Светлана Ледовская

Возвращение в Сауран

Возвращение в Сауран
Работа №681

Буря на горизонте. Твердый песок бился об корпус машины. За стеклянным иллюминатором царил алый сумрак. Машина медленно, но верно пробиралась сквозь пылевую бурю. Внутри «железного зверя» сидел Переговорщик. Рядом с ним на соседнем кресле лежали исписанные рабочие бумаги. Он уже запомнил все инструкции и предписания, как должны будут развиваться предстоящие переговоры с противником. Но перед его глазами, вновь как наяву, всплывали воспоминания об ушедших далеких днях: синие небеса родной планеты… зеленые деревья. И ветер беспокойно играющий её золотистыми волосами. Они вдвоем прогуливались по городскому парку. Детский смех заливался по углам. Она улыбалась ему. И он не мог оторвать взгляда от нее.

- Спасибо, что привел меня в это место. У меня одни командировки, экспедиции. Совсем нет времени на себя. Не знаю, как даже быть?!

- Я тоже не знаю. Наверное, в штабе не оценят наших отношений.

- Давай дезертируем на далекую планеты, где нас никто не найдет…

Теплый образ далеких воспоминаний прервался в его голове. Машина застряла в песке. Водитель постучал по рулю и что-то про себя сказал, затем повернув голову назад обратился к Переговорщику:

- Сломалась машина, командир! Лента вылетела. Не выдержала нагрузок.

- Ты здесь сиди. Я выйду и починю.

Он надел свой черный шлем. На нем были вмятины от попаданий вражеских пуль - выдержал крепкий металл. Водитель ждал его команды открыть люк. Он кивнул ему, что готов. Словно пасть ржавого зверя, открылся задний люк гусеничной машины. Ничего не было видно на расстоянии нескольких метров. Песчаная буря, неистово овладела этими забытыми краями.

Переговорщик, отмашем руки дал водителю команду закрывать люк. Затем начал осматривать гусеницы. Он заметил, что вылетели скрепы с правой стороны машины. Можно было починить, только надо достать необходимые инструменты. Он залез в карман своего скафандра. Взял отвертку и начал ремонт.

Звук беспокойного ветра, постепенно приглушался в голове Переговорщика. Вновь, словно, как наяву вспыхивали воспоминания перед его уставшими глазами: приглушенный дневной свет в доме и за окном шелестят от тихого ветра зеленые деревья. Солнечный свет робко пробивается сквозь голубые занавески. Она с таким воодушевлением рассказывает ему о своей работе:

- Ты знаешь, есть белые дыры. Их труднее найти, чем черные. Ученые говорят, что они двумерные, потому почти невозможно определить их местоположения в пространстве.

- Честно признаюсь, это мой первый полет. Дальше планеты никуда не вылетал.

- Я как-то всегда стремилась в космос. Полеты в другие миры. Мой первый раз… это было ужасно. Я запаниковала и стала путать кнопки на…

Вновь его воспоминания прервались. Он услышал нужный звук щелчка скреп гусениц. Водитель от радости посигналил. Теперь надо возвращаться.

- Как погода, командир?

- Не позагораешь под песком.

- Поехали.

Машина тронулась. Долгий путь продолжился. Переговорщик снял свой черный шлем и положил рядом. Не стал отряхивать свой скафандр от слоя песка и пыли. Он лишь обернулся в сторону исписанных рабочих бумаг. Взяв одну, начал повторять про себя: «переговорщик должен уговорить противника сдать планету-пустыню. Слегка намекнуть, что его окруженные войска попадут под удар…»

- Ты увлекаешься поэзией? Глупыми стихами про любовь.

- Почему глупыми?! Без любви нет жизни.

- Я недавно прочитала в книге один стих. Ты не посчитай меня совсем дурой. Написал мой друг. Он недавно совершил экспедицию на одну голубую планету. Там обнаружили инопланетную цивилизацию. Не знаю даже…

- Прочитай стих. Уверен, что мне понравится.

- Хорошо. Там есть один город. Называется Сауран. И вот… все читаю.

