Маргарита Чижова

Да будет свет

Да будет свет
Работа №675. Дисквалификация за отсутствие голосования

Недалекое будущее. Треск свечей. Уже не греющие лучи заходящего ноябрьского солнца. Мужчина, слишком расслабленно для своей профессии, сидит за ветхим, покрытым пылью столом.

— В последние деньки этого учебного семестра предлагаю отойти от обычных тем наших занятий. Когда вы были помладше, то часто задавали вопросы про то, что за странные веревки идут по стенам и почему стеклянные сосуды вкручены под потолок, а то и в него. Или зачем в стена маленькие дырочки Что ж, пожалуй, пришло время вам рассказать… хотя совет будет не доволен. Но это их проблема, собственно говоря. Хватит вас уже за нос водить.

Всё это – изобретение человека. До Великого Дня Тьмы оно служило человечеству верой и правдой. Веревки, что ниспадают по стенам и потолку – провода. Раньше их было куда больше, но многое растащили, переплавили и, бог знает, что только с ними не делали. Так вот. По ним шло электричество. Я не буду пытаться объяснить вам что это, ибо в нынешней ситуации электричество можно назвать мифом, затерянным в истории и человеческой памяти. Наверно, для вас это будет звучать дико, но благодаря, в основном, стеклянным сосудам раньше освещали дома, школы и вообще всё. Лампы. Если они перегорали – их просто заменяли. И они могли работать ещё долгое время. И самые длинные каникулы были летом, а не зимой. Звучит как сказка, правда?

Вижу, что вы мне не верите. Мы в свое время тоже не верили, что когда-нибудь электричество исчезнет. А оно вон как произошло. Электричество вообще играло огромную роль в жизни человека. Мы жгли свечи не из потребности в свете, а для создания уюта. Керосиновые лампы были винтажным атрибутом, а не необходимой вещью в каждом жилище. Дома заполняла бытовая техника. Пылесосы, холодильники, компьютеры, настольные лампы, видеокамеры. Пылесосы. Ну, наверно, понятно из названия, какая была функция у этого прибора. Холодильник... Ящики с дверцами. Они подключались к электросети, и в них можно было хранить продукты. Молоко или готовое блюдо не скисали за ночь. Эх, было время…

Утрата бытовых приборов повлияла на человеческую зону комфорта, но не более. Были и куда более страшные последствия Великого Дня Тьмы…

Давайте немного прервемся. Солнце уже зашло. Схожу за свечами и лампами.

Когда седая голова профессора скрылась в дверном проеме, учащиеся оживились.

— Я не верю этому старикашке. Ведет себя с нами как с детьми малыми. Сказки нам тут рассказывает. Не хочу я эту лапшу на ушах развешивать. Совет никогда об этом не упоминал. И родители. Наверняка они не стали бы нас обманывать и умалчивать что-то подобное. Пусть этот безумный старикан ещё скажет, что те металлические коробки на колесах раньше сами могли ездить.

— Могли. И в небо летать могли. И плавать под водой долгое время в больших металлических штуках могли. Мне мама рассказывала. И, вообще, не смей оскорблять профессора. Он не безумен. А вот в твоих умственных способностях я сомневаюсь. Не уж то тебе так сложно понять, что большинство родителей не рассказывали нам об электричестве, потому что совет запретил и постарался уничтожить все возможные упоминания об этом?

— Пожалуй, я соглашусь с ней. Упоминания об электричестве и всем что с ним связанно стараются уничтожить и посей день. Все эти странные железяки, провода, книги. В библиотеке раньше было столько книг по физике, в которой тоже были упоминания об электричестве и всяких приборах. А потом они пропали одним днём. Из самой библиотеке, из картотеки и памяти библиотекарей. Или их хорошо запугали. Какая-то уж слишком странная череда совпадений.

— Великие мистики нашлись тут, тоже мне… Кто вообще верит библиотеке? Ничего полезного не найдешь, одни книги без картинок.

