Эрато Нуар №1

Сказка о главном

Сказка о главном
Работа №674. Дисквалификация за отсутствие голосования

***

На поверхности зеркала, как и на любой другой поверхности, существовало только два действительных измерения – длина и ширина.

***

Однако, существа, жившие в зеркале, не были согласны с такой трактовкой реальности – они жаждали всё больше жизни, поэтому плоскость их не совсем устраивала. Догадываясь, что настоящий объём всё-таки существует, органами чувств своих плоских тел они создавали иллюзии. Другими словами, плоские существа, используя свои восприятие и чувства, в своём плоском уме превращали свою родную и плоскую поверхность в придуманный и ненастоящий объём, который был необходим им исключительно для того, чтобы уместить там побольше своих зеркальных и нарисованных благ.

Ведь никто не будет отрицать что в любом, даже в самом маленьком объёме помещается больше, чем на любой, даже самой большой плоскости?

***

Однако, обширное, но плоское хорошо лишь на картинке, а широкое и высокое прекрасно только в настоящем объёме. И пытаясь затащить своё плоское настоящее в придуманный своим восприятием иллюзорный объём плоские существа терялись и чувствовали – что-то не то.

Не так складывается и не так хранится.

Влазит много, но радовать перестаёт.

***

Значит, где-то была ошибка.

– Где она может быть? Не в накопительстве же, – думали существа и продолжали складировать свои плоские ценности.

Однако радость так и не приходила.

***

Существа придумывали различные теории, потом опровергали их и придумывали новые. Иногда, натыкаясь на противоречия, они вводили в теории исключения.

– А что такое исключение?

– Это то, что не подчиняется данной теории, – говорили существа и важно качали головами.

– Так может быть теория не верна?

– Нет, нет! Теория не может быть не верна, мы проверяли, – говорили существа.

***

Не хотели понять плоские существа что если существует настоящий объём, то существуют и реальные объёмные вещи. Они продолжали считать объёмным то, что считал объёмным их плоский ум и то, что было под их плоскими руками.

В соответствии со своим плоским видением они создали свою плоскую систему ценностей, упорно продолжая настаивать на том, что их видение мира полно высокого простора.

***

Плоские существа уже не пытались найти настоящий объём, хоть он существовал всегда и более того – он всегда лежал на их родной поверхности. Настоящий объём, в своём плоском представлении они заменили вертикальной, поставленной на дыбы плоскостью.

Существа уже не задумывались о том, что любой объём мог быть только сверху, только НАД плоскостью – они просто делали вид что задирают головы, однако, не забывая при этом как следует прикрепиться к своему родному зеркалу.

***

Для того, чтобы обнаружить настоящий объём необходимо было каким-то образом отделиться от поверхности зеркала, но они не могли. Точнее, не хотели. Удобная и родная плоскость была безопасна, а настоящий простор их пугал – ведь с высоты легко можно было упасть и разбиться.

И, в конце концов, существа поверили в то, что покинув зеркало они сразу же погибнут, ведь жизнь вне отражения не могла существовать по их плоскому определению.

***

У плоских существ была одна общая проблема – иллюзию они почитали за реальность, а вертикально поставленную поверхность принимали за настоящий объём.

***

Но где-то был и настоящий объём…

И плоские существа продолжали это чувствовать…

***

Однако, чувствовать и знать – это совершенно разные вещи.

Чувствам необходима вера точно так же как знаниям необходим труд.

***

Объёмное пространство было хорошо видно с зеркальной плоскости и когда существам, посредством придуманных ими приспособлений, удалось взмыть в воздух они подумали что научились летать. Им показалось что они сумели познакомиться с настоящим пространством, тогда как в действительности они продолжали ползать по вертикально стоящей поверхности и на самом деле никогда не покидали тончайшую плёнку зеркального изображения, которая была их родным миром.

У этой плёнки вообще не было толщины – она, как и любое изображение была двухмерна, но несовершенство и ограниченность их органов чувств позволяли плоским существам создавать в своём плоском уме только видимость существования в настоящем трёхмерном пространстве.

Конечно, такое существование можно было назвать полностью иллюзорным.

***

– Мы знаем! – кричали существа, – мы можем! – вторили им их единомышленники.

И уже все вместе они продолжали выводить исключения из придуманных правил, восхищаясь вежливостью и прозорливостью друг друга.

***

Существа были точно уверены что живут.

Но в тот самый момент, когда они видели своё вертикально-плоское пространство и даже чувствовали ход времени, настоящая жизнь утекала от них в самую настоящую высоту бесконечности.

***

Плоские существа ввели главное правило – правило серого большинства.

Это правило было предельно простым – будь как все.

***

Плоские существа преследовали и убивали каждого, кто выделялся из толпы и хоть чем-то отличался от серого большинства, а спустя некоторое время они начали убивать и друг друга, пытаясь заполучить побольше плоских, признанных серым большинством ценностей.

***

Они следили за всеми, запрещая выбиваться за пределы плоскости даже тем немногим, кто сумел на это решиться – так существа начали отрицать настоящий объём.