Вижу башни далекие

Высокие крепкие стены неприступного Саурана

И стоит на страже воинственный коргуз

На далекой голубой планете…

Неожиданно заскрипела рация. Центр вызывал Переговорщика. Слышались обрывки фраз. Он пытался разобрать слова, но все было тщетно. По всей видимости противник глушил всю радиосвязь.

- Останавливай машину.

- Мы не доехали, командир!

- Это приказ, солдат.

Машина остановилась. Водитель заглушил мотор. Внутри казалось, что пылевая буря затихает, но за иллюминатором была все такая же ненастная погода. Неспокойно было вокруг. Остатки войск противника сопротивлялись до последнего солдата. Продолжались ожесточенные бои. Командование хочет принять тяжелое решение - нанести удар оружием массового поражения по удерживаемым врагом городам, а там находились беженцы…

Переговорщик долго перечитывал свои рабочие бумаги. Командование поставило жесткое условие противнику – полная сдача планеты. Он понимал, что такие вещи в переговорах предопределяют их несостоятельность. Долго спорил с командованием, но все было тщетно.

- У тебя есть дети? – спросил Переговорщик.

- Да, есть дочка – ответил Водитель – она отличница в школе. Гордится, что я служу в армии. Во благо страны, как она любит говорить своим одноклассникам. Очень скучаю по ней.

Переговорщик задумался. Он достал личный портативный компьютер с внутреннего кармана своего скафандра. Открыл папку фотографии. И перед его взором, вновь предстал её лик: волосы цвета пшена, светлые глаза и прямой нос. Он позволил себе лишь на несколько мгновений задержать свой взгляд на портрете любимой. Затем выключив портативный компьютер, подал его водителю.

- Отдашь это дочери, как подарок за пятерки в школе. Я выхожу…

Медленно, сопротивляясь дикому ветру, распахнулся задний люк машины. Переговорщик вышел и побрел дальше пешком. На горизонте лишь один песок. Яркий свет родной звезды этой планеты скрывался за непроходимым алым куполом пылевой бури.

- У меня уже возраст. Боюсь, прослыть старой девы.

- Я тоже не молод.

- Недавно в штабе начали на меня смотреть косо. Не задавали вопросов, но они все уже знают о наших отношениях.

- Вот видишь. Все не так уж страшно.

На горизонте показался разрушенный город. Переговорщик дошел до нужного места. Он аккуратно и медленно спустился по крутому каменному склону. Наконец, Переговорщик дошел до ворот разрушенного города. Неожиданно с высоты защитных стен, сквозь тьму бури высветились ярко красные лучи от лазерных целеуказателей вражеских винтовок. Линии сгенерированного света скрестились в области над его глазами.

- Я, переговорщик! Пришел сюда на переговоры!

Спустя несколько мгновений, ворота разрушенного города распахнулись. Он зашел внутрь. Его встретил десяток до зубов вооруженных солдат в грязно-белых скафандрах. Один из них, старший офицер выдвинулся вперед и опустив свое оружие спросил Переговорщика:

- Вы, что-то долго добирались?

- Машина сломалась. Пришлось к вам пешком добираться.

- И в бурю такой подвиг совершить! Не удивительно, что вы побеждаете нас.

- Знаете, на войне как на гражданке, все относительно.

- Вы философ?

- Тоже относительно.

Они повели его через разрушенные улицы города. Пыльный ветер гулял по заброшенным закоулкам. Повсюду лежали простреленные гильзы. Некоторые улицы были наспех забаррикадированы железным ломом и гражданскими машинами. Через каждый десяток метр стоял пост с вооруженной охраной. Но Переговорщик не замечал их, а лишь вглядывался, как через окна простреленных домов виднелись очертания детских лиц. Это были беженцы.

- Мне тревожно.

- Не думай, что на войне так страшно.

- Не обманывай меня. Я знала на что пошла. Мои друзья. Они такие модные. Всегда крутятся в центре и говорят, что эта война никому не нужна. Когда узнали, что записалась в армию, то сразу же перестали общаться со мной.

- Значит, они были не совсем друзьями.

- Я поведаю, это только тебе. Я пошла добровольцем в армию, только для того, что защитить детей от войны…

Солдаты завели Переговорщика в местный полуразрушенный ресторанчик. Повсюду на полу валялась разбитая посуда и различная сломанная кухонная утварь. Интерьер помещения был украшен аляпистыми узорами. Они посадили его за железный стол и сказали, что должен прийти Полковник и тогда начнутся переговоры. Он лишь молча кивнул в ответ.