— Бьюсь об заклад, что электричество пропала как раз из-за таких остолопов, как ты…

Из коридора донеслось шарканье ботинок. Дискуссия учащихся тут же прекратилась. Верили они или нет – это дело каждого из них. Но нарываться на гнев профессора не хотелось никому. Его потрепанный вид и покрытое шрамами тело вызывали ощущение покорности. Тихий спокойный голос заставлял уважать и подчиняться. Никто не слышал чтобы профессор когда-нибудь повышал кричал. И не хотели слышать.

— Не заскучали? Сдвигайте парты полукругом возле моего стола. И поставьте светильники через парту, так будет удобнее всего. А я пока принесу кое-что, что

заставит вас поверить россказням старого дурака.

Он снова удалился, но вернулся до того, как все свечи и лампы были зажжены. Аккуратно положил на стол старый фотоальбом. Встал у окна. Потер крупный шрам на небритом лице. И, наконец, продолжил.

— Не знаю с чего начать. Потеря бытовых приборов такая мелочь, но даже она смогла подкосить многих. Жертв от Великого Дня Тьмы до сих пор посчитать не удалось. Это было ужасно. Апокалипсис. Я не знаю более подходящего слова.

Чтобы вы понимали… Электричество исчезло совсем. Мгновенно. А теперь о масштабах этого ужаса.

Медицина. Аппараты искусственного жизнеобеспечения поддерживали жизнедеятельность человека при частичной или полной невозможности выполнений функций кровеносной и/или дыхательной систем. Электрокардиостимуляторы… Такое слово странное, но да ладно. Аппарат, регулирующий сердечный ритм. Они тоже перестали работать. Те, у кого он был установлен, после отключения долго не жили. Множество операций не было завершено. Многие жизни не удалось спасти. Я могу много вам перечислять случаев связанных с медициной, но тогда мне придется рассказывать и про каждый прибор, а тогда эта беседа затянется ещё на очень неопределенное время. Если говорить о мгновенных последствиях, то это прекращение работы всех систем на водном, а также воздушном и наземном видах транспорта. Помните, пару лет назад мы с вами видели огромную металлическую конструкцию? Вы ещё назвали её железной птицей? Ну, это и были самолеты. А теперь представьте, что таких машин в небе было приличное количество… И в каждой не по одному десятку человек. В тот день ни один авиарейс не был завершен. С водным и наземным транспортом было лучше, если можно это так назвать. Хотя бы число тех, что добрался до суши живым было больше.

Траур стоял по всему миру. До сих пор, с наступлением этой злополучной даты планету окутывает пелена скорби.

Мировая экономика почти полностью уничтожена. Хаос и анархия добивают её. Предприятия встали. Монополии развалились. Безработица. Абсолютная не способность выживания в мире без благ цивилизации. Сёла и деревня перенесли эти потери легче всего. А вот мегаполисы стали основными эпицентрами массовой истерии, череды самоубийств и психозов. По развитию человечество отбросило примерно на век, а то и больше, назад. Войны за территорию, за продукты, за власть. Безумия, мародерство, страх и отчаяние. Я не знаю, почему и каким образом наступили мирные времена в месте, где мы с вами живем. Возможно, постарался совет. Наверно по этому, он и главенствует. Только я откровенно не понимаю, зачем скрывать правду. У меня складывается ощущение, что у совета цель полностью стереть из наших умов саму мысль о существовании электричества. А все изобретения и достижения с ним связанные выставить лишь как вымысле фантастов.

Ну, часть информации я вам рассказал, а теперь предлагаю посмотреть фотографии. По ходу дела расскажу вам про всевозможные интересные вещи прошлого. Вот это, например, прибор для...

***

Утро не бывает добрым. Особенно, когда ты служишь в элитных войсках империи. И когда твой товарищ по жилищу и взводу игнорирует просьбу не открывать окна, пока ты не проснешься.

— Чтоб тебя??! Сколько раз я тебя просила не открывать окна. Не трогай их вообще. Никогда. Ни за чем. НЕ ТРОГАЙ!

— Не ори. Солнце давно миновало свой пик. Сама виновата. Нечего было оттягивать выполнение задания до последнего дня, а потом ещё и всю ночь пьянствовать. Алкоголичка.

— Ух. Разобрать бы тебя на множество кусочков. А потом сделать пирожки. Такие сочные, вкусные, теплые… М-м-м.

— Если не встанешь сейчас – главнокомандующий из тебя сделает пирожки. Он уже дважды заходил.

