец, но зачем же самой в дом заходить? Какая глупость.

- А остальные? За что ты убил всех тех, кто сейчас в подвале?

- А, эти – еще раз махнул рукой – Местные алкаши да бомжи, никто их не хватится.

- Как-то это жестоко.

- Мир вообще штука жестокая.

Том замолчал. Барбас с любопытством рассматривал офицера. В этом человеке уже зародилась, погаснувшая было, надежда на жизнь. Как глупо. Все одно по одному.

- Раз ты здесь, значит, где-то еще есть другие демоны?

- Ты чертовски догадлив, господин полицейский.

- Как то все это странно. Какой то бред.

- Все верно, бред – улыбнулся Барбас, этот человек наступает на те же грабли, что и все до него – Но я сегодня в хорошем настроении, да и праздник к тому же удался. Хочешь исполню твое желание?

Демон вскочил с кресла и в мгновение оказался перед полицейским, устремив на него колючий, ледяной взгляд. Уголок его рта привычно был изогнут в издевательской насмешке.

- Желание? Как джин? – Том через силу заставил себя улыбнуться.

- Да, точно, как джин – демон, не переставая улыбаться, надвигался на офицера – Говоря вашим языком, мистер Адамс, у меня имеются такие полномочия.

- Даже не знаю – начал было полицейский, но осекся

- Мистер Адамс – Барбас практически вплотную приблизился к собеседнику – Я еще раз повторяю – это в моих полномочиях.

Том стоял, упершись в стену, а над ним, зловеще улыбаясь, нависал сумасшедший демон, предлагающий какую то чушь. Его глаза уже метали огни, сам он был уже готов разорвать на части надоевшего человечка, но хотел, чтобы игра закончилась по запланированному сценарию.

- Хорошо – офицер из последних сил, демон, казалось, высасывал их своей ненавистью, проговорил, четко выговаривая слова – Хочу, чтобы ничего этого не было!

Демон засиял. Его партия сыграла вновь. Правильно говорил его дед – все людишки одинаковы и в определенных ситуациях они действуют идентично.

- Будет исполнено, мистер Адамс! – Барбас изобразил поклон, после чего с удовольствием щелкнул пальцами. Теперь нужно придумать какой-нибудь более интересный сценарий. Дед будет доволен, как узнает.

***

Дождь лил целый день. Джон давно не помнил такой погоды. Прыгая через лужи и пытаясь закрыться служебной курткой от ливня, он, наконец-то, добрался до машины.

- Подъем, боец! - усевшись на пассажирское сиденье и громко захлопнув за собой дверь, полицейский толкнул в бок заснувшего напарника – Я кофейку захватил, держи.

- О, спасибо! – водитель, взяв стакан, включил громче радио – Ну и погода сегодня, просто чертовщина какая-то!

- Ну да, не повезло. Но, ничего, дома завтра отогреешься, я вот вообще в магазин бегал пока ты в машине спал, так что не преувеличивай.

- Да я не про то! – водитель одной рукой крутил радио, пытаясь наткнуться на нужную волну, другой пытался достать из кармана пачку сигарет – Не спокойно мне что-то.

- Расслабься, Том, это просто погода на тебя так действует.

- Может быть, Джон, может быть.

А из радио доносилась будто бы слышимая до этого песня. Она пробирала до мурашек, заставляла офицера полиции мистера Адамса вжиматься в кресло сильнее. Не только песня, но и все это дежурство казалось ему знакомым, словно уже пережитое однажды и вновь окрасившее действительность в знакомые цвета. Это чувство, с красивым названием дежавю, знакомо всем, и Том испытывал его не в первый раз, но сегодня что-то было по-другому. А из радио продолжала звучать эта странная, знакомая песня:

«Кровью призван злобный до остервенения,

До игрушек жадный Демон сновидения.

Но когда попадешь во времени петлю

Не принимай никак им задуманную игру

Вырваться всегда есть шанс один...»

-3
1103
01:27 (отредактировано)
На фоне некоторых одногруппников этот рассказ претендует на то, чтобы выглядеть прилично.
Но…
— Ты убил целую кучу людей и офицера полиции.
— Ну и что? Я всегда так делаю.

Это просто диалог года!
Ну и дальше всё скатывается в абсурд. Впрочем, абсурд начался раньше, когда персонажи без эмоций прошли мимо жутких трупов, а потом один из них спокойно спрашивает имя у сверхъестественного убийцы своего напарника.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1