Ожидать долго не пришлось. Зашел Полковник в грязном от пыли скафандре. Его белое лицо было неприятно тяжелым и серьезным. Он сел за стол и спросил:

- Это вас послали к нам на переговоры?

- Приказ есть приказ.

- Значит, вы хороший солдат.

- Ситуация тяжелая. Ваши войска окружены. Не хочу угрожать, а только сказать правду, что наше командование пойдет на крайние меры.

Полковник на несколько мгновений задумался и сказал:

- Вы считаете, что ведете правильную войну?! Мы слышали вашу пропаганду. Что, вот великий звездный народ освободит Галактику от нас. От нас таких плохих, которые заселяли такие никому не нужные планеты-пустыни. Теперь, нам нужно сдать врагу наш родной дом. Вы лично, как считаете, это правильно?

- Мы потеряли многих наших солдат. Мы могли бы отсиживаться в своих мирах. На далеких зеленых планетах… Правда?! А если её никогда не было. Может война есть последствие лжи и пропаганды. Кто теперь знает правду?! Навряд ли вы или я. Но знаю, что победа не стоит еще больше невинных жизней…

Тем временем в Центре пытались связаться со своим Переговорщиком и отозвать его назад, но противник глушил любую радиосвязь на всех волнах. Последние новости от разведки выглядели удручающе. В стане противника произошел военный переворот. Вместо гражданского правительства, с которым нужно было вести переговоры, к власти пришел некий Полковник. Разведка сообщает, что противник собирает оставшиеся войска для нанесения самоубийственного контрудара.

- Расскажи о голубой планете.

- Значит, тебе понравился стих. Я тебя обманула. Эти строки написала сама.

- Ничего страшного. Мне больше нравится, когда в женщине есть толика загадочности.

- Правда?!... Есть такое особенное место на далекой голубой планете. Там текут две реки Амударья и Сырдарья. И между этими водами цветут вечнозеленые луга. Высятся высокие горы и заснеженные хребты. Местные аборигены ходят в ярких цветастых одеждах. Они построили огромные города с неприступными стенами и крепостными валами. Многие завоеватели приходили на эти земли. В попытке покорить древнюю цивилизацию, стирали память о великом прошлом загадочного народа. Но вопреки всем грозам судьбы, жизнь возрождалась в этих краях. Вроде сорвешь цветок, а он вырастит вновь…

Песчаная буря усилилась над разрушенным городом. Солдаты повели Переговорщика на центральную площадь. Там вокруг стояли в охранении танки и тяжелые бронетранспортеры. На них сидели до зубов вооруженные головорезы.

Из соседнего здания городского управления вышли члены арестованного гражданского правительства. Мужчины, женщины, старики… - были местным городским советом, который хотел остановить кровопролитие.

На центральной площади воцарилась мертвая тишина. Членов гражданского правительства приставили к стенке. Солдаты поставили их на колени. Только один попытался сопротивляться, но ему пустили пулю в голову. После того, как они закончили приготовления к казни, зазвучала команда к выстрелу. Несколько мгновений и десяток членов гражданского правительства были убиты солдатами.

- Наши пути расходятся. Меня переводят в другую часть. Не знаю свою судьбу. Мы все смертны.

- Не соглашусь с тобой. Может быть наш путь короток. Может быть даже жизнь несправедлива. Но в воспоминаниях обретем настоящее бессмертие.

- Перед войной, все хотела опубликовать свой сборник стихов. Меня не принимали издательства. Сама напечатала на стареньком принтере. Хочу подарить тебе эту книгу. Не знаю, что будет впереди. Знай, что в конце тяжелой дороги встречусь с тобой…

Солдаты Полковника вели Переговорщика к вершине горы. Крутые склоны заставили путников идти медленно. Отсюда можно было видеть, что тяжелый песчаный ветер, словно как злой джин, разрушал осажденный город.

- Жаль, таков приказ. Есть ли у вас последнее желание?

- Меня уже ждут. Чего желать большего?!