Плоские существа ввели ещё одно правило – существует только один объём – тот, который видит и приняло большинство. Они начали показывать и навязывать понятие такого объёма везде, куда только могли дотянуться их плоские руки.

Они придумали разные плоские приспособления, которые со временем заменили их плоский разум, а способных к самостоятельному мышлению и почитающих настоящий объём, плоские существа сначала выставляли на посмешище серого большинства, а когда посмешищем оказывалось это самое большинство – просто избавлялись от них.

***

Существа продолжали вертеть своей родной плоскостью в разные стороны и уже не хотели замечать очевидное – они игнорировали тот факт, что двухмерная плоскость может вертеться только внутри трёхмерного пространства – ведь плоскость недвижима сама в себе, а значит – настоящий объём всё-таки был!

Но никого это уже не интересовало.

Существа копили мнимое и ставили накопление плоского и вещественного за цель своего существования.

***

Они забыли что существенное и вещественное – разные вещи.

***

Для того чтобы заметить настоящий объём требовалось всего ничего – отлипнуть от зеркала, приподнять голову и посмотреть вверх. И у каждого из существ была такая возможность, каждый мог вдохнуть настоящий, а не нарисованных воздух, каждый был в состоянии подставить глаза настоящему Солнцу!

***

Третье измерение – высота – скучало в реальности и было оно бесконечным и безвременным, ибо не относилось к ограниченной плоскости.

Оно с радостью принимало всех, кто сумел до него дотянуться и манило остальных тем, чем могло…

***

А чем объём мог заманить плоскость?

Только свободой!

***

Точно так же, как линии необходима плоскость чтобы чувствовать себя свободной, так и плоскости, для ощущения настоящей свободы, необходимо настоящее, трёхмерное пространство.

***

Но существа подменили значение слова Свобода на противоположное.

Теперь оно означало не всевозможность, а вседозволенность.

Плоские умы с радостью схватились за новую трактовку Великого Слова и провозглашали её на каждом углу через плоские говорящие ящики, заменившие плоским созданиям их некогда объёмный разум.

***

Таким образом, живущие в зеркальном отражении существа поменяли настоящую высоту на придуманную и радостно копошились на своей плоской картинке, принимая свою выдумку за действительность. Выдумка плоских существ не была порождением ничем неограниченной и бесконечно мощной фантазии – тогда это было бы полбеды. Она была всего лишь плоским отражением вертикально стоящей поверхности, которую все принимали за настоящий объём.

Существа решили что уже достигли того, о чём только смутно догадывались.

Плоские существа совсем перестали стремиться ввысь.

***

Лишь некоторые смельчаки робко приподнимали голову над стеклянной и всё отражающей поверхностью, называемой серым большинством настоящей жизнью – так они встречались глазами с реальным светом.

Этот свет не слепил – он грел, не обжигал – он ласкал, этот свет не отбрасывал тень, ибо существовал в объёме, а значит – сразу и со вех сторон.

***

Тени бывают только на плоскости, не так ли?

***

Объёмной тени не бывает.

***

Её не смогли придумать даже плоские существа. Даже в их псевдо объёмном мире тень точно так же могла существовать исключительно на плоскости. Но никто не замечал столь очевидных вещей.

Существа жестоко преследовали единицы бесстрашных, способных заметить такое несоответствие и задаться ненужными вопросами...

***

Так и жили плоские существа.

Они думали что используют свет, превращая его в электричество и пользуясь им для поддержания иллюзии своей ненастоящей и ненасытной жизни, но настоящий свет, легко проникающий во все три измерения и презирающий время в виду его отсутствия, совсем не замечал плоских существ, считавших себя властелинами света.

***

Настоящий свет просто существовал, исповедуя высокие и вечные ценности, одна из которых – Свобода.

Свет существовал всегда, везде и сразу.

Свет был поистине свободен.

***

Чтобы увидеть настоящий поток настоящего света достаточно было просто приподнять голову, оторвав её от поверхности зеркала.

Но уже никто не торопился совершать действия, считавшиеся большинством бессмысленными и небезопасными.

***

Молодой дракон захохотал, наблюдая за копошащейся в зеркале массой, уверенной в своей реальности и считавшей себя очень важной.

Потом он оглянулся вокруг.

Мир настоящего был великолепен, а настоящий объём плавно покачивался над плоскостью плоских существ.

Вечные ценности незыблемо опирались на пустое пространство – это была их родная стихия.

***

Ящер опять перевёл взгляд на поверхность зеркала и внезапно принял решение – он должен вернуться в этот плоский мир стеклянных отражений.

***

Он должен продолжить игру в зазеркалье.

***

Дракон знал что ничем не рискует.

Исход плоской игры ему уже был известен, ведь находясь в настоящем объёме молодой дракон получил поистине волшебную для плоских существ возможность – он мог охватить одним взглядом всю поверхность зеркала.

***

Всю поверхность зеркала одним только взглядом!

***

– Игра уже никогда не будет прежней, – произнёс молодой дракон, опираясь на свои настоящие крылья.