— ЧТО?! Почему ты меня сразу не поднял??

— Ну, когда он первый раз зашел, я ещё сам был в не лучшем состоянии. Вообще, когда я открыл ему дверь, его покачнуло. Сказал, что от нашего перегара можно получить тяжелое алкогольное опьянение. А во второй раз, стоило ему услышать твой храп, поржал и спросил, как я вообще живу, ведь это напугает любого дикого зверя.

— Твою ж девизию... - прохрипела, накрывшись подушкой. Меня, конечно, любят за стопроцентную статистику выполнения заданий, но так опозориться перед начальством.

— Нормально. Наш старшой и сам не прочь покуролесить. Надо же как-то снимать стресс.

— Сделай мне кофе, пожалуйста. Пойду хоть умоюсь.

Несколько часов спустя...

— Знаешь, мне приснился сон. О прошлом. Когда мы были ещё студентами. Я видела нашего профессора. И тот последний учебный день. Он действительно был последним. Город потом захватили. И взорвали все учебные заведения. Помнишь?

— Помню. Это было так давно. Лет так пятьдесят назад.

— Странно, почему мне это приснилось...

— Потому что пить меньше надо. Конец ноября ведь. Вот твой и так не очень нормальный мозг и вытащил одно из ярких событий. Не более.

— Спасибо, утешил.

Толпа начала оживать. На сцену вышел божество этого времени. Неопределенного возраст мужчина, с волосами не тронутыми сединой, с нисхождением осмотрел толпу. С нескрываемой усталотью в голосе, Третий император заговорил:

— Приветствую вас, мои верные подданные. Мы собрались сегодня здесь, чтобы возликовать об известии наших новых победах и почтить памятью умерших в этот день непокорных мятежников. Они защищали свои нелепые идеалы и потому пали храброй, но глупой смертью. Ну что ж. Да прибудет им иной мир прекрасен и радостен. Пусть их души наконец возрадуются и обретут спокойствие.

А теперь я хочу поздравить отряд 2111 с удачной зачисткой приграничных зон. Этот отряд в течение долгого времени совсем не несет потери, но в этот раз он особо отличился. Со стороны противника так же не было потерь. Все мятежники определены в исправительный комплекс 519, где с ними проведут инструктаж и обучение, и все они послужат на благо нашей великой империю. Так давайте же все отметим эту победу! Ура, мои верные подданные, ура!

Толпа радостно закричала. Улюлюканье слышалось со всех сторон. Всех членов отряда подкидывали в воздух. На руках их понесли к поляне, предназначенной для пиршества. Солдаты империи смеялись и пытались слезть на землю. Но речь императора настолько всех вдохновила, что усилия солдат были тщетны. Алкоголь лился рекой, от пиршеств ломились столы, музыка и крики звучали по всей империи.

И лишь у опустевшей сцены стояло несколько фигур. Третий император выдохнул и скинул тогу.

— Господин, вы можете простудиться.

— Заткнись. Как же меня достали эти пресмыкающиеся животные. Когда начнется допрос пленников?

— Как только вы прикажите, господин.

— Славно. Принесите мне выпить. Чего-нибудь крепкого. И поесть. Я хочу наблюдать за их мучениями, испытав все удовольствия, дозволенные моему телу.

— Будет сделано.

В задней части сцены, построенной не одним поколением назад, открылась дверь. Стоило императору и его прихвостням зайти внутрь, как она захлопнулась. Ранее лаз, служивший для тактического отступления и безопасного убежища мирным жителям, теперь являлся проходом к тюрьме и камере пыток. С момента как третий император пришел к власти, крики не смолкали в этих стенах. По иронии или садисткой задумке, комната с самыми жестокими орудиями находилась под Праздничным полем. Слой земли и постоянные пиры не позволяли услышать мольбы о смерти. О, как император был жесток.

— Не нравится мне этот напыщенный индюк.

— Ой, а когда ж ты начнешь следить за своим языком. Только за одну эту фразу тебя казнят как изменницу родины. На вот, выпей.

— А что я могу поделать, если он меня раздражает? Он говорит сладкие речи, в из его глаз прям сочится ненависть и презрение. Выпить? Хорошая идея. Но если завтра ты будешь издеваться, что я храпела, то тебя ждет мучительная смерть.