Солдаты не стали ставить на колени Переговорщика. По их движениям тел, можно было заметить, что они не хотели выполнять гнусный приказ Полковника. Старший офицер, все заряжал и перезаряжал магазин своего пистолета. Зазвучал последний щелчок…

- Я не закончила тот стих. Переволновалась и как-то в спешке, запинавшись в рифмах прочитала тебе свои строки.

- В твоих рассказах уже представил Сауран. Наверное, этот неприступный город, все-таки больше, чем просто особое место на далекой голубой планете.

- Давай обещаем, что после войны встретимся в Сауране. Может быть там обретем покой…

Непокорный Полковник, не смотря на все свои попытки контратаковать, был обречен на поражение. В Центре решили не применять оружие массового поражения. Победа была уже предрешена. После того, как разрушенный город оказался освобожден от сил Полковника, наши солдаты нашли тело Переговорщика на вершине местной горы. Он лежал смотря раскрытыми глазами на голубые небеса планеты-пустыни. Песчаная буря прекратилась и робкий ветер играл окровавленными страницами её стихов, которые лежали в разорванным от пули кармане его скафандра.

Переговорщика похоронили в одной братской могиле вместе с убитыми Полковником членами гражданского правительства и дезертирами, которые пытались остановить кровопролитие. Местные беженцы посадили саженцы весенних цветов над захоронением. Зная, что однажды они расцветут на безжизненной планете-пустыне.

- Ты не закончила тот стих.

- Я забыла. Прости. Сейчас вспомню и прочитаю.

И стоит на страже воинственный коргуз на далекой голубой планете

Просторы степные тонут в полыни

Мой путь далек, но итог лишь один,

Вернуться в Сауран и найти вечное забвение только с тобой одним.

0
18:10
746
19:27
Когда дочитал, попытался представить себе этот рассказ, написанный тем же автором, но лет через 10 – когда окреп слог, пропала торопливость, появилась образность в описаниях. Получилось бы просто прекрасное произведение. Тема затяжной войны и людей, затерявшейся в ней своими маленькими и большими судьбами, наверное, долго будет еще актуальна. Основная идея рассказа могла бы засиять яркими красками, если бы не такая «корявая», простите уж за выражение, подача текста. Ошибки повсюду, грамматические, орфографические, лексические, фразеологические, хаотичная пунктуация – всё, что только было можно нарушить из правил русского языка – было нарушено. Даже примеры не стану приводить — достаточно ткнуть пальцем в любую часть рассказа.
И вот ещё: «Песчаная буря, неистово овладела этими забытыми краями.» — автор может этого и не знать в силу своего возраста, но словосочетание «неистово овладевать» имеет двоякий смысл, порой совсем небезобидный))
14:10 (отредактировано)
Начало мне понравилось, и я почти поверила, что это будет хороший рассказ.
Почти.
Автор разрушил мои надежды.

Неожиданно заскрипела рация. Центр вызывал Переговорщика. Слышались обрывки фраз. Он пытался разобрать слова, но все было тщетно. По всей видимости противник глушил всю радиосвязь.

И когда Переговорщик понял, что его вызывают, а он не может получить сообщение, он сделал что? Бросил машину и пошёл в город пешком. Потому что? Потому что.

Командование хочет принять тяжелое решение — нанести удар оружием массового поражения по удерживаемым врагом городам, а там находились беженцы…

Беженцы — это те, кто сбежал с оккупированной территории. В оккупированных городах могут находиться мирные жители, а не беженцы

— И в бурю такой подвиг совершить! Не удивительно, что вы побеждаете нас.

Да, именно так говорят с врагом солдаты, которые терпят поражение
Кстати, если сторона Переговорщика побеждает, то зачем наносить удар оружием массового поражения?

Солдаты завели Переговорщика в местный полуразрушенный ресторанчик. Повсюду на полу валялась разбитая посуда и различная сломанная кухонная утварь. Интерьер помещения был украшен аляпистыми узорами. Они посадили его за железный стол и сказали, что должен прийти Полковник и тогда начнутся переговоры. Он лишь молча кивнул в ответ.

где устраивать переговоры с врагом? конечно, в полуразрушенном ресторанчике среди разбитой посуды!