***

Если раньше, живя в отражении зеркала и не догадываясь о реально существующей высоте, дракон был неведомо куда и неведомо кем перемещавшейся фишкой на плоском игровом поле, то сейчас он превратился в объёмного и осмысленного игрока.

Он уже знал куда должна будет перемещена его фишка, но главное – он знал зачем она должна быть перемещена.

Знал он и как она будет перемещена.

Знал и когда.

***

Да, молодой дракон знал КОГДА, ведь в отраженном, плоском и ненастоящем мире, в отличие от мира объёмного и реально существующего, сохранялось одно, столь необходимое для существования в плоских мирах измерение – время.

В объёме время исчезало за ненадобностью – высота позволяла увидеть все плоские времена одновременно.

***

Зависнув над отражением и опираясь на свои могучие крылья, молодой дракон окинул взглядом всю поверхность зеркала. Он парил в бесконечности настоящего трёхмерного мира и с интересом поглядывал вниз.

***

– Мне всё равно никто не поверит, – летающий ящер на мгновение замер в растерянности, – ведь сколько бы я ни твердил о реальном существовании настоящей высоты и о том, что она доступна каждому, стоит лишь захотеть – никто не воспримет меня всерьёз! – молодой дракон задумался, – все будут думать что это всего лишь образ, который я использую в речи – высота, тянуться вверх, вознестись… – он громко захохотал и вихрем пронёсся над поверхностью зеркала.

Существа внизу забеспокоились. Они приподнимали головы, точнее, думали что приподнимают, но не могли понять что это было. Ведь только что огромная тень пронеслась по поверхности их плоского мира. Но, так как никому не причинили вреда, существа быстро успокоились и напрочь забыли о промелькнувшей тени.

– Темнота не имеет источника! – прокричал им сверху дракон, заранее зная что его не услышат, – если стало темно, значит что-то перекрыло вам свет!

***

В который раз язык демонстрировал ему своё могущество.

Оказывается, язык никогда не использует метафор.

Иносказаниями метафоры были лишь в плоском понимании плоских существ.

***

И если в языке есть выражение «тянуться вверх», то следует воспринимать это буквально. Если в языке есть понятие «небеса», то будет очень самонадеянно думать что это всего лишь аллегория.

– Никто не воспринимает язык в прямом смысле единожды высказанных слов, а зря… – думал дракон кувыркаясь в своих собственных, самых настоящих небесах…

***

Понятие привычного ему ранее и сковывавшего его по рукам и ногам плоского времени растворилось в его знании. Время потеряло свой смысл, ведь теперь, всего лишь одним своим взглядом, дракон охватывал все существующие на поверхности зеркала времена и пространства.

Однако, копошащиеся внизу существа были вынуждены ползать по поверхности отражения и не хотели, а значит, и не могли увидеть даже на одну секунду вперёд, ведь для того чтобы смотреть вдаль необходимо было оторвать голову от поверхности зеркала.

Таким образом, их плоское будущее было надёжно сокрыто от них, ведь увидеть его можно было исключительно с высоты. Впрочем и плоское прошлое никуда не девалось – оно оставалось на поверхности зеркала, однако плоские существа были лишены возможности видеть и его.

Они хранили прошлое в своей плоской и ненадёжной памяти, а будущее – в своих плоских мечтах и уже не вспоминали о том, что мир един и неразрывен, и что его можно увидеть по-другому, не разрушая в своём восприятии единства разделённых на плоскости времён.

***

Воспользоваться преимуществами бесконечной скорости взгляда было так легко!

И всё необходимое для этого было у каждого ползающего.

***

Каждый мог остановиться и задуматься.

Каждый мог найти свою высоту – высоту настоящую, не иллюзорную.

Но всё настоящее и объёмное не терпит спешки – оно требует лишь размышлений, тишины и покоя, однако об этом уже никто не помнил – все были поглощены накоплением своего родного и плоского.

Органы чувств ползающих существ с готовностью поддерживали необходимую существам иллюзию – иллюзию существования в настоящем объёме.

Однако, иллюзия продолжала оставаться иллюзией и плоские существа продолжали жить в своём двухмерном и плоском мире, будучи полностью уверены что живут в трёх настоящих измерениях.

***

С каждым мгновением, с каждой прожитой секундой плоские органы чувств демонстрировали всему изначально плоскому наличие третьего и главного измерения всего мыслящего и объёмного – наличие высоты. Но самой высоты пока ещё не было. Настоящую высоту необходимо было достичь, и достичь в труде, тогда как высота иллюзорная уже жила в их плоских головах.

Каждый мог остановиться и задуматься – ведь высота была доступна с любой точки зеркала. В любой точке зеркальной поверхности и зеркального времени можно было остановиться и, преодолевая гравитацию зеркального мышления, подпрыгнуть вверх.

Однако, даже способные к объёмному мышлению существа, согласно принятому в зазеркалье закону серого большинства считали что останавливаться и думать не только не нужно, но и не безопасно.

***

И перестав тянуться вверх, в самом буквальном смысле этого слова, плоские существа сохранили в своих плоских головах только одну внятную, но плоскую мысль – поскорее бы да побольше.