Что-то влетело в центр толпы. И ещё. И ещё. А дальше начались взрывы. Крики, ошметки тел, оторванные конечности. Алкоголь возгорался. Земля пропитывалась кровью.

— У нас чрезвычайная ситуация! Нападение мятежников!

Началась стрельба. Ногу пронзила адская боль. Осколок. Что ж, я прожила насыщенную бессмысленную жизнь. Жизнь и сознание покидали меня…

Что-то щекотало мой висок. Вода? Налейте мне лучше яда или похмелиться. Как же всё болит…

— Эй, ты как?- знакомый голос не дал мне снова уснуть. Ну подожди, как достану меч. Хотя какой меч? И вообще, я ж умерла вроде. Где я? Что вообще происходит? Надо открыть глаза.

— ПРОФЕССОР???

— Тише, тише, не кричи. Да, а я всё гадал: ты это или не ты… Ну привет. Видимо твой ангел-хранитель работает без выходных.

— Как вы выжили? Всё ведь бомбили. Вас не было в списке эвакуированных. Мы потом вас искали. Вы мне снились, - приток адреналина быстро закончился, и усталость снова затопила всё тело. Даже моргать было сложно.

— Поспи. Потом я отвечу на все твои вопросы. А сейчас ты должна отдохнуть.

Стоило открыть глаза, чтобы понять, как у меня пересохло во рту. Эта сухость даже отводила на второй план боль в ноге.

— Выспалась? На, выпей.

Жидкость была мутная и горькая, но великолепно утоляла жажду. Жадно присосавшись к что у меня бутылке, я не обращала внимание на то, что она течет у меня по лицу и шее.

— Бедный ребенок. Слушай мою историю. В той бомбежке меня спасли так называемые «ужасные» мятежники. Выходили меня, разговаривали со мной и не применяли ни капли насилия. Я хоть никогда и не верил совету, но мятежников всё равно боялся. Пока мне не рассказали о том, что все ученые заведения нашего города взорвали не мятежники, а наши солдаты. По приказу совета. Я вижу по твоим глазам, что ты хочешь меня перебить, но дослушай. Совет, как я и предполагал, хотел лишь власти. А как лучше властвовать? Правильно, лишая народа правды и скармливая им очередную ложь. Расскажи им о страшном враге, скажи какие они плохие и как пытаются затуманить сознание, поймай пару обезумевших и наряди их в одежду мятежников. Всё. Совет сразу становится источником защиты и мудрости. Вообще мне велели тебя убить. Но я уговорил их оставить тебе жизнь. Ты всегда была умнее многих ровесников, чтобы просто так верить в бред, который император льет в головы. У меня есть один вопрос. Ты помнишь наше последние занятие?

— Когда вы рассказывали нам про электричество?

— Да, девочка, правильно. Я не навязываю тебе своё мнение о мятежниках или империи, но я хочу тебе кое-что показать…

Профессор вышел из маленькой комнатушки, а потом вернулся с какой-то странной палкой с веревкой и стеклом. Профессор что-то повернул, где-то что-то нажал и сказал:

— Да будет свет,- и лампа загорелась.

Другие работы:
-8
18:00
582
02:08 (отредактировано)
Такое ощущение, что это отрывок из большого текста. Если нет – сюда просто намешали всё, что могли придумать, и попытались вложить в сюжет, но вышло чот не. Что это было, к чему, куда – гадайте сами; автор писал рассказ, не его это дело – смысл вкладывать.
13:27
Действительно, мешанина. Плюс странное стилистическое несочетание двух частей. Как будто разные люди писали.
Первая часть — эдакое рассуждение о том, что будет, если человечество останется без благ электрификации. Можно было на ней и остановиться.
20:49
Ну куча ошибок и логика не железна, но сам рассказ понятен. Некто некими диверсиями лишил в одночасье всего мира электричества, дабы среди хаоса и анархии установить личный порядок.
Ученики профессора стали солдатами новой «римской империи».
Наивно, язык не отточен (дело техники и опыта), но в целом читабельно, не стоит таких минусов.
Мясной цех

Достойные внимания