— Мы потеряли многих наших солдат. Мы могли бы отсиживаться в своих мирах. На далеких зеленых планетах… Правда?! А если её никогда не было. Может война есть последствие лжи и пропаганды. Кто теперь знает правду?! Навряд ли вы или я. Но знаю, что победа не стоит еще больше невинных жизней…

о чём этот разговор? я перечитала несколько раз, но так и не поняла
я вообще не поняла, почему они воюют, за что они воюют, кто кого захватил, кто какую правду отстаивает.

Тем временем в Центре пытались связаться со своим Переговорщиком и отозвать его назад, но противник глушил любую радиосвязь на всех волнах.

А всё почему? Потому что Переговорщик — идиот. Если бы он попробовал вернуться назад, где сеть ловила, и таки получить сообщение от Центра, никаких проблем бы не было.

Разведка сообщает, что противник собирает оставшиеся войска для нанесения самоубийственного контрудара

самоубийственного контрудара. так может, это, пускай самоубиваются? зачем на них бомбу кидать? зачем переговоры? если они проигрывают и всё, что они могут — это самоубийственный контрудар (итог которого, как следует из названия — гибель и поражение).

— Значит, тебе понравился стих. Я тебя обманула. Эти строки написала сама.
— Ничего страшного. Мне больше нравится, когда в женщине есть толика загадочности.

Знаете, как это звучит? Ничего страшного, что ты пишешь стихи.

Непокорный Полковник, не смотря на все свои попытки контратаковать, был обречен на поражение. В Центре решили не применять оружие массового поражения. Победа была уже предрешена.

они хотели применить оружие массового поражения, потому что не могли победить иначе
а потом решили не применять
и это предрешило победу
что тут происходит вообще?!

Переговорщика похоронили в одной братской могиле вместе с убитыми Полковником членами гражданского правительства и дезертирами, которые пытались остановить кровопролитие.

в братской могиле хоронят тех, кого не могут опознать. зачем там хоронить Переговорщика и членов правительства?

Местные беженцы посадили саженцы весенних цветов над захоронением. Зная, что однажды они расцветут на безжизненной планете-пустыне.

да ладно?! с чего они это взяли?

В сухом остатке: Переговорщик понял, что его пытаются вызвать, но сообщения не доходят, и вместо того, чтобы вернуться туда, где сеть есть, и получить сообщение, пошёл один, пешком, через пустыню в осаждённый город, где его казнили. Переговорщик сделал глупость и погиб. На ход войны это не повлияло.
Мало того, проблемы вообще никакой не было. Переговоры можно было не вести. Противник итак проигрывал. Оружие массового поражения можно было не использовать.

При этом я не могу назвать историю бездарной. В ней есть очень поэтичные моменты и красивые параллели. Она могла бы быть очень трогательной и душевной.
На фоне группы она не так плоха (потому, наверное, я и пишу эту длинную портянку).
Автору нужно набивать руку, учить матчасть, чтобы не было логических косяков в истории, и однажды всё будет.
13:57 (отредактировано)
Я являюсь автором данного рассказа. И вначале бы хотел поблагодарить Вас за такой подробный отзыв.
Мне не хочется отвечать на ряд критических замечаний, так как к сожалению — Вы абсолютно не поняли весь рассказ.
Мой рассказ, эта история о воинском долге и чести. О том, что Переговорщик и мятежный полковник — они солдаты, которые до конца исполняют свой воинский долг. Даже несмотря на то, что все они обречены на смерть.
Есть люди с другой ментальностью, которые никогда не захотят жить в угоду своих и чужих низких желаний. Такие личности никогда не отступят. И все персонажи являются именно такими людьми. Не героями и не злодеями. Каждый из них защищает свою правду и идет до конца.
Вы упрекнули в каких-то упущения в диалогах между персонажами. Вообще-то так разговаривают настоящие мужчины и солдаты. Даже если они стреляют друг в друга — они никогда не будут поливать кого-то грязью.
Рассказ абсолютно логичен и имеет более глубокий смысл, который можно понять, если сам пройдешь через многие тяжелые вещи в нашей непростой жизни. Рассказ не пытается кого-то оправдать, а повествует о забытых в нынешний век понятиях — чести, долге, достоинстве.
Загрузка...
Аня Долгова