Стянуть побольше плоского в свои зеркальные и временные закрома.

***

На поверхности зеркала плоским было не только мышление, но и время.

А плоское время – это прежде всего время ограниченное.

***

Кувыркаясь в пространстве над зеркалом молодой дракон ещё раз окинул своим быстрым взглядом весь плоский мир.

Само понятие скорости взгляда в зазеркалье, конечно, существовало. Но плоские существа называли её иначе.

Скорость взгляда они называли скоростью света.

Настоящий свет, который находился везде и сразу и поэтому никогда не отбрасывал тени был им недоступен – мир плоских существ сам по себе был игрой света и тени на поверхности зеркала. Тень была необходимой составляющей их мироздания, поэтому существа были вынуждены жить в противоречиях и метаться из стороны в сторону – между светом и тенью, между добром и злом, между да и нет.

***

Плоские существа не догадывались о том, что настоящий свет статичен и неподвижен. Они приписывали ему невероятную скорость, заранее смирившись со своей немощностью и невозможностью даже приблизиться к ней.

В отличие от взгляда молодого дракона, свободно простирающегося над зеркальной поверхностью, взгляд плоских существ всегда упирался в плоскую и всё отражающую поверхность абсолютно непрозрачной зеркальной материи. И всё, что могли видеть плоские существа – это переливающийся свет отражений собственных мыслей, запретов и метаний по зеркалу.

Их взгляд простирался не дальше собственного носа, и жизнь их всегда была полосатой – свет, тень, свет, тень, свет, тень…

***

Однако, на поверхности зеркала иногда рождались не только свободные, но и бесстрашные умы. Рано или поздно такие умы получали волшебную возможность – они приподнимали голову над зеркалом и встречались взглядом с настоящим, везде существующим, объёмным светом без тени.

Их взгляд больше не встречал зеркальных преград.

Свободные умы становились вольны и от ограниченного зеркального времени, и от отражённого пространства, заключённого в зеркало.

***

Но такая свобода могла быть достигнута исключительно отрывом самого себя от плоскости зеркала и познанием настоящего объёма, что одновременно значило и противостояние с плоским большинством.

***

Обладатели свободного ума неизбежно оказывались над плоской равниной зазеркалья и несмотря на то, что путь туда был у каждого был свой, они могли видеть друг друга уже издали, ведь пространство над зеркалом было пустым и прозрачным.

***

Над зеркалом плоское время разжимало свои оковы – оно растворялось в пространстве и без следа исчезало в понимании высоты – третьего измерения настоящего пространства.

Плоское время не хотело, да и не могло существовать в настоящем объёме.

***

Но на поверхности зеркала плоские учёные считали что время может остановиться только в одном случае. Не желая увидеть иллюзорность своего выдуманного объёма и признать её, а принятие и признание данного факта сразу и без всяких исключений объяснило бы всё происходящее на поверхности зеркала несколькими простыми словами, плоские существа строили различные приспособления и проводили с их помощью научные эксперименты – так они выводили свои плоские теории.

Плоские учёные с удивлением качали головами когда какая-нибудь невесомая частица настоящего света, словно из ниоткуда попадала в поле зрения их сложных приборов и точно так же исчезала словно в никуда. Они не понимали что появилась она из настоящей, неосязаемой их органами чувств высоты и сбегала туда же, мельком отразившись на поверхности их зеркального мира.

***

– Никогда нам не удастся до конца понять природу света, – сокрушались они и тяжело вздыхали.

А их тела, через свои плоские органы чувств услужливо подсовывали им новую порцию иллюзорного объёма.

***

Но некоторые существа, рождённые хоть и плоскими, но свободными, понимали что здесь что-то не так – они ощущали что их плоские органы чувств словно смеются над ними, скрывая истину. И тогда кто-то один, из тех кто посмелее, делал над собой усилие – он отрывал голову от своей родной и плоской поверхности.

Свободный ум тянулся ввысь и притягивал Свободу – настоящую, пространственную, лишённую всех плоских ограничений Свободу.

Впрочем, Свобода точно так же притягивала к себе подобное, помогая свободному уму отлипнуть от зеркальной поверхности.

***

Только тогда обладатель свободного ума получал возможность видеть иначе, не так как он привык в зеркале – обладатель свободного ума получал возможность видеть по-настоящему.

Всё плоское и нарисованное вдруг оказывалось лишь гранью чего-то объёмного, а зеркальный псевдо объём оказывался всего лишь рисунком на поверхности зеркала – но рисунком, выполненным по всем правилам перспективы.

Не каждый мог принять и понять столь кардинальные изменения своего восприятия.

***

Ведь при желании всегда можно объяснить промелькнувшую на земле тень пролетевшим в высоте облаком, а не сказочным драконом, а смену дня и ночи – вращением планеты вокруг своей оси.

А если иметь очень большое желание, то всегда можно найти оправдания всем своим колебаниям – между честностью и обманом, между порядочностью и подлостью, между любовью и равнодушием, между добром и злом, между светом и тенью, между да и нет.

***

Когда свободный ум понимал, что увиденное им и уже от одного этого ставшее очевидным не укладывается ни в одну из существующих плоских теорий – тогда он был вынужден или принять настоящий объём как данность или объяснить его с помощью какой-то новой теории.

Бесстрашное трёхмерное сердце принимало упавшее на него пространство как дар и неподвижно застывало в восхищении.

Плоское сердце садилось за создание новой плоской теории.

***

Бесстрашное сердце часто, если не всегда, вступало в конфронтацию со всем остальным учёным миром плоских существ.

***

– Этого не может быть, – отвечали ему и выставляли бесстрашного на посмешище серого большинства.

– Но это так! – слабо защищался бесстрашный, – я же видел! Я понял! Это именно так!

***

Доступными большинству словами он пытался рассказать то, что ему удалось увидеть оторвав голову от плоскости зеркала. Но ему никто не верил. Тогда он предпринимал ещё одну попытку – он пытался описать увиденное тем единственным и настоящим языком, которому верили даже в плоском мире – языком математики.

Этот язык тоже не все понимали, но опровергнуть не могли.

Этот язык был настоящим.

***

Однако, описав настоящий объём, бесстрашный учёный прятал своё, мелькнувшее на мгновение озарение в ещё одной плоской теории. Такая теория, всё ещё оставаясь плоской по своей сути, всё же приобретала своеобразную неоднородность – поверхность зеркала, вспаханная правильным словом и числом становилась рыхлой и в небольшие разрывы зеркальной плоскости уже можно было заметить высокое небо и наблюдать самое настоящее пространство.

Вспаханная поверхность обладала ещё одним качеством – она побуждала прорастать вложенное в неё зерно.

Зерно, пройдя сквозь свою собственную смерть, но не задерживаясь в ней ни на мгновение, пробуждало к существованию новый виток вложенной в него жизни – зерно превращалось в растение.

***

Куда прорастает зерно?

Зерно растёт только в одном направлении – в высоту.

Бессознательно стремится оно к звёздам и в своём неустрашимом стремлении покидает поверхность зеркала навсегда – изменившись внутренне, зерно вырывается в настоящий объём.

***

– Хм, – качало головой плоское серое большинство, – действительно… Но этого не может быть!

– Не может, – легко соглашался бесстрашный учёный, – и тем не менее, это так. Цифры не умеют лгать.

– Надо проверить, – говорили все остальные и садились за сложные для их плоского ума математические расчёты.

***

Они убеждались в честности учёного и называли его гением.

***

– Вы гений! – кричало теперь большинство.

– Нет, – устало качал головой учёный, – я просто сумел победить свой страх.

– Вы – гений! – вторило само себе плоское общество.

– Нет, – опять качал головой сумевший увидеть настоящий объём ученый, но ещё не познавший его до конца, – я всего лишь смог увидеть то, что у каждого под носом.

***

Одна из таких революционных теорий плоских существ – теория относительности – утверждала что при приближении к скорости света время существенно замедляет свой бег, а при достижении этой скорости плоское время всегда принимает значение ноль – так утверждала эта теория.

И это была истинная правда.

***

Стоило оторвать голову от поверхности зеркала и оглянуться вокруг, как в полном соответствии с теорией относительности время начинало тормозить, вплоть до своей полной остановки. Оно оставалось прикреплённым к плоскому зеркалу, тогда как взгляд рискнувшего отлипнуть от этой плоскости проходил поверх всех существующих времён.

***

Для достигших скорости света, как считали теперь плоские существа, время не могло существовать в принципе.

И в этом они были правы.

Единственное в чём была их ошибка – в терминологии.

***

Никакой скорости света не существует и никогда не существовало.

***

В настоящем объёме, на настоящей высоте, всегда был постоянно существующий, самый настоящий свет. Он находился везде и сразу и, соответственно, ему некуда было спешить.

Поэтому его действительная скорость была равна нулю.

А вот взгляд существа, рискнувшего приподнять над зеркалом свою плоскую голову, мог устремляться вперёд с невероятной скоростью.

***

Но это была не скорость света.

***

Это была скорость взгляда по настоящему свободного существа!

***

И эта скорость была мгновенна, ибо ничто не тормозило такой взгляд – он проходил НАД всей существующей в зеркале плоской материей.

***

– Так вот что означает – вознестись, – молодой дракон сделал невероятный кульбит в настоящей высоте и опять глянул на поверхность зеркала.

***

Существа продолжали ползать по зеркальной поверхности, думая что летают.

Они продолжали копить плоские ценности, думая что богатеют.

Плоские тела продолжали своё плоское существование, будучи уверены что живут.

***

Даже обладая столь колоссальным по могуществу знанием как теория относительности, плоские существа не спешили покидать свою насиженную поверхность и продолжали упорно настаивать на настоящести своей мнимой, выстроенной своими плоскими органами чувств высоты.

Двухмерное зазеркалье, в действительности обладающее только длиной и шириной, своей безвысотной, абсолютно плоской поверхностью ограничивало не только бесконечное и убегающее ввысь пространство, но и всё остальное, заключённое в нём.

***

Зазеркалье снижало до бестелесного минимума и полностью урезало даже время.

***

Для действительно объёмных существ время существовало всегда и было его сколько угодно. Объёмное время – это время бескрайнее, беспредельное, никогда не проходящее, вечное.

Объёмное время – это время неиссякаемое, высокое, безбрежное.

***

Плоским существам приходилось довольствоваться тесными рамками плоского и усечённого времени.

Конечно, такое время когда-нибудь заканчивалось. Тогда плоские существа умирали.

***

Может быть, именно в виду этого временного ограничения плоские существа так старались накопить побольше и спрятать подальше. Они просто старались успеть, не догадываясь о том, что торопиться, собственно, некуда и хоть плоская жизнь коротка, но дана она исключительно на то, чтобы накопить в ней не плоское; но объёмное – не деньги, машины, квартиры; но знания и честность, веру и любовь, доброту и преданность.

Отличить плоское от объёмного очень просто – всё плоское можно отнять, украсть, уничтожить. Вор залазит в карман, время разрушает тела, огонь уничтожает жилища.

Но настоящие ценности невозможно ни отнять, ни уничтожить – настоящие ценности можно только исповедовать, и исповедуя – очищаться. Именно поэтому только они и ценны. И именно они приносят самую настоящую радость.

Настоящие ценности исключительно щедры к своему обладателю.

***

Для хранения настоящего нет необходимости ни в пространстве ни во времени – следовательно, всё настоящее неуничтожимо и бессмертно.

Тот, кто в своей плоской зеркальной жизни сумел накопить достаточно ценного, становился ценным и сам, ибо он прорастал как зерно над поверхностью зеркала и всё его существование перемещалось с двухмерной и смертной плоскости в трёхмерное и бессмертное пространство.

***

Главным качеством для смены существований было бесстрашие, ибо только оно позволяло пройти через смерть в существовании плоском, только оно позволяло умершему возродиться в пространстве – только бесстрашие брало за руку и выводило своего обладателя в бесконечное и бессмертное существование.

***

Абсолютно каждый из плоских существ всегда точно знал когда он поступает правильно, а когда нет.

Все знали о силе правды, добра и любви, но только бесстрашные пользовались этой силой. Серое большинство практически всегда жертвовало настоящим и существенным ради иллюзорного и вещественного.

Наверное, потому что всё настоящее требовало времени, а плоские существа всегда хотели получить всё и сразу.

***

Существенное никогда не приходило сразу – его необходимо было заработать или заслужить. Это только плоские вещи можно было купить готовыми в плоских магазинах, расплачиваясь плоскими, придуманными деньгами.

Однако, настоящие объёмные вещи продавались только за настоящие деньги – так, например, правду можно было купить расплатившись исключительно временем на её поиски, а время, затраченное на поиски правды – это всегда время, затраченное на поиски себя. Честность вообще невозможно было купить – честности возможно лишь соответствовать, а значит, хоть её и нельзя купить, но вполне возможно ею обладать. Добро можно было приобрести следуя за добрыми делами и, следовательно, оставляя добрые дела за собой. Любовь можно получить только обменяв её на равноценный по качеству товар и такой обмен иногда мог длиться всю жизнь…

***

Трудности в добывании и накоплении настоящих, объёмных ценностей обесценивали их в глазах серого большинства и оно возвращалось к накоплению своих плоских богатств, несмотря на то, что знание, необходимое для достижения объёма, лежало на гладкой зеркальной поверхности прямо под носом у каждого.

И было этого знания много, так как спрос на него был небольшой – знание в плоском мире зазеркалья оказалось ненужным и невостребованным. Однако, именно оно было по-настоящему ценно – ведь зеркало, согласно своей природе, всё и всегда меняет местами – правое оно помещает слева, а нужное переносит в разряд ненужного.

***

В зеркале востребованными были только плоские вещи из плоских магазинов и несмотря на то что вещей было достаточно много и хватало на всех – за ними устраивали настоящую охоту, ими хвастались и ими гордились.

***

Настоящее знание не было скрыто, просто большинство плоских существ считало его лишним, бесполезным и непрактичным. В плоском существовании оно было совершенно ненужным.

А когда большинство начинает считать правильные вещи неправильными, думающему меньшинству становится слишком сложно поступить правильно – не столько сложно, сколько небезопасно. Мало кто согласится быть выставленным на посмешище большинства.

Только бесстрашное сердце способно на такое.

***

Но те немногие, кого не пугала перспектива быть осмеянным или даже убитым обретали много больше – они обретали вечность объёмного времени. Неустрашимые отрывались от поверхности зеркала и улетали в настоящую высоту, а плоское время с громким щелчком отрывалось от их тел и исчезало навсегда.

***

Для всех остальных, не сумевших покинуть зеркало, плоское время не только не останавливалось и не исчезало – оно становилось для них самой настоящей тюрьмой. И хоть дверь в такой тюрьме была всегда открыта – ничто плоское не было способно покинуть свою добровольную темницу.

Плоское время цепко держало каждое из плоских существ за плоское горло, не выпуская ни на одно плоское мгновение.

***

Оставаясь плоским сбежать от времени никак невозможно.

Временную плоскость можно покинуть только вырвавшись в настоящее трёхмерное пространство.

***

Любой настоящий объём без особых усилий покидает плоскость.

Он делает это легко и без напряжения.

Объём всегда покидает плоское безболезненно и безвозвратно.

***

Итак, благодаря своим плоским сторонам мир зеркальных изображений был непреодолимо пределен.

И пределы его распространялись не только в пространстве, но и во времени.

***

Плоские существа вертели своей плоскостью как хотели.

Правда от этого она не становилась объёмом. Но если плоским существам нужно было летать – плоскость ставили вертикально, если необходимо было ехать – её оставляли в горизонтальном положении.

Суть дела от этого не менялась – плоское оставалось плоским, а объёмное – объёмным.

***

Настоящий объём всегда существовал где-то вне плоскостей – он никак не мог уместиться в поверхностное сознание.

Настоящий объём лишь посмеивался, глядя на плоских существ, которые продолжали выводить всё новые и новые законы своего плоского существования.

Он уже не мог сдержаться и заливался громким, весёлым смехом, когда к новым, только что выведенным законам плоские существа сразу же добавляли список исключений из этих законов.

***

– Правд много, – говорили существа, – а истина одна…

И это было верно.

***

Истина, как и пространство, была объёмна – она не давалась в руки плоскому уму.

Каждый раз, когда истина наблюдала за попытками плоских существ познать её трёхмерность, имея в своём распоряжении только плоскую тень на поверхности зеркала, её сотрясало от смеха.

И её смех, как и любое движение, постоянно изменял очертания истинной тени на поверхности плоских существ, а они, не в силах постигнуть объёмность предмета, продолжали выдумывать всё новые и новые приборы для своих всё более точных, но всё таких же плоских измерений.

И уже с их помощью плоские существа продолжали регистрировать изменения тени от истины на своей плоской поверхности.

***

Каждое отражение истины в зеркале было правдой.

***

Но в каждый момент времени истина показывалась зеркалу своими разными сторонами и поэтому выглядела по разному.

***

Именно поэтому правд было много.

Точнее, у каждого плоского взгляда правда была своя.

***

Иногда плоские существа мельком осознавали что они познают что-то одно, общее для всех, но просто ДРУГОЕ, отличное от их плоского мира.

Но они не обращали внимание на такие озарения и быстро о них забывали.

Однако, некоторые существа не забывали – с новыми силами они начинали искать нечто невидимое их плоским глазам с помощью новых, ещё более точных приспособлений и устройств.

Но дело было не в глазах – дело было в плоском мышлении.

***

Со своими новыми приборами плоские существа могли не только регистрировать изменение очертаний тени от истины на поверхности зазеркалья – теперь они могли ставить свою ранее неподвижную плоскость в различные позиции.

Так плоские существа начали ставить в разные положения и отражённую на плоскости истину.

Но суть истины всё равно оставалась где-то за пределами их плоского мышления.

***

Словно непрерывный забор лежал на горизонтальной зеркальной плоскости.

Если вдруг существа ставили плоскость вертикально – забор тянулся вверх.

Как бы они не поставили плоскость – забор ограничивал существующее зазеркалье только двумя измерениями – длиной и шириной.

***

Забор был не материален.

Он не был вещественен, но он был очень и очень существенен.

***

Забор был выстроен из плоского способа мышления живущих на поверхности зеркала существ.

***

Используя бесконечное воображение и подключившись к своей фантазии, через такой забор можно было легко и просто перешагнуть даже не задирая ногу, но для существ, не имеющих понятия о настоящей высоте, лежащий забор оказывался непреодолимой преградой.

Для плоских существ он был невидим, ибо хоть забор и ограничивал зеркальную плоскость с обеих сторон, но он не относился к миру зазеркалья. Забор лежал немного НАД и немного ПОД поверхностью зеркала, следовательно, увидеть его можно было только находясь в трёх настоящих измерениях пространства, а у плоских существ было своё третье измерение – своя собственная высота, придуманная их плоским мышлением. И они никак не могли рассмотреть свою ограниченность.

Иллюзия заменяла им настоящую высоту, убегающую вдаль от поверхности зеркала.

Таким образом, плоские органы чувств скрывали настоящий объём, а плоское сознание, опираясь на свои ложные чувства, отрицало скрытое.

***

Плоские существа продолжали считать себя живущими в настоящей трёхмерной реальности и выдуманная их плоским сознанием высота не мешала им заниматься своими поверхностными делами, более того – она сама подталкивала их к ним.

Придуманная плоскими существами высота оживляла и питала два главных качества всего плоского – трусость и жадность. Хоть плоские существа называли эти качества иначе, глубинная суть понятий от этого не менялась. Трусость оставалась трусостью, а жадность не превращалась в щедрость. Тем не менее, трусость плоские существа называли осторожностью, а жадность – заботой о своём благополучии.

Плоское сознание было не в состоянии понять что благополучие, а говоря проще – получение блага, не имело никакого отношения к плоскому миру зеркала и что само благо – понятие объёмное.

Настоящее благо невозможно получить находясь на плоской поверхности.

Тогда плоские существа направляли всю свою энергию на замену настоящего блага благом плоским. Качество они пытались заменить количеством и жадность была тут как тут.

Но плоское благо не приносило, да и не могло принести счастья.

Его было много, но оно не умело радовать.

***

Вся плоская реальность была разнородной смесью настоящего и иллюзорного – зазеркалье было устроено достаточно хитро – пространственно вширь оно было настоящим, во времени вдаль – ограниченным и ввысь – абсолютно придуманным.

Но когда плоское существо приподнималось над поверхностью зеркала и настоящая высота заменяла придуманную, все временные ограничения вдаль пропадали сами собой. И чем выше удавалось подняться тем дальше во времени можно было посмотреть.

***

Плоские существа продолжали копить плоское и считать его первостепенным.

Жадность копила ненужное, а трусость боялась его потерять.

***

Но самое главное – плоские существа продолжали питать свои плоские тела такими же плоскими принципами своего плоского существования – щедрость они заменяли прижимистостью, честность – лукавством, любовь – собственничеством, а доброжелательность – хитростью.

Плоские существа предпочитали казаться, а не быть – казаться честными, казаться щедрыми, казаться доброжелательными и полными любви. Трусость мешала им быть такими на самом деле.

***

Их плоские тела были наполнены плоской, ненасыщающей пищей, но их настоящее, объёмное сознание, зачатком которого обладало каждое плоское существо, голодало. Оно хирело и не могло расти без необходимого ему питания.

Объёмное сознание и само пока ещё не знало чем его можно было насытить, ибо постоянно находясь во сне оно никогда не питалось по-настоящему.

***

Иногда объёмное сознание робко напоминало о своём существовании – снами, мечтами, воодушевлением, непонятным подъёмом.

Оно также давало о себе знать отсутствием счастья и постоянным, непрекращающимся стремлением к нему. Сознание незримо ныло где-то в глубине плоских существ, подсказывая им правильный путь. Но серое большинство боялось прислушиваться к себе и не сумев отыскать свой внутренний непреложный закон оно предпочитало исполнять закон внешний, уже кем-то написанный…

***

Но настоящее счастье существовало и плоские существа догадывались об этом. Некоторые даже знали точно. Счастье питалось бесстрашием духа и щедростью души, а в моменты нестерпимого голода оно совсем лишало плоские тела покоя и заставляло их устремлять взгляд ввысь – туда, где мерцали далёкие и яркие звёзды…

***

И в этом взгляде ввысь, объём, запертый на плоскости, пытался попасть домой.

Неосознанно для плоских умов он направлял их внимание в направлении встающего жёлтого Солнца, он разворачивал их носы по долетающему сверху ветру, он манил, обещая нечто, доселе неизвестное.

Неизвестное и совершенно несбыточное на плоской поверхности, а значит – сказочное, невероятное, волшебное…

***

Молодой дракон без остановки летал над зеркальной плоскостью.

Он хохотал и ничего не мог с этим поделать…

-5
1240
Автор невероятно талантлив.
У меня сейчас есть безграничное желание написать такой же комментарий, как этот рассказ. Чтобы там был миллиард повторов одной и той же мысли, и обязательно дракон, чтобы выдать эту псевдофилософию за фантастику. Но я так не могу.
Поэтому автор невероятно талантлив.
00:47 (отредактировано)
+2
Плоские существа вертеть хотели плоскость на драконе. Слов у меня не осталось, кроме матерных.
Это ужасно — ужасно занудно, ужасно пафосно, до ужаса наполнено самолюбованием. Одни и те же фразы повторяются по десять раз, чтобы — я не знаю, что. Может, автору казалось, что это глубокомысленно, но — нет.

Я очень извиняюсь, возможно, это слишком жёстко, но я не знаю, как иначе оценивать это.
14:33
+1
Ни слова больше, коллега. Я помогу.
Это не рассказ. Это пафосное бредло.

Можно задать автору пару вопросов?
1. Зачем столько звёздочек? Вы перечитывали собственный текст? Это же невозможно читать (и не только из-за бесконечных повторов слов ПЛОСКИЙ, ОБЪЁМНЫЙ). Дважды вы отделяли звездами одно предложение. Одно, Карл!!! Зачем? Оно несло в себе глубинный смысл? (нет)
2. Откуда в вашей голове такие пассажи вообще берутся?

Ведь никто не будет отрицать что в любом, даже в самом маленьком объёме помещается больше, чем на любой, даже самой большой плоскости


Однако, обширное, но плоское хорошо лишь на картинке, а широкое и высокое прекрасно только в настоящем объёме


… И если я ношу кандибобер на голове…

Резюме. Я, конечно, вычищу из памяти эти плоские аллюзии на человечество. Но вам это с рук не сойдёт. Заплатите в кассу в полном объёме.
Загрузка...
Мартин Эйле №1